УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАПАДЕНИЯ НА ЛИЦ ИЛИ УЧРЕЖДЕНИЯ, КОТОРЫЕ ПОЛЬЗУЮТСЯ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЗАЩИТОЙ

С.А.Дробот, А.А.Куличков

Статья посвящена уголовно-правовой характеристике преступления, предусмотренного ст. 360 УК РФ. На основе анализа признаков состава преступления раскрывается специфичность рассматриваемой нормы, предопределяемая достаточно высокой степенью ее бланкетности, конструкцией объективной стороны и субъективной стороны преступления.

Ключевые слова: уголовно-правовая характеристика, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, потерпевший, предмет преступления, объективная сторона преступления, цель преступления.

Из ст. 9 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.1 следует, что внешняя политика России ориентирована на реализацию принципов многовекторной дипломатии. В процессе реализации указанных принципов важная роль отводится международному праву. Наша страна, подписав и ратифицировав международные договоры, в том числе в уголовно- правовой сфере, приняла на себя определенные обязательства.

Особенностью международных актов в сфере уголовного права является невозможность их применения без имплементации в УК РФ. В результате в Особенной его части законодатель впервые предусмотрел самостоятельные разд. XII и гл. 34 «Преступления против мира и безопасности человечества». Одним из девяти преступлений, входящих в данную главу, является нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК РФ). Это посягательство было криминализовано в результате ратификации Россией Конвенции о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, от 14 декабря 1973 г. (далее — Конвенция 1973 г.) [4]. Однако, несмотря на пристальное внимание нашей страны и всего мирового сообщества в целом к вопросу обеспечения безопасности международно защищаемых лиц и учреждений, посягательства на них продолжают совершаться.

Важнейшим инструментом противодействия нападениям на защищаемых лиц и учреждения является уголовное законодательство. Оно содержит меры государственной репрессии, применяемые за совершение преступлений, в том числе и за предусмотренное ст. 360 УК РФ. Однако использование уголовного закона требует правильной квалификации содеянного, и в связи с этим верное толкование признаков состава преступления приобретает решающее значение. Между тем, хотя нападения на защищаемых лиц и учреждения совершаются и на территории России, практика привлечения виновных по ст. 360 УК РФ не сформирована.

Специфичность рассматриваемой нормы предопределяется высокой степенью ее бланкетности, конструкцией объективной стороны и субъективной стороны преступления. В результате органы, применяющие уголовный закон, нередко испытывают затруднение при толковании исследуемой нормы, и содеянное зачастую расценивается как общеуголовное преступление.

Родовым и видовым объектами преступления, предусмотренного ст. 360 УК РФ, являются общественные отношения, обеспечивающие международную безопасность в определенной сфере; основным непосредственным объектом — отношения, обеспечивающие безопасность лиц или учреждений, пользующихся международной защитой, как неотъемлемое условие установленного порядка их организации и (или) функционирования; дополнительным объектом — жизнь и здоровье специального потерпевшего; факультативным объектом — неприкосновенность жилища и отношения собственности.

Обязательным признаком состава исследуемого преступления является потерпевший — лицо, пользующееся международной защитой. При решении вопроса о субъектном составе круга потерпевших необходимо отталкиваться от положений, закрепленных в п. 1 ст. 1 Конвенции 1973 г. Она разделяет потерпевших на две группы. В первую группу входят:

1. Глава государства. Под главой государства по смыслу п. 1а ст. 1 Конвенции 1973 г. следует понимать: а) единоличного монарха (наследственного или выборного); б) единоличного президента (выборного или пожизненного); в) главу коллегиального органа, выполняющего функции главы государства, а также каждого члена данного органа; г) лицо, временно исполняющее функции президента или монарха (регент; член регентского совета; лицо, замещающее вакансию поста президента; член коллегиального органа, выполняющего аналогичные функции); д) лицо, фактически выполняющее функции главы государства и соответствующее признакам данного института, то есть «подлинный» глава государства; е) лицо (член коллегиального органа), узурпировавшее полномочия в стране и властвующее на нелегитимной основе (при условии признания его принимающей страной в этом официальном качестве).

2. Глава правительства. Конкретная трактовка этого термина хотя и зависит во многом от определенной конституционно закрепленной и практически реализуемой формы правления в государстве, но должна основываться исключительно на анализе особенностей конституционной модели разделения властей, совокупности законно установленных функций соответствующего лица.

3. Министр иностранных дел. Иногда функции министерства иностранных дел могут выполнять другие ведомства, наделенные правами осуществлять внешнеполитические связи. В такой ситуации правоприменителю при установлении потерпевшего необходимо исходить из его конкретных функций и полномочий, закрепленных в Конституции, законах и подзаконных актах иностранного государства.

4. Сопровождающие их члены семьи. Вопреки требованию Конвенции 1973 г. российский законодатель не признает их потерпевшими от преступления, предусмотренного ст. 360 УК РФ.

Вторая группа потерпевших представлена достаточно широким кругом лиц:

1. Сотрудники дипломатических (в том числе торговых) представительств. В соответствии со ст. 1 Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. сотрудниками представительства являются его глава и члены персонала (дипломатического, административно-технического и обслуживающего). Глава представительства и члены дипломатического персонала объединены общим термином «дипломатические агенты».

Помимо дипломатического персонала иммунитетами пользуются также некоторые другие лица:
а) члены семей дипломатических агентов;
б) дипломатические агенты, проезжающие через территорию третьих государств, и члены их семей (с целью занятия своего поста или возвращения на этот пост или же в свою страну); в) члены административно-технического персонала (заведующий канцелярией, бухгалтеры, переводчики, делопроизводители, работники связи и охраны и др.); г) члены обслуживающего персонала представительства (врачи, повара, водители, курьеры, швейцары, дворники и т. п.); д) домашние работники сотрудников представительства (неграждане государства пребывания, не проживающие в нем постоянно); е) члены обслуживающего персонала из числа граждан государства пребывания; ж) дипломатические курьеры (в том числе специальные, ad hoc). Не следует признавать потерпевшим от изучаемого преступления не аккредитованного в России иностранного посла, проезжающего через территорию нашей страны в иное государство, например с целью проведения там отпуска, в случае нападения на него на российской территории. Аналогично должно обстоять дело и с теми дипломатическими агентами, которые приезжают в Российскую Федерацию по частным делам (на отдых, в туристических целях, для посещения родственников и т. п.).

2. Члены специальных миссий: наблюдатели на переговорах, международных конференциях; специальные дипломаты; дипломатические представители; частные агенты главы государства и т. д.

3. Представители государств при международных организациях и члены делегаций, направляемых в международные организации.

4. Делегаты стран — участниц международных организаций, заседания органов которых проходят на территории Российской Федерации.

5. Работники консульских учреждений.

6. Сотрудники международных организаций:
— персонал ООН;
— сотрудники специализированных учреждений ООН: МОТ, ВОЗ, ЮНЕСКО, МВФ, МБРР и т. д.;
— сотрудники организаций, связанных с ООН: ВТО, МАГАТЭ, ОДВЗЯИ, ОЗХО;
— должностные лица ряда региональных международных организаций, участницей которых является Россия: Совет Европы, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и др.;
— служащие международных организаций, в которых Российская Федерация не принимает участия: ЕИБ, ЕКА, ОЭСР;
— персонал международных судебных органов, как самостоятельных, так и входящих в состав международных организаций: Международный суд ООН, МУС, ЕСПЧ, МТМП,

Международные трибуналы по Югославии и Руанде, Специальный суд по Сьерра-Леоне, чрезвычайные палаты в судах Камбоджи, Межамериканский суд по правам человека, Экономический суд СНГ, Суд Европейского Союза, а также Суд ЕАЭС (при условии подписания и последующей ратификации Россией их учредительных документов).

Предметом преступления являются служебные, жилые помещения, а также транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой. Если основанием признания лица в качестве потерпевшего являются положения п. 1 ст. 1 Конвенции 1973 г. в совокупности с его иммунитетным международно-правовым статусом, то для определения предмета преступления достаточно установить факт его принадлежности соответствующему потерпевшему.

Большинство исследователей признают, что деяние как признак объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 360 УК РФ, проявляется в форме действия — нападения [3. С. 774]. Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», нападение представляет собой «действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения».

Формами нападения как уголовно-правовой категории являются:

1. Физическое насилие:
а) неопасное для жизни и здоровья:
— побои,
— иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.);
б) опасное для жизни и здоровья:
— причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего,
— причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности .

2. Психическое насилие (угроза). В качестве признака психического насилия, реализуемого в форме нападения, следует понимать угрозу причинения вреда, точнее, угрозу физическим насилием, уничтожением, повреждением либо изъятием чужого имущества. Эта угроза может не носить исключительно вербальный характер, а быть соединенной с применением мускульной силы или различных средств, как вариант — сопровождаться применением или демонстрацией оружия (или предметов, используемых в качестве оружия) или имитацией его применения. В соответствии с различными типологиями (по содержанию, способу выражения, моменту осуществления) угроза при нападении по смыслу ст. 360 УК РФ должна быть:
а) конкретизированной;
б) реальной;
в) немедленно реализуемой.

Угроза может быть выражена вербально, конклюдентными действиями или носить смешанный характер. В качестве нападения следует расценивать действия толпы, выкрикивающей националистические лозунги,
агрессивно настроенной и демонстрирующей свои намерения в процессе приближения к дипломатическому комплексу, если у сотрудников миссии возникло ощущение реальной опасности применения по отношению к ним физического насилия.

3. Создание реальной угрозы немедленного применения насилия.
Для квалификации действий посягателя по ст. 360 УК РФ как нападения не имеет значения их публичный характер, то есть совершение их в присутствии других лиц. Нападение может быть как открытым (осознаваемым потерпевшим или третьими лицами), так и выражающимся в неожиданном воздействии на потерпевшего (например, выстрел из засады).

Нападение следует считать начавшимся с момента создания реальной угрозы немедленного применения насилия. Окончено нападение с того момента, когда реальная угроза немедленного применения насилия миновала.

Буквальное толкование ч. 1 ст. 360 УК РФ позволяет выделить две разновидности нападения: 1) на лиц; 2) на учреждения, пользующиеся международной защитой.

Нападение на лиц, которые пользуются международной защитой. Анализируемое преступление является двухобъектным. Значит, для установления содержания нападения в изучаемом составе требуется сравнить верхние пределы санкций ст. 360 УК РФ и иных наиболее распространенных индексных насильственных преступлений, представляющих интерес в плане возможной квалификации по совокупности с изучаемым посягательством.

Таковыми являются: причинение вреда здоровью (ст. 111 — 115 УК РФ); истязание (ст. 117); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119). Причинение вреда жизни (ст. 105, 107, 108), тяжкого вреда здоровью (ст. 111, 113, 114), свободе (ст. 126, 127) не охватывается термином «нападение» и подлежит уголовно-правовой оценке по совокупности.

Статья 360 УК РФ состоит из двух частей, и первая в качестве наказания устанавливает лишение свободы сроком от 2 до 6 лет, а вторая — от 5 до 10 лет. Следовательно, нападение как признак объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 360 УК РФ, полностью охватывает: причинение психического вреда (ст. 119 УК РФ); причинение физического вреда (ст. 112—1161, ч. 1 ст. 117).

1 За исключением умышленного причинения тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ), совершенного при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 114 УК РФ) и при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114 УК РФ).

Нападение в качестве признака объективной стороны квалифицированного состава (ч. 2 ст. 360 УК РФ) предполагает: причинение психического вреда (ст. 119); причинение физического вреда (ст. 112—117 ).

Нападение на учреждения, которые пользуются международной защитой. Действия виновного в отношении предметов преступления должны быть сопряжены с насилием над потерпевшим и могут выражаться в следующих формах:
1) в отношении помещений — вторжение в них, проведение незаконного обыска; повреждение (уничтожение) их самих и находящегося там имущества (в том числе официальной символики), совершенные любым способом (обстрел, закидывание камнями, бутылками с зажигательной смесью и т. п.);
2) в отношении транспортных средств — их незаконная остановка, проникновение в них, обыск, неправомерное завладение ими, блокирование, повреждение (уничтожение) как их в целом, так и отдельных механизмов.

Хищение не может рассматриваться как форма нападения ввиду того, что последнее в качестве способа совершения преступления не предполагает изъятия или обращения чужого имущества в пользу виновного. Процесс хищения является самостоятельным и осуществляется наряду с нападением, например, при разбое или насильственном грабеже. Поэтому в такой ситуации потребуется квалификация по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 360 и п. «г» ч. 2 ст. 161 или 162 УК РФ.

В целях определения «объема» нападения на учреждения целесообразно сравнить верхние границы санкций за исследуемое посягательство, некоторые преступления против свободы, чести и достоинства личности, а также против собственности.

Можно заключить, что под действия посягающего лица, направленные на причинение вреда учреждениям в соответствии с ч. 1 ст. 360 УК РФ, подпадают: нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ), неквалифицированное неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ч. 1 ст. 166), а также умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167). Нападение на учреждение, совершенное в целях провокации войны или осложнения международных отношений (ч. 2 ст. 360), охватывает, кроме того, квалифицированный состав неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, совершенного с применением насилия, неопасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 166).

Субъект преступления — общий, то есть вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Для вменения ч. 1 ст. 360 УК РФ виновному необходимо, чтобы он не только знал, что потерпевший пользуется международной защитой, но и что нападение на него причинит вред интересам дипломатической или иной международно-представительской деятельности.

Таким образом, хотя в ч. 1 ст. 360 УК РФ отсутствует прямое указание на связь посягательства с деятельностью специального потерпевшего или учреждения, эта взаимосвязь должна подлежать установлению правоприменителями. Если преступник добросовестно заблуждался относительно статуса жертвы, то квалификация по ст. 360 УК РФ исключена. В случае когда посягатель полагает, что совершает нападение на международно защищаемое лицо, которое в действительности таковым не является, содеянное по направленности умысла должно получить оценку по ст. 360 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ как покушение.

Часть 2 ст. 360 УК РФ предусматривает ответственность за нападение на международно защищаемых лиц или учреждения, совершенное в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

Провокация войны как цель преступления является частным случаем осложнения международных отношений и означает, что лицо стремится вызвать юридическое состояние войны и направляет свои усилия на создание условий, при которых объявляется война либо фактически начинаются боевые действия (вне зависимости от международно-правовой оценки войны как правонарушения или правомерного акта). Если вооруженный конфликт является международным, то содеянное может пониматься как осложнение международных отношений и полностью охватывается ч. 2 ст. 360 УК РФ. Если виновный направлял усилия на развязывание немеждународного конфликта, ч. 2 ст. 360 УК РФ применяться не может.

Цель осложнения международных отношений является собирательной. Она заключается в стремлении ухудшить отношения между государствами (группами государств) как субъектами международного права.

На практике данная цель может конкретизироваться в различных формах нарушения нормальных взаимоотношений между государствами: 1) ухудшение (понижение уровня) или разрыв дипломатических отношений между государствами; 2) выдвижение территориальных и иных политических претензий; 3) срыв международных (в том числе мирных) переговоров; 4) расторжение действующих договоров; 5) свертывание межгосударственного сотрудничества в различных областях; 6) приостановление участия государства в каком-либо международном соглашении либо членства в международной организации; 7) прекращение оказания помощи [1. С. 191] и т. п. Приведенный перечень внешнеполитических осложнений носит открытый характер.

Фактического достижения конечных целей, к которым стремился преступник, для признания преступления оконченным не требуется. Мотивы, побудившие лицо совершить нападение, не имеют значения для квалификации содеянного по ст. 360 УК РФ. Мотивами могут быть корысть, стремление к разжиганию национальной или религиозной ненависти либо вражды, месть и т. п. Думается, однако, что мотивы в большинстве своем имеют политический характер. Но какими бы они ни были, подобные посягательства совершенно недопустимы в нормально функционирующем международном правопорядке [2. С. 354].

Список литературы

1. Кибальник, А. Г. Преступления против мира и безопасности человечества / А. Г. Кибальник, И. Г. Соломоненко ; под науч. ред. А. В. Наумова. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2004. — 385 с.
2. Кузнецов, А. П. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360 УК) / А. П. Кузнецов // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 12 : в 2 т. Т. 2. — М. — Юрист, 2012. — С. 350 — 356.
3. Уголовное право России. Части Общая и Особенная : учебник / М. П. Журавлев [и др.] ; под ред. А. И. Рарога. — 8-е изд., перераб. и доп. — М. : Проспект, 2014. — 784 с.
4. Действующее международное право. Т. 3. — М. : Московский независимый институт международного права, 1997. — С. 18 — 23.

Библиографическое описание: Дробот, С. А. Уголовно-правовая характеристика нападения на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой / С. А. Дробот, А. А. Куличков // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2016. — Т. 1, вып. 1. — С. 66 — 71.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code