Постановление ЕСПЧ от 14.10.2010 «Дело «А (A) против Хорватии» (жалоба N 55164/08) [рус., англ.] Часть 2

1   2   3   4   5

Соответствующий закон о незначительных правонарушениях

 

  1. Соответствующие положения Закона о защите от бытового насилия ((Zakon o of nasilja u obitelji), Официальный бюллетень N 116/2003) гласят следующее:

«Статья 1

Настоящий закон определяет понятие насилия в семье, лиц, являющихся по смыслу данного закона членами семьи, способ защиты членов семьи, а также виды и цель санкций за незначительные правонарушения.

Статья 2

1) Положения Закона о незначительных правонарушениях должны применяться в отношении незначительных правонарушений в сфере, касающейся насилия в семье, если иное не предусмотрено настоящим Законом.

2) Все производства, подпадающие под настоящий Закон, должны возбуждаться незамедлительно…

Статья 4

К фактам насилия в семье относятся:

— любое применение физической силы или психологического давления в отношении личной неприкосновенности;

— любые другие действия со стороны члена семьи, которые могут причинить физическое или моральное страдание;

— запугивание, страх за личную безопасность или угроза личной неприкосновенности;

— нападение с применением физической силы независимо от того, причинило ли оно телесные повреждения;

— словесные нападки, оскорбления, оскорбления с помощью ненормативной лексики, сквернословие или другие формы серьезного преследования;

— сексуальное домогательство;

— преследование и другие формы причинения беспокойства;

— незаконная изоляция человека или ограничение его или ее свободы передвижения или общения с другими;

— нанесение ущерба или уничтожение имущества или попытка сделать это…

Типы и цели санкций за незначительные правонарушения для защиты от насилия в семье

Статья 6

1) Санкциями за незначительные правонарушения для защиты от насилия в семье являются штрафы, тюремное заключение и защитные меры…

Защитные меры

Статья 7

Суд может назначить следующие защитные меры в отношении лица, совершившего насилие в семье:

(a) принудительное психосоциальное лечение;

(b) запрет приближаться к жертве;

(c) запрет преследовать и запугивать жертву насилия;

(d) удаление из квартиры, дома или другого жилого помещения;

(e) обеспечение защиты лицу, подвергавшемуся насилию;

(f) принудительное лечение от наркомании;

(g) изъятие вещей, предназначенных для совершения или используемых при совершении незначительного правонарушения.

Цели защитных мер

Статья 8

Целью защитных мер является предотвращение насилия в семье, обеспечение необходимой защиты здоровья и безопасности лица, подвергавшегося насилию, и устранение обстоятельств, благоприятствующих, способствующих или подстрекающих к совершению незначительных правонарушений в дальнейшем.

Защитная мера в форме принудительного психосоциального лечения

Статья 9

1) Защитная мера в форме принудительного психосоциального лечения может быть назначена в отношении лица, совершившего акт насилия в семье, с тем, чтобы пресечь насильственные действия преступника или в случае, если существует риск того, что преступник может совершить в отношении лиц новое преступление, предусмотренное статьей 3 настоящего Закона.

(2) Мера, предусмотренная пунктом 1 настоящей статьи, остается в силе до тех пор, пока существуют причины, по которым она была назначена, но не более шести месяцев…

Защитная мера, запрещающая приближаться к жертве

Статья 10

1) Защитная мера, запрещающая приближаться к жертве, может быть назначена в отношении лица, совершившего акт насилия в семье, в случае, если существует риск того, что он или она могут совершить новое преступление.

(2) Решение о назначении меры, запрещающей приближаться к жертве, должно предусматривать охватываемые места и районы, а также расстояние доступа.

(3) Продолжительность меры согласно пункту один настоящей статьи не может быть менее одного месяца и не может превышать одного года…

Защитная мера, запрещающая преследование и запугивание жертвы насилия

Статья 11

1) Защитная мера, запрещающая преследование и запугивание жертвы насилия, может быть назначена в отношении лица, совершившего насилие с применением преследования или запугивания, а также в случае, если существует опасность того, что в отношении лиц он или она совершат новое преступление, предусмотренное статьей 3 настоящего Закона.

2) Мера, предусмотренная в пункте 1 настоящей статьи, назначается на срок от одного месяца до одного года…

Защитная мера, обеспечивающая защиту лицу, подвергшемуся насилию

Статья 13

1) Защитная мера, обеспечивающая защиту лицу, подвергшемуся насилию, может быть назначена в отношении лица, подвергшегося насилию, для его или ее физической безопасности с тем, чтобы позволить ему или ей забрать из дома свои личные документы, одежду, деньги или иные предметы, необходимые в повседневной жизни.

2) Мера, предусмотренная пунктом 1 настоящей статьи, должна включать полицейский приказ о сопровождении лица, подвергшегося насилию, обеспечении его безопасности, пока он или она заберет свои личные вещи, и сопровождении его или ее, когда он или она будет покидать дом.

3) Продолжительность данной меры должна определяться продолжительностью действия судебного приказа…

Назначение защитных мер

Статья 16

1) Защитные меры могут быть назначены по ходатайству лица, подвергшегося насилию, или полиции, или по собственной инициативе суда.

(2) Защитные меры, предусмотренные подпунктами «a» и «g» статьи 7, должны назначаться судом по своей инициативе.

(3) Защитные меры, предусмотренные данным Законом, назначаются на срок от одного месяца до двух лет со дня принятия окончательного решения по незначительному правонарушению или с даты окончания тюремного срока, если иное не предусмотрено настоящим Законом.

Статья 17

1) Защитные меры, предусмотренные подпунктами «b» — «d» и «g» статьи 7 настоящего Закона, назначаются незамедлительно даже в случае, если не предписана другая санкция.

2) Защитные меры, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, могут быть назначены по ходатайству лица, подавшего ходатайство о возбуждении дела по факту незначительного правонарушения, с тем, чтобы пресечь непосредственную опасность для жизни лиц, подвергшихся насилию, или остальных членов семьи.

3) Суду надлежит принять решение в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи в течение 48 часов…

Ответственность за несоблюдение защитной меры

Статья 20

1) Лица, совершившие насилие в семье, обязаны соблюдать (назначенные в отношении них) защитные меры.

2) Лица, не соблюдающие защитную меру, назначенную в отношении них, должны наказываться за мелкое правонарушение штрафом в размере не менее 3 000 хорватских кун или лишением свободы на срок не менее 40 дней…».

  1. В соответствующей части Закона о незначительных правонарушениях ((Zakon o ), Официальный бюллетень N 88/2002) предусмотрено следующее:

«…Статья 30

Штраф может быть назначен физическому лицу в минимальном размере от 300 хорватских кун до максимальной суммы 10 000 хорватских кун…

Статья 31

Лишение свободы может назначаться на срок от трех до 30 дней. В особых случаях по самым серьезным незначительным правонарушениям данный срок не может превышать 60 дней…».

  1. В соответствующих частях Закона об исполнении наказаний ((Zakon o kazne zatvora), Официальный бюллетень, N 128/1999 и 190/2003) говорится следующее:

«…Цель назначения меры наказания в виде лишения свободы

Статья 2

Основной целью назначения наказания в виде лишения свободы, помимо гуманного обращения и уважения личной целостности человека, отбывающего срок наказания… является развитие его или ее способности жить после освобождения в соответствии с законами и основными общественными правилами…

Индивидуальная программа обеспечения исполнения наказания в виде срока лишения свободы

Статья 69

1) Индивидуальная программа исполнения наказания в виде лишения свободы (далее — программа обеспечения исполнения) включает педагогические, трудовые, досуговые, оздоровительные, психологические мероприятия и мероприятия по безопасности жизнедеятельности, а также меры, направленные на адаптацию срока заключения под особенности характера и потребности заключенного и тип и возможности особого места заключения или тюрьмы. Программа обеспечения исполнения должна формироваться с целью реализации целей, преследуемых назначением срока заключения в соответствии со статьей 7 настоящего Закона.

2) Программа обеспечения исполнения должна разрабатываться начальником пенитенциарного учреждения на основании предложения группы экспертов пенитенциарного учреждения или места лишения свободы…

3) Программа обеспечения исполнения должна содержать информацию о… специальных процедурах (…психологической и психиатрической помощи… особых мерах безопасности…)…».

 

III. Документы Совета Европы

 

  1. В своей Рекомендации от 30 апреля 2002 г. Rec(2002)5 о защите женщин от насилия Комитет министров Совета Европы подчеркивал, в частности, inter alia <1>, что государствам-членам надлежит ввести, разработать и/или улучшить в случае необходимости внутригосударственную политику по борьбе с насилием, основанную на максимальной безопасности и защите жертв, поддержке и помощи, корректировке уголовного и гражданского законодательства, улучшении осведомленности общественности, подготовке специалистов, сталкивающихся с насилием в отношении женщин, а также профилактике.

———————————

<1> inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика)

 

  1. Комитет министров Совета Европы, в частности, рекомендовал, чтобы государства-члены строго наказывали насилие в отношении женщин, таких как сексуальное насилие и изнасилование, злоупотребление уязвимостью беременных, уязвимых лиц, больных, инвалидов или зависимых жертв, а также возлагали на нарушителя ответственность за любое злоупотребление положением. Рекомендация также устанавливает, что государства-члены должны обеспечить, чтобы все жертвы насилия имели возможность возбудить уголовное дело, и должны принять положения, обеспечивающие, чтобы уголовные дела возбуждались общественным обвинителем, поощрять прокуроров рассматривать факт насилия в отношении женщин как отягчающий или решающий фактор при принятии решения о преследовании в уголовном порядке в общественных интересах, в случае необходимости эффективно обеспечивать меры по защите жертв от угроз и возможных актов мести, а также принимать конкретные меры для обеспечения того, чтобы в ходе разбирательства были защищены права детей.
  2. Что касается насилия в семье, Комитет министров Совета Европы рекомендовал государствам-членам классифицировать все формы насилия в семье как уголовные преступления и предусмотреть возможность принятия мер, inter alia, позволяющих судебным органам принимать временные меры, направленные на защиту жертв, с целью запретить преступнику контактировать, общаться с жертвой или приближаться к ней или проживать или въезжать на определенные территории, наказывать за все нарушения мер, введенных в отношении виновного, и выработать обязательный протокол для действий полиции, медицинских и социальных служб.

 

ПРАВО

  1. Предполагаемые нарушения статей 2, 3 и 8 Конвенции

 

  1. Заявительница жаловалась на то, что, не предоставив ей адекватной защиты от насилия со стороны B, власти государства-ответчика не выполнили своих позитивных обязательств. Она ссылалась на статьи 2, 3 и 8 Конвенции, в соответствующих частях которых предусмотрено следующее:

«Статья 2. Право на жизнь

Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

Статья 3. Запрещение пыток

Никто не должен подвергаться пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию…

Статья 8. Право на уважение частной и семейной жизни

  1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.
  2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Европейский Суд отмечает, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд также отмечает, что жалоба не является неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы
  1. Доводы сторон

 

  1. Заявительница считала, что власти государства-ответчика не выполнили своих позитивных обязательств в соответствии со статьями 2, 3 и 8 Конвенции в отношении актов насилия, совершенных в отношении нее B. Она утверждала, что, хотя внутригосударственные суды — как в уголовных разбирательствах, так и в разбирательствах по незначительным правонарушениям — ввели определенные санкции и предписали принятие определенных мер, большинство из них не были выполнены, что серьезно препятствовало достижению любой значимой цели этих разбирательств. Внутригосударственные суды также неправильно применили соответствующие положения материального и процессуального права.
  2. Она также указывала, что требование доказать непосредственную опасность для ее жизни с целью применить защитные меры, запрещающие преследование и запугивание жертвы насилия, накладывало на нее несоразмерное обязательство как на жертву акта насилия (см. § 35 настоящего Постановления). В любом случае у суда по делам о незначительных правонарушениях г. З. было достаточно доказательств угрозы для ее жизни, поскольку в это время B уже был осужден за высказывание угроз убийством в ее адрес (см. § 20 настоящего Постановления).
  3. Заявительница также утверждала, что в связи с тем, что внутригосударственные власти не предоставили ей адекватную защиту от насилия со стороны B, она была вынуждена жить в страхе за свою физическую неприкосновенность и за свою жизнь, должна была скрываться в убежище вместе с C и, кроме того, переехать по тайному адресу.
  4. Власти государства-ответчика утверждали, что в Республике Хорватия защита жертв от домашнего насилия обеспечивалась посредством механизмов, предусмотренных уголовным правом, и, в частности, Законом о защите от насилия в семье. В настоящем деле соответствующие органы реагировали на случаи насилия со стороны B в отношении заявительницы, возбудили несколько дел как уголовных, так и по незначительным правонарушениям, применили уголовные санкции и защитные меры против B, которые они считали надлежащими и необходимыми в тех обстоятельствах. Власти государства-ответчика утверждали, что B не отбыл срок лишения свободы, назначенный ему за неуплату в полном объеме штрафа, наложенного решением суда по делам о незначительных правонарушениях г. З. от 2 октября 2006 г., поскольку тюрьма г. З. была переполнена. Кроме того, мера принудительного психосоциального лечения, предписанная B в том же решении, не была реализована из-за отсутствия лицензированных специалистов и учреждений, которые в состоянии исполнить подобные защитные меры (см. §§ 31 и 34 настоящего Постановления).
  5. Власти государства-ответчика утвердили две внутригосударственные стратегии по защите от насилия в семье (первая охватывает период с 2005 по 2007 год, а вторая — с 2008 по 2010 год), которые, inter alia, включали для всех лиц, подвергшихся насилию в семье, проведение образовательных программ и взаимодействие с неправительственными организациями, работавшими в этой области, а также предоставление им финансовой и иной поддержки. Таким образом, в 2008 году были созданы 16 новых приютов, имевших в общей сложности около 329 мест для жертв насилия, шесть из этих приютов финансировались государством.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд принимает во внимание, что B неоднократно агрессивно вел себя в отношении заявительницы. Факты, являющиеся предметом рассмотрения, касаются неоднократных эпизодов насилия в период с ноября 2003 года по июнь 2006 года, то есть приблизительно два года и семь месяцев. Насилие проявлялось как в устной форме, включая серьезные угрозы убийством, так и в физической, в том числе нанесение руками и ногами ударов по голове, лицу и телу с причинением телесных повреждений. Учитывая тот факт, что в настоящем деле все случаи насилия в семье совершались неоднократно одним преступником, Европейский Суд рассмотрит их как длящуюся ситуацию.
  2. Далее Европейский Суд обращает внимание на психиатрические заключения, касающиеся B, в которых указывалось, что он страдал от ряда психических расстройств, в том числе тяжелой формой посттравматического стрессового расстройства, подчеркивалась его склонность к насилию и ограниченная способность контролировать собственные импульсы, и подтверждалась рекомендация по продолжению проведения принудительного психиатрического лечения (см. §§ 6, 12 и 13 настоящего Постановления).
  3. Приведенные выше факты свидетельствуют о том, что утверждения заявительницы о том, что в течение длительного периода B представлял угрозу ее физической неприкосновенности и что он действительно в ряде случаев нападал на нее, заслуживают доверия. Принимая во внимание эти факты, Европейский Суд считает, что у государственных органов было позитивное обязательство по защите заявительницы от агрессивного поведения ее (бывшего) мужа. Данное обязательство могло возникнуть на основании всех трех статей Конвенции, на которые ссылается заявительница, а именно статей 2, 3 и 8 Конвенции. Однако с целью избежать последующего анализа того, налагали ли угрозы убийством в отношении заявительницы на государство позитивное обязательство согласно статье 2 Конвенции, а также вопросов, связанных с достижением пороговых значений в целях статьи 3 Конвенции, Европейский Суд рассмотрит обстоятельства настоящего дела с точки зрения статьи 8 Конвенции.
  4. В связи с этим Европейский Суд повторяет, что нет никаких сомнений в том, что события, явившиеся основанием для подачи настоящей жалобы, относятся к сфере личной жизни по смыслу статьи 8 Конвенции. Действительно, концепция личной жизни включает физическую и психологическую неприкосновенность лица. Понятие личной жизни распространяется на сферу отношений частных лиц между собой. Более того, в принципе не должно быть причин, почему понятие «личная жизнь» должно исключать нападения на физическую неприкосновенность лица (см. Постановление Европейского Суда по делу «X и Y против Нидерландов» (X and Y v. Netherlands) от 26 марта 1985 г., Series A, N 91, § 23).
  5. Хотя основной задачей статьи 8 Конвенции является защита лица от произвольного вмешательства со стороны публичных властей, могут существовать определенные позитивные обязательства, присущие эффективному «уважению» личной и семейной жизни, и данные обязательства могут включать принятие мер в сфере отношений частных лиц между собой (см. mutatis mutandis <1> упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «X и Y против Нидерландов», §§ 23 — 24, Постановление Европейского Суда по делу «Микулич против Хорватии» (v. Croatia), жалоба N 53176/99, ECHR 2002-I, § 57, и Постановление Европейского Суда по делу «Сандра Янкович против Хорватии» (Sandra v. Croatia), жалоба N 38478/05, ECHR 2009-… (извлечения), § 44).

———————————

<1> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. переводчика)

 

  1. Европейский Суд ранее указывал в различных контекстах, что концепция личной жизни включает физическую и психологическую неприкосновенность лица. Согласно статье 8 Конвенции государства имеют позитивное обязательство по защите физической и психологической неприкосновенности лица от посягательств со стороны иных лиц. С этой целью они должны соблюдать и применять на практике адекватную правовую систему, обеспечивающую защиту от актов насилия со стороны частных лиц (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «X и Y против Нидерландов», §§ 22 и 23, Постановление Европейского Суда по делу «Костелло-Робертс против Соединенного Королевства» (Costello-Roberts v. United Kingdom) от 25 марта 1993 г., Series A, N 247-C, § 36, Постановление Европейского Суда по делу «D.P. и J.C. против Соединенного Королевства» (D.P. and J.C. v. United Kingdom) от 10 октября 2002 г., жалоба N 38719/97, § 118, Постановление Европейского Суда по делу «М.С. против Болгарии» (M.C. v. Bulgaria), жалоба N 39272/98, ECHR 2003-XII, §§ 150 и 152, Постановление Европейского Суда по делу «Бевакуа и S. против Болгарии» (Bevacqua and S. v. Bulgaria) от 12 июня 2008 г., жалоба N 71127/01, § 65, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Сандра Янкович против Хорватии», § 45).
  2. Таким образом, Европейский Суд изучит вопрос, нарушили ли власти государства-ответчика в решении по делу заявительницы свои позитивные обязательства согласно статье 8 Конвенции (см. mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства» (Handyside v. United Kingdom) от 7 декабря 1976 г., Series A, N 24, § 49).

(a) Меры, назначенные и реализованные

(i) Содержание под стражей

  1. Относительно мер, принятых властями государства-ответчика в отношении B, Европейский Суд отмечает, что одной из мер, примененных против B, было его предварительное заключение под стражу. Таким образом, в ходе уголовных разбирательств по обвинению в насильственном поведении в семье, возбужденных 21 ноября 2005 г. (см. §§ 7 — 17 настоящего Постановления), B содержался под стражей с 21 ноября по 20 декабря 2005 г. Эти разбирательства проводились по заявлениям о физическом насилии и угрозах в отношении заявительницы в период с ноября 2003 года по август 2005 года, а также по обвинениям в покушении на растление малолетних детей. Решения по ним до сих пор не приняты.
  2. В ходе разбирательств, касающихся обвинений по факту угроз причинения смерти в адрес заявительницы и сотрудницы полиции, возбужденных 1 марта 2006 г. (см. §§ 18 — 22 настоящего Постановления), B содержался под стражей с 30 июня по 24 октября 2006 г.

(ii) Другие защитные меры

  1. Помимо заключения под стражу, внутригосударственные суды применили в отношении B некоторые другие меры. Так, в упомянутых выше разбирательствах, касающихся угроз убийством в адрес заявительницы и сотрудницы полиции, муниципальный суд г. Загреба выдал запретительный судебный приказ в отношении B., запрещавший приближаться к заявительнице на расстояние менее 300 метров, а также контактировать с ней.
  2. В ходе разбирательств незначительных правонарушений по обвинениям в бытовом насилии, проходивших 26 марта 2006 г., суд по делам о незначительных правонарушениях г. Загреба санкционировал применение защитной меры в виде запрета приближаться к заявительнице на расстояние менее 100 метров в течение одного года (см. §§ 29 — 35 настоящего Постановления).

(b) Рекомендованные или назначенные меры, которые не были реализованы или соблюдены

  1. Тем не менее Европейский Суд отмечает, что некоторые дальнейшие рекомендации и меры не были реализованы или соблюдены. На данном этапе необходимо напомнить, что в задачу Европейского Суда не входит проверка того, корректно ли внутригосударственные суды применяли внутригосударственное законодательство. Вопросом настоящего разбирательства является не ответственность в соответствии с конкретным уголовным законодательством, а ответственность, которую несет государство, согласно Конвенции. Европейский Суд должен с достаточным уважением относиться к выбору внутригосударственными судами надлежащих мер, сохраняя при этом определенные полномочия по пересмотру и вмешательству в случае явной несоразмерности между тяжестью деяния и достигнутыми на внутригосударственном уровне результатами (см. mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу «Николова и Величкова против Болгарии» (Nikolova and Velichkova v. Bulgaria) от 20 декабря 2007 г., жалоба N 7888/03, § 62, Постановление Европейского Суда по делу «Аталай против Турции» (Atalay v. Turkey) от 18 сентября 2008 г., жалоба N 1249/03, § 40, Постановление Европейского Суда по делу «Беганович против Хорватии» (v. Croatia), жалоба N 46423/06, ECHR 2009-… § 78).
  2. Европейский Суд отмечает, что обязательство государства в соответствии со статьей 8 Конвенции в случаях, связанных с актами насилия в отношении заявителя, как правило, требуют от государства принятия адекватных позитивных мер в области уголовно-правовой защиты. Европейский Суд подчеркивает, что Конвенция является живым инструментом, положения которой необходимо толковать в свете современных условий, и что при требовании все более высокого стандарта, применяемого в области защиты прав человека и основных свобод, соответствующим образом и в обязательном порядке требует большей твердости в оценке нарушения фундаментальных ценностей демократического общества (см. mutatis mutandis Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Сельмуни против Франции» (Selmouni v. France), жалоба N 25803/94, ECHR 1999-V, § 101, Постановление Европейского Суда по делу «Майека и Митунга против Бельгии» (Mayeka and Mitunga v. Belgium), жалоба N 13178/03, ECHR 2006-XI, § 48, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Сандра Янкович против Хорватии», § 47). Привлечение к ответственности виновных в насильственных действиях главным образом направлено на то, чтобы соответствующие органы не игнорировали такие действия и обеспечивали эффективную защиту от них.

(i) Содержание под стражей

  1. В ходе производства по уголовному делу, возбужденному 1 марта 2006 г., муниципальный суд г. Загреба решением от 16 октября 2006 г. признал B виновным по двум эпизодам высказывания угроз убийством в адрес заявительницы и сотрудницы полиции и приговорил его к восьми месяцам лишения свободы. B еще не начал отбывать этот срок лишения свободы.
  2. В процессе производства по одному из дел о незначительных правонарушениях по обвинению в бытовом насилии 2 октября 2006 г. было принято решение, в соответствии с которым ответчик был обязан уплатить штраф в размере 6 000 хорватских крон. Он заплатил только 1 000 хорватских крон, а остальная сумма в размере 5 000 хорватских крон была заменена на срок лишения свободы, но B никогда не отбывал срок лишения свободы. Власти государства-ответчика пояснили, что это произошло потому, что тюрьма г. З. была переполнена.
  3. Вместо этого B был задержан только 4 сентября 2009 г. в связи с отдельным уголовным разбирательством, которое касалось обвинений в угрозе убийством в адрес судьи и ее дочери, и был помещен заключен стражу. В результате этих разбирательств решением суда от 19 октября 2009 г. B был приговорен к трем годам лишения свободы.

(ii) Психиатрическое лечение

  1. В то же время в отношении B было принято решение о проведении психиатрического лечения. Несмотря на то, что Европейский Суд согласен с тем, что данная мера применима, нельзя не отметить, что она не была применена в связи с каким-либо судебным разбирательством, связанным с проявлением B насилия в отношении заявительницы. Кроме того, она была реализована через несколько лет после того, как заявительница сообщила о неоднократных инцидентах, связанных с проявлением насилия со стороны B в физической и устной формах, а также угрозах убийством. Европейский Суд также отмечает, что власти государства-ответчика не предоставили какой-либо информации относительно того, была ли разработана тюремной администрацией индивидуальная программа отбывания срока лишения свободы для B, как это предусмотрено статьей 69 Закона об исполнении наказаний. Индивидуальная программа в отношении B такого рода имеет особое значение в связи с тем, что срок лишения свободы B был объединен со столь значимой мерой, как принудительное психиатрическое лечение, которое было санкционировано внутригосударственными судами из-за серьезных угрозах убийством со стороны B (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу «Бранко Томашич и другие против Хорватии» (Branko and Others v. Croatia), жалоба N 46598/06, ECHR 2009-… § 56).
  2. В связи с этим Европейский Суд отмечает, что еще в декабре 2004 года психиатр, обследовавший B, сделал заключение о том, что пациент страдал от хронического посттравматического стрессового расстройства, сопровождавшегося симптомами, включающими пониженную устойчивость к неудачам, скрытую агрессивность, ухудшение общего состояния и нарушенное социальное функционирование, в частности, в семейной жизни. Другая психиатрическая экспертиза, проводившаяся в январе 2008 года, установила, что B нуждался в продолжительном психиатрическом контроле и надзоре и что систематическая программа терапии поддержала бы его относительно стабильное психическое состояние и, следовательно, снизила бы вероятность повторения им уголовно наказуемых преступлений и, в практическом плане, исключила бы угрозу для окружающих.
  3. В ходе одного из разбирательств по делам о незначительных правонарушениях по обвинению в бытовом насилии, решением от 2 октября 2006 г. было установлено, что ответчик должен пройти психосоциальное лечение с тем, чтобы решить свои проблемы психиатрического здоровья в связи с его агрессивным поведением (см. § 31 настоящего Постановления). Тем не менее из-за отсутствия соответствующих специалистов или учреждений, которые могли бы исполнить данную защитную меру, она никогда не была реализована (см. §§ 31 — 33 настоящего Постановления).

(iii) Штрафы

  1. Европейский Суд отмечает, что власти государства-ответчика не предоставили информации, доказывающей, что штраф в размере 2 000 хорватских кун, который B был обязан заплатить по решению, принятому в разбирательстве по делу о незначительных правонарушениях 20 ноября 2006 г., был заплачен. Помимо этого, в рамках производства по другим делам о незначительных правонарушениях 19 июля 2007 г. ему было предписано заплатить штраф в размере 7 000 хорватских кун. Однако внутригосударственные суды допустили, чтобы по этим делам истек срок давности, когда они находились на рассмотрении в суде кассационной инстанции.

(c) Вывод

  1. Европейский Суд подчеркивает, что его задача не подменять собою компетентные власти Республики Хорватия при определении наиболее подходящих методов защиты людей от посягательств на их личную неприкосновенность, а, скорее, пересмотреть в соответствии с Конвенцией решения, которые эти власти приняли в порядке осуществления их права на свободу усмотрения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Сандра Янкович против Хорватии», § 46).
  2. Учитывая вышеизложенные принципы, Европейский Суд также осознает, что на внутригосударственных властях лежит обязанность организовать свои правовые системы таким образом, чтобы исполнить свои позитивные обязательства в соответствии с Конвенцией, и в этом случае, конечно, возможно провести ряд отдельных уголовных разбирательств в отношении того же ответчика в связи с различными уголовно наказуемыми преступлениями, совершенными в отношении одной и той же жертвы. Тем не менее в деле, подобном настоящему, которое касается ряда насильственных действий одного лица, а именно B в отношении одной жертвы, заявительницы, представляется, что заявительница была бы защищена более эффективно, если бы власти рассмотрели ситуацию в целом, а не прибегали к ряду отдельных уголовных дел и делам о незначительных правонарушениях. Это дало бы им более полное представление о ситуации и возможность обратиться к необходимости предоставления своевременной и наиболее подходящей защиты для заявительницы от различных форм насилия.
  3. Европейский Суд признает, что внутригосударственные суды возбудили ряд дел о незначительных правонарушениях и уголовных дел в отношении B, в контексте которых они санкционировали проведение определенных мер, таких как периоды предварительного содержания под стражей, психиатрическое, психосоциальное лечение, защитные и аналогичные меры и даже наказание в виде срока лишения свободы. Санкционируя эти меры, власти Хорватии продемонстрировали, что они считали их адекватными и необходимыми для разрешения ситуации, касающейся проявления насилия в отношении заявительницы. Европейский Суд не может не согласиться с подобным подходом.
  4. Внутригосударственные суды никогда не отменяли рассматриваемые меры и не утверждали, что в них больше нет необходимости. Однако, как выше детально описано, многие из этих мер, такие как периоды содержания под стражей, штрафы, психосоциальное лечение и даже срок лишения свободы, не были реализованы (см. §§ 68 — 74 настоящего Постановления), а сделанные намного раньше рекомендации относительно постоянного психиатрического лечения были исполнены только 19 октября 2009 г., и то в контексте уголовного дела, не связанного с насилием в отношении заявительницы. Кроме того, Европейский Суд не уверен, что B до настоящего времени прошел какое-либо психиатрическое лечение (см. § 23 настоящего Постановления). Европейский Суд подчеркивает, что основной целью введения уголовных санкций является ограничение и сдерживание нарушителя от причинения дальнейшего вреда. Тем не менее эти цели вряд ли могут быть достигнуты без реализации примененных санкций.
  5. Внутригосударственные власти не выполнили меры, назначенные судами страны, направленные, с одной стороны, на улучшение психического состояния B, которое, как представляется, обусловливало его агрессивное поведение, а, с другой стороны, на обеспечение заявительницы защитой от дальнейшего насилия со стороны B. Таким образом, уклонение властей от исполнения своего позитивного обязательства по обеспечению права заявительницы на уважение ее личной жизни подвергало ее угрозе в течение длительного периода.
  6. Следовательно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции. Принимая во внимание данный вывод, Европейский Суд считает, что основания для рассмотрения отдельного вопроса согласно статьям 2 и 3 Конвенции отсутствуют.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

  1. Заявительница также жаловалась на несправедливость производства по уголовным делам и делам о незначительных правонарушениях, возбужденных в отношении B. Она ссылалась на пункт 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на… разбирательство дела в разумный срок… судом…».

  1. Европейский Суд отмечает, что заявительница не может ссылаться на статью 6 Конвенции, поскольку ее жалоба касается уголовного разбирательства в отношении третьих лиц. Кроме того, жалобы, поданные заявительницей, были рассмотрены выше в связи с жалобой согласно статье 8 Конвенции.
  2. Следовательно, данная жалоба несовместима ratione materiae <1> с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

———————————

<1> Ratione materiae (лат.) — ввиду обязательств, относящихся к предмету рассмотрения, о котором идет речь (примеч. редактора).

1   2   3   4   5

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code