ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 14 августа 2013 г. N 15АП-7543/2013 Дело N А53-30107/2012

ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 августа 2013 г. N 15АП-7543/2013

Дело N А53-30107/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 07 августа 2013 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 августа 2013 года.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Пономаревой И.В.

судей Барановой Ю.И., Величко М.Г.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жабской А.Л.

при участии:

от ООО «Концепт»: Грицихин Я.В., паспорт, по доверенности от 01.08.2013;

от Главного управления МВД России по Ростовской области: не явился, извещено;

от Министерства внутренних дел Российской Федерации: не явился, извещено;

от Управления Федерального казначейства по Ростовской области: не явился, извещено

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Концепт»

на решение Арбитражного суда Ростовской области от 09 апреля 2013 года по делу N А53-30107/2012

по иску: общества с ограниченной ответственностью «Концепт»

к ответчикам:

— Главному управлению МВД России по Ростовской области,

— Министерству внутренних дел Российской Федерации

при участии третьего лица: Управления Федерального казначейства по Ростовской области

о взыскании убытков,

принятое в составе судьи Бондарчук Е.В.,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Концепт» (далее — истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к Главному управлению Министерства внутренних дел России по Ростовской области (далее — управление) о взыскании убытков в виде упущенной выгоды в размере 609 625 руб. 90 коп.

Определением от 07 декабря 2012 г. к участию в деле в качестве соответчика привлечено Министерство внутренних дел Российской Федерации, и в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федерального казначейства по Ростовской области.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 09 апреля 2013 г. в удовлетворении иска отказано. Суд первой инстанции исходил из того, что истец не доказал размер убытков.

Не согласившись с данным судебным актом, общество с ограниченной ответственностью «Концепт» обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ, и просило решение суда первой инстанции отменить, исковые требования удовлетворить в полном объеме.

В обоснование апелляционной жалобы заявитель приводит доводы о том, что истец доказал наличие всех элементов убытков. Вступившим в законную силу судебным актом признаны незаконными действия должностных лиц ответчиков. В связи с незаконным изъятием оборудования истец был лишен возможности осуществлять предпринимательскую деятельность по адресу: г. Ростов-на-Дону, пр. Ворошиловский, 19А, чем обществу причинены убытки в виде упущенной выгоды в размере 609 625 руб. 90 коп. Представленный в материалы дела расчет упущенной выгоды лица, участвующие в деле не оспорили, претензий к нему не предъявляли. Вывод суда о том, что истец не доказал факт изъятия всего оборудования, которое использовалось в предпринимательской деятельности опровергается представленными в материалы дела доказательствами, в том числе протоколом осмотра места происшествия от 16.04.2012 г.

В судебном заседании представитель общества с ограниченной ответственностью «Концепт» поддержал доводы апелляционной жалобы в полном объеме, просил решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт.

В судебное заседание Главное управление МВД России по Ростовской области, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Управление Федерального казначейства по Ростовской области, надлежащим образом уведомленные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку представителя не обеспечили.

В связи с изложенным апелляционная жалоба рассматривается в отсутствие Главного управления МВД России по Ростовской области, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Управления Федерального казначейства по Ростовской области в порядке, предусмотренном статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя истца, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба подлежит удовлетворению частично по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, общество с ограниченной ответственностью «Концепт» зарегистрировано Межрайонной Инспекцией ФНС России N 23 по Ростовской области 08.07.2011 (ОГРН 1116193003497) и состоит на налоговом учете в регистрирующем органе с 08.07.2011 г. (ИНН 6166079253).

На основании решения единственного участника 25.01.2012 г. общество создало обособленное подразделение находящееся по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 «А». О создании обособленного подразделения общество 05.03.2012 г. в соответствии со ст. ст. 23 и 83 НК Российской Федерации уведомило налоговый орган.

В обособленном подразделении по указанному адресу общество осуществляет деятельность по распространению лотерейных билетов всероссийской негосударственной тиражной лотереи «Бинго-Бум» (далее — лотерея «Бинго-Бум) на основании агентского договора N 38 от 09.09.2011 г. (в редакции дополнительного соглашения от 01.02.2012 г. N 1) заключенного между обществом и организатором лотереи «Бинго-Бум» ООО «Бинго-Бум» и в соответствии с условиями проведения всероссийской негосударственной тиражной лотереи «Бинго-Бум».

ООО «Бинго-Бум» проводит всероссийскую негосударственную тиражную лотерею «Бинго-Бум» на всей территории Российской Федерации на основании разрешения от 08.06.2011 г. N 884, выданного ФНС России, лотерея зарегистрирована в Государственном реестре всероссийских лотерей (государственный регистрационный номер лотереи Н200Т/000980ФНС).

В марте 2012 г. сотрудниками ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону совместно с Прокуратурой Кировского района г. Ростова-на-Дону была проведена проверка деятельности общества. В ходе проверки протоколом осмотра из помещения общества с игрового места был изъят системный блок с надписью «BingoBoom».

По результатам проверки УУП ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону капитаном полиции Мульдияровым С.Ф. 12.03.2012 г. было вынесено Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления, предусмотренного ст. 171 УК Российской Федерации.

11 апреля 2012 дознавателем ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенантом полиции Борисовой А.В. в присутствии представителя общества и понятых повторно произведен осмотр помещений общества по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А.

16 апреля 2012 г. дознавателем ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенантом полиции Борисовой А.В. в присутствии представителя общества и понятых произведен осмотр помещений общества по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А и из помещения общества были изъяты мониторы в количестве 23 шт. и информационные мониторы (телевизоры в количестве 6 шт.), которые общество использует на основании договора аренды оборудования от 20.02.2012.

Общество, посчитав действия дознавателя ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенанта полиции Борисовой А.В., по изъятию у общества имущества незаконными, обратилось в Кировский районный суд г. Ростова-на-Дону с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании действий дознавателя ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону незаконными.

Постановлением Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 27 июня 2012 года действия дознавателя ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенанта полиции Борисовой А.В., выразившиеся в изъятии в помещения общества имущества признаны незаконными.

Имущество, принадлежащее истцу в количестве 23 штук и информационные мониторы (телевизоры) в количестве 6 штук изъятые ОД ОП N 3 Управлением МВД России по г. Ростову-на-Дону 16.04.2012 возвращены в распоряжение истца 26.07.2012.

Предметом рассмотрения по настоящему иску является требование истца о взыскании суммы упущенной выгоды по тем основаниям что, в указанный период времени общество не осуществляло предпринимательскую деятельность по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А, поскольку спорное оборудование было изъято.

Размер упущенной выгоды, отраженной в иске истцом рассчитан исходя из того, что в соответствии с п. 4.2 и 4.4 агентского договора от 09.09.2011 г. N 38 заключенного между агентом в лице ООО «Концепт» и принципалом ООО «Бинго-Бум» истцу полагалось агентское вознаграждение, равное сумме, оставшейся у него от реализации лотерейных билетов после выплаты победителям лотереи выигрышей и перечисления принципалу (ООО «Бинго-Бум») средств в размере 10,4% от выручки от реализации лотерейных билетов.

При расчете суммы упущенной выгоды истцом произведен расчет, из которого следует, что из отчетов истца (агента) за февраль, март, апрель и июль 2012 вознаграждение агента составило 488 908 рублей, или 6 035 рублей 90 копеек за сутки (29 суток в феврале, 31 суток в марте, 16 суток в апреле, 5 суток в июле) и исходя из данных показателей истец произвел расчет суммы упущенной выгоды. Время отсутствия оборудования составило 101 сутки в связи с чем, истец счел, что сумма упущенной выгоды составила 609 625 рублей 90 копеек, вопрос о взыскании которой и является предметом рассмотрения по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении заявленного иска суд первой инстанции исходил из того, что истцом не доказан размер причиненных ему убытков, поскольку представленные истцом в распоряжение суда документы не могут являться надлежащими доказательством (составлены в одностороннем порядке и указанная информация не подтверждена первичными документами). Суд указал, что истцом не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих получение прибыли в указанный период только от использования изъятых игровых автоматов, ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения доходов и расходов истца за спорный период истец не заявил.

Апелляционный суд не может согласиться с выводами суда первой инстанции в силу следующего.

Спорные требования представляют собой требования о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий органов должностных лиц органов государственной власти, в силу чего к спорным правоотношениям подлежит применению глава 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) с учетом закрепленных действующим законодательством особенностей правового режима соответствующего специального деликта, выраженных в статьях 16, 1069 ГК РФ.

ГК РФ среди основных начал гражданского законодательства закрепляет принцип обеспечения восстановления нарушенных прав (статья 1); правовой механизм реализации данного принципа опосредуется различными способами защиты (статья 12), включающими как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так и полное возмещение убытков (статья 15). Статья 16 ГК РФ устанавливает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

По своей юридической природе обязательства, возникающие в силу применения норм гражданско-правового института возмещения вреда, причиненного актами органов власти или их должностных лиц, представляют собой правовую форму реализации гражданско-правовой ответственности, к которой привлекается причинитель вреда. В частности, статья 1069 ГК РФ содержит специальную норму об ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, применение которой предполагает наличие как общих условий деликтной ответственности (противоправность поведения причинителя вреда, вред, причинно-следственная связь между противоправным поведением причинителя вреда и вредом, вина причинителя вреда), так и специальных условий такой ответственности, связанных с особенностями субъекта ответственности и характера его действий.

Противоправность поведения причинителя вреда как элемент гражданско-правового деликта выражается в нарушении объективного права, обусловливающем умаление основанного на его нормах субъективного права потерпевшего. При этом, как следует из выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 года N 9-П правовой позиции, оценка законности действий (бездействия) публичного органа в контексте условия реализация конституционного права на возмещение вреда не может ограничиваться проверкой соблюдения пределов предоставленных органу законом (т.е. формально определенных) полномочий, но включает обоснованность таких действий, т.е. их соответствия конституционным требованиям справедливости, соразмерности и правовой безопасности.

При оценке противоправности действий должностных лиц органов внутренних дел апелляционный суд установил следующее.

Вступившим в законную силу судебным актом (постановлением Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 27 июня 2012 года) действия дознавателя ОД ОП N 3 Управления МВД России по г. Ростову-на-Дону лейтенанта полиции Борисовой А.В., выразившиеся в изъятии в помещения общества имущества в виде 23 мониторов и 6 информационных мониторов (телевизоров) признаны незаконными, руководство ОП N 3 УМВД по г. Ростову-на-Дону обязано устранить допущенные нарушение в установленном законом порядке.

Следовательно, противоправность действий должностных лиц органов внутренних дел подтверждена вступившим в законную силу постановлением Кировского районного суда г. Ростова-на-Дону от 27 июня 2012 года.

Истец в обоснование исковых требований указал, что вследствие названных незаконных действий с 16.04.2012 по 26.07.2012 не имел возможности осуществлять обычную предпринимательскую деятельность в своем обособленном подразделении. В частности, общество сослалось на то, что ООО «Концепт» является агентом по распространению билетов ВНТЛ Бинго-Бум. ООО «Концепт» занимается реализацией лотерейных билетов Бинго-Бум, и выплачивает выигрыши тем участникам лотереи, которых ООО «Бинго-Бум» считает победителями, чьи лотерейные билеты имеют выигрышную комбинацию. Как следует из пояснений истца, для того, чтобы участник лотереи мог приобрести лотерейный билет, активировать лотерейный билет и следить за процессом розыгрыша призового фонда, в арендованном ООО «Концепт» помещении расположено следующее оборудование: 1) оборудование кассира (монитор (изъят 1 шт.), системный блок «Апит» — тонкий клиент, web-камера и термопринтер) — для фиксации продажи лотерейного билета и фиксирования выданного авансового платежа или выигрыша по выигравшему билету; 2) оборудование, размещенное на стене помещения — это ряд телевизоров для трансляции с телеканала Бинго-Бум и показа лототрона и ведущих комментарии во время розыгрыша (изъяты 3 шт.). Во время розыгрыша идут титры с именами участников тиражной комиссии. В этом же ряду находятся телевизоры с изображением выпадающих шаров крупным планом, также находится информация по всем выпавшим шарам этого тура и выигрышам (изъяты 3 шт.); 3) на столах находятся мониторы (изъяты 22 шт.) с изображением того лотерейного билета, который участник лотереи активировал для участия в лотерее. Рядом с монитором находится web-камера, которая фиксирует, не является ли билет поддельным, не является ли билет ранее сыгранным и прочее. Как указывает истец, находясь перед этим монитором, клиент наблюдает за процессом розыгрыша и сличает выпадающие шары с числами на билете. Выпавшие номера зачеркиваются автоматически, что также отображается на мониторе.

Пояснения истца о взаимодействии всех составных частей программно-аппаратного комплекса «Бинго-Бум» подтверждены, в том числе представленным им заключением специалиста Центра независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий от 05.12.2011 N 8579. В подтверждение использования изъятого оборудования при осуществлении предпринимательской деятельности общество представило соответствующие доказательства.

Таким образом, без изъятого оборудования невозможна реализация билетов, наблюдение за ходом розыгрыша призового фонда и участие в розыгрыше призового фонда лотереи.

С учетом изложенного, апелляционный суд считает установленным как факт противоправности действий должностных органов внутренних дел, выразившихся в изъятии у истца спорного оборудования, так и факт нарушения этими действиями прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской деятельности.

В предмет иска входит требование о взыскании убытков в сумме агентского вознаграждения, равное сумме, оставшейся у истца от реализации лотерейных билетов после выплаты победителям лотереи выигрышей и перечисления принципалу (ООО «Бинго-Бум») средств в размере 10,4% от выручки от реализации лотерейных билетов.

По своей правовой природе данное требование представляет собой требование о взыскании упущенной выгоды.

Удовлетворение данного требования обусловлено доказанностью не только противоправности поведения делинквента и его вины, но и размера причиненного вреда и причинно-следственной связи между противоправными действиями и убытками, в том числе их размером.

В качестве доказательств размера упущенной выгоды и причинно-следственной связи истцом представлены договор аренды нежилого помещения от 25.01.2012 г. N 1-ЛТУ-12, который подтверждает наличие у общества помещения для осуществления деятельности; акты приема-передачи лотерейных билетов, подтверждающие наличие у общества лотерейных билетов для реализации; приказ об утверждении штатного расписания от 30.03.2012 г. N 5 и штатное расписание общества, подтверждающие наличие у общества персонала для осуществления деятельности; отчеты агента за период с февраля по сентябрь 2012 г., а также платежные поручения на отчисления организатору лотереи, подтверждающие реальность осуществления деятельности обществом при наличии соответствующего оборудования. Имущество истца в виде 23 мониторов и 6 информационных мониторов (телевизоров) было изъято 16.04.2012 г., а возвращено 26.07.2012 г. Истец определяет размер упущенной выгоды исходя из результатов соответствующей хозяйственной деятельности за период, предшествовавший изъятию оборудования, и период после возвращения оборудования, а именно при расчете суммы упущенной выгоды истцом произведен расчет, из которого следует, что из отчетов истца (агента) за февраль, март, апрель и июль 2012 вознаграждение агента составило 488 908 рублей, или 6 035 рублей 90 копеек за сутки (29 суток в феврале, 31 суток в марте, 16 суток в апреле, 5 суток в июле) и исходя из данных показателей истец произвел расчет суммы упущенной выгоды. Время отсутствия оборудования составило 101 сутки в связи с чем, истец счел, что сумма упущенной выгоды составила 609 625 рублей 90 копеек.

Суд первой инстанции не исследовал и не опроверг представленные доказательства, не мотивировал, почему изъятие спорного оборудования не влечет причинение убытков в виде упущенной выгоды за период простоя.

Вывод суда первой инстанции о том, что обществом не доказан факт изъятия всего оборудования, которое использовалось в предпринимательской деятельности опровергается имеющимися в материалах дела договором аренды оборудования от 20.02.2012 г. с дополнительным соглашением N 1 от 01.04.2012 г. и протоколом осмотра места происшествия от 16.04.2012 г., из которых видно, что из помещения общества было изъято абсолютно все оборудование.

Суд первой инстанции отказал в иске в части требования о взыскании упущенной выгоды по основанию недоказанности размера причиненного вреда, оценив данные доказательства в качестве недостоверных.

При этом суд первой инстанции не принял во внимание правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросу о доказывании убытков, подлежащих возмещению нарушителем субъективного гражданского права, изложенную в постановлении от 6 сентября 2011 года N 2929/11. В соответствии с данной правовой позицией объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданских правоотношений при необоснованном посягательстве на их права. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Как указано выше, в обоснование размера убытков и причинно-следственной связи истец представил в дело договор аренды нежилого помещения от 25.01.2012 г. N 1-ЛТУ-12, который подтверждает наличие у общества помещения для осуществления деятельности; акты приема-передачи лотерейных билетов, подтверждающие наличие у общества лотерейных билетов для реализации; приказ об утверждении штатного расписания от 30.03.2012 г. N 5 и штатное расписание общества, подтверждающие наличие у общества персонала для осуществления деятельности; отчеты агента за период с февраля по сентябрь 2012 г., а также платежные поручения на отчисления организатору лотереи, подтверждающие реальность осуществления деятельности обществом при наличии соответствующего оборудования.

Из статьи 67 АПК РФ следует, что относимость доказательств выражается в том, что они имеют отношение к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу. Указанные выше доказательства представленные истцом содержат сведения, которые имеют отношение к установлению имеющих юридическое значения для настоящего дела обстоятельств — размеру убытков и причинно-следственной связи, а, следовательно, являются относимыми.

Действующее законодательство не устанавливает в качестве единственно допустимого доказательства при споре о возмещении вреда заключение судебной экспертизы. Тот факт, что истец не заявлял о назначении по делу судебной экспертизы, не означает отсутствие в деле допустимых доказательств размера вреда и причинно-следственной связи.

При оценке достоверности представленных истцом доказательств размера причиненных убытков и причинно-следственной связи апелляционный суд установил следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Вступившим в законную силу судебным актом признаны незаконными действия должностных лиц ответчиков.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции ответчиками не были представлены доказательства иного размера упущенной выгоды отличного от определенного истцом в исковом заявлении.

В соответствии с частью 1 статьи 9 АПК РФ судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Следовательно, нежелание представить доказательства должно квалифицироваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого аргументированно указывает процессуальный оппонент. Участвующее в деле лицо, не совершившее процессуальное действие, несет риск наступления последствий такого своего поведения (постановление Президиума ВАС РФ от 6 марта 2012 года N 12505/11 по делу N А56-1486/2010).

В силу изложенного у суда первой инстанции отсутствовали основания для вывода о недостоверности представленных обществом доказательств по причине их одностороннего характера. При этом вывод суда первой инстанции о том, что расчет истца не подтвержден первичными документами противоречит представленным в материалы дела доказательствам, о которых было указано выше в тексте настоящего постановления.

Поскольку в результате незаконных действий должностных лиц органов внутренних дел общество было лишено права использовать спорный объект (обособленное подразделение, находящееся по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 «А»), в своей предпринимательской деятельности, постольку это свидетельствует о причинении обществу убытков в размере агентского вознаграждения, равного сумме, оставшейся у истца от реализации лотерейных билетов после выплаты победителям лотереи выигрышей и перечисления принципалу (ООО «Бинго-Бум») средств в размере 10,4% от выручки от реализации лотерейных билетов.

Между тем, определяя упущенную выгоду в размере агентского вознаграждения в сумме 606 625 руб. истец не учел в своем расчете следующее.

Исходя из пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Согласно пункту 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен понести, если бы обязательство было исполнено. При этом необходимо обосновать будущие расходы и их предполагаемый размер.

В представленный истцом расчет упущенной выгоды на сумму 609 625 руб. 90 коп. выполнен без учета разумных затрат, которые истец должен понести, если бы его права не были нарушены. Однако, истцом в материалы дела представлены документы подтверждающие его затраты на осуществление предпринимательской деятельности в спорном обособленном подразделении которые истец должен был понести, если бы его права не были нарушены незаконными действиями должностных лиц ответчиков. Так, в материалы дела представлены доказательства подтверждающие расходов истца на аренду помещения, в котором располагалось спорное обособленное подразделение, расходы на аренду изъятого оборудования, расходы на оплату труда работников спорного обособленного подразделения.

Истцом в материалы дела представлен договор аренды нежилого помещения от 25.01.2012 г. N 1-ЛТУ-12, который подтверждает наличие у общества в аренде помещения для осуществления деятельности его обособленного подразделения, находящегося по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А, общей площадью 70,1 кв. м.

В соответствии с п. 3.1. договора аренды нежилого помещения от 25.01.2012 г. N 1-ЛТУ-12 размер постоянной части арендной платы определяется из расчета 784 руб. за 1 кв. м общей площади в месяц.

Таким образом, ежемесячный размер арендной платы нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А, общей площадью 70,1 кв. м составляет 54 958 руб. 40 коп. (70,1 кв. м х 784 руб.).

Ежедневный размер арендной платы составил 1 831 руб. 95 коп.

Имущество истца в виде 23 мониторов и 6 информационных мониторов (телевизоров) было изъято 16.04.2012 г., а возвращено 26.07.2012 г., т.е. период составил 3 месяца и 9 дней.

Таким образом, затраты истца на аренду спорного помещения за указанный период составили: 181 362 руб. 75 коп. ((54 958 руб. 40 коп. х 3 мес. = 164 875 руб. 20 коп.) + (1 831 руб. 95 коп. х 9 дн. = 16 487 руб. 55 коп.)).

Изъятое у общества в спорный период оборудование находилось во владения последнего на основании договора аренды оборудования от 20.02.2012 г. с дополнительным соглашением N 1 от 01.04.2012 г.

В соответствии с дополнительным соглашением N 1 от 01.04.2012 г. к договору аренды оборудования от 20.02.2012 г. стоимость аренды мониторов Aser 23 шт. составляет 4 440 руб. в месяц. Стоимость аренды телевизоров Toshiba 3 шт. составляет 3 000 руб. в месяц. Стоимость аренды телевизоров LG 3 шт. составляет 3 000 руб. в месяц.

С учетом изложенного, размер ежедневной арендной платы по аренде мониторов Aser 23 шт. составляет 146,67 руб.; по аренде телевизоров Toshiba 3 шт. составляет 100 руб.; по аренде телевизоров LG 3 шт. составляет 100 руб.

Имущество истца в виде 23 мониторов и 6 информационных мониторов (телевизоров) было изъято 16.04.2012 г., а возвращено 26.07.2012 г., т.е. период составил 3 месяца и 9 дней.

Таким образом, затраты истца на аренду мониторов Aser 23 шт. составили 14 520 руб. 03 коп. ((4 400 руб. х 3 мес. = 13 200 руб.) + (146,67 руб. х 9 дн. = 1 320 руб. 03 коп.)). Затраты истца на аренду телевизоров Toshiba 3 шт. составили 9 900 руб. ((3 000 руб. х 3 мес. = 9 000 руб.) + (100 руб. х 9 дн. = 900 руб.)). Затраты истца на аренду телевизоров LG 3 шт. составили 9 900 руб. ((3 000 руб. х 3 мес. = 9 000 руб.) + (100 руб. х 9 дн. = 900 руб.)).

Итого расходы истца на аренду оборудования за спорный период составили бы 34 320 руб. 03 коп.

Истцом также представлен приказ об утверждении штатного расписания от 30.03.2012 г. N 5 и штатное расписание общества на 01.04.2012 г., подтверждающие наличие у общества персонала для осуществления деятельности обособленного подразделения расположенного по адресу: г. Ростов-на-Дону, проспект Ворошиловский, 19 А в количестве 2 единиц кассиров. Указанным штатным расписанием определен оклад труда кассиров в сумме 4 700 руб., в связи с чем месячный фонд заработной платы по данному обособленному подразделению составил 9 400 руб.

Таким образом, расходы истца на оплату труда работников составили бы за спорный период 31 019 руб. 97 коп. ((9 400 руб. х 3 мес. = 28 200 руб.) + 313 руб. 33 коп.. х 9 дн. = 2 819 руб. 97 коп.).

Следовательно, затраты истца на осуществление предпринимательской деятельности в спорном обособленном подразделении которые истец должен был понести, если бы его права не были нарушены незаконными действиями должностных лиц ответчиков составили: 246 702 руб. 75 коп. исходя из следующего расчета: 181 362 руб. 75 коп. (аренда помещения) + 34 320 руб. 03 коп. (аренда оборудования) + 31 019 руб. 97 коп. (оплата труда работников).

С учетом изложенного размер упущенной выгоды истца составляет: 362 923 руб. 90 коп. (609 625 руб. 90 коп. — 246 702 руб. 75 коп.).

Доказательства исполнения обязанности по возмещению данных убытков либо ее прекращения по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ, в деле отсутствуют, соответствующий довод ответчиками ни в суде первой инстанции, ни в апелляционном суде не приводился.

Поскольку условия, необходимые для применения меры ответственности в виде возмещения убытков (противоправность, убытки, причинная связь), в настоящем деле присутствуют в полном объеме, иск общества в части требования о взыскании упущенной выгоды подлежит удовлетворению в сумме 362 923 руб. 90 коп.

Как разъяснено в пункте 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», в силу статей 16, 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчиком по иску возмещении вреда, причиненного государственными или муниципальными органами, а также их должностными лицами, является соответствующее публично-правовое образование.

В силу статьи 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Как следует из пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации и разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», от имени Российской Федерации по искам к Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного физическому лицу или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов или должностных лиц этих органов, в суде выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

Согласно статье 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации главный распорядитель бюджетных средств (главный распорядитель средств соответствующего бюджета) — это орган государственной власти (государственный орган), орган управления государственным внебюджетным фондом, орган местного самоуправления, орган местной администрации, а также наиболее значимое учреждение науки, образования, культуры и здравоохранения, указанное в ведомственной структуре расходов бюджета, имеющие право распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств между подведомственными распорядителями и (или) получателями бюджетных средств, если иное не установлено Кодексом. Ведомственная структура расходов бюджета — это распределение бюджетных ассигнований, предусмотренных законом (решением) о бюджете на соответствующий финансовый год главным распорядителям бюджетных средств, по разделам, подразделам, целевым статьям и видам расходов бюджетной классификации Российской Федерации.

Законами о федеральном бюджете на соответствующие годы, а также Положением о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 01.03.2011 N 248, главным распорядителем по отношению к подведомственным органам внутренних дел определено министерство.

Таким образом, надлежащим ответчиком по делу является Министерство внутренних дел Российской Федерации, а взыскание необходимо производит за счет средств казны Российской Федерации.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении ФАС СКО от 20.03.2013 г. по делу N А32-3406/2012.

При названных обстоятельствах оспариваемый судебный акт подлежат отмене с принятием по делу нового судебного акта о частичном удовлетворении заявленного иска.

Судебные расходы истца по уплате госпошлины распределяются в соответствии со статьей 110 АПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 09 апреля 2013 г. по делу N А53-30107/2012 отменить.

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации 362 923 руб. 90 коп. убытков, 9 044 руб. 45 коп. государственной пошлины по иску, 1 190 руб. 80 коп. государственной пошлины по апелляционной жалобе.

В остальной части иска отказать.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

Председательствующий И.В.ПОНОМАРЕВА

Судьи Ю.И.БАРАНОВА М.Г.ВЕЛИЧКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code