Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.01.2015 N 12АП-12531/2014, 12АП-12829/2014 по делу N А06-1720/2014

Требование: О возмещении ущерба.

 

ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 января 2015 г. по делу N А06-1720/2014

Резолютивная часть постановления объявлена «14» января 2015 года

Полный текст постановления изготовлен «21» января 2015 года

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Агибаловой Галины Ивановны,

судей Кузьмичева Сергея Алексеевича, Самохваловой Анны Юрьевны,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Гурьяновой Натальей Николаевной,

при участии в судебном заседании:

от МВД России — Турновой Ирины Вячеславовны, действующей на основании доверенности от 13.01.2015,

от Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Астраханской области — Турновой Ирины Вячеславовны, действующей на основании доверенности от 27.10.2014, N 21,

от иных лиц — не явились, извещены о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в порядке статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Двенадцатого арбитражного апелляционного суда, уведомления о вручении почтовых отправлений адресатам приобщены к материалам дела,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Астраханской области, 414000, г. Астрахань, ул. Кирова, 5,

Министерства внутренних дел Российской Федерации, г. Москва, ул. Житная, 16,

на решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года по делу N А06-1720/2014, судья Соколова А.М.,

по иску общества с ограниченной ответственностью «Развлекательный Интернет-центр», 392000, г. Тамбов, ул. Студенецкая Набережная, 20, ИНН 6454085479, ОГРН 1076454002680,

к Российской Федерации, в лице Министерства внутренних дел России, 109097, г. Москва, ул. Ильинка, 9,

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора:

Министерство финансов Российской Федерации, г. Москва,

Управление Министерства внутренних дел России по Астраханской области,

оперуполномоченный Межрайонного отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Астрахани Магомедов Акиф Газетдинович, г. Астрахань,

Управление Министерства Внутренних дел по г. Астрахани, 414000, г. Астрахань, ул. Советской Милиции, 16,

о взыскании ущерба в сумме 398 294 руб. 16 коп.

установил:

в Арбитражный суд Астраханской области обратилось общество с ограниченной ответственностью «Развлекательный Интернет-центр» (далее — ООО «РИЦ», должник) с иском к Министерству внутренних дел России о взыскании ущерба в сумме 429 000 руб.

До рассмотрения дела по существу судом первой инстанции, в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принято снижение истцом заявленных требований до 398 294 руб. 16 коп.

Исковые требования мотивированы тем, что сотрудниками правоохранительных органов Астраханской области в ходе расследования уголовного дела было незаконно изъято имущество и тем самым истцу причинены убытки, в виде стоимости изъятого и невозвращенного имущества.

Судом первой инстанции к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: Министерство финансов Российской Федерации; Управление Министерства Внутренних Дел Российской Федерации по городу Астрахани, Управление Министерство внутренних дел России по Астраханской области, оперуполномоченный Межрайонного отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Астрахани Магомедов Акиф Газетдинович.

Решением Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года взыскано с Российской Федерации, в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации в пользу ООО «Развлекательный Интернет-центр» сумму ущерба в размере 398 294 руб. 16 коп., а также судебные расходы в сумме 10 965 руб. 88 коп.; прекращено производство по делу по требованию к Министерству финансов Российской Федерации.

Не согласившись с принятым судебным актом, Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Астраханской области (далее — УМВД России по Астраханской области) и Министерство внутренних дел Российской Федерации, обратились с апелляционными жалобами на решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.10.2014.

УМВД России по Астраханской области в своей апелляционной жалобе просит отменить решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.10.2014 и принять новый судебный акт, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. Апелляционная жалоба УМВД России по Астраханской области мотивирована следующими доводами:

— изъятые интернет-терминалы в количестве 11 штук, принадлежащие истцу, в установленном порядке не были признаны вещественными доказательствами;

— является необоснованным вывод суда первой инстанции о противоправности поведения причинителя вреда, выразившегося в не возврате и не сохранности изъятого имущества, поскольку в соответствии с п. 4 ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты; материалами дела не подтверждается, что ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань препятствовало Гачукову А.А., неоднократно обращавшегося с просьбой о возврате изъятого имущества, в его получении;

— интернет-терминалы не функционировали при изъятии, не были подключены к сети Интернет, что явилось ключевым обстоятельством при отказе в возбуждении уголовного дела;

— является необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что изъятие имущества истца осуществлялось в рамках возбужденного уголовного дела;

— в материалах дела имеется письмо УМВД России по г. Астрахани N 30/6-798 от 07.04.2014 о необходимости забрать, изъятые в ходе проверки, Интернет-терминалы в количестве 11 штук; однако, сотрудникам ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань о том, что Гачуков А.А. с 30.09.2010 перестал быть собственником изъятого имущества и с 10.02.2011 имущество принадлежит ООО «Развлекательный Интернет-центр» (далее — ООО «РИЦ»), стало известно после обращения ООО «РИЦ» в арбитражный суд;

— податель апелляционной жалобы считает МВД России ненадлежащим ответчиком по делу.

МВД России в своей апелляционной жалобе просит отменить решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.10.2014 полностью и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований либо отменить решение Арбитражного суда Астраханской области от 28.10.2014 полностью и направить дело на рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Данная апелляционная жалоба мотивирована следующими доводами:

— судом первой инстанции нарушены правила подсудности, поскольку иск предъявлен к Российской Федерации, в лице МВД России, местом нахождения которого является г. Москва;

— суд первой инстанции неполно выяснил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применены нормы материального права;

— ООО «РИЦ» не обращалось в УМВД России по Астраханской области с требованием о возврате изъятого у Гачукова А.А. имущества.

ООО «РИЦ» в отзыве на апелляционную жалобу просило решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель МВД России, Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Астраханской области поддержал доводы, изложенные в апелляционных жалобах, просил отменить решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года, апелляционные жалобы удовлетворить.

Апелляционный суд, в соответствии со статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, по имеющимся в деле доказательствам проверяет законность и обоснованность судебного акта в апелляционном порядке.

Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб, отзыв на нее, заслушав участника процесса, в открытом судебном заседании, апелляционный суд находит, что решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года следует оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, согласно протоколу осмотра места происшествия от 13.09.2010 в ходе проверки ОБЭП ОМ-2 УВД по г. Астрахани в помещении кафе «Ивушка» по ул. Яблочкова, 1″А» были изъяты интернет-терминалы модели ИТ-1 в количестве 11 штук с серийными номерами 090852, 090858, 090851, 090856, 090863 (в протоколе указан «без номера»), 090859; 0910001, 090848, 0910003,090850,090862.

Постановлениями старшего оперуполномоченного ОБЭП ОМ-2 УВД по г. Астрахани майором милиции Казимагомедовым К.М. от 20.09.2010, 20.10.2010, 28.054.2011, 29.05.2011, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Гачукова А.А. за отсутствием в его действиях состава преступления предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Гачуков А.А. приобрел оборудование по договору купли-продажи от 01.09.2010 у ООО ПКФ «В движении» по цене 407 000 рублей с рассрочкой платежа на 6 месяцев. Ранее, оборудование было приобретено ООО ПКФ «В движении» у ООО «РИЦ» по договору от 02.08.2010. В связи с тем, что 13.09.2010 оборудование было изъято, Гачуков А.А. был лишен возможности эксплуатировать оборудование и оплатить ООО ПКФ «В движении» сумму, установленную договором. По этой причине 30.09.2010 Гачуков А.А. и ООО ПКФ «В движении» заключили дополнительное соглашение, которым договор купли-продажи был расторгнут. 10.02.2011 стороны заключили соглашение о расторжении договора купли-продажи от 02.08.2010.

Согласно п. 2 соглашения о расторжении договора купли-продажи от 10.02.2011 товар должен был быть возвращен ООО «РИЦ» в 5-дневный срок. Однако, покупатель не имел возможности это сделать, так как ему данное оборудование не было возвращено Гачуковым А.А. по независящим от него причинам.

С учетом изложенного, суд первой инстанции установил, что собственником изъятого оборудования на настоящий момент является ООО «РИЦ».

ООО «РИЦ», полагая, что изъятие имущества повлекло причинение убытков, состоящих из стоимости утраченного имущества, обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Судом первой инстанции установлено, что изъятие спорного имущества и документации к нему осуществлялось сотрудниками правоохранительных органов в рамках возбужденного уголовного дела с составлением протоколов от 13.09.2010, а после прекращения уголовного дела интернет-терминалы не были возвращены собственнику.

Согласно заключению судебной экспертизы, проведенной в рамках настоящего дела, дальнейшее использование Интернет терминалов ИТ-1 в количестве 11 штук с серийными номерами: NN 090852, 090858, 090851,090856,090863,090859,0910001,090848,0910003,090850,090862 невозможно; восстановительный ремонт терминалов невозможен. Рыночная стоимость вышеперечисленных Интернет-терминалов ИТ-1 на момент изъятия (сентябрь 2010 года) составляет 398 294 руб. 16 коп. Из экспертного заключения следует, что Интернет-терминалы ИТ-1 пробыли в гараже длительный срок (4 года), хранились частично обтянутыми в негерметичной полиэтилен и подвергались воздействию чрезмерного холода, повышенной влажности и сильной запыленности. Внутренние компоненты устройств повреждены и разукомплектованы в результате воздействия климатических факторов и из-за неправильных условий хранения. Также серьезным техническим недостатком текущего состояния интернет-терминалов ИТ-1 является то, что все они представлены без устройств вывода изображения (экранов), которые должны располагаться под защитным стеклом корпуса интернет-терминалов. Причину и методику извлечения экранов постфактум установить невозможно.

Суд первой инстанции установил, что ответчик не подтвердил со ссылкой на допустимые и достоверные доказательства факт извещения собственника изъятого имущества или ответственного лица за данное имущество (Гачукова А.А.) о необходимости получения от органов внутренних дел изъятых 11 штук аппаратов; хранитель не только не обеспечил существующее физическое состояние объектов, а, напротив, своими фактическими действиями способствовал изменению их физических характеристик; фактические обстоятельства свидетельствуют о несоблюдении следователем императивных требований УПК РФ; правомерность изъятия органом внутренних дел имущества в рамках проводимой проверки не является основанием для освобождения данного органа от обязанности обеспечить надлежащее хранение изъятого имущества.

Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу, что сотрудники ОБЭП ОМ-2 УВД г. Астрахани, действуя в пределах предоставленных властно-распорядительных полномочий принудительного характера, не обеспечили должное течение ареста как длящейся уголовно-процессуальной меры, указав, что непринятие должностным лицом органа предварительного следствия мер по своевременному возврату товара, являющегося вещественным доказательством, привело к его уничтожению, тем самым, обусловив причинение убытков в размере стоимости указанного товара.

Суд первой инстанции отклонил довод ответчика о том, что заинтересованные лица не предприняли необходимых мер по получению товара и устранению имеющихся нарушений, поскольку в отсутствии информации о вынесении постановления о возвращении товара собственник имущества не имел и возможности его получить.

Учитывая вышеизложенное, со ссылкой на аналогичную практику по делу N А19-15629/2012 (решение Арбитражного суда Иркутской области от 26 июля 2013 года, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2014 года) суд первой инстанции счел подлежащим удовлетворению иск о возмещении вреда в сумме 398 294 руб. 16 коп., составляющей рыночную стоимость изъятого оборудования по состоянию на 2010 год, т.е. на дату его изъятия.

Апелляционный суд находит правомерным вывод суда первой инстанции об удовлетворении заявленных исковых требований, исходя из следующего.

Материалами дела подтверждено, что предметом спора является стоимость реально утраченного имущества, которое подлежало возврату истцу на основании решения должностных лиц, проводивших проверочные мероприятия.

Согласно статье 16 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Для возложения ответственности за причинение вреда необходимо установление следующих оснований внедоговорной ответственности:

наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между поведением причинителя вреда и наступившими негативными последствиями, вину причинителя вреда.

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ определяющей общие основания ответственности за причинение вреда лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Как свидетельствуют материалы дела, истец доказал наличие совокупности всех необходимых условий ответственности ответчика.

Факт реального причинения вреда собственнику имущества в связи с его изъятием, не возвратом и ненадлежащим хранением доказан.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены статьей 1069 названного Кодекса.

Согласно статье 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В статье 1082 ГК РФ предусмотрено, что, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

В силу статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей.

Вопросы хранения вещественных доказательств и ответственности за необеспечение их сохранности решаются в Положении о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.08.2002 N 620 (в редакции Постановления Правительства Российской Федерации от 22.02.2006 N 101), и Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18.10.1989 N 34/15, утвержденной Генеральным прокурором СССР, Министром внутренних дел СССР, Министром юстиции СССР, Председателем Верховного Суда СССР, первым заместителем Председателя КГБ СССР (с изменениями, внесенными Приказом МВД России N 840, Минюста России N 320, Минздрава России N 388, Минэкономики России N 472, ГТК России N 726, ФСБ России N 530, ФПС России от 09.11.1999 N 585, Приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 07.06.2006 N 26).

Согласно названному Положению хранение вещественных доказательств осуществляется органом, принявшим решение об их изъятии (уполномоченным органом), либо другим лицом, с которым уполномоченное лицо заключило договор; за повреждение или утрату вещественных доказательств названные лица несут ответственность согласно законодательству Российской Федерации (пункты 2, 4).

Из содержания указанной инструкции усматривается, что применяется ответственность вследствие незаконных действий (параграф 65).

Такая ответственность предусмотрена статьями 15, 1069, 1070 ГК РФ, о применении которой и просит истец в связи с невозвратом имущества.

Согласно статье 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, право на взыскание стоимости изъятого имущества за счет казны Российской Федерации возникает у истца в случае утраты этого имущества в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и невозможности его возврата владельцу в натуре.

Материалами дела подтверждается, что находящиеся на хранении у ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань интернет терминалы не были возвращены Гачукову А.А.

Размер реального ущерба, причиненного истцу, подтвержден заключением судебной экспертизы.

Доказательств предположительного повреждения спорного имущества до момента его изъятия работниками правоохранительных органов подателями апелляционных жалоб также не представлено.

Податель апелляционной жалобы УМВД России по Астраханской области указывает, что ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань не препятствовало Гачукову А.А. в получении изъятого имущества, со ссылкой на письмо УМВД России по г. Астрахани от 07.04.2014 от 30/6-798 о необходимости забрать изъятые в рамках проводимой проверки Интернет-терминалы в количестве 11 штук.

Апелляционный суд данный довод не принимает во внимание, поскольку письмо УМВД России по г. Астрахани от 07.04.2014 от 30/6-798 было направлено уже после того, как, не добившись возврата оборудования истец 28 февраля 2014 года обратился с настоящим иском в арбитражный суд.

Обязанность ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань возвратить Гачукову А.А. стоимость изъятого имущества также подтверждается следующим.

В соответствии со статьей 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при решении вопроса об отказе в возбуждении уголовного дела должен был быть разрешен и вопрос о судьбе изъятого оборудования.

Также согласно части 3 ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах, при этом предметы (не относящиеся к п. 1.2.3, 4.4.1.5 данной статьи) передаются законным владельцам.

Как усматривается из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 06.12.2011 в нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации вопрос о судьбе изъятого оборудования решен не был.

В силу статьи 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Податели апелляционных жалоб, в нарушение статьи 65 АПК РФ, доказательств наличия обстоятельств, исключающих ответственность Российской Федерации за причинение убытков, контррасчет размера реального ущерба, доказательств, опровергающих доводы истца, не представили.

Суд первой инстанции с учетом установленных обстоятельств по делу пришел к обоснованному выводу о том, что в результате незаконных действий правоохранительных органов истец был лишен права собственности на принадлежащее ему имущество без законных к тому оснований.

По смыслу статьи 1 протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней», каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Частями 1, 3 статьи 35 Конституции Российской Федерации предусмотрена охрана права частной собственности законом: никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, выраженных в постановлении N 9-П от 16 июля 2008 года «По делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно — процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева», определении N 97-о от 10 марта 2005 года «По жалобе гражданина Головкина А.И. на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 82 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации, части 12 статьи 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и постановления Правительства РФ «Об утверждении положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»- оценка судом законности и обоснованности изъятия у собственника или владельца того или иного имущества, в том числе в связи с наложением на него ареста и приобщением к уголовному делу в качестве вещественного доказательства, не может по смыслу статьи 81 и 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации сводиться к установлению лишь его формального соответствия требованиям закона, определяющего полномочия соответствующих должностных лиц органов предварительного расследования или прокуратуры, а предполагает установление того, что иным способом невозможно обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач. При этом должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника или владельца и общества, возможные негативные последствия изъятия имущества.

Изъятие имущества, представляющее собой процессуальную меру обеспечительного характера, допустимое без судебного решения, распространяется лишь на те случаи, когда изъятие имущества является временным, не порождает лишение гражданина права собственности и его переход к государству и предполагает последующий судебный контроль.

Согласно постановлению Конституционного суда N 9-П от 16 июля 2008 г. «По делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно- процессуального кодекса РФ в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева», в силу таких фундаментальных принципов, как верховенство права и юридическое равенство, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Вместе с тем, доводы апелляционных жалоб Министерства внутренних дел Российской Федерации, и Управления Министерства внутренних дел по Астраханской области о непричастности к возникшему у истца ущербу, не нашли своего подтверждения в материалах дела.

Согласно пункту 1 статьи 125 ГК РФ от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», в силу статей 16, 1069 ГК РФ ответчиком по иску возмещении вреда, причиненного государственными или муниципальными органами, а также их должностными лицами, является соответствующее публично-правовое образование.

По смыслу подпункта 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации и правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации», от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) должностных лиц государственных органов, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

Руководствуясь пунктом 63 «Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации», утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 01.03.2011 N 248, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что МВД России является главным распорядителем бюджетных средств для органов внутренних дел, осуществляет централизованное обеспечение указанных органов финансовыми ресурсами за счет средств федерального бюджета.

Судом установлена незаконность действий работников органов внутренних дел, выразившаяся в несоблюдении порядка изъятия товара, являющегося вещественным доказательством, необеспечении его сохранности, установленного положениями статей 81, 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Инструкции «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами», утвержденной в том числе, Приказом МВД СССР 15 марта 1990 года N 1/1002 (с изменениями, внесенными Приказом МВД РФ N 840 от 09.11.1999), Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 года N 620.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 7 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», требование о возмещении убытков, причиненных истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, подлежит удовлетворению, поскольку передача такого имущества указанным органом на хранение третьему лицу не освобождает Российскую Федерацию от ответственности за убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества.

С учетом установленного и в соответствии с положениями статей 16, 1064, 1069 ГК РФ, а также с учетом разъяснений, изложенных в вышеназванном Информационном письме, арбитражный суд пришел к правильному выводу об обязанности Российской Федерации, в лице Министерства внутренних дел Российской Федерации, возместить истцу убытки, причиненные вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти надлежащего хранения изъятого имущества и правомерно удовлетворил иск.

Вышеизложенное опровергает довод апелляционной жалобы УМВД России по Астраханской области о том, что МВД РФ является ненадлежащим ответчиком по делу.

Довод подателя апелляционной жалобы о том, что действия работников внутренних дел не признаны незаконными, а потому отсутствуют основания для возложения ответственности на Российскую Федерацию, в лице МВД России, отклоняются, поскольку непризнание в судебном порядке действия (бездействия) должностных лиц органов внутренних дел незаконными, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием).

Апелляционный суд находит несостоятельным довод апелляционной жалобы МВД России о том, что судом первой инстанции нарушены правила подсудности, поскольку иск предъявлен к Российской Федерации, в лице МВД России, местом нахождения которого является г. Москва, то иск должен был быть рассмотрен Арбитражным судом г. Москвы.

В соответствии со статьей 35 АПК РФ иск предъявляется в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика. Указанной нормой установлено общее правило территориальной подсудности споров, подведомственных арбитражному суду. В то же время арбитражное процессуальное законодательство предоставляет возможность самому истцу, по его выбору, определить подсудность конкретного дела.

Так, статья 36 АПК РФ устанавливает правила подсудности по выбору истца, то есть, называет случаи, когда истец по своему усмотрению может выбрать тот арбитражный суд, в который он намерен обратиться за защитой своего права.

В соответствии с пунктом 5 статьи 36 АПК РФ иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне места нахождения юридического лица, может быть предъявлен в арбитражный суд по месту нахождения юридического лица или его филиала, представительства. По смыслу указанной процессуальной нормы предъявление в суд иска к юридическому лицу, вытекающего из деятельности его филиала, расположенного вне места нахождения юридического лица, возможно как по месту нахождения самого юридического лица, так и его филиала.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» иск о возмещении вреда, причиненного государственными органами (их должностными лицами), подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законодательством.

При изложенных обстоятельствах Российская Федерация, в лице МВД РФ, является надлежащим ответчиком по данному делу и дело подсудно арбитражному суду по месту нахождения ОП N 2 УМВД России по г. Астрахань (территориальный орган МВД РФ), то есть Арбитражному суду Астраханской области.

Иные доводы апелляционных жалоб также не могут быть признаны в качестве оснований для отмены принятого по делу судебного акта, поскольку они не опровергают выводов суда первой инстанции, а свидетельствуют о несогласии апеллянтов с оценкой установленных судом обстоятельств и имеющихся в деле доказательств.

Апелляционный суд, проанализировав выводы суда первой инстанции, находит, что судом первой инстанции дана верная правовая оценка каждому заявленному истцом доводу, которые аналогичны доводам апелляционной жалобы.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, не опровергая их, сводятся к несогласию с оценкой имеющихся в материалах дела доказательств и установленных обстоятельств по делу, что, в соответствии со статьей 270 АПК РФ, не может рассматриваться в качестве основания для отмены обжалуемого судебного акта.

Правовых оснований для переоценки выводов, сделанных судом первой инстанции, апелляционный суд не усматривает.

Оспариваемый судебный акт принят при правильном применении норм материального права, выводы, содержащиеся в решении, не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, не установлено нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта.

При таких обстоятельствах у арбитражного суда апелляционной инстанции не имеется правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта в соответствии с положениями статьи 270 АПК РФ.

При таких обстоятельствах решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года по делу N А06-1720/2014 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Астраханской области от 28 октября 2014 года по делу N А06-1720/2014 оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Поволжского округа в кассационном порядке в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме через арбитражный суд 1-ой инстанции, принявший решение.

Председательствующий Г.И.АГИБАЛОВА
Судьи С.А.КУЗЬМИЧЕВ, А.Ю.САМОХВАЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code