Постановление ЕСПЧ от 10.10.2013 «Дело «Гакаева и другие (Gakayeva and Others) против Российской Федерации» Часть 3

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

H. Жалоба N 58131/10, «Пайзулаева и другие против Российской Федерации»

218. Заявителями по данному делу являются:
1) Асет Пайзулаева, 1960 года рождения;
2) Аюб Черкасов, 1953 года рождения;
3) Залина Мукулова, 1981 года рождения;
4) Саид-Хусейн Черкасов, 1999 года рождения;
5) Шахру-Рамазан Черкасов, 2001 года рождения;
6) Хава Эскарова, 1959 года рождения;
7) Увайс Истамулов, 1951 года рождения;
8) Раиса Шахтиева, 1986 года рождения.
219. Заявители живут в селе Верхний Нойбер, Гудермесский район, Чеченская Республика. В Европейском Суде их интересы представляют юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России».
220. Заявители представляют собой две семьи, они приходятся близкими родственниками Магомеда Черкасова, 1979 года рождения, и Аюба Истамулова, 1981 года рождения. Первая заявительница и второй заявитель являются родителями Магомеда Черкасова, третья заявительница — его жена, четвертый и пятый заявители — дети. Шестая заявительница и седьмой заявитель являются родителями Аюба Истамулова, восьмая заявительница — его жена.

1. Похищение Магомеда Черкасова и Аюба Истамулова

221. 30 апреля 2001 г., в 17.00, Магомед Черкасов и Аюб Истамулов собирали грибы в лесу недалеко от села Верхний Нойбер, когда они были задержаны группой вооруженных военных в камуфляжной форме, которые приехали в лес на БТР. Военнослужащие избили двоих мужчин и увезли с собой.
222. Очевидцами похищения родственников заявителей были трое жителей села: Ш.М., С.Е. и М.Д.
223. На следующий день заявители пошли в лес искать своих родственников. Вместе с соседями они нашли следы от обуви и один ботинок Аюба Истамулова, на котором была кровь.
224. 1 мая 2001 г. заявители пожаловались на исчезновение своих родственников главе сельской администрации.
225. Несколькими днями позже заявители узнали, что Магомед Черкасов и Аюб Истамулов были задержаны в лесу военнослужащими Главного разведывательного управления (далее — ГРУ), чья часть находилась в 50 м от села, в ближайшем лесу.
226. Согласно утверждениям заявителей на следующий день несколько молодых людей, которые пасли овец, также были задержаны в лесу военными, но затем их освободили.

2. Официальное расследование

227. Власти Российской Федерации предоставили копии материалов уголовного дела N 45108 в отношении похищения Магомеда Черкасова и Аюба Истамулова (182 листа). Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.
(a) Возбуждение уголовного дела
228. 4 мая 2001 г. седьмой заявитель сообщил о похищении Магомеда Черкасова и Аюба Истамулова в местные правоохранительные органы.
229. 1 сентября 2001 г. в Гудермесском РОВД отказали в возбуждении уголовного дела по факту жалобы заявителей на исчезновение их родственников.
230. 27 сентября 2005 г. надзирающий прокурор прокуратуры Гудермесского района отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как незаконное и вынес постановление о возбуждении уголовного дела N 45108 по статье 105 УК РФ (убийство).
(b) Основные свидетельские показания, полученные следствием
231. 1 ноября 2005 г. первая заявительница сообщила, что 30 апреля 2001 г. Магомед Черкасов пошел домой к Аюбу Истамулову и не вернулся. Аюб жил на окраине села рядом с лесом, где находилась войсковая часть. Позже она узнала, что ее сын ушел из дома вместе с Аюбом и исчез. Первая заявительница также отметила, что местные жители говорили, что они видели, как военнослужащие вели Магомеда и Аюба в лес.
232. 6 февраля 2009 г. несколько свидетелей похищения были допрошены следователями. Ш.М. сообщил следователям, что 30 апреля 2001 г., около 17.00, он был во дворе собственного дома, когда увидел, что Магомед Черкасов и Аюб Истамулов шли вдоль леса. В какой-то момент семь или восемь вооруженных военнослужащих, которые располагались в близлежащем лесу, вышли из леса. Они приказали Магомеду и Аюбу лечь, задержали их и увели в лес. Через несколько часов он пошел с другими жителями села, чтобы проверить место, где задержали похищенных. Они видели следы от военных сапог, ведущие в лес. С.Э. рубил деревья в лесу, когда увидел, как военнослужащие задержали родственников заявителей, и дал аналогичные показания. Он также добавил, что видел следы крови на месте похищения. М.О. пас овец около леса, когда стал свидетелем похищения, и дал аналогичные показания. Согласно его заявлению это был не первый случай, когда военнослужащие похищали местных жителей.
233. 10 февраля 2009 г. шестая заявительница была допрошена. В соответствующей части ее показаний говорится следующее:
«30 апреля 2001 г., предположительно около 17.00, мой сын [Аюб Истамулов], 1981 года рождения, со своим другом [Магомедом Черкасовым] находились на окраине села, где гуляли, собирали грибы и ждали возвращения скота с выпаса. Вооруженные люди из состава федеральных войск, предположительно ГРУ, задержали моего сына вместе с его другом и увели в сторону леса. Очевидцами этого стали жители нашего села [Д.М., М.Ш. и Э.С.], которые пасли скот на окраине села. С их слов нам стало известно, что моего сына Аюба Истамулова и его друга Магомеда Черкасова забрали трое человек славянской национальности, одетые в камуфляжную форму. В то время на окраине нашего села в лесу были военные федеральных сил… Через несколько дней к нам домой пришла односельчанка [Т.] и рассказали нам, что… двоих жителей села Бачи-Юрт освободили за выкуп, они видели, что во время их освобождения там были двое молодых людей, которые им сказали, что они из села Верхний Нойбер и их зовут [Магомед и Аюб]. У них головы были завязаны собственной одеждой. Один был одет в белый вязаный свитер, а другой — в джинсовую рубашку голубого цвета. Они просили передать, что их задержали на окраине села Верхний Нойбер и что они находятся в расположении федеральных сил, которые дислоцировались на окраине этого села. После этого мы поехали в село Бачи-Юрт, нашли отца одного из этих молодых людей, который пояснил, что он освободил своего сына и его друга за выкуп от военнослужащих, которые дислоцировались в лесу на окраине села Верхний Нойбер. Однако его сын никого не видел, это слухи… В день исчезновения мой сын был одет в черные военные ботинки, черные штаны и джинсовую рубашку голубого цвета».
(c) Основные следственные мероприятия
234. 25 октября 2005 г. брат пропавшего Аюба Истамулова С.Е. был признан потерпевшим по уголовному делу.
235. 1 ноября 2005 г. первая заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.
236. 24 ноября 2005 г. прокуратура Гудермесского района дала поручение выполнить ряд следственных мероприятий, в частности, провести осмотр места происшествия и экспертизу собранных доказательств. Это поручение не было исполнено.
237. В этот же день следователь направил запросы относительно задержания исчезнувших молодых людей в различные правоохранительные органы. Каких-либо ответов на эти запросы не последовало.
238. 27 декабря 2005 г. следствие по уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к преступлению.
239. В неустановленную дату первая заявительница жаловалась следователям на неэффективность расследования и просила возобновить его. В частности, она указала, что трое свидетелей похищения, которые жили в селе Верхний Нойбер, не были допрошены. Она также заявила, что в день исчезновения ее сына эти свидетели видели, как Магомед Черкасов и Аюб Истамулов были задержаны военнослужащими воинской части, расположенной в лесу на окраине села, и просила, чтобы следователи допросили этих свидетелей. Она также отметила, что военнослужащие вышеназванной части уже были известны тем, что совершали грабежи и другие преступления в их селе. Она попросила следователей установить войсковую часть, дислоцировавшуюся в селе в рассматриваемое время, и найти виновных в похищении ее сына. Из предоставленных документов следует, что каких-либо действий в связи с этим обращением в ходе расследования выполнено не было.
240. 22 января 2009 г. следствие по делу было возобновлено, и следователь допросил свидетелей (см. §§ 232 и 233 настоящего Постановления). Следствие было в дальнейшем приостановлено и возобновлялось еще несколько раз.
241. 10 февраля 2009 г. шестая заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.
242. По всей видимости, расследование по делу еще продолжается.

I. Жалоба N 62207/10, «Вахидова против Российской Федерации»

243. Заявительницей по делу является Хелипат Вахидова, 1950 года рождения, которая проживает в г. Урус-Мартане, Чеченская Республика. В Европейском Суде ее интересы представляют юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России».
244. Заявительница — мать Мусы Вахидова, 1976 года рождения.

1. Похищение Мусы Вахидова

245. 22 июня 2000 г., в 15.00, Муса Вахидов, работавший в МВД Чеченской Республики, находился на автобусной остановке в поселке Черноречье Заводского района г. Грозного.
246. БТР с надписью на борту «Заводской РОВД-208» подъехал к остановке. Группа военнослужащих, которые говорили на русском языке без акцента и на которых были камуфляжная форма и банданы, находилась в БТР. Двое из них вышли из БТР и подошли к Мусе Вахидову. Не представляясь, они проверили его паспорт, и сказали своим коллегам, что документы Мусы в порядке. Тем не менее человек из БТР приказал двоим военнослужащим задержать Мусу Вахидова. Муса успел крикнуть находившейся на остановке Ф., что он из семьи Вахидовых из г. Урус-Мартана. Тогда двое военнослужащих вытащили полиэтиленовый пакет и надели его на голову Мусы, заставили Мусу сесть в БТР и увезли в сторону г. Грозного.
247. Похищение произошло в присутствии многочисленных свидетелей, в том числе продавцов близлежащих киосков. На момент похищения колонна из семи БТР и грузовиков «Урал» была замечена в районе автобусной остановки.
248. 23 июня 2000 г. военный комендант Заводского района г. Грозного посоветовал родственникам заявительницы связаться с неким Аркадием, сотрудником Заводского РОВД.
249. 25 июня 2000 г. Аркадий сообщил родственникам заявительницы, что Муса Вахидов был переведен на военную базу в Ханкалу и что «если Муса не замешан ни в чем серьезном, то его освободят через несколько дней, в понедельник или вторник».
250. Приблизительно 29 июня 2000 г. Аркадий сказал родственникам заявительницы, что Муса Вахидов жив и будет освобожден через две недели.
251. Заявительница ездила на военную базу в Ханкалу и в различные центры содержания под стражей на Северном Кавказе, но не смогла получить какой-либо информации об исчезнувшем сыне.

2. Официальное расследование

252. Власти Российской Федерации предоставили копии всех материалов уголовного дела N 13029, возбужденного по факту похищения Мусы Вахидова (152 листа). Соответствующая информация может быть кратко изложена следующим образом.
(a) Возбуждение уголовного дела
253. В материалах уголовного дела, предоставленных властями Российской Федерации, не содержится первоначальная жалоба заявительницы на похищение ее сына. Заявительница предоставила копию письма от 9 августа 2000 г., согласно которому сотрудники прокуратуры г. Грозного направили ее жалобу на похищение в Грозненский ВОВД.
254. 28 февраля 2001 г. прокуратура г. Грозного возбудила уголовное дело N 13029 в соответствии со статьей 126 УК РФ (похищение человека).
(b) Основные свидетельские показания, полученные следствием
255. 10 марта 2001 г. заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу. Она сообщила, что 22 июня 2000 г. Муса Вахидов ушел на работу и не вернулся. Позже она узнала от уличной продавщицы Я., которая торговала семечками подсолнечника в районе автовокзала в поселке Черноречье, что она видела, как Вахидова задержали сотрудники федеральных сил.
256. В тот же день Я. была допрошена следователями. Она заявила, что утром 22 июня 2000 г. продавала семечки недалеко от автостанции, когда увидела подъехавший БТР. Группа военнослужащих в камуфляжной форме вышла из БТР и подошла к Мусе Вахидову. Военные проверили его паспорт, а затем посадили в БТР. Вахидов крикнул ей, что он из семьи Вахидовых из г. Урус-Мартана и попросил ее сообщить родственникам о своем задержании.
(c) Основные следственные мероприятия
257. 10 марта 2001 г. заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.
258. 15 апреля 2001 г. следователи направили запросы в различные правоохранительные органы с просьбой предоставить информацию о местонахождении Мусы Вахидова. На эти запросы были получены отрицательные ответы.
259. 28 апреля 2001 г. расследование было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к преступлению. Остается неясным, была ли заявительница проинформирована об этом.
260. 1 августа 2002 г. дочь заявительницы написала надзирающему прокурору ходатайство о возобновлении расследования. 13 августа 2002 г. расследование было возобновлено по поручению надзирающего прокурора.
261. 13 сентября 2002 г. следствие по уголовному делу было снова приостановлено. Заявительница была информирована об этом решении 8 июня 2009 г. Какого-либо ответа на подававшиеся в этот период заявительницей ходатайства об ознакомлении с материалами уголовного дела не поступало.
262. 23 июня 2009 г. после жалобы заявительницы надзирающий прокурор отменил постановление о приостановлении расследования как незаконное и преждевременное и поручил возобновить следствие и провести основные мероприятия по делу.
263. 15 июля 2009 г. расследование было приостановлено, а затем снова возобновлено 7 июля 2011 г. Заявительница не была уведомлена об этом.
264. Производство по уголовному делу в настоящее время продолжается.

J. Жалоба N 73784/10, «Мусаевы против Российской Федерации»

265. Заявителями по данному делу являются:
1) Маулды Мусаев, 1926 года рождения;
2) Камета Мусаева, 1971 года рождения;
3) Айза Мусаева, 1963 года рождения.
266. Заявители проживают в селе Улус-Керт Шатойского района Чеченской Республики. В Европейском Суде их интересы представляют юристы неправительственной организации «Правовая инициатива по России».
267. Заявители являются близкими родственниками Роберта Мусаева, 1974 года рождения. Заявитель — его отец, заявительницы — сестры.

1. Похищение и исчезновение Роберта Мусаева

268. 8 мая 2001 г. Роберт Мусаев приехал на своем автомобиле ВАЗ-21213 («Нива») на рынок в село Дачу-Борзой. Он собирался навестить родственника, который жил в деревне.
269. Два БТР, один из которых имел регистрационный номер В503, прибыли на рынок, и группа из пяти — шести лиц в военной форме схватили Роберта Мусаева и посадили в один из БТР.
270. Роберт Мусаев успел крикнуть прохожим, что у него в этом селе живет сестра, и попросил сообщить ей о произошедшем.
271. Один из военнослужащих сказал собравшимся, что Роберт будет находиться в военной комендатуре в селе Чири-Юрт, и после этого БТР вместе с автомобилем «Нива», принадлежавшим Роберту, уехали.
272. Утром 9 мая 2001 г. глава администрации села Улус-Керт Т.В. обратилась в военную комендатуру с жалобой на похищение. Ей сказали, что Роберт Мусаев был доставлен в комендатуру, и она видела его из окна соседнего здания во дворе комендатуры. Сын заявителя был босиком, и какая-то одежда была накинута ему на голову.
273. В этот же день некоторые родственники заявителей также видели Роберта Мусаева во дворе военной комендатуры через дыру в заборе, окружавшем здание. Кроме того, военнослужащий по имени Эльдар подтвердил им, что Мусаев содержится в комендатуре и что он будет освобожден в ближайшее время. Машина Роберта Мусаева «Нива» стояла во дворе комендатуры.
274. В этот же день Роберта Мусаева увезли в колонне военной техники, в которой были три БТР, у двух из них были номера 512 и 522, в расположение 34-й бригады федеральных сил, дислоцированной в селе Дачу-Борзой.
275. 16 мая 2001 г. автомобиль Роберта Мусаева вернули родственникам заявителей из Чири-Юртовского РОВД. Салон автомобиля был полностью сожжен.
276. С этого времени заявители не имеют каких-либо сведений о своем родственнике.

2. Официальное расследование

277. Власти Российской Федерации не раскрыли каких-либо документов из уголовного дела по факту похищения Роберта Мусаева, несмотря на обратное утверждение, сделанное властями. На основании копий некоторых документов из уголовного дела, которые были представлены заявителями, ход расследования может быть изложен следующим образом.
278. 17 мая 2001 г. из Прокуратуры Чеченской Республики жалоба заявителей относительно похищения Роберта Мусаева военнослужащими была перенаправлена в прокуратуру Шатойского района.
279. 11 июня 2001 г. из Шалинского РОВД заявителям сообщили, что 8 мая 2001 г. военнослужащие военной комендатуры села Чири-Юрт задержали Роберта Мусаева для проверки документов, и после завершения проверки он был освобожден, автомобиль «Нива» был ему возвращен.
280. 3 июня 2001 г. из Шалинской военной комендатуры сообщили следующее:
«В ответ на запрос главы администрации села Улус-Керт… информирую вас о том, что… [Роберт Мусаев] был задержан 8 мая 2001 г. и вместе с его автомобилем «Нива» был доставлен в [военную комендатуру] села Чири-Юрт. 9 мая 2001 г. он был передан военнослужащим 34-й бригады федеральных сил и содержался в расположении бригады…».
281. 18 марта 2002 г. прокуратура Грозненского района возбудила уголовное дело N 56036 (в представленных документах также указывается N 59271) в соответствии со статьей 126 УК РФ (похищение человека). В тексте постановления говорилось, помимо прочего, что местонахождение автомобиля «Нива» Роберта Мусаева не установлено.
282. 18 мая 2002 г. следствие по уголовному делу было приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к преступлению. Заявители были уведомлены об этом постановлении 10 февраля 2003 г.
283. 22 мая 2002 г. родственник заявителей был признан потерпевшим по уголовному делу. В тексте постановления говорилось, в частности, что местонахождение автомобиля «Нива» Роберта Мусаева не установлено.
284. 30 июля 2002 г. из Военной комендатуры Шатойского района был направлен запрос в адрес Военной комендатуры Шалинского района с просьбой содействовать в розыске Роберта Мусаева, который был похищен 8 мая 2001 г. сотрудниками Главного разведывательного управления.
285. 28 ноября 2006 г. надзирающий прокурор прокуратуры Грозненского района отменил постановление о приостановлении расследования как незаконное и дал указание возобновить расследование и провести основные следственные мероприятия.
286. 28 ноября 2006 г. первая заявительница была признана потерпевшей по уголовному делу.
287. 6 декабря 2006 г. следователи допросили двоюродного брата Роберта Мусаева Т.М., который сообщил, что 8 — 9 мая 2010 г. он участвовал в розысках Роберта Мусаева, задержанного военнослужащими. Согласно показаниям очевидца сотрудники военной комендатуры вернули машину Роберта с его паспортом родственникам заявителей спустя какое-то время после его похищения.
288. 27 декабря 2006 г. следователи допросили Т.В., главу администрации села Улус-Керт, которая сказала, что Роберт Мусаев был задержан военнослужащими из комендатуры и что 8 мая 2001 г. она видела Роберта на территории военной комендатуры. 13 июня 2001 г. она получила информацию от заместителя военного коменданта Х.А. относительно перевода Роберта 9 мая 2001 г. из комендатуры в расположение 34-й бригады федеральных войск в селе Дачу-Борзой.
289. 29 декабря 2006 г. следователи допросили Х.А., который являлся заместителем военного коменданта Шалинского района. По словам офицера, 13 июня 2001 г. он сделал официальное заявление о содержании Роберта Мусаева в военной комендатуре и его переводе в 34-ю бригаду федеральных сил в селе Дачу-Борзой, но, учитывая срок давности, он не мог вспомнить подробности событий.
290. 30 декабря 2006 г. следствие по уголовному делу было вновь приостановлено в связи с неустановлением лиц, причастных к преступлению. В тексте постановления говорилось, помимо прочего, что местонахождение автомобиля «Нива» Роберта Мусаева не установлено.
291. 30 марта 2010 г. заявители просили следственные органы предоставить им доступ к материалам уголовного дел. Какого-либо ответа от властей на этот запрос не последовало.
292. 21 мая 2010 г. заявители вновь просили следственные органы предоставить им доступ к материалам уголовного дела.
293. 1 июня 2010 г. следователи сообщили, что расследование приостановлено 30 декабря 2006 г. и местонахождение их родственника не установлено.
294. Как следует из меморандума властей Российской Федерации, расследование по делу было возобновлено 30 ноября 2011 г. и продолжается в настоящее время.
295. В ответ на запрос Европейского Суда власти государства-ответчика заявили, что «власти Российской Федерации предоставили все материалы уголовного дела, возбужденного по факту похищения родственника заявителей».

II. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика, а также международные правовые документы

296. См. обзор соответствующего внутригосударственного законодательства, международных правовых документов, а также международных и внутренних докладов по вопросу насильственных исчезновений в деле «Аслаханова и другие против Российской Федерации» (Aslakhanova and Others v. Russia) (Постановление Европейского Суда от 18 декабря 2012 г., жалобы N 2944/06, 8300/07, 50184/07, 332/08 и 42509/10, §§ 43 — 59 и 69 — 84).

ПРАВО

I. Объединение жалоб

297. На основании пункта 1 Правила 42 Регламента Суда и ввиду схожих фактических обстоятельств дел и применимого законодательства, Суд считает, что следует объединить жалобы и рассмотреть их совместно.

II. Возражение властей Российской Федерации

A. Доводы сторон

1. Власти Российской Федерации

298. В своих замечаниях по всем жалобам власти Российской Федерации отметили, что ни один из заявителей не выполнил правило шестимесячного срока «в порядке исчерпания внутригосударственных средств защиты». Власти Российской Федерации также отметили, что «шестимесячный срок начинает исчисляться в случае вступления в силу решения, обжалуемого заявителями в кассационном порядке, с которым они не согласны, и что в данных делах таких решений не принималось». Кроме того, по факту похищения родственников заявителей ведется расследование. Поэтому преждевременно делать какие-либо выводы относительно предполагаемой неэффективности внутригосударственного уголовного дела.

2. Заявители

299. Заявители утверждали, что выполнили правило шестимесячного срока и не допустили чрезмерного или необъяснимого промедления при обращении в Европейский Суд. В своих жалобах они сослались на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Варнава и другие против Турции» (Varnava and Others v. Turkey), жалобы N 16064/90, 16065/90, 16066/90, 16068/90, 16069/90, 16070/90, 16071/90, 16072/90 и 16073/90, ECHR 2009. В данном деле жалобы были поданы в Европейский Суд спустя 15 лет после исчезновения людей, что представляет собой более длительный период, чем в их случае. В любом случае заявители утверждали, что шестимесячный срок неприменим к длящимся ситуациям.
300. В частности, заявители по делам «Гакаева против Российской Федерации» (N 51534/08), «Есиева против Российской Федерации» (N 4401/10), «Тимиралиева против Российской Федерации» (N 54753/07), «Пайзулаева и другие против Российской Федерации» (N 58131/10), «Вахидова против Российской Федерации» (N 62207/10) и «Мусаевы против Российской Федерации» (N 73784/10) утверждали, что обратились в органы сразу после похищения их родственников и надеялись, что начатое уголовное расследование даст результаты, как и любое другое официальное расследование, инициированное властями Российской Федерации. Заявители подали жалобу в Европейский Суд только после того, как поняли, что расследование оказалось неэффективным. В дополнение к указанию на дело «Варнава и другие против Турции» заявители сослались на такие дела об исчезновениях в Чеченской Республике, как, inter alia , дело «Герасиев и другие против Российской Федерации» (Gerasiyev and Others v. Russia) (жалоба N 28566/07, Постановление Европейского Суда от 7 июня 2011 г.), жалоба по которому была подана в Европейский Суд спустя семь лет после исчезновения, и дело «Ташухаджиев против Российской Федерации» (Tashukhadzhiyev v. Russia) (жалоба N 33251/04, Постановление Европейского Суда от 25 октября 2011 г.), по которому жалоба была подана в Европейский Суд через восемь с половиной лет после исчезновения человека. Кроме того, жалобы «Алимханова и другие против Российской Федерации» (жалоба N 25518/10), «Магамадова против Российской Федерации» (жалоба N 28779/10), «Аржиева против Российской Федерации» (жалоба N 33175/10) и «Элиханова против Российской Федерации» (жалоба N 47393/10) касаются событий, которые произошли непосредственно во время вооруженного конфликта в Чеченской Республике, когда задержки в расследовании были неизбежны. Заявители также ссылались на отсутствие знаний в области юриспруденции и недостаточность средств для того, чтобы нанять юриста, при этом российское законодательство не предоставляет потерпевшим права на бесплатную юридическую помощь, и они не могли оценить эффективность расследования по насильственным исчезновениям.
———————————
Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).

301. Что касается предполагаемого неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, то все заявители оспорили это возражение. Ссылаясь на практику Европейского Суда, они утверждали, что не были обязаны обращаться с гражданским иском по статье 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для того, чтобы исчерпать все средства правовой защиты. Все они заявили, что единственное доступное средство защиты — уголовное расследование — оказалось неэффективным, а их жалобы в связи с этим были безуспешными.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code