Часть 1. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным захватом предприятий

1. Криминалистическая характеристика преступления.

Анализ следственной и судебной практики по расследованию и рассмотрению уголовных дел о преступлениях, связанных с захватом предприятий, показывает их комплексный и организованный характер. Это обусловлено длинной цепью действий, производимых с целью незаконного отчуждения имущественного комплекса юридического лица.

Более того, в ряде случаев цепь преступлений носит межрегиональный характер, то есть, преступления совершаются в различных регионах, либо одно длящееся преступление может быть начато в одном регионе, а окончено в другом. Примерами могут служить захват МЭЗ «Кропоткинский» и сети элеваторов в Краснодарском крае (уголовные дела в ГСУ при ГУВД г. Москвы и СУ СК при МВД России по ЮФО), внешнеэкономического объединения «Автотрактороэкспорт» (уголовные дела в СУ при УВД ЦАО г. Москвы и ГСУ при ГУВД Кемеровской области).

В российском уголовно-правовом законодательстве отсутствует единая норма, предусматривающая наказание за незаконный захват предприятия, в связи с чем квалификация данного деяния включает в себя как реальную, так и идеальную совокупность нескольких составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.

Необходимо учитывать, что процесс незаконного захвата предприятия может быть закончен на разных стадиях, в зависимости от целей, потенциала, настойчивости «захватчиков», обороноспособности руководителей и сотрудников предприятия, подвергающегося захвату, а также момента, на котором он пресечён. Неоконченный процесс захвата может образовывать самостоятельные окоченные составы преступления.

 

1.1. Стадии совершения преступления.

На первоначальном этапе, условно названном «внедрение» (приложение 1) решаются вопросы получения минимального (формального) права на часть имущества намеченного к захвату предприятия.

Для развития действий имеет значение организационно – правовая форма юридического лица. В обществах с ограниченной ответственностью и закрытых акционерных обществах участники (акционеры) имеют преимущественное право покупки доли в уставном капитале и без их согласия её отчуждение третьим лицам законом запрещено. В связи с этим получение права на часть имущества ООО или ЗАО осуществляется путём составления фиктивного договора дарения или мены.

Акции открытого акционерного общества свободно обращаются на вторичном (биржевом или внебиржевом) рынке, поэтому их может приобрести любое лицо или любой профессиональный участник рынка ценных бумаг по поручению любого лица.

В соответствии со ст. 44 Закона РФ «Об акционерных обществах» каждое акционерное общество обязано вести реестр акционеров, а при количестве          акционеров более 500 реестр акционеров ведёт отдельное юридическое лицо, профессиональный участник рынка ценных бумаг – регистратор. Данный механизм был предусмотрен законом как средство защиты прав акционеров, поскольку ведение реестра непосредственно акционерным обществом – наиболее вероятный путь злоупотреблений со стороны самого общества. Однако, когда реестр находится фактически вне поля зрения акционерного общества, он является наиболее уязвимым местом в схеме «инвесторы» — «корпорация». Обладание информацией о реестре акционеров и знание их анкетных данных даёт возможность последующей работы с гражданами, чаще всего членами трудового коллектива, путём склонения их к продаже акций.

Максимальная задача, которую ставят себе лица при попытке захвата собственности – незаконно внести в реестр акционеров выгодные им изменения.

На первоначальном этапе этих действий цель «враждебных поглотителей» состоит в получении любого, хотя бы самого минимального пакета акций и в дальнейшем – в увеличении его до размеров блокирующего пакета.

Вторая стадия захвата предприятия – смена руководства de jure. Ключевым звеном этой стадии является организация и проведение общего собрания акционеров с гарантированным перевесом голосов на стороне захватчиков. Первый вариант развития событий состоит в том, что по иску, одного из миноритарных акционеров суд какого-либо отдалённого от места нахождения предприятия района выносит определение о применении так называемых запретительных мер. Получив эти решения, судебные приставы по месту нахождения акционерного общества, возбуждают исполнительное производство и арестовывают акции. «Захватчики» остаются в большинстве и избирают нового директора.

Второй вариант развития событий заключается в том, что новые акционеры созывают общее собрание акционеров, фальсифицируя уведомления акционеров, поддерживающих прежнее руководство. Собрание проводится в отсутствие не явившихся, освобождается от должности прежний и избирается новой руководитель предприятия.

В ряде случаев «захватчики» составляют полностью фиктивный протокол общего собрания акционеров (участников) без созыва собрания.

Третий этап – легитимизация нового руководства – заключается в направлении протокола общего собрания акционеров (участников) и соответствующих учредительных документов с внесёнными в них изменениями в органы Министерства по налогам и сборам Российской Федерации. Сюда же относится получение решения суда, подтверждающего полномочия нового руководителя, с решением, обязывающим не препятствовать исполнению им своих обязанностей, любо запрещающий прежнему руководителю исполнять свои служебные обязанности. Решение суда необходимо в случае активного противодействия прежнего руководства, в том числе при поддержке трудового коллектива, имеющейся в их распоряжении охраны и др.

Четвёртая стадия заключается в захвате имущественного комплекса юридического лица de faсto. Он производится при участии частных охранных структур или криминальных объединений, путём проникновения на территорию предприятия и вытеснения охраны. После этого блокируется доступ на территорию прежнего руководства, с этого момента контроль над захваченным предприятием можно считать установленным.

 

1.2. Квалификация деяний, связанных с захватом предприятий.

Вышеописанные стадии захвата предприятия могут как содержать, так и не содержать состава какого-либо преступления. Кроме того, процесс завладения может проходит, минуя некоторые моменты.

Необходимо определить, какие признаки уголовно-наказуемых деяний могут содержаться в действиях лиц, совершающих действия для перехода права собственности на имущественный комплекс.

При наличии фактов подделки учредительных и правоустанавливающих документов, заявлений со стороны акционеров (участников) и руководителя предприятия о причинении им ущерба, отчуждения принадлежащих им долей в уставном капитале без их ведома, то есть, при наличии явных признаков хищения, действия захватчиков следует квалифицировать по ст. 159 УК Российской Федерации.

Так были квалифицированы действия по захвату Мытищинского электромеханического завода (уголовное дело в производстве следственного управления СК при МВД России по Центральному федеральному округу), и др.

Доказательством совершения хищения будет служить переход права собственности на предприятие к самим подозреваемым или подконтрольным (аффилированным) организациям. Также доказательством хищения будут факты распродажи или другие способы перевода активов предприятия в собственность других юридических лиц, сворачивание производства, сдача аренды или отчуждение недвижимого имущества предприятия.

Один из главных элементов объективной стороны состава данного преступления – обман или злоупотребление доверием законных собственников предприятия, выражающийся в фальсификации правоустанавливающих документов, регистрация их под видом подлинных в органах исполнительной власти, юридическом лице, осуществляющем регистрацию прав акционеров (регистраторе).

Отдельной квалификации по ст. 183 УК Российской Федерации требует неправомерный доступ к содержащейся в реестре акционеров информации для её использования в преступных целях. Причём по данной статье могут быть привлечены как лица, осуществляющие незаконным способом сбор сведений, составляющий коммерческую тайну (по части 1), так и лица, незаконно разгласившие такие сведения, которые доверены или известны ему по службе или работе (по части 2). В число таких лиц входят сотрудники и руководители фирмы-регистратора.

В качестве примера можно привести расследовавшееся в СУ при УВД ЮАО г. Москвы уголовное дело по факту разглашения сведений, содержавшихся в реестре АОЗТ «Москомплектмебель». Результатом доступа к реестру стала скупка акций АОЗТ у физических лиц и последующая попытка захвата предприятия, отбитая силами трудового коллектива.

В случае выявления фактов подделки документов следует обращать внимание на две особенности.

Подделка документа и его использование преследуется по ст. 327 УК Российской Федерации в том случае, если этот документ содержит необходимые признаки, а именно: он является официальным и предоставляет права или освобождает от обязанностей.

Если документ подделан и использован с целью совершения мошенничества, квалификации по ч. 1 указанной статьи подлежит только сам факт подделки, а использование поддельного документа охватывается диспозицией ст. 159 УК Российской Федерации.

Если поддельный документ изготовлен и использован в суде в качестве доказательства по гражданскому делу, то данное деяние квалифицируется по ч. 1 ст. 303 УК Российской Федерации.

Действия руководителя коммерческой организации, выразившиеся в неправомерном отчуждении активов, незаконном перераспределении финансовых потоков, формировании искусственной кредиторской задолженности, а также иные действия, направленные во вред интересам организации и причинившие такой вред, совершённые в ходе защиты от недружественного поглощения, либо после поглощения, могут быть квалифицированы по ст. 201 УК Российской Федерации, если имеются документы, устанавливающие полную материальную ответственность руководителя – по ст. 160 УК Российской Федерации. Если в результате его действий возбуждена процедура банкротства юридического лица, ему может быть инкриминировано преступление, предусмотренное ст. 196 УК Российской Федерации, а если вывод активов связан с переводом денежных средств за границу в оффшорные компании – преступление, предусмотренное ст. 193 УК Российской Федерации.

Вытеснение акционеров – сторонников прежнего руководства может производиться путём так называемого «размывания» пакета акций, то есть регистрации дополнительной эмиссии акций и размещения её среди своих единомышленников, в результате чего процентное соотношение акций изменяется в пользу последних. Представление подложных протоколов, учредительных и иных документов при регистрации проспекта эмиссии акций может быть квалифицировано как злоупотребление при эмиссии ценных бумаг, то есть, как преступление, предусмотренное ст. 185 УК Российской Федерации.

Физическое вторжение на территорию захватываемого предприятия, сопряжённое с нанесением телесных повреждений обороняющейся стороне, повреждением имущества, применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, если в таких действиях содержатся признаки нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, образует состав преступления, предусмотренный ст. 213 УК Российской Федерации (хулиганство). Имеют место случаи квалификаций органами прокуратуры действий по захвату предприятия по ст. 212 УК Российской Федерации (массовые беспорядки).

При наличии решения суда, вынесенного надлежащим лицом с соблюдением процессуальных требований,[1] действия по реализации этого решения вопреки установленному порядку (например, без возбуждения исполнительного производства) является самоуправством и наказывается по ст. 330 УК Российской Федерации. Если при возбуждении исполнительного производства судебный пристав превысил свои полномочия, в отношении него может быть возбуждено уголовное дело по ст. 286 УК Российской Федерации.

Наконец, вооруженные действия по захвату предприятия могут быть квалифицированы как разбой (ст. 162 УК Российской Федерации). Так, по уголовному делу, возбуждённому СО при ОВД «Басманный», действия группы лиц, захвативших банк с применением физической силы и подручных предметов, использовавшихся в качестве оружия, квалифицированы как разбой, совершённый с целью завладение имущества в особо крупном размере. В результате решительных действий сотрудников правоохранительных органов 40 человек было задержано в порядке ст. 91 УПК РФ, 8 из них заключено под стражу. Данное уголовное дело является положительным примером.

Однако судебная практика не однозначна. Так, Зеленоградским судом г. Москвы рассмотрено уголовное дело по обвинению Сутормина в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. «б», 330     ч. 2, 325 УК Российской Федерации по факту захвата ОАО «Ассоциация «Арис». Сутормин, намереваясь отстранить от исполнения обязанностей законного руководителя указанного ОАО Костенко, имея зарегистрированный в ИМНС РФ по г. Солнечногорску протокол об избрании генеральным директором ОАО «Ассоциация «Арис» Литвиненко, заключил договор с ЧОП «М-Вижн» на оказание охранных услуг. Совместно с указанным ЧОПом Сутормин вторгся в офис данного ОАО, завладел документами акционерного общества, а также причинил лёгкий вред здоровью Костенко и Шиловой, выталкивая их из офиса. Кроме того, Сутормин похитил личные документы Костенко.

Суд счёл недоказанным умысел Сутормина на хищение чужого имущества и личных документов, исключив из обвинения ст. ст. 161 и 325 УК Российской Федерации, признав его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК Российской Федерации.

Это только примерный перечень составов преступлений, которые могут быть применены при квалификаций противоправных действий лиц, осуществляющих недружественное поглощение. Могут возбуждаться уголовные дела по преступлениям против личности и собственности, должностным, касающимся банкротства, налоговым преступлениям и другим.

Налицо их разноплановость, разный уровень подготовки и исполнения. Данные факторы не дают основания ставить вопрос о конструировании единого состава преступления, предусматривающего ответственность за незаконный захват имущественного комплекса юридического лица как таковой.

Задача следствия – полнее использовать возможности действующего уголовного законодательства, выявить и дать правильную оценку всем имеющимся признакам всех совершённых преступлений, а также доказать их, о чём будет сказано ниже.

 

1.3. Характеристика состава преступной группы.

Вышеуказанная разноплановость совершаемых преступлений в ходе криминального захвата предприятия предполагает наличие преступной группы из лиц, имеющих различную специальную подготовку и различные функции (задачи) в ходе осуществления преступного замысла.

В ходе враждебного поглощения могут быть задействованы должностные лица государственные органы всех уровней (приложение 2), но оснований включать их в состав преступной группы недостаточно, поскольку они могут быть привлечены, являясь неосведомлёнными о истинных преступных целях.

Как правило, возглавляет преступное объединение могущественная олигархическая финансово-промышленная группа, имеющая значительный объём свободных денежных ресурсов. Она в большинстве случаев имеет обширные связи в федеральных и региональных государственных органах, вплоть до того, что её представители могут занимать выборные должности в представительных органах государственной власти. Через данные органы имеется возможность оказывать противоправное влияние на действия судебных, регистрирующих, правоохранительных органов, в том числе следственных отделов и отделений дознания ГРОВД.

Истинные вдохновители захватнического передела собственности, как правило, тщательно скрывают эту сторону своей деятельности, представляясь законопослушными бизнесменами, руководящими крупными финансово-промышленными группами, регулярно платящими налоги, нередко занимающимися благотворительной деятельностью и т.д.

В практике расследования данной категории преступлений крайне редко удаётся привлечь к ответственности представителей данных финансово-промышленных групп. Однако следователю крайне полезно располагать информацией о них.

Основное звено, «ядро» преступного объединения – группа юристов (адвокатов), имеющих экономическую направленность, опыт судебной и следственной практики, связи в судебных, исполнительных и правоохранительных органах.

Данная группа изучает информацию об объекте, интерес к которому проявил «заказчик», выявляет нарушения, допущенные в ходе акционирования (приватизации), текущей хозяйственной деятельности, регистрации эмиссий акций и др., которые могут быть использованы при осуществлении превентивного гражданско-правового и уголовно-правового преследования собственников и руководителей захватываемого предприятия.

Определяются слабые места будущей «жертвы» и составляется план действий по осуществлению захвата имущественного комплекса. Рассчитывается бюджет, необходимый для планируемых мероприятий, в который включаются расходы по оплате «услуг» представителей властных структур.

В связи с этим группа имеет чёткое разделение функций, есть специалисты, отвечающие за взаимодействие с судебными органами, прокуратурой, органами милиции, налоговой инспекцией.

Отдельно готовится и осуществляется так называемая «Пи-Ар»-акция, то есть подготовка общественного мнения путём освещения в средствах массовой информации ситуации вокруг захватываемого предприятия в выгодном для захватчиков свете. Для этого на постоянной основе привлекается соответствующее агентство. В ходе корпоративного захвата пивного завода в Тверской области нападающей стороне удалось «договориться» с местной администрацией, которая дала команду всей местной прессе поддерживать «поглотителей».

Как ранее отмечалось, «операция» заканчивается силовым захватом предприятия, для которого привлекается частное охранное предприятие. Деятельность данного предприятия оплачивается из средств «заказчика», но может контролироваться и поддерживаться через лицензионно-разрешительные службы органов внутренних дел.

Все указанные участники событий привлекаются только в тот момент, когда наступает стадия их деятельности, поэтому при наличии доказательств следствие вправе квалифицировать данные деяния как деятельность преступного сообщества.

 

1.4. Результаты деятельности преступной группы как доказательства по уголовному делу. [2]

Как и всякая деятельность, активность преступной группы при захвате предприятия получает определённое отражение в материальном мире предметов, которое является ничем иным, как следами совершения преступления. Это следы, которые могут быть предоставлены как заинтересованными лицами, так и те, которые необходимо отыскать в ходе осуществления следственных действий.

При удачном для захватчиков ходе событий, благоприятном стечении обстоятельств, они достигают своей цели, то есть получают под свой контроль имущественный комплекс.

Такой факт влечёт рад последствий. Прежде всего, выдворенная администрация начинает искать защиты, обращается в суды и правоохранительные органы. Они готовы дать любые показания и представить любые предметы и документы.

Это первый источник доказательств, лежащий, так сказать, на поверхности. К нему же можно отнести активность трудового коллектива, в том случае, если работа предприятия остановлена.

Второй источник доказательств находится с противоположной стороны – это деятельность захватившей стороны, то есть, действия, направленные на то, чтобы удержать предприятие. Это будет иметь выражение в смене охраны, её усилении, отказ от прежних договорных отношений, в том числе с прежними арендаторами. Все данные факты видны и могут быть зафиксированными.

Более сложно выявить вывод активов предприятия.

Для этого необходимы документы из банковских учреждений, комитетов по регистрации прав на имущество, налоговой инспекции, фирм-регистраторов. Необходима информация фирм — контрагентов, арендаторов, залогодержателей, хранителей и др.

Переходя к более подробной характеристике материальных носителей следов преступной деятельности, следует заметить, что это главным образом документы (как и при всех иных экономических преступлениях).

Документы могут содержать реальную правоустанавливающую информацию, и могут содержать ложную информацию.

В случае наличия в документе ложной информации, она может быть внесена формально подлинным способом, но под влиянием заблуждения составителя документа. Ложная информация может быть внесена путём банальной технической подделки.

К фиктивным правоустанавливающим документам, несущим либо следы технических подделок относятся договоры купли-продажи, дарения, мены, залога, доверительного управления или иного вида отчуждения, передаточные распоряжения, акты приёма-передачи ценных бумаг, доверенности на право совершения операций с ценными бумагами, платёжные требования или поручения об оплате возмездного отчуждения.

Особую группу образуют учредительные документы юридического лица. К числу учредительных документов юридического лица, согласно статьи 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, относится устав или учредительный договор, а кроме того, юридическое лицо должно иметь свидетельство о государственной регистрации, протокол собрания учредителей (акционеров), справки о постановке на учёт в налоговом органе и социальных фондах, открытии банковского счёта и др.

Эти документы изготовляются без технических подделок, но по существу являются подложными, например, протокол собрания учредителей, которого в действительности не было, учредительный договор, составленный на основании данного протокола, устав в утверждённой несостоявшимся собранием редакции.

Далее следуют свидетельства о внесении изменений в уставные документы, выданные ГНИ по месту нахождения юридического лица. Данный документ уже закрепляет факт государственной регистрации прав на долю в уставном капитале, а следовательно – в имущественном комплексе юридическом лице. Свидетельства о регистрации изменений в уставных документах также подтверждают права новых руководителей.

В некоторых случаях создаются юридические лица, использующиеся для «промежуточного» размещения ценных бумаг с целью установления контроля над имущественным комплексом. Либо на эти юридические лица происходит перевод активов с целью их последующей перепродажи. Такое юридическое лицо заранее регистрируется, при этом могут использоваться либо утерянные (похищенные) паспорта, либо привлекаться лица из маргинальных слоёв населения, не сознающие юридический характер действий, совершённых ими за незначительное вознаграждение (например, подпись учредительных документов). Все указанные документы не имеют технических подделок, так как в установленном порядке проходят регистрации и согласования в соответствующих органах.

Имеют определённое значение для следствия публикации в средствах массовой информации, а также информация авторов этих публикаций.

Не следует забывать о документах, существующих на электронных носителях. Это могут быть реестры акционеров, системы банк-клиент, системы бухгалтерского учёта и др.

В ряде случаев данные документы содержат достоверные сведения. Если сведения подвергались изменению, это можно установить.

Переговоры, ведущиеся по электронным каналам связи, также можно считать своего рода электронными документами, их также можно использовать для раскрытия и расследования преступлений по захватам предприятий.



[1] Содержания судебного решения по существу касаться не будем, поскольку оно вынесено независимым лицом, назначенным Президентом Российской Федерации и подчиняющимся только закону. Решение будет считаться законным, пока оно не отменено вышестоящим судом.

[2] В данном параграфе приводится перечень фактов и результатов деятельности группы лиц, на каких материальных носителях и в каком виде они могут быть отражены. Какие действия необходимо проводить по их обнаружению, фиксации, будет рассмотрено ниже.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code