ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ НА ЗАЩИТУ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

О.С.Авдонина

Введение: в статье рассмотрены вопросы разграничения злоупотребления правом на защиту интеллектуальной собственности и добросовестной реализации гражданских прав. Предлагается распространить правила признания злоупотреблением правом на защиту товарного знака на иные охраняемые результаты интеллектуальной деятельности. Нормы о запрете недобросовестного поведения и злоупотребления правом адресованы в первую очередь суду. Важно, что сегодня возможность квалификации судом действий лица как злоупотребления не зависит от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление правом противной стороной. Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права лицу, злоупотребляющему им. Автором в работе цивилистического характера поставлена цель исследования границ добросовестной зашиты исключительных прав Методы: методологическую основу данного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых основное место занимают методы системности, анализа и сравнительно-правовой. Результаты: обоснованная в работе авторская позиция опирается на законодательство и мнения компетентной научной среды по . вопросу о границах понимания права на защиту исключительного права. На основании правового анализа норм ГК и судебной практики проводится дифференциация добросовестности и злоупотребления исключительным Я правом. Выводы: в результате исследования предлагается распространить правила признания злоупотреблением правом на защиту товарного знака на иные охраняемые результаты интеллектуальной деятельности.

Ключевые слова: защита интеллектуального права, злоупотребление правом, исключительное право на товарный знак, интеллектуальная собственность, добросовестное и недобросовестное поведение.

 

Введение
С дореволюционного периода ученые спорят, должно ли быть у права назначение. И.А. Покровский высказал свое критическое мнение в отношении теорий о наличии у субъективного гражданского права некоего «назначения», в частности, теории Л. Дюги [6]. Однако сегодня в гражданском праве последние изменения ГК РФ возвращают нас к идее о назначении гражданского права, которое в некоторых случаях влечет необходимость и/или возможность отказать в реализации субъектом своего права в случае несоответствия результата такой реализации назначению права. Речь идет о добросовестной реализации права лицом, которое по решению суда может быть лишено защиты.

Отказ в защите интеллектуального права

В сфере интеллектуальной собственности данный подход, например, реализован в отношении защиты права на товарный знак [2]. Согласно действующему законодательству лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак [4], не может быть отказано в его защите (даже если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном ст. 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном ст. 1514 ГК РФ. Однако в судебной практике на уровне постановлений пленумов ВАС РФ и ВС РФ указано, что «суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом» [1].

Применяя это разъяснение, подчеркивает Э.П. Гаврилов, необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Во-первых, такое решение суда может приниматься лишь при наличии «злоупотребления правом», то есть умышленных действий владельца товарного знака, нарушающих основные начала гражданского права и конкретные нормы гражданского законодательства. Во-вторых, решение суда ограничивается отказом в удовлетворении исковых требований, но не влечет прекращения или аннулирования исключительного права [1].

Разграничение добросовестного и недобросовестного поведения на практике

В то же время в законодательстве и на практике нередки ситуации, когда судам приходится отграничивать случаи добросовестного поведения от недобросовестного [1].

Так, ВС РФ указал, что заслуживает внимания при применении ст. 10 ГК РФ к спорам в отношении субъективных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации наличие презумпции разумности и добросовестности участников гражданских правоотношений [1]. При решении вопроса о возможности защиты права на средство индивидуализации суд должен учесть цель регистрации товарного знака, реальное намерение правообладателя его использовать, причины неиспользования. В случае же установления того, что правообладателем был зарегистрирован товарный знак не с целью его использования самостоятельно или с привлечением третьих лиц, а лишь с целью запрещения третьим лицам использовать соответствующее обозначение, в защите такого права указанному лицу судом может быть отказано. Таким образом, фактическое неиспользование товарного знака после его регистрации с одновременным судебным преследованием третьих лиц является нарушением ст. 10 ГК РФ, а также ст. 10.bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности от 20 марта 1883 года [3].

В то же время тот же ВС РФ выработал позицию, согласно которой действия правообладателя по защите исключительного права на товарный знак не являются злоупотреблением правом, если они совершены до обращения третьего лица в суд с требованием о досрочном прекращении правовой охраны данного товарного знака [1].

Следовательно, не может быть отказано в защите исключительного права на товарный знак, в частности, до момента прекращения правовой охраны этого товарного знака, в том числе на основании принятого в соответствии со ст. 1486 ГК РФ решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием [5].

Анализ правоприменительной практики тем самым показывает, что назрела необходимость закрепить в законе более четкие границы добросовестного осуществления исключительных прав, опираясь на созданные в практике подходы. Как представляется, никакое решение суда, как бы удачно оно ни оказалось, не будет иметь того авторитета, каким обладала бы норма, установленная законом.

В то же время, полагаем, следует также распространить позиции, сложившиеся в отношении злоупотреблений в сфере средств индивидуализации, на иные охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, что не всегда очевидно для суда [7]. Хотя в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Выводы

В заключение рассмотрения вопросов злоупотребления интеллектуальным правом следует отметить, что факт злоупотребления может быть определен только судом, так как участники гражданских правоотношений равны между собой. Полагаем, что нормы о запрете недобросовестного поведения и злоупотребления правом адресованы в первую очередь суду. Важно, что сегодня возможность квалификации судом действий лица как злоупотребления не зависит от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление правом противной стороной. Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права лицу, злоупотребляющему им.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гаврилов, Э. Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 года № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» / Э. Гаврилов // Хозяйство и право. – 2009. – № 10. – С. 19-44.
2. Интеллектуальная собственность (права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) / Н. М. Коршунов, М. В. Карпычев, Ю. Л. Мареев [и др.]. – М. : Норма, 2009. – 400 с.
3. Иншакова, А. О. Высокотехнологичные материалы как объекты интеллектуальной собственности в сфере межстранового инновационного сотрудничества РФ и США: правовой статус авторов и инвесторов / А. О. Иншакова, А. Я. Рыженков // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2013. – № 3 (24). – С. 9-20.
4. Иншакова, А. О. Охрана трансграничного оборота результатов интеллектуальной деятельности в контексте экономико-правовой интеграции РФ / А. О. Иншакова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2015. – № 1 (26). – С. 70-60.
5. Иншакова, А. О. Правовое регулирование интеллектуальной собственности в перечне законодательных приоритетов обеспечения наноиндустрии / А. О. Иншакова // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. – 2012. – № 1 (7). – С. 45-52.
6. Покровский, И. А. Основные проблемы гражданского права / И. А. Покровский. – М. : Статут, 2001. – 353 с.
7. Харитонова, Ю. С. Залог исключительных прав в системе способов обеспечения исполнения обязательств / Ю. С. Харитонова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2015. – № 3. – С. 22-25.

Вестник ВолГУ. Legal Concept = Pravovaya paradigma. Vol. 16. No. 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code