ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ И ПРАКТИКА РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

Е.В.Кунц, доктор юридических наук, профессор

Рассматриваются особенности и правовые формы регулирования межнациональных и религиозных отношений в отдельных странах, как европейских, так и азиатских. Дается анализ Основного закона названных государств по вопросу национального и религиозного равенства.

Ключевые слова: межнациональные и религиозные отношения, Основной закон, неравенство, подходы, формы.

Мировой истории известны различные подходы в урегулировании межнациональных, религиозных, межэтнических конфликтов. Самые распространенные — структурный, функциональный, поведенческий подходы.

Структурный подход заключается в том, что решение, по сути, является итогом деятельности структур, которые влекут за собой совершение каких-либо действий. Р. Зайдерман справедливо определяет, что именно данный подход фокусируется в первую очередь на интересах, а затем конструирует системы или структуры интересов [4. С. 30], поэтому наиболее привлекателен. Во- первых, повышенное внимание к интересам делает структурный анализ особенно плодотворным для понимания конфликта. Во-вторых, фокус структурного анализа на взаимосвязи вещественных интересов и властных структур позволяет в полной мере использовать как концепцию насилия, так и концепцию мира. В-третьих, присущий ему поиск основополагающих структур находит применение к тем из них, интересы которых заключаются в усвоении уроков и определении специфического и общего аспекта конкретных казусов конфликта [Там же. С. 31].

Среди недостатков данного подхода отмечают, во-первых, скрытую тенденцию к гармонии, возникавшую во многих анализах с применением этого подхода. Поиски совершенной структуры обесценивали идею перемен, что означало неполноценность конфликтной динамики. Второй недостаток структурного анализа особенно проявился в анализе конфликтов и мира, когда стало ясно, что контроль над вооружениями не смог заполнить брешь между структурной необходимостью или требованием контроля над вооружениями и разоружения [Там же. С. 32].

Функциональный подход, подчеркивающий функциональную взаимосвязь политики и политического порядка, был использован учеными европейских стран именно для преодоления недостатков структурного подхода.

Поведенческий подход можно назвать подвидом функционального. Во-первых, именно благодаря этому подходу выявлены конфликты без причин или конфликты, в которых различия интересов второстепенны, следовательно, конфликтное поведение становится доминирующим источником их динамики. Во-вторых, все эти веяния вызвали появление ряда интересных эмпирических исследований, что привело к моделированию. В-третьих, появились многие данные, которые нельзя недооценивать в плане анализа конфликтов [Там же. С. 35].

Изучение какого-либо международного явления всегда сопровождается использованием определенной группы методов, которые условно можно разделить на множество видов. Самые распространенные из них — количественные и качественные. Качественные исследования более теоретизированы, нежели количественные.

Особого внимания заслуживает гипотеза, выдвинутая С. Хантингтоном, — «столкновение цивилизаций» [2], — применимая скорее к конфликтам в международной системе, чем к ее структуре. Согласно данной гипотезе, в ближайшие годы основным источником конфликтов будет столкновение культур, что мы и наблюдаем в настоящее время. Важны два фактора: 1) представители разных цивилизаций имеют разные воззрения на базовые связи и отношения, и, как показывает международная практика, в настоящее время этот конфликт достаточно распространен; 2) растущие взаимосвязи, значительно облегчившиеся в современном мире, усиливают осознание собственной цивилизации и ее отличие от других.

Благодаря этим двум факторам установки, способные разжечь конфликт, разрастаются быстрее, чем могут быть созданы механизмы регулирования и разрешения конфликтов, нацеленные на их сдерживание, по крайней мере, в краткосрочной перспективе [1]. Слабая сторона этой гипотезы, хотя и побуждающая к размышлению, — это чрезмерная сплоченность, которую она, по всей видимости, приписывает цивилизациям [9. С. 45].

В исследовании поднималась проблема национальных меньшинств. В теории выделяют отдельно предупреждение конфликтов и права национальных меньшинств. Современные вооруженные конфликты на территории бывшего СССР показали, что особую проблему несут этноконфликты и права национальных меньшинств [10. С. 75]. Все комментаторы — и те, кто проводит аналогии с прошлым, — говорят о «синдроме 1914 г.» [3. Р. 17].

Правовую основу, на которой складываются формы и создается практика регулирования межнациональных и религиозных конфликтов в зарубежных странах, составляют Основные законы, в большинстве стран это конституции.

В Великобритании, а также иных странах англо-саксонского права действуют конституции, акты которых близки к американской модели. В конституциях Норвегии, Финляндии, Швеции говорится о том, что нормы международного права для приобретения юридической силы обязательно должны быть имплементированы в национальное законодательство, а до этого приоритет имеет национальное законодательство. В конституциях Дании, Исландии этот вопрос вообще не урегулирован, но, как следует из отдельных конституционных положений, правовое регулирование ряда вопросов может осуществляться только национальным законом. Приоритет национального права прямо установлен в Бразилии, Индии, КНДР. Даже в этих странах нормы международного права не применяются бездумно, вслепую. Как правило, в них предусмотрена тщательная, детальная предварительная проверка подписываемых и ратифицируемых актов международного права на предмет их соответствия национальным конституциям. Обычно такую предварительную оценку дает конституционный суд того или иного государства. Это сводит к минимуму последующее возникновение противоречий с национальным законодательством. Например, подобная процедура осуществляется во Франции, Венгрии, Италии, Болгарии, Испании, Румынии [5].

На законодательном уровне в некоторых государствах осуществляется политика, направленная на пропаганду и закрепление в правовых нормах исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности1. Кроме того, со стороны вышеуказанных государств предпринимаются попытки приуменьшить решающий вклад Советского

1 Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 7 июня 2002 года № 2833-III ГД «О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О дискриминации политики латвийских властей в отношении русского населения Латвийской Республики»»// Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2002. — № 24. — Ст. 228.

Союза в разгром немецко-фашистских войск и освобождение народов Европы путем обращения к руководителям ряда государств с инициативой бойкотировать празднование Дня Победы .

Обострен до предела вопрос в сфере отношений между представителями различных вер, религий. В юридической литературе нет однозначного понимания религиозной нетерпимости. Чаще всего ученые придерживаются того, что это мотивированная чьими-то личными религиозными убеждениями или практикой либо собственно нетерпимостью к другим религиозным верованиям или практикам как таковым. Она проявляется как на культурном уровне, так и в качестве части основы отдельных религиозных и секулярных групп. Утверждение, что система верования и практики той или иной религии является правильной, а любые противоречащие ей взгляды неправильные, не представляет собой религиозную нетерпимость. В истории было много случаев, когда основные религии терпимо относились к другим. Религиозная нетерпимость — это когда группа или религиозная группа отказывается терпимо относиться к практикам, личностям или верованиям на религиозной основе. Она чаще всего может служить прикрытием для скрытых и часто секулярных или атеистических политических или социальных мотивов. Во многих странах существуют законы в рамках конституции, явно запрещающие государству принимать участие в определенных актах религиозной нетерпимости или предпочтения в пределах границ данного государства. Например, первая поправка Конституции Соединенных Штатов, 4-я статья Основного закона Германии закрепляют, что свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения нерушимы, гарантируется беспрепятственное отправление религиозных обрядов. Никто не может быть принуждаем против своей совести к военной службе с оружием. Подробности регулируются федеральным законом [6. С. 581].

Статья 44.2.1 Конституции Ирландии [Там же. С. 813], закрепляет, что свобода совести и свобода профессионального и повседневного отправления религии при условии соблюдения общественного порядка и морали гарантированы каждому гражданину.

Статья 40 Конституции Эстонии [Там же. С. 722] закрепляет, что каждый обладает свободой совести, вероисповедания и мысли. Принадлежность к церкви и религиозным общинам свободна. Государственной церкви нет. Каждый волен как сам, так и вместе с другими публично или приватно исполнять религиозные обряды, если это не наносит ущерба общественному порядку, здоровью или нравственности.

Статья 24 Конституции Турции [7. С. 228] гласит, что каждый имеет право на свободу совести, вероисповедания и религиозных убеждений. Богослужение, религиозные обряды и церемонии должны проводиться свободно при условии, что они не нарушают положения ст. 14. Никто не должен быть принужден к отправлению религиозных культов или участвовать в религиозных церемониях и обрядах, к проявлению своих религиозных верований и быть обвиненным или осужденным за свои религиозные убеждения. Воспитание и обучение религии и этике осуществляется под контролем и надзором государства. Обучение религиозной культуре и этике является обязательным элементом в учебных планах начальных и средних школ. Получение какого-либо другого религиозного воспитания и образования зависит от собственного желания лица, а для несовершеннолетних — от требования их законных представителей. Никому не позволено эксплуатировать религиозные чувства или злоупотреблять религией или религиозными чувствами, а также вещами, признанными священными, для обеспечения личного или политического влияния. Также недопустимо, даже частично, базирование основных устоев, социального, экономического, политического и правового строя государства на религиозных принципах.

Несмотря на то что в конституциях многих других стран отсутствуют положения, напрямую относящиеся к религии, там имеются положения, запрещающие дискриминацию по религиозному признаку. Например, ст. 1 Конституции Франции [Там же. С. 411] определяет Францию неделимой, светской, социальной, демократической Республикой, обеспечивает равенство перед законом всех граждан без различия происхождения, расы или религии, уважает все вероисповедания. То же — в ст. 15 Хартии о правах и свободах Канады и ст. 40 Конституции Египта. Следует отметить, что такие конституционные положения необязательно гарантируют, что религиозная нетерпимость будет отсутствовать во всех элементах государства во все времена, и практика может широко отличаться в зависимости от страны.

В некоторых других странах может существовать религиозная предпочтительность, вызванная, например, признанием одной или более религий государственными. Так, в Финляндии государственными религиями являются Евангелическо-лютеранская церковь Финляндии и Финляндская православная церковь, хотя право свободного вероисповедания защищено 11-й статьей Конституции этой страны [Там же. С. 373] и каждый обладает свободой религии и совести. Свобода религии и совести включает право признавать и исповедовать религию, знакомить со своими убеждениями, право принадлежать или не принадлежать к религиозной общине. Никто не может быть обязан участвовать в религиозных обрядах против своих убеждений.

Если в одних странах законы, например о богохульстве, запрещают диффамацию религиозной веры, что может являться способом оправдать религиозную нетерпимость, то в других приняты законы, запрещающие любые формы богохульства (как в Германии, где в 2006 г. Манфред ван X. был осужден за богохульство в отношении ислама). Связь между религиозной нетерпимостью и законами о богохульстве наиболее тесна, если такие законы применяются только к одной религии. Например, в Великобритании богохульные заявления нарушают закон, только если они направлены в адрес Англиканской церкви, однако с 1922 г. никто осужден за это не был.

ООН защищает право на свободу вероисповедания в ст. 18 Всеобщей декларации прав человека, а в ст. 2 запрещает дискриминацию на религиозной почве. В ст. 18 также разрешается поменять религию. Эта декларация юридически необязательна к исполнению, но в 1998 г. США приняли Международный акт религиозной свободы, создав Международную комиссию и приказав Правительству США принимать меры против любой страны, уличенной в нарушении религиозных свобод, описанных во Всеобщей декларации прав человека. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод, которая юридически связана со всеми государствами Европейского Союза (следуя путем Акта по правам человека 1998 г., принятого в Великобритании), в ст. 9 объявляет вне закона ограничение прав человека в практиковании или перемене своей религии, а в ст. 14 объявляет вне закона дискриминацию на религиозной почве.

Государственный департамент США в годовом отчете о международном положении относительно религиозных свобод за 2000 г. упомянул Китай, Иран, Ирак и Судан как страны, в которых преследуют людей за религиозные взгляды и практику. В отчете, который охватывает период с июля 1999 по июнь 2000 г., описывается политика США в отношении стран, где происходит нарушение права на свободу вероисповедания с точки зрения Государственного департамента США.

Исследуя конституции некоторых европейских государств, также можно сделать вывод о том, что национальное законодательство содержит нормы о защите прав представителей различных национальностей, а также ряда других оснований. Основной закон Финляндии в ст. 6 [Там же. С. 372] закрепляет, что все равны перед законом. Никто не может без основательных причин занимать особое положение на основании пола, возраста, происхождения, языка, религии, убеждений, взглядов, состояния здоровья, дееспособности либо по какой-то иной причине. Равенство между полами в общественной деятельности или трудовой жизни обеспечивается в соответствии с более детальными предписаниями закона, в особенности в отношении заработной платы и других условий найма.

Статья 10 Конституции Турецкой Республики [7. С. 224] определяет равенство всех перед законом независимо от языка, расы, мировоззрения, пола, политической ориентации, философских взглядов, религии и веры и т. п. Никакая привилегия не может быть представлена какому- либо лицу, семье, группе или классу.

В последнее десятилетие причиной многих конфликтов в Эстонии были отдельные положения Закона «О языке», поправки к которому постоянно ужесточали требования, предъявляемые к государственному языку, и расширяли сферу его действия. В ноябре 1998 г. после принятия очередных изменений к закону правительство получило право проверять знание эстонского языка депутатами парламента. Ранее это требование предъявлялось лишь к представителям органов самоуправления. В декабре 1998 г. в ответ на обвинения, что данная поправка нарушает принцип разделения властей, а также ряд прав и свобод человека, президент обратился в Конституционную палату Государственного суда. В феврале 1999 г. палата признала поправку неправомерной, указав, что все требования по отношению к вновь избираемым депутатам должны быть установлены только Законом о выборах [8. С. 149].

Однако правовые решения, найденные именно в Эстонии, могут показать вполне реальные пути к достижению гражданского мира и терпимости для других стран. Основой для этого могут стать прежде всего нормы ст. 49 — 52 Конституции. Признав право каждого на сохранение национальной принадлежности, Конституция предусматривает институциональные формы, которые могут помочь представителям национальных меньшинств реализовывать свое право. В первую очередь это право создавать самоуправленческие учреждения для развития национальной культуры. Условия и порядок их образования определены в Законе о культурной автономии национальных меньшинств.

Выгодно отличает эстонского законодателя и закрепляемое им за каждым представителем национальных меньшинств в местах их компактного проживания право на получение ответов на свои обращения в государственные учреждения. Местные самоуправления с учетом языковой принадлежности большинства населения могут вести делопроизводство на языке большинства населения. Допускается и возможность участия постоянно проживающих жителей в выборах местного самоуправления [7. С. 709].

Статья 12 Конституции Эстонской Республики закрепляет, что все равны перед законом. Никто не может быть подвергнут дискриминации из-за национальной, расовой принадлежности, цвета кожи, пола, языка, происхождения, вероисповедания, политических или иных убеждений, а также имущественного и социального положения или по другим обстоятельствам. Разжигание национальной, расовой, религиозной или политической ненависти, насилия и дискриминации запрещается и карается по закону. Также запрещено и карается по закону разжигание ненависти, насилия и дискриминации между слоями общества [Там же. С. 716 — 717].

Конституция Республики Албания от 21 октября 1998 г. в ст. 3 определила, что независимость государства, целостность его территории, достоинство человека, его права и свободы, социальная справедливость, конституционный строй, плюрализм, национальное равенство и национальное наследие, религиозное существование, а также существование и взаимопонимание албанцев с национальными меньшинствами являются основой этого государства, которое обязано их уважать и защищать [Там же. С. 181]. В Республике Албания нет официальной религии, данное положение закреплено в ст. 10 Конституции [Там же. С. 182]. Государство признает равенство религиозных объединений. Государство и религиозные объединения взаимно уважают независимость друг друга и сотрудничают на благо каждого и для всех. Отношения между государством и религиозными объединениями регулируются на основе соглашений, заключаемых между их представителями и Советом министров. Эти соглашения ратифицируются Кувендом. Религиозные объединения имеют статус юридического лица. Они независимы в управлении своими капиталами согласно своим принципам, правилам и канонам, без учета третьих интересов. Каждому гражданину Албании гарантируется свобода совести и вероисповедания. Каждый свободен в выборе и смене религии или убеждений, равно как свободен их выражать индивидуально или коллективно, в общественной или личной жизни, через отправление культа, образование, практическую деятельность или исполнение ритуалов. Никого нельзя заставить и никому нельзя запретить принимать участие в каком-либо религиозном объединении или в его деятельности, равно как и публично проявлять свои взгляды или свои религиозные убеждения [Там же. С. 183].

В Конституции Республики Беларусь закреплено положение о том, что каждый имеет право сохранять свою национальную принадлежность, равно как никто не может быть принужден к определению и указанию национальной принадлежности (ст. 50). Конституция предусматривает твердые гарантии прав человека и гражданина. Прежде всего государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (ст. 59). Каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки (ст. 60). Каждый вправе в соответствии с международно-правыми актами, ратифицированными Республикой Беларусь, обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ст. 61). В данном случае имеется в виду прежде всего Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления защиты прав и свобод (ст. 62). Осуществление предусмотренных Конституцией прав и свобод личности может быть приостановлено в условиях чрезвычайного и военного положения в порядке и пределах, определенных Конституцией и законом (ст. 63). При этом некоторые права могут быть ограничены при осуществлении особых мер в период чрезвычайного положения [7. С. 292]. Статья 14 Конституции Республики Беларусь закрепляет, что государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов. Статья 16 гласит, что религии и вероисповедания равны перед законом. Взаимоотношения государства и религиозных организаций регулируются законом с учетом их влияния на формирование духовных, культурных, и государственных традиций белорусского народа [Там же. С. 301].

В ряде этих стран предусмотрена уголовная ответственность за посягательства на межнациональные и религиозные права граждан.

Список литературы

1. Galtung, J. Western Civilization Anatomy and Patology / J. Galtung // Alternative. — 1981. — Vol. 7, no. 2. — P. 145—170.
2. Huntington, S. The Clash of Civilisation / S. Huntington // Foreign Affairs. — 1993. — Vol. 72, no. 3. — P. 22 — 49.
3. Mortiner, E. European Alter the Cold War / E. Mortiner // IISS. Adelphi Paper. No. 271. — London, 1992.
4. Зайдельман, Р. Теории конфликтов и мира: концепции, подходы, методы / Р. Зайдельман // Этнические и региональные конфликты в Евразии : в 3 кн. Кн. 3: Международный опыт разрешения этнических конфликтов / общ. ред. Б. Коппитерс, Э. Ремакль, А. Зверев. — М. : Весь мир, 1997. — С. 16 — 40.
5. Интервью Председателя Следственного комитета Российской Федерации Бастрыкина А. И. «Российской газете» на тему «Изменения положений Конституции Российской Федерации о приоритете международного права над национальным» (28.04.2015) [Электронный ресурс]. — URL: http://sledcom.ru/blog/bastrikin/item/920274/ (дата обращения: 01.11.2015).
6. Конституции государств Европы : в 3 т. Т. 1 / под общ. ред. и со вступ. ст. директора Ин-та законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве Рос. Федерации Л. А. Окунькова. — М. : НОРМА, 2001. — 824 с.
7. Конституции государств Европы : в 3 т. Т. 3 / под общ. ред. и со вступ. ст. директора Ин-та законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве Рос. Федерации Л. А. Окунькова. — М. : НОРМА, 2001. — 792 с.
8. Конституционное право: восточноевропейское обозрение. 1998—1999. — № 4/1.
9. Раджоньери, Р. Структура системы и динамика конфликтов / Р. Раджоньери // Этнические и региональные конфликты в Евразии : в 3 кн. Кн. 3: Международный опыт разрешения этнических конфликтов / общ. ред. Б. Коппитерс, Э. Ремакль, А. Зверев. — М. : Весь мир, 1997.
10. Ремакль, Э. Предупреждение конфликтов и права национальных меньшинств. Опыт СБСЕ / Э. Ремакль // Этнические и региональные конфликты в Евразии : в 3 кн. Кн. 3: Международный опыт разрешения этнических конфликтов / общ. ред. Б. Коппитерс, Э. Ремакль, А. Зверев. — М. : Весь мир, 1997.

Библиографическое описание: Кунц, Е. В. Правовые формы и практика регулирования межнациональных и религиозных отношений в зарубежных странах / Е. В. Кунц // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2016. — Т. 1, вып. 1. — С. 78 — 83.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code