ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАНДАРТОВ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.А.Лебедев, доктор юридических наук, профессор
Московский государственный юридический университет им. О. Е. Кутафина, Москва, Россия

Рассматриваются права и свободы человека и гражданина как элемент отечественного конституционализма, проблемы реализации международных стандартов, международных норм и принципов, роль Европейского суда в сфере защиты прав человека в Российской Федерации.

Ключевые слова: Конституция РФ,общепризнанные принципы и нормы международного права,международные стандарты, Конституционный Суд, Европейский суд по правам человека.

 

Одной из главных задач движения России по пути к созданию жизнеспособного государства, живущего в гармонии с обществом и уважаемого им, является утверждение высоких стандартов нравственности и морали, формирование таких конституционных идей, ядром которых будет являться соблюдение прав и уважение интересов каждой личности.

В Конституции Российской Федерации 1993 г. осознана и получила закрепление идея правового государства, в содержании которой главной ценностью является человек. Именно с этого момента в конституционной практике на первый план выходит человеческое измерение: ст. 2 Конституции Российской Федерации закрепляет положение, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью; их признание, соблюдение и защита являются обязанностью государства.

Принцип высшей ценности прав и свобод человека, закрепленный в ст. 2 Конституции РФ, означает, что права, свободы определяют весь строй государственно-общественных отношений. Признание Конституцией Российской Федерации этого принципа определяет и основную ценность самой конституции. Раздел Конституции Российской Федерации о правах и свободах российских граждан является в известном смысле фундаментом правовой системы современной России, которая включает в себя весь перечень прав, зафиксированных в международных пактах и соглашениях, фактически ставших новацией для отечественного конституционного законодательства. В нормах, закрепленных международным правом, содержатся обязанности государства по обеспечению прав человека, совершенствованию законодательства государства как перед международным сообществом, так и перед своими гражданами, а также и перед всеми, кто находится на его территории и под его юрисдикцией, в частности, имплементации международных стандартов в национальное право.

Международные стандарты являются тем нормативным минимумом, который определяет уровень государственной регламентации прав человека. По общему правилу международные стандарты не затрагивают какой-либо закон, судебное решение, обычай или соглашение, которые обеспечивают более благоприятные условия, чем те, что предусмотрены международным договором. В допустимых пределах государство вправе отклониться от установленных правил с целью их конкретизации или превышения [4].

Международные стандарты в области прав человека закреплены в важнейших международных документах, таких как Устав ООН 1945 г., Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., ряде других соглашений универсального характера. Стандарты прав человека разработаны и в договорной практике участников Содружества Независимых Государств (СНГ). Назовем некоторые из них: Конвенция о правах и основных свободах человека 1995 г., Соглашение о помощи беженцам и вынужденным переселенцам, Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и др.

Закрепление в международных документах стандартов прав человека имело важное значение, поскольку, во-первых, помогло сложиться представлению о том, какие именно субъективные права следует относить к категории прав человека, во-вторых, способствовало формированию универсальной и социокультурной концепции прав человека, в-третьих, облегчило процесс интернационализации прав и, в-четвертых, существенно воздействовало на улучшение ситуации с правами человека во всем мире [1. С. 154].

В 1949 г. был основан Совет Европы как европейская организация межправительственного
и парламентского сотрудничества. Деятельность этой организации охватывает широкий круг вопросов, в том числе права человека, борьбу с преступностью, модернизацию и гармонизацию национальных законодательств с учетом международных норм и стандартов.

В результате функционирования основных контрольных механизмов Совета Европы, таких как Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд по правам человека, и утверждения основных норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод и других конвенций Совета Европы в национальных законодательствах европейских стран, можно говорить о возникновении понятий «европейские стандарты по защите прав человека» и «европейская система защиты прав человека».

Под европейскими стандартами по защите прав человека понимаются признанные европейским сообществом и закрепленные в его документах юридические нормы, включающие все жизненно необходимые права человека, а также механизмы их гарантии, защиты и обеспечения их на практике [3. С. 224].

Европейскую систему защиты прав человека составляют прежде всего действие и гарантии европейских конвенций по правам человека, которые стали нормами национальных законодательств европейских стран, а также непосредственная деятельность Совета Европы, его контрольных органов, особенно Европейского суда по правам человека по обеспечению выполнения европейских конвенционных норм по защите прав человека.

Что касается самого термина «европейские стандарты по защите прав человека», то он представляет собой более широкое понятие и включает как составную часть понятие «стандарты Совета Европы по правам человека», которое содержит правовые нормы принятых этой европейской организацией документов: Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейской социальной хартии, Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, Европейской хартии местного самоуправления.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (ч. 1 ст. 17).

Упоминание об «общепризнанных принципах и нормах международного права» можно обнаружить в резолюциях международных организаций, в документах политического характера.

Например, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 г., говорится, что каждое государство должно добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права, и обязательства, вытекающие из международных договоров. Подобная формулировка содержится в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. В Договоре о создании экономического союза от 24 сентября 1993 г. подчеркивается, что при заключении Договора стороны руководствуются общепризнанными принципами и нормами международного права. Общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с другими источниками и международно-правовыми документами формируют международные стандарты в области прав человека и гражданина, к которым стремится любое цивилизованное государство как член мирового сообщества. В науке международного права обычно выделяют следующие общепризнанные принципы международного права: суверенное равенство государств; невмешательство во внутренние дела; равноправие и самоопределение народов; неприменение силы или угрозы силой; мирное урегулирование споров; нерушимость границ; территориальная целостность государств; уважение прав человека и основных свобод; сотрудничество государств; добросовестное выполнение международных обязательств.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ) от 10 декабря 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» впервые в отечественной юридической практике дано легальное определение понятия общепризнанных принципов международного права как основополагающих норм международного права, принимаемых и признаваемых мировым сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Тем самым ВС РФ указал на главные конституционные признаки общепризнанных принципов международного права, в числе которых основополагающий характер, императивность содержащихся в них велений и всеобщность признания в качестве таковых. Несмотря на традиционное употребление формулировки «общепризнанные принципы и нормы международного права», зачастую между правовыми явлениями «принципы» и «нормы» делаются различия. Так, в решении по спору между США и Канадой о прохождении границы между ними в проливе Мэн Международный суд ООН пояснил, что слова «принципы и нормы» выражают одну и ту же идею, а именно: термин «принципы» означает правовые принципы, то есть он «включает нормы международного права», и употребление термина «принципы» оправданно, поскольку речь идет о более общих и фундаментальных нормах [7. С. 106].

В отличие от общепризнанных принципов под общепризнанными нормами международного права ВС РФ понимает правила поведения, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательных. ВС РФ не провел, таким образом, между ними грани, как справедливо отмечает Б. С. Эбзеев. Общепризнанные принципы международного права суть его нормы: в свою очередь указанные нормы — договорные или обычные — закрепляют соответствующие принципы, признаваемые государством обязательными для него. Иными словами, общепризнанный принцип — всегда норма, но далеко не всякая норма есть принцип [2. С. 160, 162].

Конституция России установила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» (ч. 4 ст. 15). Включение этой нормы в Основной закон Российского государства является, с одной стороны, отражением объективной закономерности углубления взаимодействия международного и внутригосударственного права, национального общества с мировым сообществом, а с другой — означает, что в основе правовой государственности в Российской Федерации лежат не только принципы, закрепленные отечественным законодательством, но и общепризнанные стандарты, принятые в международном сообществе [9. С. 100]. Буквальное прочтение нормы, содержащейся в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: «Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» — не является абсолютным, неограниченным, поскольку согласно ст. 125 Конституции РФ любые международные договоры Российской Федерации, не соответствующие Конституции РФ, «не подлежат введению в действие и применению».

Как верно отмечает Б. С. Эбзеев, в самом тексте ч. 4 ст. 15 отчетливо просматривается признание международного и внутригосударственного права двумя различными правовыми системами, что имеет под собой глубокие основания. В частности, международное право отличается от внутригосударственного права по объему регулирования, субъектам, процессам создания и источникам, гарантиям соблюдения и продолжает оставаться в основном межгосударственным правом. Что же касается Конституции, она устанавливает механизм их согласования и взаимодействия. Такое согласование и взаимодействие осуществляются в структуре национального правопорядка, в конституционных и отраслевых правоотношениях, а также в правоприменении, следовательно, функционально возложено не только на законодательную и исполнительную власть, но и на правосудие [2. С. 160, 162].

Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, и, таким образом, она имеет несомненный приоритет. В декабре 2015 г. был принят закон, вносящий поправки в Федеральный закон «О Конституционном Суде РФ», согласно которому Конституционному Суду России разрешается признавать неисполнимыми решения международных судов, в первую очередь Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), если они противоречат Российской Конституции. Итак, ЕСПЧ не является вышестоящей судебной инстанцией по отношению к национальным судам.

Решения Европейского суда не могут содержать указания государству о необходимости изменения законодательства. В противном случае это будет являться нарушением его суверенитета, что явно выходит за пределы его компетенции [5. С. 7].

Согласно новому закону по запросу федерального органа исполнительной власти, наделенного компетенцией по защите интересов РФ при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб, поданных против РФ на основании международного договора, Конституционный Суд РФ разрешает вопрос о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека.

Следует иметь в виду, что решение Европейского суда могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами Российской Федерации, что подтверждается решением Конституционного Суда Российской Федерации .
Вместе с тем необходимо отметить, что в решении по делу Маркина Конституционный Суд
указал, что только он может разрешить вопрос о применимости законодательных норм, которые препятствуют исполнению постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), но не были ранее признаны неконституционными.

Таким образом, Конституционный Суд будет устанавливать, какое решение ЕСПЧ соответствует Конституции, а какое не соответствует и может быть не исполнено. В частности, компетенцией для таких обращений в Конституционный Суд наделяется Президент РФ и Правительство РФ.

На рассмотрении Европейского суда по правам человека находится большое количество жалоб против Российской Федерации. Так, в 2014 г. было принято 129 постановлений против России. Впрочем, по количеству подаваемых в ЕСПЧ жалоб в расчете на численность населения
Россия из 47 стран Совета Европы стабильно находится на 20-м месте. В абсолютном выражении Российская Федерация также уже не является «лидером». Мы занимаем лишь третье место после Украины и Италии. Однако важнее другое. В последние годы количество «российских» жалоб в ЕСПЧ существенно сократилось. Так, по состоянию на 1 января 2012 г. их было 40,3 тыс., а на 1 декабря 2014 г. — 9,9 тыс. Это стало возможным благодаря приближению правоприменительной деятельности в России к международным стандартам.

Таким образом, включение международно-правовых стандартов по правам человека в российскую правовую систему способствует развитию отечественной концепции прав и свобод человека и гражданина, повышает меру ответственности всех правозащитных структур государства.

Список литературы

1. Глухарева, Л. И. Права человека. Гуманитарный курс : учеб. пособие / Л. И. Глухарева. — М. : Логос, 2002. — 176 с.
2. Комментарий к Конституции Российской Федерации / под ред. В. Д. Зорькина. — 2-е изд., пересмотр. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2011. — 1008 с.
3. Лебедев, В. А. Конституционно-правовая охрана и защита прав и свобод человека и гражданина в России (теория и практика современности) / В. А. Лебедев. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 2005. — 226 с.
4. Лебедев, В. А. Роль международно-правовых стандартов в формировании отечественной концепции прав и свобод человека и гражданина в России / В. А. Лебедев // Проблемы права. — 2015. — № 2. — С. 9 — 21.
5. Лебедев, В. А. Концепция прав и свобод человека и гражданина как элемент отечественного конституционализма / В. А. Лебедев // Конституц. и муницип. право. — 2015. — № 12. — С. 3 — 8.
6. Лебедев, В. А. Роль международно-правовых стандартов в формировании отечественной концепции прав и свобод человека в условиях глобализации / В. А. Лебедев // Современные глобальные вызовы и национальные интересы. XV Международные Лихачевские чтения 14—15 мая 2015 г. — СПб., 2015. — С. 534 — 536.
7. Международное право / Г. И. Тункин [и др.]. — М. : Юрид. лит., 1994. — 512 с.
8. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / отв. ред. В. В. Лазарев. — 2-е изд., доп. и перераб. — М. : Спарк, 2001. — 670 с.

Библиографическое описание: Лебедев, В. А. Проблемы реализации международных стандартов в сфере защиты прав человека в Российской Федерации / В. А. Лебедев // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Право. — 2016. — Т. 1, вып. 1. — С. 19 —

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code