Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2012 N 15АП-13658/2011 по делу N А32-22935/2003

По требованию об отмене определения об отказе в удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего.

 

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 13 февраля 2012 г. N 15АП-13658/2011
Дело N А32-22935/2003

Резолютивная часть постановления объявлена 09 февраля 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 февраля 2012 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Винокур И.Г.

судей А.Н. Герасименко, Н.В. Шимбаревой

при ведении протокола судебного заседания Хашукаевой А.Л.

при участии:

от ЗАО «Ривагро»: Сухоницкая А.В., представитель по доверенности от 05.12.2011

от УФНС по КК: Лантухова Т.Н., представитель по доверенности от 31.08.2011

от ООО «Прогресс»: Мирзоян О.В., представитель по доверенности от 01.12.2011

от конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» Журавлева Д.С.: Чекиря Л.Н., представитель по доверенности от 06.09.2011; конкурсный управляющий ГППР «Краснооктябрьский» Журавлев Д.С., лично

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ЗАО «Ривагро»

на определение Арбитражного суда Краснодарского края

от 31.10.2011 по делу N А32-22935/2003 об отказе в удовлетворении жалобы на действия конкурсного управляющего Журавлева Д.С.

по заявлению ЗАО «Ривагро»

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ГППР «Краснооктябрьский»

принятое в составе судьи Хитенковой Е.М., Черного Н.В., Языкова Е.Б.

установил:

ЗАО «РИВАГРО» (конкурсный кредитор) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с жалобой на действия конкурсного управляющего Журавлева Д.С., требуя отстранить его от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский».

Жалоба конкурсного кредитора, с учетом дополнений к ней, мотивирована следующим. Конкурсный управляющий Журавлев Д.С. в одностороннем порядке расторг договор ответственного хранения имущества должника, заключенный между ЗАО «РИВАГРО» и ГППР «Краснооктябрьский» 07.07.2006 г.; совершил действия по изъятию имущества, находящегося на ответственном хранении, в результате чего воспрепятствовал исполнению конкурсным кредитором договора аренды имущества N 3 от 07.07.2006 г., заключенного с должником и фактически прекратил действие указанного договора; заключил без согласия собрания кредиторов новый договор хранения с другим юридическим лицом на неблагоприятных для должника и его конкурсных кредиторов условиях; произвел отключение электроэнергии на объектах недвижимости, переданных должником ЗАО «РИВАГРО» по договору аренды от 07.07.2006 г., в результате чего создал невозможность для конкурсного кредитора владеть и пользоваться имуществом, находящемся у него на законных основаниях.

Определением суда от 31.10.2011 г. жалоба ЗАО «РИВАГРО» оставлена без удовлетворения. Судебный акт мотивирован следующим. Действия конкурсного управляющего Журавлева Д.С. соответствуют нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве), права конкурсного кредитора не нарушены, законные основания для отстранения арбитражного управляющего Журавлева Д.С, от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» отсутствуют. Суд указал, что, расторгнув в одностороннем порядке договор ответственного хранения с ЗАО «РИВАГРО», конкурсный управляющий действовал в соответствии с гражданским законодательством, кроме того, его действия имели своей направленностью уменьшение затрат должника на хранение имущества. Совершение управляющим действий по изъятию имущества, находящегося у кредитора по договору аренды, равно как и действий, направленных на фактическое воспрепятствование исполнению кредитором договора аренды, не доказано. Заключив договор ответственного хранения имущества должника с другим юридическим лицом, конкурсный управляющий не вышел за пределы предоставленных ему законодательством о банкротстве полномочий. Суд не принял довод кредитора о заключении нового договора хранения на невыгодных для должника и его конкурсных кредиторов условиях, как необоснованный и неподтвержденный документально и указал на тот факт, что в рамках данного спора ЗАО «РИВАГРО» фактически осуществляет защиту своих интересов как контрагента должника, а не как его конкурсного кредитора. Уточнение требований ЗАО «РИВАГРО» о признании незаконными действий конкурсного управляющего, выразившихся в отключении электроэнергии на объектах, находящихся в аренде у кредитора, суд не принял к рассмотрению, поскольку указанные действия были совершены управляющим после обращения кредитора в суд с жалобой.

Не согласившись с определением суда первой инстанции, ЗАО «РИВАГРО» обжаловало его в суд апелляционной инстанции в порядке, определенном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В апелляционной жалобе конкурсный кредитор просит определение суда от 31.10.2010 г. отменить и принять по делу новый судебный акт, которым признать действия арбитражного управляющего Журавлева Д.С. незаконными и отстранить его от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский». Податель жалобы полагает, что суд неправомерно не оценил и не сделал выводов относительно действий конкурсного управляющего, направленных на воспрепятствование конкурсному кредитору во владении и пользовании арендованным имуществом и фактическое прекращение действия договора аренды. Также суд не оценил действия конкурсного управляющего по заключению нового договора хранения на невыгодных для должника и его конкурсных кредиторов условиях. Вывод суда о том, что новый договор хранения имущества заключен конкурсным управляющим в рамках предоставленных ему законодательством полномочий, согласие собрания кредиторов не требуется, является неправильным. Кроме того, податель жалобы указывает на то, что, заключив новый договор хранения имущества, конкурсный управляющий не прекратил действие договора ответственного хранения, заключенного с ЗАО «РИВАГРО», что неправомерно.

В дополнении к апелляционной жалобе конкурсный кредитор ЗАО «РИВАГРО» просил суд апелляционной инстанции проверить соответствие действий конкурсного управляющего Журавлева Д.С. по прекращению договора хранения с ЗАО «РИВАГРО» нормам ГК РФ; а также признать незаконными действия управляющего по заключению договора ответственного хранения с ООО «Дядьковское» с фактической передачей по акту от 09.09.2011 г. имущества, ранее переданного по акту приема-передачи от 07.07.2006 г. ЗАО «РИВАГРО» в соответствии с договором ответственного хранения от 07.07.2006 г.; по одобрению заключения договора на оказание охранных услуг N 102 от 07.09.2011 г. между ООО «Дядьковское» и ООО охранная организация «Альфа-Юг».

В отзыве на апелляционную жалобу конкурсный управляющий Журавлев Д.С. просит определение суда от 31.10.2011 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ЗАО «РИВАГРО» без удовлетворения. Считает свои действия, обжалуемые конкурсным кредитором, соответствующими нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве). Полагает, что основания для его отстранения от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» отсутствуют. В дополнениях к отзыву конкурсный управляющий ссылается на неправомерное предъявление ЗАО «РИВАГРО» в суд апелляционной инстанции новых требований, которые не были предметом рассмотрения суда первой инстанции. Кроме того, конкурсный управляющий указывает на то, что довод кредитора об изъятии у него имущества, находящегося в аренде, в частности здания центральной конторы, которое является предметом двух договоров (хранения и аренды) опровергается его же заявлением о том, что до настоящего времени конкурсный управляющий не принял имущество из договора ответственного хранения, ЗАО «РИВАГРО» как контрагент уклоняется от подписания актов приема-передачи. Конкурсный управляющий указывает на злоупотребление ЗАО «РИВАГРО» гражданскими правами, с учетом нахождения кредитора в преимущественном по сравнению с другими конкурсными кредиторами положении.

В отзыве на апелляционную жалобу уполномоченный орган считает определение суда от 31.10.2011 г. законным и обоснованным, апелляционную жалобу ЗАО «РИВАГРО» — не подлежащей удовлетворению. Полагает, что заключение конкурсным управляющим нового договора хранения имущества должника не влечет нарушение прав и законных интересов конкурсных кредиторов.

Кредитор ООО «Прогресс» считает определение суда от 31.10.2011 г. законным и обоснованным, апелляционную жалобу ЗАО «РИВАГРО» — не подлежащей удовлетворению.

В судебном заседании суд вынес протокольное определение об объявлении перерыва до 09.02.2012 г. до 17 час. 00 мин. Суд разместил на своем официальном сайте в сети Интернет информацию о времени и месте продолжения судебного заседания 09.02.2012 г. в 17 час. 00 мин. (публичное объявление о перерыве и продолжении судебного заседания). В определении о принятии апелляционной жалобы к производству указана возможность получения информации о движении дела на официальном сайте суда в сети Интернет по соответствующему веб-адресу. После перерыва судебное заседание продолжено 09.02.2012 г.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением суда от 05.07.2004 ГППР «Краснооктябрьский» признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим утверждена Ростовцева О.В.

Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 15.06.2011 Ростовцева О.В. отстранена от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский».

Конкурсным управляющим утвержден Журавлев Д.С. на основании определения суда от 25.07.2011.

Конкурсный кредитор должника — ЗАО «РИВАГРО» в порядке статьи 60 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) (далее — Закон о банкротстве) обратился в арбитражный суд первой инстанции с жалобой на действия конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский», просило признать его действия незаконными и отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника.

Из жалобы следует, что предметом требований является признание незаконными следующих действий конкурсного управляющего Журавлева Д.С.: по расторжению договора ответственного хранения имущества от 07.07.2006 г., заключенного между ЗАО «РИВАГРО» и ГППР «Краснооктябрьский»; по фактическому прекращению действия договора аренды имущества N 3 от 07.07.2006 г., заключенного между теми же лицами, путем изъятия имущества из законного владения арендатора посредством опечатывания помещений и преграждения доступа к ним; по заключению договора ответственного хранения имущества от 09.09.2011 г. с ООО «Дядьковское» без согласия собрания кредиторов и на условиях, невыгодных как должнику, так и его конкурсным кредиторам; по отключению электроэнергии на объектах имущества, находящихся в аренде у ЗАО «РИВАГРО».

Суд первой инстанции, отказывая ЗАО «РИВАГРО» в удовлетворении жалобы, руководствовался следующим.

В соответствии со статьей 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 32 Закона о банкротстве дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

С учетом того, что конкурсное производство в отношении должника введено до вступления в силу Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ, применяется Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» до внесения изменения Законом N 296-ФЗ.

Пункт 1 статьи 60 Закона о банкротстве предоставляет кредиторам должника право обратиться в арбитражный суд с жалобой о нарушении их прав и законных интересов.

По смыслу указанной нормы права основанием удовлетворения жалобы на действия арбитражного управляющего является установление арбитражным судом факта несоответствия этих действий законодательству о банкротстве и нарушения такими действиями прав и законных интересов заявителя жалобы, кредиторов должника.

Суд первой инстанции, правомерно отказал в принятии в порядке статьи 49 АПК РФ дополнительно заявленного требования ЗАО «РИВАГРО» о признании незаконными действий конкурсного управляющего Журавлева Д.С., приведших к отключению электроэнергии на имущественных объектах, находящихся во владении ЗАО «РИВАГРО» по договору аренды имущества от 07.07.2011 г., обоснованно указав, что связанные с ним обстоятельства возникли после обращения конкурсного кредитора в арбитражный суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, а процессуальное законодательство не допускает возможность заявления новых требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом первой инстанции, 07.07.2006 года между ГППР «Краснооктябрьский» (поклажедатель) в лице конкурсного управляющего Ростовцевой О.В. и ЗАО «Ривагро» (хранитель) заключен договор ответственного хранения имущества, согласно условиям которого хранитель принял на себя обязательства хранить основные производственные фонды должника, используемые для выращивания сельскохозяйственной продукции (объекты недвижимости) и водохозяйственное сооружение — рисовую оросительную систему, принадлежащие поклажедателю, и возвратить это имущество в сохранности, а поклажедатель обязался возмещать хранителю расходы на хранение в размере 300 000 руб. ежемесячно (п. 4.2 договора). Представленным в материалы дела актом приема-передачи имущества от 07.07.2006 подтверждается факт передачи согласованного имущества на хранение, что свидетельствует об исполнении договора. Заключение указанного договора было согласовано с собранием кредиторов от 07.07.2006 г.

07.07.2006 г. между ЗАО «РИВАГРО» и ГППР «Краснооктябрьский», в лице конкурсного управляющего Ростовцевой О.В., в целях обеспечения сохранности и надлежащего хозяйственного использования имущественного комплекса, находящегося в хозяйственном ведении должника, расположенного в поселке Красный Октябрь Курчанского сельского поселения Темрюкского района Краснодарского края, заключен договор аренды имущества N 3. Из пункта 1.2 договора следует, что имущество передается в аренду ЗАО «РИВАГРО» для самостоятельного осуществления сельскохозяйственного производства. Одновременно с передачей арендатору прав владения и пользования зданиями и сооружениями по договору аренды, ему передаются права на земельные участки, на которых расположены соответствующие здания и сооружения, а также прилегающие к зданиям и сооружениям земельные участки, необходимые для осуществления сельскохозяйственного производства. Заключение названного договора также согласовано собранием кредиторов от 07.07.2006 г.

08.09.2011 г. конкурсный управляющий Журавлев Д.С. направил в адрес ЗАО «РИВАГРО» требование о возврате имущества, переданного на хранение, в котором также уведомил хранителя о том, что с момента направления настоящего требования прекращается действие договора ответственного хранения имущества от 07.07.2006 г. (т. 35, л.д. 85 — 87).

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о правомерности действий конкурсного управляющего по расторжению договора ответственного хранения от 07.07.2006 г. ввиду следующего.

Согласно пункту 1 статьи 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий должника обязан принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника, а также меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Из пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве следует, что конкурсный управляющий вправе распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

Поскольку между ЗАО «РИВАГРО» и ГППР «Краснооктябрьский» существовали отношения по хранению имущества (договор ответственного хранения от 07.07.2006), к требованиям конкурсного управляющего о возврате имущества подлежат применению правила главы 47 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. Хранитель обязан хранить вещь в течение обусловленного договором хранения срока (пункт 1 статьи 889 ГК РФ).

В силу статьи 904 Гражданского кодекса Российской Федерации хранитель обязан по первому требованию поклажедателя возвратить принятую на хранение вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился. Указанная норма не содержит каких-либо дополнительных условий, при наличии которых наступает обязанность хранителя возвратить предмет договора хранения, кроме как уведомление поклажедателя о возврате имущества.

Суд первой инстанции правильно установил, что, действуя в пределах полномочий, установленных ст. 129 Закона о банкротстве и в соответствии с положениями статьи 904 Гражданского кодекса Российской Федерации, конкурсный управляющий правомерно направил в адрес поклажедателя — ЗАО «РИВАГРО» уведомление о необходимости возврата имущества из ответственного хранения.

Суд первой инстанции верно указал, что Закон о банкротстве не регламентирует, в каком порядке конкурсным управляющим должны проводиться мероприятия по обеспечению сохранности имущества должника, равно как и не устанавливает обязанность конкурсного управляющего согласовывать вопросы расторжения договоров ответственного хранения, либо аренды с кредиторами.

Кроме того, судебная коллегия учитывает, что расторгая договор ответственного хранения с ЗАО «РИВАГРО», конкурсный управляющий действовал в интересах должника и его конкурсных кредиторов ввиду следующего.

07.07.2006 г. ГППР «Краснооктябрьский» (должник), находясь в процедуре банкротства — конкурсное производство, заключает с ЗАО «РИВАГРО», являющемся конкурсным кредитором должника, договор аренды имущества, в соответствии с которым передает во владение и пользование коммерческой организации для целей осуществления предпринимательской деятельности практически все свое имущество, в том числе, производственные мощности и объекты недвижимости за 70 000 руб. в месяц. В этот же день оставшееся имущество передается ЗАО «РИВАГРО» на ответственное хранение с оплатой услуг хранителя в размере 300 000 руб. в месяц. Таким образом, один из конкурсных кредиторов должника получает для целей предпринимательской деятельности имущество должника, извлекает из него доход, уплачивая должнику — банкроту символическую плату. Одновременно, указанный конкурсный кредитор получает доход от оказания банкроту услуг по хранению имущества, входящего в конкурсную массу за плату в 4 раза превышающую стоимость аренды активов должника. Таким образом, должник, находясь в конкурсном производстве, целями которого является пропорциональное удовлетворение требований кредиторов, за счет денежных средств, поступающих в конкурсную массу от аренды имущества, оплачивает кредитору стоимость хранения своего имущества в четыре раза превышающую доход от сдачи имущества в аренду. В результате указанных сделок происходит постоянное наращивание текущей задолженности должника перед одним из конкурсных кредиторов — ЗАО «РИВАГРО» и, следовательно, уменьшение конкурсной массы должника. Из материалов дела следует, что ЗАО «РИВАГРО» за период с 07.07.2006 г. по 31.12.2009 г. требует взыскания с должника задолженности по оплате услуг хранения в сумме 12 600 000 руб., и 1 865 062 руб. 50 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 11.10.2006 г. по 04.02.2010 г. (т. 38, л.д. 19 дело N А32-48697/2009). Между тем, судебной коллегией установлено, что ГППР «Краснооктябрьский» с момента признания его банкротом (2004 год) не осуществляет производственной деятельности. Таким образом, имущество должника служит цели получения прибыли одного из конкурсных кредиторов — ЗАО «РИВАГРО», а также образованию у него текущей дебиторской задолженности по отношению к должнику, что ставит ЗАО «РИВАГРО» в преимущественное положение по сравнению с другими конкурсными кредиторами, в связи с чем не может не нарушать их прав и законных финансовых интересов, в частности получить удовлетворение своих требований за счет продажи имущества должника, включенного в конкурсную массу.

Кроме того, судебной коллегией установлено, что часть имущества, в частности здание центральной конторы, расположенной в п. Красный Октябрь, ул. Центральная, 18, является одновременно объектом двух договоров, заключенных между должником и ЗАО «РИВАГРО»: договора аренды имущества N 3 от 07.07.2006 г. и договора ответственного хранения имущества от 07.07.2006 г. Данный факт подтверждается актами приема-передачи имущества по договору аренды и договору ответственного хранения, а также инвентарными описями, имеющимися в материалах дела. Вопреки нормам гражданского законодательства, регулирующими правоотношения по аренде имущества, условиям названного договора аренды, согласно которому арендатор (ЗАО «РИВАГРО») обязан обеспечить сохранность имущества, переданного ему по договору аренды, использовать его в соответствии с целевым назначением и уплачивать за это арендную плату, конкурсный кредитор использует это имущество в своих производственных целях, направленных на получение прибыли и одновременно получает плату от должника за ответственное хранение указанного имущества.

На этом основании, а также учитывая стоимость аренды и услуг по ответственному хранению, судебная коллегия приходит к выводу, что зданием центральной конторы, принадлежащей должнику, конкурсный кредитор владеет и пользуется безвозмездно, при этом получая доход за ответственное хранение имущества, сохранность которого он обязан обеспечить в соответствии с нормами гражданского законодательства и условиями договора аренды. Кроме того, сам факт передачи имущества в аренду на таких условиях, противоречит целям конкурсного производства, поскольку приводит к ухудшению состояния имущества, и, как следствие — уменьшению его стоимости и ущемлению интересов кредиторов.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что заключение и исполнение договоров аренды имущества и ответственного хранения имущества с ЗАО «РИВАГРО» не соответствует целям конкурсного производства, поскольку не способствует формированию конкурсной массы должника, а напротив, ведет к ее уменьшению за счет удовлетворения финансовых интересов одного из конкурсных кредиторов.

Довод ЗАО «РИВАГРО» о том, что заключение указанных договоров согласовано собранием кредиторов от 07.07.2006 г., судебной коллегией не принимается ввиду того, что с 2006 года размер арендной платы сторонами не пересматривался с учетом процессов инфляции и в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства соответствия существующего размера арендной платы реальной рыночной стоимости права аренды на 2011 г. и на момент рассмотрения апелляционной жалобы, а также первичные документы, подтверждающие размер затрат хранителя на ответственное хранение переданного ему имущества. Из материалов дела следует, что в настоящее время конкурсным управляющим договор аренды имущества от 07.07.2011 г. оспаривается в судебном порядке: к производству Арбитражного суда Краснодарского края принято исковое заявление о признании указанного договора недействительным/незаключенным (дело N А32-36739/2011). Установленный в договоре ответственного хранения от 07.07.2006 г. размер затрат на хранение в сумме 300 000 руб. в месяц ничем не обоснован и не подтвержден никакими документами.

При таких обстоятельствах, действия конкурсного управляющего Журавлева Д.С., выразившиеся в расторжении договора ответственного хранения имущества от 07.07.2006 г., заключенного с ЗАО «РИВАГРО», оцениваются судебной коллегией не только как не противоречащие нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве), но и как соответствующие целям конкурсного производства, направленными на сохранение конкурсной массы должника, путем снижения текущих расходов, и способствующие ликвидации сложившейся неправомерной ситуации, в которой один из конкурсных кредиторов находится в преимущественном положении по сравнению с другими конкурсными кредиторами, что не может не нарушать их прав и законных интересов в деле о банкротстве. Следовательно, обжалуемое определение суда первой инстанции в указанной части является законным и обоснованным.

Из материалов дела следует, что конкурсный управляющий Журавлев Д.С. от 09.09.2011 г. заключил с ООО «Дядьковское» договор ответственного хранения имущества, ранее находящегося на ответственном хранении у ЗАО «РИВАГРО» по договору от 07.07.2006 г. По акту приема-передачи от 09.09.2011 г. имущество согласно перечню передано ООО «Дядьковское».

Податель жалобы ссылается на то, что названный договор, в нарушение норм законодательства о банкротстве, заключен без согласия собрания кредиторов на невыгодных для должника и его конкурсных кредиторов условиях.

Исследовав обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что заключая договор ответственного хранения имущества от 09.09.2011 г. с ООО «Дядьковское», конкурсный управляющий Журавлев Д.С. действовал в пределах полномочий, предоставленных ему Законом о банкротстве, принимая меры по обеспечению сохранности имущества должника. Указанная сделка не является сделкой по отчуждению имущества должника, а заключена с целью обеспечения сохранности имущества должника, в связи с чем, согласие собрания кредиторов должника не требовалось. Таким образом, в данной части конкурсный управляющий не допустил нарушения норм Закона о банкротстве.

Между тем, судом первой инстанции не дана оценка доводам ЗАО «РИВАГРО» о том, что договор ответственного хранения с ООО «Дядьковское» заключен на невыгодных для должника и его конкурсных кредиторов условиях.

Исследовав обстоятельства дела, оценив доказательства, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со статьей 2 Закона о банкротстве конкурсное производство — процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

В силу пункта 6 статьи 24 Закона о банкротстве при проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.

Таким образом, осуществляя полномочия руководителя должника, конкурсный управляющий ограничен Законом о банкротстве и должен действовать в соответствии с задачами конкурсного производства, целью которого является соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Учитывая изложенное, при разрешении вопроса о правомерности действий конкурсного управляющего по заключению договора ответственного хранения имущества, необходимо было исследовать и оценить обстоятельства, связанные с соответствием или несоответствием действий конкурсного управляющего целям конкурсного производства, имелись ли при заключении договора гарантии сохранности имущества и не повлечет ли использование этого имущества причинения убытков кредиторам.

Судебной коллегией установлено следующее. Из пункта 3.5 договора ответственного хранения от 09.09.2011 г., заключенного с ООО «Дядьковское», следует, что ответственный хранитель вправе пользоваться переданным на хранение имуществом, при условии использования этого имущества по назначению. Плоды и доходы, полученные от хранения имущества, являются собственностью ответственного хранителя. В соответствии с пунктом 3.7 поклажедатель по истечении срока договора обязан возместить фактически понесенные ответственным хранителем расходы, связанные с хранением имущества.

Исследовав и оценив вышеназванные условия договора ответственного хранения имущества от 09.09.2011 г., заключенного должником с ООО «Дядьковское», с учетом целей конкурсного производства, судебная коллегия пришла к выводу о том, что включение в договор вышеизложенных условий не соответствует интересам должника и его кредиторов ввиду того, что факт безвозмездного использования имущества должника в целях предпринимательской деятельности третьим лицом не способствует формированию (увеличению) конкурсной массы должника в целях наиболее полного удовлетворения требований кредиторов за счет продажи имущества, входящего в конкурсную массу. Условие об обязанности должника возместить хранителю затраты на хранение имущества при невозможности на стадии заключения договора определить размер этих затрат, может повлечь возникновение у должника необоснованно завышенных расходов, что в свою очередь также не способствует сохранению конкурсной массы и не соответствует целям конкурсного производства, нарушает права и законные интересы кредиторов должника.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что действия по включению конкурсным управляющим ГППР «Краснооктябрьский» Журавлевым Д.С. в договор ответственного хранения имущества от 09.09.2011 г. ООО «Дядьковское» вышеназванных условий, не соответствует требованиям законодательства о несостоятельности (банкротстве), поскольку нарушают права кредиторов должника на наиболее полное удовлетворения своих требований за счет конкурсной массы должника. При таких обстоятельствах, определение суда первой инстанции от 31.10.2011 г. в указанной части подлежит отмене, а действия конкурсного управляющего Журавлева Д.С., выразившиеся в заключении договора ответственного хранения от 09.09.2011 г. с ООО «Дядьковское» на условиях, согласно которым хранитель вправе пользоваться переданным на хранение имуществом при условии использования этого имущества по назначению, присваивать в свою собственность плоды и доходы, полученные в результате хранения имущества, а поклажедатель обязан возместить хранителю фактически понесенные расходы, связанные с хранением имущества, без определения их цены или способа ее расчета, признанию незаконными, как не соответствующие пункту 6 статьи 24 Закона о банкротстве.

Между тем, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отстранения арбитражного управляющего Журавлева Д.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» ввиду следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 145 Закона о банкротстве конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов. В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявитель должен доказать наличие следующих обстоятельств: факт неисполнения или ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей; нарушение прав (законных интересов) заявителя и возможное причинение убытков должнику либо его кредиторам; причинно-следственную связь между первым и вторым обстоятельствами.

Судебной коллегией установлено, что договор ответственного хранения имущества от 09.09.2011 г., заключенный конкурсным управляющим Журавлевым Д.С. с ООО «Дядьковское» расторгнут, вместо него с этим же юридическим лицом заключен договор ответственного хранения имущества от 19.12.2011 г. и дополнительное соглашение к нему от 15.01.2012 г. Из условий названных договора и дополнительного соглашения следует, что хранителю не предоставлено право использовать в своей деятельности имущество, переданное ему на ответственное хранение, а обязанность поклажедателя возместить хранителю расходы на хранение ограничена установленным размером — 100 000 руб. ежемесячно. При таких обстоятельствах, договор ответственного хранения от 19.12.2011 г. с учетом дополнительного соглашения от 15.01.2012 г. не нарушает прав и законных интересов должника и кредиторов, в сравнении с ранее действовавшим договором ответственного хранения от 07.07.2006 г., договор заключен на более выгодных для должника условиях в целях исполнения возложенной на конкурсного управляющего Законом о банкротстве обязанности по обеспечению сохранности имущества должника. Возможное причинение убытков должнику либо его кредиторам подателем жалобы не доказано. Следовательно, законные основания для отстранения арбитражного управляющего Журавлева Д.С. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» отсутствуют.

Довод подателя жалобы о том, что конкурсный управляющий Журавлев Д.С. не возвратив имущество из ответственного хранения ЗАО «РИВАГРО» (акты приема-передачи отсутствуют), передал его по актам приема-передачи ООО «Дядьковское», судебной коллегией отклоняется как не имеющий правового значения для разрешения настоящего спора, поскольку материалами дела подтверждается и не оспаривается подателем жалобы, что ООО «Дядьковское» не приступило к использованию имущества, переданного обществу на ответственное хранение; до настоящего времени спорное имущество находится во владении и пользовании ЗАО «РИВАГРО». Данный факт также подтверждается имеющейся в материалах дела перепиской между конкурсным управляющим Журавлевым Д.С. и ЗАО «РИВАГРО», из которой следует, что кредитор неоднократно обращался к управляющему с предложением оформить возврат имущества из ответственного хранения. Между тем, до настоящего времени имущество не возвращено, акты приема-передачи не подписаны в связи с тем, что между кредитором и управляющим имеются разногласия по вопросу взаиморасчетов сторон по договору ответственного хранения.

Податель жалобы ссылается на то, что после направления в адрес ЗАО «РИВАГРО» уведомления о возврате имущества, находящегося на ответственном хранении по договору от 07.07.2006 г., конкурсный управляющий совершил действия, направленные на возврат имущества, переданного на ответственное хранение, путем опломбирования и опечатывания имущественных объектов. В результате указанных действий, по мнению конкурсного кредитора, было опечатано имущество, находящееся у ЗАО «РИВАГРО» по договору аренды N 3 от 07.07.2006 г., в частности здание центральной конторы, расположенной в п. Красный октябрь, ул. Центральная, 18 и фактически прекращен договор аренды имущества N 3 от 07.07.2006 г. по причине невозможности использования ЗАО «РИВАГРО» арендованного имущества ввиду его опечатывания.

Исследовав обстоятельства дела и оценив имеющиеся в деле доказательства, судебная коллегия считает преждевременными доводы кредитора о воспрепятствовании конкурсным управляющим владению и пользованию ЗАО «РИВАГРО» арендованным имуществом. Так, из материалов дела следует, что по данному факту 09.09.2011 г. ЗАО «РИВАГРО» обратилось в отдел МВД России по Темрюкскому району с заявлением о проведении законности действий конкурсного управляющего Журавлева Д.С. при опечатывании помещений центральной конторы, расположенной на ул. Центральной, 18. В ходе проверки было установлено, что в действиях конкурсного управляющего отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ — самоуправство. Постановлением и.о. дознавателя участкового уполномоченного полиции отдела МВД России по Темрюкскому району старшего лейтенанта полиции Краснюк М.П. от 09.10.2011 г. в возбуждении уголовного дела в отношении конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» Журавлева Д.С. отказано. 14.10.2011 г. ЗАО «РИВАГРО» обратилось с жалобой на указанное постановление в прокуратуру Темрюкского района Краснодарского края. Постановлением заместителя прокурора Темрюкского района Артеменко А.В. в удовлетворении жалобы отказано. Генеральный директор ЗАО «РИВАГРО» Арсатов В.М, обратился в суд с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ. Постановлением Темрюкского районного суда Краснодарского края от 10.01.12 г. не вступившим в законную силу жалоба удовлетворена, суд признал, что проверка по заявлению ЗАО «РИВАГРО» проведена неполно и не всесторонне. Суд обязал прокурора Темрюкского района устранить допущенные нарушения.

На основании вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что уголовно-правовые мероприятия по факту проверки законности действий Журавлева Д.С. по опечатыванию и опломбированию имущества не завершены. Конкурсным управляющим Журавлевым Д.С. подана кассационная жалоба на постановление Темрюкского районного суда Краснодарского края от 10.01.2012 г.

Учитывая, что отношения между ЗАО «РИВАГРО» и конкурсным управляющим Журавлевым Д.С. по вышеизложенному факту находятся в уголовно-правовом поле, до принятия окончательного акта по уголовному делу арбитражный суд не вправе делать выводы о законности либо незаконности данных действий арбитражного управляющего Журавлева Д.С.

Новые требования ЗАО «РИВАГРО», изложенные в дополнении к апелляционной жалобе о проверке законности действий конкурсного управляющего Журавлева Д.С. по прекращению договора хранения с ЗАО «РИВАГРО» на предмет соответствия нормам ГК РФ; а также проверке законности действий конкурсного управляющего по одобрению заключения договора на оказание охранных услуг N 102 от 07.09.2011 г. между ООО «Дядьковское» и ООО охранная организация «Альфа-Юг» судебной коллегией не принимаются и не рассматриваются в соответствии с ч. 3 ст. 257 Арбитражного процессуального кодекса, согласно которым в апелляционной жалобе не могут быть заявлены новые требования, которые не были предметом рассмотрения в арбитражном суде первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

определение Арбитражного суда Краснодарского края от 31.11.2011 г. по делу N А32-22995/2003 отменить в части.

Признать незаконными действия конкурсного управляющего ГППР «Краснооктябрьский» Журавлева Дмитрия Сергеевича, выразившиеся во включении в договор ответственного хранения от 09.09.2011 г. с ООО «Дядьковское» условий, согласно которых хранитель вправе пользоваться переданным на хранение имуществом при условии использования этого имущества по назначению, присваивать в свою собственность плоды и доходы, полученные в результате хранения имущества, а поклажедатель обязан возместить хранителю фактически понесенные расходы, связанные с хранением имущества, без определения их цены или способа ее расчета.

В остальной части определение суда оставить без изменения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий И.Г.ВИНОКУР
Судьи А.Н.ГЕРАСИМЕНКО, Н.В.ШИМБАРЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code