Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2016 N 04АП-2970/2016 по делу N А19-667/2016

Требование: О признании незаконным бездействия по неисполнению судебного акта и требования конкурсного управляющего о возврате денежных средств, об обязании устранить допущенные нарушения путем возврата денежных средств.

 

ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 июля 2016 г. по делу N А19-667/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 июля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 июля 2016 года.

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе

председательствующего судьи Сидоренко В.А.,

судей Желтоухова Е.В., Басаева Д.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Туголуковым И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Иркутской области с участием судьи Мусихиной Т.Ю. и помощника судьи Михайлова Э.С. апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Промальянс» на решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 апреля 2016 года по делу N А19-667/2016 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Промальянс» (ОГРН 1113850013001, ИНН 3811147313) к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области (ОГРН 1073808028326, ИНН 3808171041) о признании незаконным бездействия по неисполнению решения арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015 по делу N А19-3277/2015 и требования конкурсного управляющего ООО «Промальянс» Афанасьевой В.Л. о возврате денежных средств от 25.12.2015; обязании устранить допущенные нарушения путем возврата денежных средств в сумме 21 623 283,45 рублей на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью «Промальянс»,

(суд первой инстанции: судья Позднякова Н.Г.),

при участии в судебном заседании:

от общества с ограниченной ответственностью «Промальянс» — Афанасьевой В.Л. — арбитражного управляющего, Морозовой Т.Б. — представителя по доверенности от 23.11.2015,

от Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области — Евдокимовой Н.И. — представителя по доверенности от 18.12.2015,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Промальянс» (далее — заявитель, ООО «Промальянс» или общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области (далее — ГУ МВД России по Иркутской области или Управление) о признании незаконным бездействия по неисполнению решения арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015 по делу N А19-3277/2015 и требования конкурсного управляющего ООО «Промальянс» Афанасьевой В.Л. о возврате денежных средств от 25.12.2015; обязании устранить допущенные нарушения путем возврата денежных средств в сумме 21 623 283,45 рублей на расчетный счет ООО «Промальянс»: ИНН/КПП 3811147313/381101001, р/с 40702810618350010030 в Байкальском Банке Сбербанка России (БИК 042520607).

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 15 апреля 2015 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным решением, общество обжаловало его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного, принятого с нарушением норм материального и процессуального права, нарушающего права и законные интересы ООО «Промальянс».

Из апелляционной жалобы следует, что судом первой инстанции не применены положения статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ (далее — Закон банкротстве).

Как указывает общество, спорные денежные средства не являются вещественными доказательствами по уголовному делу и в отношении них распространяют свое действие положения пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве. При этом возврат денежных средств никак не может быть связан с наличием или отсутствием потерпевших по уголовному делу.

Общество отмечает, что данные денежные средства, арестованные именно на расчетном счете ООО «Промальянс» и впоследствии перечисленные на депозитный счет Управления, являются собственностью заявителя и были им получены в результате осуществления хозяйственной деятельности, и все денежные средства не имеют никакого отношения к фигурантам уголовного дела, указанным судом в оспариваемом решении.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы апелляционной жалобы.

Управление отзыв на жалобу не представило.

В судебном заседании представитель Управления возразила против доводов апелляционной жалобы.

О месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), что подтверждается почтовыми уведомлениями, а также отчетом о публикации на официальном сайте Федеральных Арбитражных Судов Российской Федерации в сети «Интернет» (www.arbitr.ru) определения о принятии апелляционной жалобы к производству.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 АПК РФ, проанализировав доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей общества и Управления, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ООО «Промальянс» зарегистрировано в качестве юридического лица 14.04.2011 за основным государственным регистрационным номером 1113850013001.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015, принятым по делу N А19-3277/2015, ООО «Промальянс» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство сроком до 18.05.2015, конкурсным управляющим утверждена арбитражный управляющий Афанасьева Вера Леонидовна.

Полагая, что в связи с признанием его банкротом в силу требований пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве наступает ряд последствий, в том числе снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника, ООО «Промальянс» в лице конкурсного управляющего Афанасьевой В.Л. обратилось в ГУ МВД России по Иркутской области с требованием от 25.12.2015 N 7 о возврате арестованных постановлением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 01.08.2014 денежных средств общества в сумме 21 623 283,45 рублей, находящихся во временном распоряжении ГУ МВД России по Иркутской области, на расчетный счет общества.

В связи с неисполнением требования в установленный в нем срок ООО «Промальянс» обратилось в суд с настоящим заявлением о признании незаконным бездействия по неисполнению решения Арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015 по делу N А19-3277/2015, обязании ГУ МВД России по Иркутской области возвратить арестованные денежные средства в сумме 21 623 283,45 рублей на расчетный счет общества.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им надлежащую правовую квалификацию, в связи с чем, у суда нет оснований к удовлетворению апелляционной жалобы. Выводы суда первой инстанции являются верными и соответствуют обстоятельствам дела.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, подлежат отклонению, поскольку заявлялись в суде первой инстанции, где им дана полная и надлежащая оценка.

Суд апелляционной инстанции находит выводы суда первой инстанции о незаконности обжалуемого бездействия правильным, исходя из следующего.

Пределы судебного разбирательства при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, установлены частью 4 статьи 200 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными (часть 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта государственного органа недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

По сути, аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 марта 2011 года N 14044/10.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции полагает, что требования заявителя могут быть удовлетворены только в том случае, если будут установлены следующие обстоятельства: 1) несоответствие оспариваемых действий (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и 2) нарушение прав и законных интересов заявителя этими действиями (бездействием).

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что постановлением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 24.12.2013 наложен арест на денежные средства, находящиеся на расчетном счете ООО «Промальянс» N 40702810500000009092 в ОАО АКБ «Радиан» по адресу: г. Иркутск, ул. Советская, 3, в сумме 21 623 283,45 рублей.

Арест на денежные средства наложен по ходатайству следователя отдела СЧ ГСУ при ГУ МВД России по Иркутской области Черемных О.А. по уголовному делу N 48514 в отношении: Савченко Юрия Николаевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 187, пунктами «а», «б» части 2 статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, Родионова Семена Юрьевича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 187, пунктами «а», «б» части 2 статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, Ертанова Владимира Петровича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 187, пунктами «а», «б» части 2 статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, Рыбаковой Татьяны Валерьевны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «б» части 2 статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, Дыдыкиной Ирины Анатольевны, обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 187, пунктами «а», «б» части 2 статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Из текста постановления от 24.12.2013 следует, что решение о наложении ареста на денежные средства ООО «Промальянс» принято для обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части 1 статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Кроме того, арест на имущество наложен в соответствии с частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Иркутска от 01.08.2014 по делу N 1-413/15 арестованные денежные средства в сумме 21 623 283,45 рублей, находящиеся на расчетном счете ООО «Промальянс» N 40702810500000009092 в ОАО АКБ «Радиан» по адресу: г. Иркутск, ул. Советская, 3, зачислены во временное распоряжение на лицевой счет ГУ МВД России по Иркутской области по указанным в нем реквизитам.

Как указывалось выше, решением Арбитражного суда Иркутской области от 20.11.2015 по делу N А19-3277/2015 ООО «Промальянс» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Конкурсное производство как завершающая процедура банкротства направлена на соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

В соответствии с абзацем 9 пункта 1 статьи 126 Закона о несостоятельности (банкротстве) с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

В соответствии с частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом (в ред. Федерального закона от 29.06.2015 N 190-ФЗ).

Согласно части 3 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

По вопросу соотношения норм уголовного процесса об арестах имущества и соответствующих положений законодательства о банкротстве Конституционным Судом Российской Федерации принято Постановление от 31.01.2011 N 1-П.

Согласно указанному Постановлению часть третья статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем девятым пункта 1 статьи 126 Закона банкротстве не могут рассматриваться как допускающие в нарушение специального порядка удовлетворения в ходе конкурсного производства имущественных требований кредиторов, установленного Законом о банкротстве, создание особых условий для защиты прав лиц, которые, будучи конкурсными кредиторами в деле о банкротстве лица, на имущество которого в рамках предварительного расследования по уголовному делу наложен арест, признаются гражданскими истцами по данному уголовному делу, — вне зависимости от фактических обстоятельств соответствующего уголовного дела (в отношении заявителя по настоящему делу ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» — независимо от того, должно ли оно в соответствии с гражданским законодательством нести ответственность за действия своего генерального директора или по обязательствам другого юридического лица).

Иное — в нарушение требований статей 8 (часть 2), 19 (часть 1), 35 (части 1 — 3), 46 (часть 1) и 118 (часть 2) Конституции Российской Федерации — означало бы подмену установленных федеральным законом частноправовых способов разрешения спора об имущественных правах публично-правовыми способами, ставящими отдельных конкурсных кредиторов в привилегированное положение лишь в силу их признания также субъектами уголовного судопроизводства.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации (пункт 4 мотивировочной части Постановления) пришел к выводу о том, что часть третья статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с абзацем девятым пункта 1 статьи 126 Закона о несостоятельности (банкротстве) не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования — не предполагают наложение ареста на имущество должника, находящегося в процедуре конкурсного производства, либо сохранение ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество должника после введения данной процедуры для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами.

Между тем, из постановления судьи Октябрьского районного суда г. Иркутска от 24.12.2013, вступившего в законную силу, следует, что арест на имущество в виде денежных средств в сумме 21 623 283,45 рублей, размещенных на расчетном счете ООО «Промальянс» в ОАО АКБ «Радиан», наложен в соответствии с положениями части 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (арест на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия). Соответственно, как правильно указал суд первой инстанции, в рассматриваемом случае доводы заявителя о необходимости снятия ареста с денежных средств, принадлежащих ООО «Промальянс», со ссылками на банкротство общества и пункт 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 N 1-П, не состоятельны.

Из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15.05.2012 N 813-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Садыкова Ильгизара Яхиевича на нарушение его конституционных прав положениями абзаца девятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», абзаца шестого пункта 1 статьи 16, пункта 3 статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», частей третьей и девятой статьи 115 и пункта 2 части первой статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» следует, что установление фактических обстоятельств — о принадлежности имущества — и их оценка, определяющая юридическую квалификацию спорных правоотношений, относится к полномочиям органов предварительного следствия и суда.

Наложение на период предварительного следствия и судебного разбирательства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации, в том числе в целях возмещения причиненного преступлением ущерба в интересах истца по уголовному делу, осуществляется по судебному решению. Соответственно, в силу части девятой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отменяется наложение ареста по постановлению, определению лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело и в чьи полномочия входит установление и оценка фактических обстоятельств, исходя из которых снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника, признанного банкротом.

При этом в случае спора не исключается возможность проверки действий (бездействия) лица или органа, уполномоченных отменять наложение ареста на имущество, вышестоящим органом или судом (статьи 123 — 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 N 1-П положение части первой статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающее в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска наложение ареста на имущество лиц, несущих по закону материальную ответственность за действия подозреваемого или обвиняемого, признано не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования оно означает, что арест может быть наложен на имущество лишь того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда.

В пункте 5 мотивировочной части данного Постановления указано, что предусмотренная частью третьей статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации мера процессуального принуждения в виде наложения ареста на находящееся у других, помимо указанных в части первой той же статьи, лиц имущество, относительно которого имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности, обусловлена необходимостью обеспечения публично-правовых целей уголовного судопроизводства.

Поскольку наличие в рамках уголовного дела обстоятельств, впоследствии влекущих, в том числе на основании статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, изъятие имущества, на которое был наложен арест, при условии, что лицо, у которого находилось данное имущество, знало или должно было знать о его преступном происхождении или использовании, может быть с достоверностью установлено лишь при постановлении обвинительного приговора, применение этой процессуальной меры само по себе не влечет перехода права собственности на арестованное имущество к государству или иным лицам и носит временный характер — на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, сроки которых установлены законом (статьи 162, 223, 227 и 233 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). В случаях прекращения производства по уголовному делу или вынесения оправдательного приговора наложение ареста на имущество подлежит отмене (пункт 8 части второй статьи 213, пункт 2 части третьей статьи 239, пункт 4 части первой статьи 306 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Действительно, в соответствии с неоднократно высказываемой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, установление особого режима имущественных требований к должнику, не допускающего удовлетворение этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов, что, по существу, направлено на предоставление им равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе, когда имущества должника недостаточно для справедливого его распределения между кредиторами; при столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди кредиторов конкурсной массы (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12.03.2001 N 4-П, от 31.01.2011 N 1-П и др.).

Однако, как правильно указал суд первой инстанции, из текста Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31.01.2011 N 1-П следует, что ситуацию, при которой в целях обеспечения конкурсным кредиторам равных возможностей на удовлетворение их требований в рамках дела о банкротстве не допускается сохранение ареста, наложенного в обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска потерпевшего, являющегося конкурсным кредитором, следует отличать от ситуации, при которой имущество было подвергнуто аресту в публично-правовых целях.

Согласно сведениям, представленным Октябрьским районным судом г. Иркутска по запросу суда, по постановлению от 23.12.2013 арест на денежные средства ООО «Промальянс» наложен именно в публично-правовых целях. Какие-либо лица потерпевшими по уголовному делу не признавались.

В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что наложение ареста на имущество должника в рамках предварительного расследования по уголовному делу применялось для обеспечения исполнения приговора в части гражданских исков. Соответственно, среди конкурсных кредиторов ООО «Промальянс» отсутствуют лица, которые являются гражданскими истцами в рамках уголовного дела. Следовательно, является правильным вывод суда первой инстанции, что ситуация, при которой имеет место сохранение ранее наложенного ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами, в рассматриваемом случае отсутствует.

Из вышеизложенного, как правильно указал суд первой инстанции, следует, что у ГУ МВД России по Иркутской области отсутствуют правовые основания для возврата денежных средств в сумме 21 623 283,45 рублей, находящихся во временном распоряжении ГУ МВД России по Иркутской области по постановлению судьи от 01.08.2014.

В соответствии с частью 3 статьи 201 АПК РФ в случае, если арбитражный суд установит, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решения и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и не нарушают права и законные интересы заявителя, суд принимает решение об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд первой инстанции пришел к правомерному и обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

При указанных фактических обстоятельствах и правовом регулировании суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность принятого по делу судебного акта. Оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для отмены или изменения решения суда первой инстанции не имеется.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы, свидетельствуют не о нарушении судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а о несогласии заявителя жалобы с установленными по делу фактическими обстоятельствами и оценкой судом доказательств.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 15 апреля 2016 года по делу N А19-667/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа путем подачи жалобы через принявший решение в первой инстанции арбитражный суд.

Председательствующий судья В.А.СИДОРЕНКО
Судьи Д.В.БАСАЕВ, Е.В.ЖЕЛТОУХОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code