Часть 3. Методика расследования преступлений, предусмотренных статьей 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав)

3. ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1  ст. 146 УК РФ  (присвоение  авторства), отнесены к категории дел частно-публичного обвинения, возбужда­ются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с его примирением с обвиняемым не подлежат, за исключени­ем случаев, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. Согласно указанной статье суд, прокурор, а также следователь и дознаватель, с согласия прокурора, вправе прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обви­нения регламентирован ст. 147 УПК РФ.

Заявление может быть принято как непосредственно от потер­певшего, которым, как указывалось, может признаваться только ав­тор произведения, так и от наследников автора, которые в соответст­вии с законодательством об авторском праве и смежных правах могут осуществлять защиту права авторства. Действие охраняемого ч. 1 ст. 146 УК РФ авторского правомочия, равно как и право на его защиту, в отличие от имущественных авторских и смежных прав, охраняемых ч. 2 ст. 146, не ограничивается сроком.

Заявление может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Письменное заявление оформляется произвольно. Устное за­явление о преступлении заносится в протокол, бланк которого уста­новлен в перечне бланков процессуальных документов досудебного производства (приложение 2 к ст. 476 УПК РФ). Письменное заяв­ление и протокол, в который занесено устное обращение заявителя, обязательно должно быть подписано заявителем. В противном слу­чае его следует признать анонимным, что согласно ч. 7 ст. 141 УПК РФ влечет невозможность признания его в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Если устное сообщение о преступлении сделано при производстве следственного действия, то оно заносится в протокол данного следственного действия. В указанных докумен­тах должно быть точно и ясно выражено намерение заявителя о при­влечении нарушителя прав к уголовной ответственности.

Уголовное преследование за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 146 УК РФ, осуществляется в порядке, предусмотренном УПК РФ для дел публичного обвинения. В таких случаях для возбуждения уголовного дела не требуется обязательно­го наличия заявления от правообладателя или его представителя.

Уголовные дела о таких преступлениях возбуждаются в порядке ст. 146 УПК РФ. Поводом для возбуждения уголовного дела могут служить заявление о преступлении, полученное от любого обратив­шегося лица (потребителя, конкурента подозреваемого и др.), а так­же явка с повинной и сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Сообщение о со­вершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, должно быть оформлено рапортом об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ), образец которого дан в приложении 1 к ст. 476 УПК РФ.

Иными источниками получения сообщений о совершенном или готовящемся преступлении по делам этой категории являются:

—  материалы оперативных разработок (результаты ОРД) право­охранительных органов;

—  результаты совместных рейдов работников ОВД и контроли­рующих органов (госторгинспекции);

—  материалы, полученные от организаций, представляющих интересы правообладателей.

Заявление о преступлении, связанном с незаконным использова­нием объектов авторских и смежных прав, может быть письменным и устным. Законодатель не установил специальной формы для пись­менного заявления о преступлении, поэтому оно может быть подано в произвольном виде. Отсутствие единой формы письменного заяв­ления о преступлении на практике нередко используется недобросо­вестными работниками правоохранительных органов с тем, чтобы под разным предлогом отказать в возбуждении уголовного дела со ссылкой на то, что поступившее сообщение нельзя признать заявле­нием в смысле ст. 141 УПК РФ.

Дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор обязаны принимать и рассматривать сообщение о любом преступлении, со­вершаемом в сфере оборота контрафактной продукции, независимо от его подследственности. В случае если сообщение принято право­охранительным органом, которому данное дело не подследственно, он может направить его по подследственности в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ.

Для принятия законного и обоснованного решения о возбужде­нии уголовного дела помимо повода необходимо и наличие основа­ний, т. е. достаточных данных, указывающих на признаки преступ­ления.

Часто по делам рассматриваемой категории на момент поступ­ления сообщения о преступлении таких данных бывает недостаточ­но. Поэтому по уголовным делам о незаконном использовании объ­ектов авторских и смежных прав, как правило, в порядке ст. 144 УПК РФ проводится проверка.

Нередко вынесение решения об отказе в возбуждении уголовно­го дела обусловлено именно нарушениями, допущенными при про­верке сообщения о совершенном или готовящемся преступлении.

Предмет доказывания по рассматриваемым уголовным делам может быть конкретизирован следующим образом. Выяснению, как в рамках доследственной проверки, так и в процессе их расследова­ния подлежит следующий круг вопросов.

1. К какому объекту авторских или смежных прав относится предмет посягательства (аудиовизуальное произведение, фонограм­ма, программа для ЭВМ или база данных и др.)?

2. Охранялись ли права на данный объект авторских или смеж­ных прав на момент совершения деяния[1]?

3. Осуществлялось ли легальное изготовление обнаруженных у подозреваемого экземпляров произведений и фонограмм на терри­тории Российской Федерации или они являются незаконными сбор­никами, легально не выпускавшимися?

4. Если произведение или фонограмма (либо иной объект смеж­ных прав) иностранные, необходимо выяснить, распространяется ли на них охрана на территории Российской Федерации, в силу каких международных договоров. Правовые нормы какой страны должны применяться при установлении особенностей охраны таких объектов авторских и смежных прав?

5. Кто является обладателем исключительных прав (потерпев­шим) и чем подтверждаются его правомочия (авторский договор; договор о передаче смежных прав)?

6. Имеются ли у нарушителя договора с правообладателями ли­цензии, выданные на использование произведения организациями по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами?

7. Каким способом совершено преступление (незаконное ис­пользование объектов соответствующих прав либо приобретение, хранение или перевозка)? Если деяния связаны с незаконным ис­пользованием объектов авторских и смежных прав, то какому виду использования они соответствуют: воспроизведение (изготовление экземпляров произведений или фонограмм, установка нелицензион­ного программного обеспечения на компьютере или иная несанк­ционированная правообладателем запись компьютерной программы или базы данных в память ЭВМ), распространение, сдача в прокат, театральный показ, передача охраняемого аудиовизуального произ­ведения в эфир и др.?

8. Каковы признаки отличия продукции, обнаруженной у подозреваемого, от аналогичных легальных образцов?

9. Если деяния связаны с деятельностью видеопроката, исполь­зуются ли при этом прокатные версии видеопродукции или экземпляры (кассеты, диски), предназначенные только для домашнего про­смотра.

10. Осознавал ли подозреваемый, что своими деяниями он на­рушает чужие права?

11. Если деяния выражаются только в приобретении, хранении, перевозке экземпляров произведений или фонограмм, то знал ли по­дозреваемый, что данная продукция — контрафактная, преследовал ли цель ее сбыта.

12. У кого приобретена продукция с признаками контрафактности, от кого поступила на хранение, кто поручил перевозку? Подле­жит установлению вся цепочка лиц, участвующих в совершении ка­ждого конкретного деяния или его отдельного этапа, выясняется их роль и степень участия в преступлении.

13. Как оценивается в денежном выражении размер деяния (ка­кова стоимость изъятой у правонарушителей продукции исходя из среднерозничных цен ее легальных аналогов)?

Доказательственное значение для установления незаконности использования объектов авторских и смежных прав могут иметь следующие факты и документы.

Охраноспособность прав на произведение или фонограмму (а равно иные объекты смежных прав) на момент совершения дея­ния. Такая охрана возникает автоматически в силу создания объекта соответствующих прав и прекращается в связи с истечением сроков, установленных законодательством об авторских и смежных правах для данного вида прав. При этом сроки охраны произведений увязы­ваются с жизнью автора и определенным периодом после его смер­ти, а фонограмм — с моментом их первого опубликования или запи­си. Поэтому в первом случае достаточно установить автора произведения, выяснить, жив ли он, если нет, то сколько лет прошло после его смерти. Для установления автора следует исходить из то­го, что действующее законодательство закрепляет презумпцию ав­торства, т. е. автором произведения, при отсутствии доказательств иного, следует считать лицо, указанное в качестве такового на ори­гинале или экземпляре произведения.

Во втором случае следует выяснить соответствующую дату пер­вого выхода в свет или записи фонограммы. Установить наличие правовой охраны проще, если на экземпляре произведения или фо­нограммы проставлены знаки охраны соответственно авторских или смежных прав.

Если возникают трудности с установлением требуемых данных, можно воспользоваться помощью представителей правообладателей (РАПО, IFPI, НП ППП, НФПФ и др.), направив им соответствующий запрос.

Отсутствие у подозреваемого документов на конкретный вид использования объектов авторских и смежных прав (авторский до­говор, договор о передаче смежных прав, лицензии организаций по коллективному управлению имущественными авторскими и смеж­ными правами) — это так называемый юридический признак кон­трафактности.

Во всех случаях использования произведений или фонограмм отсутствие названных документов является достаточным доказа­тельством незаконности такого использования. В связи с этим воз­никает необходимость определить, являются ли обнаруженные у подозреваемого экземпляры произведений или фонограмм легаль­ными (т. е. изготовленными правообладателем либо по его заказу) либо контрафактными (изготовление которых несанкционировано правообладателем).

Такое определение требует специальных познаний, поэтому для его осуществления необходима помощь специалиста или эксперта.

Если экземпляры произведений или фонограмм в данном фор­мате (в котором изготовлены изъятые у подозреваемого экземпляры произведений) легально еще не выпускались на территории России, права на их выпуск на территории России не предоставлялись, то факт незаконного использования следует считать доказанным, а та­кие экземпляры — признать контрафактными. Экспертизу в данном случае проводить не требуется.

Информацию о том, осуществлялся ли легальный выпуск той или иной продукции, можно получить у представителей соответст­вующих правообладателей.

Кроме того, следует учитывать, что экземпляры аудиовизуаль­ных произведений, предназначенные для сдачи в прокат, отличают­ся от экземпляров, выпускаемых для домашнего просмотра. Соот­ветствующая цель использования (назначение) экземпляра произведения указывается правообладателем на поверхности видео­кассеты или диска, их упаковке, а также в заставке, появляющейся на экране при просмотре произведения (как правило, перед его на­чалом). Сдача в прокат кассет, дисков с видеопродукцией, предназначенной только для домашнего просмотра, даже если такая про­дукция лицензионная, также является нарушением авторских прав и при достижении деянием крупного размера (стоимость легальных кассет, дисков, предназначенных для проката, свыше 50 тыс. руб.) влечет уголовную ответственность.

Порядок действий по подсчету размера деяния, исходя из стои­мости легальных экземпляров произведений и фонограмм, зависит от предмета посягательств.

Если нарушаются права на аудиовизуальные произведения, за­прос о среднерозничной стоимости их экземпляров в конкретном формате воспроизведения (видеокассета формата VHS, video CD, CD-R, DVD и др.) можно направлять представителям правооблада­телей, в частности в РАПО, которая осуществляет мониторинг соот­ветствующих цен на продукцию правообладателей — членов этой организации. Такая информация в РАПО обновляется ежемесячно.

В запросе следует указывать, о каких экземплярах произведений идет речь — о тех, что предназначены для индивидуального (до­машнего) просмотра, или о прокатных версиях.

В случаях когда сжатые сроки принятия решения о возбуждении уголовного дела не позволяют ждать ответа на официально направ­ленный запрос, возможно получать необходимую информацию по телефону (факсу, электронной почте и т. д.). В последующем при проведении расследования к материалам уголовного дела потребуется приложить официальный письменный ответ РАПО с информацией о стоимости интересующих экземпляров произведений.

Подсчет стоимости экземпляров программ для ЭВМ и баз дан­ных осуществляется в аналогичном порядке. Запрос о ценах на соот­ветствующие компьютерные программы и базы данных можно на­правлять в Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов (НП ППП) и АП КИТ, а в отношении экземпляров про­грамм для Sony Playstation— в Ассоциацию по борьбе с компью­терным пиратством (АБКП).

Информацию о ценах на программную продукцию планируется сделать доступной в Интернете.

Порядок определения стоимости экземпляров фонограмм имеет определенную специфику. Это обусловлено разнородностью таких экземпляров, большим числом правообладателей, огромным переч­нем наименований по сравнению с аудиовизуальными произведе­ниями, что в конечном итоге ведет к существенным различиям в це­нах.

Поэтому стоимость соответствующих экземпляров фонограмм определяется экспертным путем, как правило, в ходе осуществления подразделениями ЭКЦ МВД субъектов Федерации комплексной экспертизы аудиопродукции на предмет контрафактности, в рамках которой проводится также и товароведческая экспертиза.

Подсчет размера деяния, исходя из стоимости прав на исполь­зование объектов авторских и смежных прав, осуществляется в ос­новном аналогичным образом с некоторыми нижеуказанными осо­бенностями.

Не всегда представляется возможным объективно подсчитать стоимость прав на основе информации, предоставленной представи­телями правообладателей, применительно к конкретному виду дея­ния.

В этих случаях в расчет можно принимать стоимость прав исхо­дя из стоимости лицензии на использование объектов авторских и смежных прав, информацию о которой предоставляют организации по коллективному управлению имущественными авторскими и смежными правами для соответствующего вида использования. К таким организациям относится, например, Российское авторское общество (РАО)[2].

Законодательством об авторском праве и смежным правам уста­новлено, что организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, могут выдавать лицензии, в частности, на публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении. Условия таких лицензий должны быть одинаковыми дня всех пользователей одной категории.

В случаях когда невозможно подсчитать стоимость прав в связи с отсутствием легальной практики (аналогичные договоры не за­ключались, лицензии на соответствующий вид использования не предоставлялись), необходимо взять за основу минимальные ставки авторского вознаграждения для соответствующего случая, установ­ленные постановлениями Правительства РФ от 21 марта 1994 г. «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» и от 17 мая 1996 г. «О ставках вознаграждения исполнителям за некото­рые виды использования исполнения (постановки)».

Общий размер конкретного деяния подсчитывается путем сло­жения соответствующих стоимостей совокупно по всем видам про­изведений и фонограмм, видам нарушенных прав.

Например, нарушители неправомерно осуществили однократ­ный показ по кабельному вещанию трех кинофильмов, исключи­тельные права на которые принадлежали различным правообла­дателям, затем осуществили тиражирование копий этих кинофильмов на видеокассетах формата VHS (изготовили конрафактные экземпляры произведений) и выпустили аудиокассе­ты и CD-диски со звуковыми дорожками из данных фильмов. Указанные видеокассеты не только реализовывались в розницу, но и сдавались в прокат через сеть принадлежащих нарушителям видеопрокатов. Было установлено, что всего ими было изготовле­но не менее 2,5 тыс. аудиокассет, реализовано 1,8 тыс. видеокас­сет, в прокатной сети обнаружено 60 экземпляров кассет с на­званными кинофильмами.

В соответствии с запросами, направленными правообладате­лям, и проведенной экспертизой по аудиокассетам было установ­лено, что среднерозничная стоимость экземпляров произведений и фонограмм, явившихся предметом преступления, в расчете на единицу составила: видеокассета для домашнего просмотра — 170 руб.; видеокассета для проката— 250 руб.; аудиокассета — 60 руб. Кроме того, права на аналогичный показ трех кинофильмов по информации РАПО составили 100 тыс., 120 тыс. и 150 тыс. руб. соответственно.

Размер деяния (Рд) должен быть определен следующим обра­зом:

Рд = (100 тыс. руб. + 120 тыс. руб. + 150 тыс. руб) +

стоимость прав на показ по кабелю

+ (2,5 тыс. шт. * 60руб.) +

стоимость экземп. фонограмм

+ (1,8 тыс. руб. * 170 руб. + 60 шт. * 250 руб.) = 841 тыс. руб.

стоимость экземп. фильмов

Несмотря на то, что уголовное дело может быть возбуждено и без заявления правообладателя, установление и участие обладателя исключительных прав или его представителей в уголовном процессе в большинстве случаев необходимо.

Учитывая, что исключительные авторские и смежные права в гражданском обороте часто передаются, на практике нередко возни­кает проблема определения того, кто на данный момент является их обладателем. Кроме того, в подтверждение наличия таких прав у конечного правообладателя, в необходимых случаях, нужно устано­вить всю цепочку их передачи, приобщить к делу соответствующие договоры или их копии.

Сложность установления правообладателя связана и с тем, что авторские и смежные права не подлежат обязательной регистрации, такая регистрация может осуществляться лишь в добровольном по­рядке.

Самостоятельные действия работников правоохранительных ор­ганов по установлению правообладателей в таких случаях способны привести к затягиванию сроков принятия решений по делу и часто заканчиваются ничем.

В связи с этим необходимо учитывать, что в отношении аудио­визуальных произведений, программ для ЭВМ и баз данных интере­сующую информацию с полным пакетом правоустанавливающих документов должны и, как правило, способны оперативно предоста­вить представители правообладателей в лице соответственно РАПО и НП ППП.

Что касается фонограмм, то, учитывая большое число наимено­ваний музыкальных произведений и соответственно разнообразие возможных правообладателей, число которых в десятки и сотни раз превышает число обладателей исключительных прав на аудиовизу­альные произведения и компьютерную продукцию, их установление представляется проблематичным.

Поэтому с запросом об установлении правообладателей в отно­шении фонограмм следует обращаться в подразделения ЭКЦ МВД РФ республик, краев и областей или в представительство IFPI, НФПФ[3], которые аккумулируют информацию о правообладателях. При этом следует исходить из того, что в рамках проверки сообще­ния о преступлении установление конкретного правообладателя не влияет на принятие решения о возбуждении либо об отказе   в возбу­ждении уголовного дела, поскольку для начала уголовного преследо­вания на данном этапе достаточно обладать достоверной инфор­мацией о том, что данное произведение или фонограмма являются охраняемыми.

Кроме того, имеют место случаи, когда нарушители, стремясь уйти от уголовной ответственности, идут на различные уловки, в том числе пытаются оспорить наличие у конкретного правооблада­теля, обратившегося в правоохранительные органы с требованием привлечь их к ответственности, исключительных прав, поскольку только исключительные права дают их обладателю возможность защиты от нарушений со стороны любых третьих лиц.

Возникновение такого спора не должно рассматриваться как ос­нование для освобождения от уголовной ответственности. Вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении нарушителя должен рас­сматриваться лишь с учетом того, подлежит ли произведение или объект смежных прав охране на территории Российской Федерации независимо от того, кому принадлежат исключительные права на него.

В целом установление обладателя исключительных прав (правообладателя) в целях экономии времени, отводимого на проведение проверки сообщения о преступлении, логично отложить до момента проведения расследования.

Особенностью доследственной проверки по рассматриваемой категории дел является также и то, что, помимо непосредственно проверки фактов, содержащихся в поступившем сообщении о пре­ступлении, необходимо одновременно предпринимать и действия, направленные на фиксацию следов преступления, поиск, сбор и процессуальное оформление доказательств.

В этом направлении, прежде всего, должны быть осуществлены эффективные меры по выявлению и фиксации легкоустранимых следов преступления и обеспечению возможности их последующе­го, в том числе и экспертного (более тщательного) исследования при проведении расследования, а также намечены основные направле­ния сбора доказательств, которые должны быть использованы при предварительном расследовании.

Поэтому уже в ходе проверки логично обеспечить сбор той ин­формации, вещественных доказательств, которые преступник в пер­вую очередь попытается уничтожить, и это ему легче всего удастся. Прежде всего, такими следами является продукция с признаками контрафактности, товаросопроводительная документация на нее (как в форме официальных документов, так и черновых записей проверяемых лиц), позволяющая установить всю цепочку по изго­товлению и распространению такой продукции.

Проверку по рассматриваемым делам необходимо осуществлять как в форме тщательно спланированного комплекса взаимосвязан­ных оперативно-розыскных мероприятий, так и путем совершения следственных действий, которые уголовно-процессуальное законо­дательство допускает проводить до возбуждения уголовного дела. К ним по делам данной категории относятся осмотр места происше­ствия и экспертиза.

Полномочия, предоставляемые УПК РФ при производстве ос­мотра места происшествия, должны использоваться для осуществ­ления следующих действий:

—  изъятия выявляемой в ходе осмотра продукции с признаками контрафактности и оборудования для ее производства;

—  изъятия документов, отражающих различные показатели предпринимательской деятельности лиц, причастных к обороту про­дукции с признаками контрафактности. К таким документам отно­сятся сведения бухгалтерской отчетности, чеки за проданный товар, приходно-расходные ордера и иные документы, на основании кото­рых можно сделать вывод о количестве произведенной и реализо­ванной продукции с признаками контрафактности, ее цене, постав­щиках и других контрагентах и т. д.

Согласно ч. 2 ст. 50 Закона «Об авторском праве и смежных правах» орган дознания, следователь обязаны принять меры для ро­зыска и наложения ареста на экземпляры произведений или фоно­грамм, которые можно предположить контрафактными, а также на материалы и оборудование, предназначенные для изготовления и воспроизведения указанных экземпляров произведений или фоно­грамм, включая в необходимых случаях меры по их изъятию и пере­даче на ответственное хранение.

При производстве осмотра места происшествия в порядке ст. 177 УПК РФ необходимо учитывать, что в отдельных случаях (когда требуется продолжительное время или осмотр на месте за­труднен) допускается осмотр следов преступления и иных обнару­женных предметов вне места производства следственного действия. В этих случаях предметы должны быть изъяты, упакованы, опечата­ны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. При этом в протоколе осмотра должны быть указаны видовые типо­вые признаки и особенности изымаемых предметов.

В отношении последнего требования необходимо отметить сле­дующее. Обычно в результате осмотра изымается большое количе­ство аудио-, видеопродукции, компьютерных программ, перечень одних только наименований которых может состоять из сотен или даже тысяч пунктов, и возникают трудности с указанием индивиду­альных признаков и особенностей изымаемых предметов. В таких случаях представляется возможным указать видовые признаки предмета и затем указать количество изымаемых предметов данного вида.

При проведении осмотра места происшествия по указанной ка­тегории уголовных дел целесообразно применение видеозаписи как факультативного способа фиксации получаемой информации. Она позволяет объективно зафиксировать момент и процесс обнаруже­ния продукции с признаками контрафактности непосредственно у подозреваемых или в осматриваемом помещении (например, в под­польном производстве по месту жительства подозреваемых). Важной для следствия может стать запечатленная в ходе съемки пове­денческая реакция подозреваемого на происходящее.

Кроме того, применение видеосъемки необходимо для фиксации индивидуальных признаков и особенностей предметов, осмотреть которые на месте происшествия ввиду их большого количества не представляется возможным, а также процесса их изъятия, упаковки, опечатывания, заверения подписями следователя и понятых на месте осмотра. В последующем состояние упаковки предметов при осмот­ре их уже вне места происшествия также указывается в протоколе, и здесь вновь очень важно использование видеосъемки.

Изъятие продукции с признаками контрафактности, согласно требованиям действующего законодательства, должно производить­ся в присутствии самого виновного лица (собственника имущества) либо его представителей или уполномоченных им лиц, а при отсут­ствии таковых — с участием представителей органов исполнитель­ной власти или органов местного самоуправления, понятых (пред­ставителей торговых организаций, складов, рынков).

В целях обеспечения в последующем (при проведении рассле­дования) возможности более тщательного исследования выявляемых следов преступления может применяться такая мера, как опечатыва­ние помещений и мест хранения документов, денег и товарно-материальных ценностей (п. 25 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г. (в ред. от 7 июля 2003 г.)).

Проведение сравнительного исследования образцов изъятой продукции на соответствие оригинальной продукции и выявление признаков контрафактности целесообразно осуществлять с привле­чением специалиста.

На стадии проверки сообщения о преступлении можно пользо­ваться информацией о различиях в продукции, предоставляемой правообладателем, однако при расследовании необходимо учиты­вать, что действующее уголовно-процессуальное законодательство требует, чтобы специалист либо эксперт были независимыми.

Более предпочтительно сразу вынести постановление о назначе­нии экспертизы. Экспертизу на данном этапе в целях ускорения по­лучения ее результатов следует проводить не по всем изъятым у на­рушителя экземплярам произведений и фонограмм (их количество может исчисляться тысячами, десятками или сотнями тысяч, а порой и миллионами единиц), а лишь по тому объему, который позволяет установить число экземпляров произведений или фонограмм с при­знаками контрафактности, минимально необходимое для возбужде­ния уголовного дела. В зависимости от стоимости аналогичного легального экземпляра такое число в каждом конкретном случае будет разным.

Как правило, для возбуждения уголовного дела достаточно сле­дующего количества контрафактных экземпляров аудиовизуальных произведений:

—  используемых для индивидуального (домашнего) просмотра: в формате VHS (средняя розничная стоимость легальных экземпля­ров 170 руб.) — 295 ед.; CD (200 руб.) — 251 ед., DVD (500 руб.) — 101 ед.;

—  обнаруженных в местах сдачи в прокат в формате VHS (средняя розничная стоимость легальных экземпляров 250 руб.) — 201 ед.; DVD (880 руб.) — 57 ед.

Особенности назначения экспертиз, постановки вопросов перед экспертами при проведении расследования будут рассмотрены в следующем разделе.

По результатам проверки принимается решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении в порядке соот­ветственно ст. 146 и 148 УПК РФ. О принятом решении должны быть проинформированы заявители, правообладатели (их предста­вители).

 


[1] Для наступления уголовной ответственности важно, чтобы произведения или фонограммы охранялись именно на момент совершения деяния, независимо от того, прекратилась она к моменту начала уголовного преследования или нет. Охрана объ­ектов авторского права и смежных прав предоставляется правообладателям лишь на определенный срок, в течение которого они пользуются возможностью для извлече­ния прибыли от монопольного распоряжения правами. Следовательно, нарушение таких прав в период действия охраны причиняет ущерб правообладателям. Прекра­щение охраны никак не умаляет размер ущерба, причиненного во время ее действия. Поэтому истечение срока охраны во время производства расследования или провер­ки сообщения о преступлении не должно рассматриваться как основание для освобо­ждения от уголовной ответственности.

[2] Исключение составляют случаи, связанные с нарушениями прав на аудиовизуальные произведения, принадлежащих правообладателям — членам РАПО, поскольку последние не передают авторские права на соответствующий вид использования аудиовизуальных произведений каким-либо организациям по коллективному управле­нию имущественными авторскими правами. Стоимость прав в таких случаях необхо­димо подсчитывать только на основании информации, предоставленной РАПО либо непосредственно ее членом — организацией-правообладателем.

[3] Аналогичного рода информацию можно получить в подразделениях ЭКЦ МВД России и относительно аудиовизуальных произведений.

Содержание

Введение.  Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Приложение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code