Постановление ЕСПЧ от 14.10.2010 «Дело «А (A) против Хорватии» (жалоба N 55164/08) [рус., англ.] Часть 3

1   2   3   4   5

III. предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

  1. Заявительница жаловалась, что у нее не было эффективных средств правовой защиты в отношении ее жалобы согласно Конвенции. Она ссылалась на статью 13 Конвенции, которая гласит следующее:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

  1. Власти государства-ответчика оспорили этот аргумент.
  2. Европейский Суд полагает, что данная жалоба связана с рассмотренной выше в соответствии со статьей 8 Конвенции, поэтому она также должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.
  3. Заявительница утверждала, что из-за отказа внутригосударственных властей обеспечить выполнение их собственных решений, принятых в ходе различных разбирательств, возбужденных в отношении B по обвинениям в физическом и устном насилии в отношении нее, у нее не было эффективных средств правовой защиты, которые предоставили бы ей защиту от насилия со стороны B. Европейский Суд отмечает, что эти вопросы уже были рассмотрены выше в соответствии со статьей 8 Конвенции, что привело к признанию нарушения указанной статьи. Следовательно, Европейский Суд считает, что в конкретных обстоятельствах настоящего дела нет необходимости рассматривать вопрос о том, имело ли место в данном случае нарушение статьи 13 Конвенции.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции

 

  1. Заявительница также жаловалась, что соответствующие законы, касающиеся насилия в семье, были недостаточными и неэффективными, и поскольку акты насилия в семье преимущественно совершались в отношении женщин, эти законы также являлись дискриминационными. Она ссылалась на статью 14 Конвенции, которая гласит:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам».

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Заявительница сформулировала свои доводы, касающиеся предположительного нарушения статьи 14 Конвенции, в трех основных пунктах. Во-первых, она утверждала, что законодательство, относящееся к инцидентам, связанным с насилием в семье, является дискриминационным в том, что оно предусматривает разбирательства незначительных правонарушений в отношении всех актов насилия в семье, включая случаи серьезного физического насилия, а аналогичное насилие, происходящее вне бытового контекста, рассматривалось посредством обычных уголовно-правовых механизмов. Кроме того, несмотря на то, что мера принудительного психиатрического лечения предусматривалась законодательством, на практике она оказалась совершенно неэффективной.
  2. Во-вторых, она утверждала, что, хотя власти государства-ответчика приняли две национальные стратегии в области защиты от насилия в семье (в 2005 и 2008 годах), ни одна из них не была реализована. В связи с этим она подчеркнула, что подготовка специалистов, работающих в области насилия в семье, была недостаточной и никак не оценивалась.
  3. В-третьих, заявительница отмечала, что статистические данные, касающиеся применения защитных мер согласно Закону о защите от насилия в семье, показывали, что в 2007 году в г. Загребе в соответствии с этим законом были приняты решения по 173 делам, касавшимся насилия в семье. В 98 из этих дел были поданы ходатайства о применении защитных мер, но реализованы такие меры были только в 11 случаях, в то время как в 40 случаях в применении меры было отказано, а в 47 случаях судья никак не прокомментировал ходатайство о применении защитной меры. Далее заявительница утверждала, что официальные статистические данные демонстрировали, что из 172 разбирательств по делам о незначительных правонарушениях, проводившихся в 2007 году, 132 завершились принятием решения о признании виновными обоих (бывших) супругов. Из них 70 дел завершились приговором о лишении свободы, 38 из которых были назначены условно. В остальных 16 случаях, в которых виновным был признан только один (бывший) супруг, мужчины были признаны виновными в 14 случаях и женщины — в двух, а другие дела были прекращены без постановления приговора.
  4. Были представлены отдельные статистические данные, касающиеся продолжительности судебного разбирательства, возбужденного в соответствии с Законом о защите от насилия в семье Верховным судом по делам о незначительных правонарушениях, который является судом второй инстанции по делам о незначительных правонарушениях. В 2007 году в этот суд поступили 1 568 дел в соответствии с Законом о защите от насилия в семье. В 461 случае судебные разбирательства длились 30 дней, в 574 — от 31 до 60, в 420 от 61 до 120, в 67 случаях более 121 дня.
  5. Власти государства-ответчика утверждали, что органы государственной власти, занимавшиеся рассмотрением дела, не применяли к заявительнице какого-либо дискриминационного обращения. В отличие от дела «Опуз против Турции» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Опуз против Турции» (Opuz v. Turkey), жалоба N 33401/02, ECHR 2009-…) факты по настоящему делу демонстрируют, что ни один их органов государственной власти не рассматривал инциденты, связанные с насилием в отношении заявительницы, в качестве семейного дела, в которое они не могли вмешаться. Кроме того, ни один из чиновников не пытался в какой-либо форме отговорить заявительницу от предъявления жалоб в отношении B.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд уже установил, что общая государственная политика или мера, которая внешне нейтральна, но приводит к непропорционально негативным последствиям для лица или группы лиц, которые, как, например, в настоящем деле, могут быть идентифицированы только по признаку пола, может рассматриваться как дискриминационная несмотря на то, что она не направлена конкретно на эту группу (см. mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу «Хью Джордан против Соединенного Королевства» (Hugh Jordan v. United Kingdom) от 4 мая 2001 г., жалоба N 24746/94, § 154, Решение Европейского Суда по делу «Хугендийк против Нидерландов» (Hoogendijk v. Netherlands) от 6 января 2005 г., жалоба N 58461/00, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Оршуш и другие против Хорватии» (and Others v. Croatia), жалоба N 15766/03, ECHR 2010-… § 150), если только данная мера не оправдана объективно законной целью и средства достижения этой цели являются соответствующими, необходимыми и соразмерными. Вместе с тем дискриминация, потенциально противоречащая требованиям Конвенции, может быть результатом de facto <1> ситуации (см. Постановление Европейского Суда по делу «Зарб Адами против Мальты» (Zarb Adami v. Malta), жалоба N 17209/02, ECHR 2006-VIII, § 76). Если заявитель предъявляет достаточно очевидные для возбуждения дела доказательства — доказательства prima facie <2> (prima facie evidence) того, что последствия меры или практики являются дискриминационными, то бремя доказывания будет возложено на государство-ответчика, которое должно будет продемонстрировать, что разница в обращении не является дискриминационной (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Оршуш и другие против Хорватии», § 150).

———————————

<1> De facto (лат.) — фактический (примеч. переводчика).

<2> Prima facie (лат.) — явный, очевидный, с первого взгляда (примеч. переводчика).

 

  1. Европейский Суд отмечает, что в упоминавшемся выше деле «Опуз против Турции» на основе докладов, представленных заявителями и подготовленными комитетом Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, коллегией адвокатов г. Диярбакыр () и организацией «Международная амнистия» (Amnesty International), Европейский Суд постановил, что общая и дискриминационная судебная пассивность в Турции, хотя и непреднамеренная, способствовала тому, что домашнее насилие затрагивало в основном женщин, и полагал, что насилие, которому подверглись заявительница и ее мать, могло рассматриваться как насилие по признаку пола, которое являлось формой дискриминации в отношении женщин. Несмотря на реформы, проведенные государством-ответчиком в последние годы, общая инертность судебной системы и безнаказанность виновных, как установлено в этом деле, указывали на недостаточную склонность части властей к принятию надлежащих мер по преодолению насилия в семье (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Опуз против Турции», § 200).
  2. В подтверждение своих выводов Европейский Суд ссылался на признание Правительства Турции, касающееся общего отношения местных властей, например, на то, каким образом обращались с женщинами в полицейских участках, когда они подавали жалобы на насилие в семье, а также судебная пассивность при предоставлении эффективной защиты жертвам насилия (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Опуз против Турции» § 192). В то же время в докладах указывается, что, когда жертвы обращались в полицейские участки с жалобами на насилие в семье, сотрудники полиции не расследовали их, но пытались играть роль посредника, стремясь убедить потерпевших вернуться домой и отозвать свои жалобы. При этом сотрудники полиции рассматривали проблему как внутрисемейную, в которую они не могли вмешиваться (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Опуз против Турции», §§ 92, 96, 102 и 195). В докладах также указывалось, что отмечались необоснованные задержки в принятии и исполнении предварительных мер в отношении нападавших, учитывая негативное отношение сотрудников полиции. Кроме того, лицам, виновным в насилии в семье, не назначались строгие наказания, поскольку суды смягчали приговоры, ссылаясь на обычай, традиции или вопрос чести (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Опуз против Турции», §§ 91 — 93, 95, 101, 103, 106 и 196).
  3. Европейский Суд сразу отмечает, что в данном случае заявительница не предоставила каких-либо материалов по Хорватии, аналогичным докладам, касавшихся Турции, в деле «Опуз против Турции». Представлено недостаточно статистических данных и другой информации о выявлении случаев дискриминационного отношения в отношении женщин, ставших жертвами насилия в семье, со стороны органов власти Хорватии, таких как полиция, сотрудники правоохранительной системы или медицинский персонал, социальные работники, прокуроры или судьи судов общей юрисдикции. Заявительница не утверждала, что кто-либо из должностных лиц, принимавших участие в рассмотрении дел, касающихся актов насилия в отношении нее, пытался отговорить ее от привлечения к ответственности B или от дачи показаний в ходе судебного разбирательства в отношении него или что они пытались иным образом препятствовать ее попыткам найти защиту от насилия со стороны B.
  4. Исходя из доводов, представленных заявительницей (см. §§ 89 — 92 настоящего Постановления), Европейский Суд переходит к рассмотрению вопроса о том, свидетельствуют ли они о наличии достаточно очевидных для возбуждения дела доказательств — доказательств prima facie, дискриминации по признаку пола.
  5. Что касается доводов заявительницы, касающихся законодательных положений, имеющих отношение к случаям проявления насилия в семье, Европейский Суд подчеркивает, что законодатели и политики призваны решать проблемы, связанные с разработкой общей уголовной политики в данной правовой системе, включая предотвращение преступления (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бранко Томашич и другие против Хорватии», § 73). Задача Европейского Суда заключается в рассмотрении принятых властями решений на их соответствие Конвенции.
  6. Европейский Суд отмечает, что в Хорватии случаи насилия в семье могут рассматриваться и как незначительные правонарушения, и как обычные уголовные дела. По мнению Европейского Суда, тот факт, что определенные акты насилия в семье могут быть предметом разбирательств по делам о незначительных правонарушениях, сам по себе не является проявлением дискриминации по признаку пола. В связи с этим Европейский Суд указывает, что в данных разбирательствах могут быть применены различные виды санкций и мер, таких как штрафы в размере до 10 000 хорватских крон, лишение свободы на срок до 60 дней и профилактические меры, перечисленные в пунктах 7 — 10 Закона о защите от насилия в семье (см. § 42 настоящего Постановления). Кроме этого, преступление, заключающееся в проявлении насилия в семье, согласно статье 215a Уголовного кодекса карается лишением свободы на срок от шести месяцев до пяти лет. По мнению Европейского Суда, в рассматриваемой законодательной базе отсутствуют какие-либо признаки дискриминации по признаку пола. Так, в настоящем деле в отношении B было возбуждено несколько дел как касающиеся незначительных правонарушений, так и уголовные дела.
  7. Европейский Суд ранее установил, что не все санкции и меры, предписанные или рекомендованные в контексте этих разбирательств, были соблюдены. Несмотря на то, что данное нарушение является проблематичным с точки зрения статьи 8 Конвенции, оно не является проявлением дискриминации или дискриминационного намерения по принципу пола в отношении заявительницы.
  8. Что касается национальных стратегий по защите от насилия в семье, принятых в 2008 и в 2010 годах, Европейский Суд отмечает, что утверждение заявительницы о том, что подготовка соответствующих специалистов была недостаточной, не подтверждено никакими соответствующими примерами, данными или докладами и само по себе не может привести к выводу о наличии дискриминации по признаку пола при расследовании в Хорватии инцидентов, связанных с насилием в семье.
  9. Что касается статистических данных, касающихся реализации защитных мер, предоставленная информация является неполной и не подкреплена соответствующим анализом, и, следовательно, на этом основании Европейский Суд не может прийти к каким-либо заключениям. Что касается других предоставленных статистических данных, единственным тревожащим фактором является то, что из 173 разбирательств по делам о незначительных правонарушениях, проводившихся в 2007 году в связи с инцидентами проявления насилия в семье, в 132 случаях были признаны виновными оба супруга. Однако такие выводы не были сделаны в делах, касающихся заявительницы.
  10. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд считает, что заявительница не предоставила достаточно очевидных для возбуждения дела доказательств — доказательств prima facie того, что меры или практики, принятые в Хорватии, касающиеся насилия в семье, или последствия этих мер или практик носили бы дискриминационный характер. Следовательно, данная жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 Конвенции.

 

  1. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Ущерб

 

  1. Заявительница требовала 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти государства-ответчика считали требуемую сумму чрезмерной и необоснованной.
  3. Принимая во внимание все обстоятельства настоящего дела, Европейский Суд признает, что заявительнице был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован одним признанием факта нарушения Конвенции. Принимая решение на основе принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 9 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявительница также требовала 8 659,30 хорватских кун в качестве компенсации расходов, понесенных при рассмотрении дела в Конституционном суде, и 23 515,60 хорватских кун в качестве компенсации расходов, понесенных при рассмотрении жалобы в Европейском Суде.
  2. Власти государства-ответчика утверждали, что заявительница не вправе требовать компенсаций каких-либо издержек и расходов при рассмотрении дела в судах Республики Хорватия.
  3. Согласно правоприменительной практике Европейского Суда заявительница имеет право на компенсацию судебных расходов и издержек, только если доказано, что они были понесены в действительности и по необходимости и являлись разумными по количеству. В настоящем деле, принимая во внимание предоставленную информацию и упомянутый принцип, Европейский Суд признает, что конституционная жалоба заявительницы имела целью исправление ситуации нарушения, обжалуемого заявительницей в данном деле. Исходя из этого Европейский Суд присуждает компенсацию судебных расходов и издержек, понесенных во внутригосударственных судах, в размере 1 200 евро и считает справедливым присудить заявительнице сумму в размере 3 270 евро в качестве компенсации расходов, понесенных при рассмотрении дела в Европейском Суде, плюс любой налог, который может быть взыскан с этих сумм.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил, что жалобы на нарушение статей 2, 3, 8 и 13 Конвенции являются приемлемыми для рассмотрения по существу, а в остальной части — неприемлемыми;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции;

3) постановил, что отсутствует необходимость рассматривать жалобы на нарушение статей 2, 3 и 13 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить следующие суммы, подлежащие переводу в хорватские куны по курсу, установленному на день оплаты:

(i) 9 000 евро (девять тысяч евро) плюс любой налог, который может быть взыскан с этой суммы, в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 4 470 евро (четыре тысячи четыреста семьдесят евро) плюс любой налог, который может быть взыскан с заявительницы применительно к этой сумме, в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(b) по истечении указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на указанные суммы должны начисляться простые проценты в размере предельной годовой кредитной ставки Европейского центрального банка, действующей в период невыплаты, плюс три процента;

6) отклонил оставшуюся часть требований заявительницы о справедливой компенсации.

 

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 14 октября 2010 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Христос РОЗАКИС

Заместитель Секретаря Секции Суда Андре ВАМПАШ

1   2   3   4   5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code