Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 06.06.2014 по делу N А19-17266/2013 (Часть 3)

1   2   3   4

Показания материи Шипицина К.В., проживающей в г. Ангарск, о том, что ее сын не является директором ООО «БизнесПроект» не являются достоверными и точными; так в оспариваемом решении не указаны даже ФИО опрашиваемого лица, и документ, на основании которого установлено родство опрашиваемого лица с Шипициным К.В.; на момент опроса матери Шипицин К.В. действительно не являлся руководителем ООО «БизнесПроект»; кроме того, показания матери Шипицина К.В. только подтверждают сведения о том, что Шипицин К.В. в проверяемом периоде проживал в г. Санкт-Петербург и мог являться руководителем ООО «БизнесПроект», которое зарегистрировано в г. Санкт-Петербурге; выводы налогового органа, послужившие основанием для принятия решения в отказе в принятии налоговых вычетов в размере 1 440 375 руб. 00 коп. по контрагенту ООО «СибЛам» (ИНН 3808162262) являются незаконными и необоснованными по изложенным выше причинам, а также в связи с тем, что налогоплательщик не может нести ответственности за действия контрагента; указанные в оспариваемом решении факты относятся лишь к одному эпизоду поставки с указанным контрагентом и не могут иметь никакого значения при оценке других эпизодов поставки; выводы налогового органа о наличии у ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» задолженности перед ООО «СибЛам» документально не подтверждены; указание налогового органа на «изъятую базу данных», не является доказательством наличия указанной задолженности; в ходе проведения выездной проверки руководитель ООО «СибЛам» Бахишева А.Н. взаимоотношения с ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» подтвердила, в том числе подтвердила факты заключения договора, реализации в адрес налогоплательщика ЛДСП, ДВПО, кромочных материалов, выставления счетов-фактур, знакомства с Наседкиным А.А., который в проверяемый период являлся руководителем ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ», отсутствие у заявителя задолженности перед ООО «СибЛам»; в показаниях Бахишевой А.Н. не усматривается никаких противоречий, за исключением не указания ею услуг по раскредитовке контейнеров, которые в проверяемый период оказывались заявителем контрагенту; налоговым органом не доказано, что полученные ИП Наседкиным А.А. от ООО «СибЛам» денежные средства имеют отношение к поставкам, производимым между ООО «СибЛам» и ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ», и получены не в связи с оказанием ИП Наседкиным А.А. услуг ООО «СибЛам»; выводы инспекции основаны лишь на том, что ИП Наседкиным А.А. не представлены документы по сделкам с ООО «СибЛам», однако налоговым органом не учтено, что ни ИП Наседкин А.А. ни ООО «СибЛам» не являются проверяемыми лицами и не обязаны предоставлять документы, подтверждающие договорные обязательства друг с другом; кроме того, в связи с тем, что документы касающиеся деятельности ИП Наседкина А.А. хранились в офисном помещении ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» они также были изъяты сотрудниками полиции в ходе проведения осмотров места происшествия; выводы налогового органа, послужившие основанием для принятия решения о том, что ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» в 2011 году необоснованно были занижены доходы от реализации товаров (работ, услуг) на 326 426 руб. 00 коп. рублей, а также завышены расходы по приобретенным услугам при исчислении налога на прибыль в размере 20 696 556 руб. 78 коп., в том числе у организаций, по которым не были приняты вычеты по налогу на добавленную стоимость: ООО «Меркатор», ООО «Омега», ООО «Мега-Трейд», ООО «ТрансКомСервис», ООО «ТрансГарантМСК», ООО «МастерСтройПроект», ООО «БизнесПроект», ООО «СибЛам», являются незаконными и необоснованными по изложенным выше причинам; в отношении контрагента ИП Наседкина А.А. вывод налоговой инспекции о том, что для целей исчислении налога на прибыль организаций сумма расходов в размере 480 000 руб. 00 коп. по данному контрагенту не отражена в изъятых документах и базе данных не является доказанным и основан на субъективном доводе сотрудника налоговой инспекции; понесенные налогоплательщиком расходы по приобретению услуг и товаров подтверждаются выпиской из расчетного счета ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ»; все первичные бухгалтерские документы были изъяты у налогоплательщика органами полиции, в связи с чем, у ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» отсутствовала возможность подтвердить данные, указанные в налоговых декларациях по налогу на прибыль за 2011 год документально; налоговой инспекцией не учтена позиция Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлении от 3 июля 2012 г. N 2341/12, в связи с чем расходы по спорным контрагентам были исключены в полном объеме, без оценки рыночных цен на услуги и товары. Также ходатайствовал о применении смягчающих ответственность обстоятельств и уменьшении штрафных санкций в связи с тем, что на сегодняшний день ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» находится в тяжелейших экономических условиях и обладает признаками финансовой неустойчивости предприятия, имеет задолженность в бюджет; в этих условиях ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» вынуждено было осуществить мероприятия по сокращению численности персонала; в настоящее время у ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» нет просроченной задолженности по заработной плате, однако взыскание штрафных санкций в полном объеме приведет к образованию задолженности по заработной плате и увеличению задолженности в бюджет; взыскание санкций причинит существенный ущерб налогоплательщику, приведет к невозможности исполнения обязательств перед контрагентами, а также к ухудшению материального положения налогоплательщика, как следствие, непременно приведет к банкротству предприятия (прекращению дальнейшей деятельности).

Суд апелляционной инстанции, оценив заявленные доводы и возражения сторон, представленные в материалы дела доказательства, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на предмет их относимости, допустимости, достоверности в отдельности, а также достаточности и взаимной связи в их совокупности, приходит к выводу о необоснованности доводов налогоплательщика исходя из следующих обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно положениям статьи 30 Налогового кодекса РФ к компетенции налоговых органов относятся вопросы контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов.

Нормами статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации регламентированы полномочия органов внутренних дел в сфере налогового законодательства.

Пунктом 2 статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных Кодексом к полномочиям налоговых органов, органы внутренних дел, следственные органы обязаны направить материалы в соответствующий налоговый орган для принятия по ним решения.

Пунктом 1 статьи 82 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном Кодексом.

Налоговый контроль проводится должностными лицами налоговых органов в пределах своей компетенции посредством налоговых проверок, получения объяснений налогоплательщиков, налоговых агентов и плательщиков сбора, проверки данных учета и отчетности, осмотра помещений и территорий, используемых для извлечения дохода (прибыли), а также в других формах, предусмотренных Кодексом.

Согласно пункту 3 названной статьи (в редакции, действовавшей в спорный период) налоговые органы, таможенные органы, органы внутренних дел и следственные органы в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга об имеющихся у них материалах о нарушениях законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях, о принятых мерах по их пресечению, о проводимых ими налоговых проверках, а также осуществляют обмен другой необходимой информацией в целях исполнения возложенных на них задач.

Приказом от 30.09.2009 г. Министерства внутренних дел Российской Федерации N 495 и Федеральной налоговой службы N ММ-7-2-347 «Об утверждении порядка взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов по предупреждению, выявлению и пресечению налоговых правонарушений и преступлений» утверждена Инструкция о порядке направления органами внутренних дел материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения (далее — Инструкция).

Указанная Инструкция устанавливает порядок направления органами внутренних дел материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения в соответствии с пунктом 2 статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации и имеет своей целью обеспечение эффективности взаимодействия налоговых органов и органов внутренних дел, устанавливает порядок информационного обмена.

Согласно п. п. 2 и 3 Инструкции при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных к полномочиям налоговых органов, в отношении организации, физического лица, орган внутренних дел в десятидневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направляет материалы в соответствующий налоговый орган для принятия по ним решения.

Сведения, направляемые в налоговые органы, должны включать в себя документы, свидетельствующие о нарушениях законодательства о налогах и сборах.

Указанные материалы направляются с сопроводительным письмом за подписью начальника (заместителя начальника) органа внутренних дел.

Довод налогоплательщика о том, что все доказательства, использованные налоговым органом при составлении акта выездной налоговой проверки, на основании которых сделаны соответствующие выводы в оспариваемом решении, были получены с нарушением порядка, установленного Налоговым кодексом Российской Федерации путем незаконного изъятия их в ходе обыска правоохранительными органами не в рамках принятого решения о проведении выездной налоговой проверки и являются недопустимыми, признается апелляционным судом несостоятельным по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, отделом экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Иркутску при проведении проверки заявления Рандина Н.Н., которое было зарегистрировано в КУСП 3100, по факту нарушений налогового законодательства предприятием ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» был проведен 24.08.2012 г. осмотр места происшествия — офиса ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ», расположенного по адресу «г. Иркутск, ул. Касьянова, 26», в результате которого были изъяты первичные документы бухгалтерского учета; также был изъят системный блок компьютера содержащий данные программы 1С Предприятие.

Согласно вышеуказанному протоколу от 24.08.2012 г. осмотра места происшествия из офиса, расположенного по адресу «г. Иркутск, ул. Касьянова, 26», изъяты документы относящиеся к деятельности ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» за 2011 год: выписки банка, счета-фактуры, акты, счета, договоры, иные документы, представленные впоследствии ответчиком в материалы настоящего дела и поименованные в определении от 20.01.2014 г. арбитражного суда о назначении дела к судебному разбирательству.

В соответствии с положениями статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации, а также норм Инструкции изъятые документы и базы данных в полном объеме были переданы в адрес Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области; данные документы положены в основу оспариваемого решения налоговой инспекции.

Согласно правовой позиции Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 45 постановления от 30.07.2013 г. N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (далее — постановление от 30.07.2013 г. N 57 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации), при исследовании и оценке представленной налоговым органом доказательственной базы по налоговым делам судам надлежит исходить из того, что материалы, полученные в результате осуществления оперативно-розыскных мероприятий, могут использоваться налоговыми органами в числе других доказательств при рассмотрении материалов налоговой проверки (пункт 4 статьи 101 Налогового кодекса РФ) или при осуществлении производства по делу о предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации налоговых правонарушениях (пункт 7 статьи 101.4), если соответствующие мероприятия проведены и материалы оформлены согласно требованиям, установленным Федеральным законом от 12.08.1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

В силу статьи 15 Федерального закона от 12.08.1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в редакции, действовавшей в период возникновения спорных правоотношений) при решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право, в том числе проводить гласно и негласно оперативно-розыскные мероприятия, перечисленные в статье 6 Закона, производить при их проведении изъятие документов, предметов, материалов и сообщений, а также прерывать предоставление услуг связи в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации.

Согласно положениям статьи 30 Налогового кодекса Российской Федерации органы внутренних дел не относятся к числу налоговых органов, а потому положения ст. 137 и 138 Налогового кодекса Российской Федерации не распространяются на обжалование действий или бездействия должностных лиц органов внутренних дел. Действия должностных лиц органов внутренних дел по выемке документов производятся не в рамках налоговых проверок, а в рамках проверок, проводящихся в целях, по основаниям и в порядке, установленных законодательством об оперативно-розыскной деятельности и уголовно-процессуальным законодательством (подп. 5 п. 2 ст. 36 Налогового кодекса РФ). Споры о признании незаконными действий (бездействия) органов внутренних дел при проведении оперативно-розыскных мероприятий подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

Таким образом, соответствующие действия органов внутренних дел презюмируются соответствующими закону пока не доказано обратное в порядке, установленном процессуальным законодательством, однако подобных доказательств заявителем в материалы настоящего дела не представлено.

Более того, апелляционный суд не может не принять во внимание и то обстоятельство, что законность действий сотрудников Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по г. Иркутску по изъятию у ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» спорных документов подтверждена вступившими в законную силу судебными актами Кировского районного суда г. Иркутска от 07.02.13 г. и от 05.08.13 г..

В соответствии с пунктом 27 постановления от 30.07.2013 г. N 57 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации налоговый орган, руководствуясь нормой абзаца второго пункта 4 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации, при рассмотрении материалов налоговой проверки вправе исследовать документы, полученные в установленном Налоговым кодексом Российской Федерации порядке до момента начала соответствующей налоговой проверки.

Следовательно, действия налоговой инспекции по оценке спорных документов, полученных из органа внутренних дел, не противоречили действовавшему в период проведения контрольных мероприятий законодательству.

По мнению апелляционного суда, факт наличия в представленных налоговым органом протоколах допроса свидетелей отметок о предупреждении их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, которые не предусмотрены утвержденной формой составления данных протоколов, сам по себе не нарушает прав и законных интересов налогоплательщика и прямо не противоречит нормам законодательства о налогах и сборах, в связи с чем не может являться основанием для признания спорных протоколов допросов свидетелей недопустимыми доказательствами по делу.

Таким образом, выводы заявителя о недопустимости доказательств, в том числе полученных до начала проверки, а также в период ее приостановления, являются неправомерными и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

По существу спорных доначислений апелляционный суд приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки общества инспекцией вынесено решение, которым общество привлечено к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового Кодекса РФ, в виде штрафа в общей сумме 939 836,8 руб.; п. 2 ст. 120 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа в размере 15000 руб., доначислен налог на добавленную стоимость (далее — НДС) в сумме 4969035 руб., начислены пени за неуплату данного налога в сумме 903 927,47 руб.; доначислен налог на прибыль организаций в размере 4302383 руб., начислены пени за неуплату данного налога в сумме 841 414,64 рублей.

Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Пунктом 1 статьи 252 НК РФ установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и порядок реализации этого права установлены статьями 171, 172, 173 НК РФ.

В пункте 1 статьи 171 НК РФ предусмотрено право налогоплательщика налога на добавленную стоимость уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ на установленные статьей 171 НК РФ налоговые вычеты.

Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 — 8 статьи 171 НК РФ (пункт 1 статьи 172 НК РФ).

В силу пунктов 1 и 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Следовательно, документы, подтверждающие правомерность применения налоговых вычетов, должны содержать достоверную информацию.

Согласно п. 1 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете» установлено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

В соответствии с п. 2 указанной статьи, а также п. 13 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина России от 29.07.98 г. N 34н, первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: а) наименование документа; б) дату составления документа; в) наименование организации, от имени которой составлен документ; г) содержание хозяйственной операции; д) измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; е) наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; ж) личные подписи указанных лиц.

Все унифицированные формы учетной документации по учету торговых операций, утвержденные Постановлениями Госкомстата России от 25.12.1998 N 132, от 11.11.99 г. N 100, предусматривают отражение наименования организаций, от имени которых составлены первичные документы, а также подписание таких документов уполномоченными должностными лицами этих организаций.

Требования к оформлению первичных документов, на основании которых подтверждаются расходы по налогу на прибыль, а также к оформлению счетов-фактур, служащих основанием для применения вычетов по налогу на добавленную стоимость, относятся не только к формальному заполнению всех необходимых реквизитов, но и к самой достоверности сведений, указанных в первичных документах и счетах-фактурах.

Организации, претендующие на налоговую выгоду в виде уменьшения сумм налога на прибыль и налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате в бюджет, на расходы (налоговые вычеты), не только вправе, но и обязаны отслеживать достоверность сведений в принимаемых к учету первичных документах, в том числе устанавливать правоспособность лиц, выступающих в качестве контрагентов по сделкам.

В силу правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.01 г. N 138-О, по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщика. Контроль за исполнением налогоплательщиками своих налоговых обязательств и проведение проверок добросовестности налогоплательщиков возложен на налоговые органы.

Презумпция добросовестности налогоплательщиков предполагает, что лицо, претендующее на налоговую выгоду, вытекающую из сделок, заключенных с иными хозяйствующими субъектами, должно проявить достаточную степень осторожности и предусмотрительности, установить правовой статус контрагента по сделке и проверить полномочия лиц, выступающих от имени другой стороны.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 12.02.2008 N 12210/07, недостаточная осмотрительность в выборе контрагента, не исполнившего свою обязанность, может повлечь для налогоплательщика неблагоприятные последствия в налоговых правоотношениях, в частности, отказ в праве на льготу или в праве на налоговый вычет.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.06 г. N 53 необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной:

— создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;

— взаимозависимость участников сделок;

— неритмичный характер хозяйственных операций;

— нарушение налогового законодательства в прошлом;

— разовый характер операции;

— осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;

— осуществление расчетов с использованием одного банка;

— осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;

— использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 настоящего Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Согласно п. 5 указанного Постановления о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

— невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

— отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

— учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;

— совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Согласно пунктам 9, 10 вышеназванного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Согласно разъяснениям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 3 вышеназванного Постановления N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). При этом в пункте 7 данного Постановления установлено, что если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Как следует из материалов дела, основанием для доначисления НДС, налога на прибыль организаций, а также соответствующих пеней и санкций послужили результаты мероприятий налогового контроля в отношении контрагентов налогоплательщика — ООО «Меркатор», ОО «Омега», ООО «ТрансКомСервис», ООО «ТрансГарант МСК», ООО «МегаТрейд», ООО «БизнесПроект», ООО «МастерСтройПроект», ООО «СибЛам», на основании которых налоговым органом сделан вывод о том, что представленные на проверку документы содержат недостоверные сведения, не подтверждают реальность хозяйственных операций, организации созданы для совершения сделок, нацеленных на уход от налогообложения.

В ходе выездной налоговой проверки на основании имеющихся у налогового органа документов ООО «МАКТЭКБАЙКАЛ» инспекцией сделан обоснованный вывод о фиктивности хозяйственных операций общества с контрагентами ООО «Меркатор», ОО «Омега», ООО «ТрансКомСервис», ООО «ТрансГарант МСК», ООО «МегаТрейд», ООО «БизнесПроект», ООО «МастерСтройПроект», ООО «СибЛам» на основании следующих обстоятельств.

1   2   3   4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code