Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.10.2016 N Ф06-10723/2016 по делу N А12-45751/2015

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 октября 2016 г. N Ф06-10723/2016

Дело N А12-45751/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 13 октября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 октября 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Богдановой Е.В.,

судей Ивановой А.Г., Моисеева В.А.,

при участии представителей:

Попова Виталия Александровича — Алещенко С.В., доверенность от 03.08.2016 реестровый номер 2-1959,

публичного акционерного общества «Промсвязьбанк» — Мацукова В.Е., доверенность от 26.01.2016 N 90,

в отсутствие:

иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу публичного акционерного общества «Промсвязьбанк»

на определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2016 (судья Толмачева О.А.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 (председательствующий судья Самохвалова А.Ю., судьи Грабко О.В., Макаров И.А.)

по делу N А12-45751/2015

по заявлению Поповой Лидии Леонидовны о включении в реестр требований кредиторов должника,

в рамках дела о признании Михеевой Татьяны Евгеньевны, г. Волгоград (ИНН 344601014136) несостоятельным (банкротом),

установил:

решением Арбитражного суда Волгоградской области от 07.12.2015 Михеева Татьяна Евгеньевна (далее — должник, Михеева Т.Е.) признана несостоятельной (банкротом) и в отношении ее имущества введена процедура реализации; финансовым управляющим утвержден Иванов В.Н.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Михеевой Т.Е. 22.01.2016 Попова Лидия Леонидовна обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), о включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника требования в размере 44 315 000 руб. основного долга, как обеспеченного залогом имущества должника (встроенным нежилым помещением общей площадью 1385,7 кв. м, кадастровый номер 34:34:02004:665, расположенным по адресу: г. Волгоград, проспект им. Ленина, 149), и в размере 12 259 351 руб. 40 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами в составе санкций, ссылаясь на исполнение ею обязательств должника.

В качестве правового обоснования заявленного требования кредитор сослался на положения статей 313, 384, 387, 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Определением Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2016 признаны обоснованными и включены в третью очередь реестра требований Михеевой Т.Е. требования Поповой Л.Л. в сумме 44 315 000 руб. основного долга, как обеспеченное залогом имущества должника (встроенным нежилым помещением общей площадью 1385,7 кв. м, кадастровый номер 34:34:02004:665, расположенным по адресу: г. Волгоград, проспект им. Ленина, 149), и в сумме 12 259 351 руб. 40 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2016 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, публичное акционерное общество «Промсвязьбанк» (далее — ПАО «Промсвязьбанк»), являющееся конкурсным кредитором должника, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение первой инстанции от 13.04.2016 и постановление апелляционной инстанции от 23.06.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления Поповой Л.Л. о включении в реестр требований кредиторов должника.

В обоснование жалобы приведены доводы о нарушении и неправильном применении судами норм материального и процессуального права, о неполном исследовании обстоятельств, имеющих существенное значение для спора.

По мнению заявителя жалобы действия Поповой Л.Л., находящейся в родственной связи с должником, по исполнению обязательств последнего и по предъявлению настоящего требования совершены при злоупотреблении правом, с целью увеличения кредиторской задолженности и причинение вреда имущественным правам иных кредиторов должника.

До принятия постановления судом кассационной инстанции в соответствии со статьей 163 АПК РФ был объявлен перерыв в заседании 11.10.2016 до 14 часов 00 минут 13.10.2016, по окончании которого судебное заседание объявлено продолженным в том же составе суда.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ПАО «Промсвязьбанк» поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. Представитель Попова В.А. (кредитора должника), полагая принятые по делу судебные акты законными и обоснованными, просил оставить их без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Иные лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе публично путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на официальных сайтах Арбитражного суда Поволжского округа и Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, в связи с чем на основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) кассационная жалоба рассматривается в их отсутствие, в порядке, предусмотренном главой 35 АПК РФ.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 286 АПК РФ, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия кассационной инстанции находит их подлежащим отмене в части, касающейся признания обеспеченным залогом имущества должника требования кредитора в сумме 44 315 000 руб. основного долга, в силу следующих обстоятельств.

Как установлено арбитражными судами и следует из материалов дела, в обоснование заявленного к должнику требования Попова Л.Л. указала на исполнение ею в порядке статьи 313 ГК РФ денежных обязательств должника (Михеевой Т.Е.) перед открытым акционерным обществом «Сбербанк России» (далее — ОАО «Сбербанк России», Банк) по заключенному между ними 29.01.2010 соглашению о добровольном исполнении Михеевой Т.Е. решения суда (Третейского суда при ЗАО «Сбербанкинвестстрой» от 10.07.2009 по делу N ТС-53/09-В).

Осуществляя проверку обоснованности заявленного Поповой Л.Л. требования, судами было установлено, что на основании договоров купли-продажи объектов недвижимости от 01.11.2008 (двух договоров), от 05.11.2008 (один договор) и от 06.11.2008 (один договор) Михеева Т.Е. стала собственником следующих объектов недвижимости:

— нежилого помещения общей площадью 1979,5 кв. м (кадастровый номер 07:09:01:04850:001:0063), расположенного по адресу г. Нальчик, ул. Шогенова, д. 8 (пом. 6037-Л), обремененного правом залога ОАО «Сбербанк России», находящегося в залоге у Банка по кредитному договору от 21.12.2007 N 402/07;

— нежилого помещения общей площадью 1385,7 кв. м (кадастровый номер 34:34:020044:665), расположенное по адресу г. Волгоград, проспект им. Ленина, 149, обремененного правом залога ОАО «Сбербанк России», находящегося в залоге у Банка по кредитному договору от 28.12.2007 N 409/07;

— нежилого помещения общей площадью 795,8 кв. м (кадастровый номер 34:34:040016:433), расположенного по адресу г. Волгоград, проспект им. Ленина, 58;

— нежилого помещения общей площадью 5887,6 кв. м (кадастровый номер 34:34:03:000000:015024), расположенного по адресу г. Волгоград, шоссе Авиаторов, 86, обремененного правом залога ОАО «Сбербанк России», находящегося в залоге у Банка по кредитному договору от 20.12.2007 N 397/07.

Решением Третейского суда при ЗАО «Сбербанкинвестстрой» от 10.07.2009 по делу N ТС-53/09-В по иску ОАО «Сбербанк России» было обращено взыскание на указанное имущество как на предмет залога, обеспечивающий исполнение обязательств третьих лиц по кредитным договорам от 20.12.2007 N 397/07, от 21.12.2007 N 402/07, от 28.12.2007 N 409/07 и от 12.02.2008 N 21/8.

29 января 2010 года между ОАО «Сбербанк России» и Михеевой Т.Н. было заключено соглашение о добровольном исполнении указанного решения суда, по условиям которого Михеева Т.Н. обязалась оплатить задолженность по указанным кредитным договорам на общую сумму 89 565 167 руб. 22 коп. в согласованных порядке и сроки в целях избежания обращения Банком на основании решения третейского суда взыскания на принадлежащее ей имущество.

Судами установлено, что принятые на себя по указанному соглашению обязательства Михеевой Т.Е. лично не исполнялись, были частично (на сумму 44 315 000 руб.) исполнены за нее третьим лицом — Поповой Л.Л., свидетельством чего являются платежные поручения, содержащие в себе в качестве основания платежа указание на оплату за Михееву Т.Е. по конкретному кредитному договору.

Признавая обоснованным требование кредитора в размере 44 315 000 руб. основного долга и 12 259 351 руб. 40 коп. процентов и включая его в реестр требований кредиторов должника, арбитражный суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 313, 387, 395 ГК РФ и статьи 100 Закона о банкротстве, исходил из наличия денежных обязательств должника перед Банком-кредитором по соглашению от 29.01.2010 и исполнения этих денежных обязательств Поповой Л.Л. за должника в размере 44 315 000 руб. (уплата Поповой Л.Л. денежных средств контрагенту должника (Банку) и принятие им исполнения) в порядке, предусмотренном статьей 313 ГК РФ, из отсутствия доказательств исполнения должником встречных обязательств.

Расчет заявленных кредитором процентов за пользование чужими денежными средствами, судом проверен и признан правильным.

Признавая обеспеченным залогом имущества должника требование кредитора в размере 44 315 000 руб., суд первой инстанции исходил из того, что в связи с частичным исполнением Поповой Л.Л. обязательств должника перед его кредитором — Банком, к ней в соответствии с положениями статей 382, 384, 387 ГК РФ перешли права кредитора по указанному обязательству, в том числе, в отношении залога (права, обеспечивающие исполнение обязательства).

Апелляционный суд по результатам повторного рассмотрения спора, установив аналогичные обстоятельства, признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из недоказанности того обстоятельства, что Попова Л.Л. при исполнении обязательств должника перед Банком действовала с нарушением пределов осуществления гражданских прав.

Также судом не было установлено и обстоятельств, свидетельствующих о том, что заявление кредитора о включении его требования в реестр требований кредиторов должника имело своей целью причинения ущерба должнику или его кредиторам, а не защиту нарушенных прав заявителя.

Арбитражный суд Поволжского округа находит, что выводы судов в части, касающейся признания обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов должника требований Поповой Л.Л. в размере 44 315 000 руб. основного долга и 12 259 351 руб. 40 коп. процентов, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, имеющимся в нем доказательствам, сделаны при правильном применении норм материального и процессуального права.

Установление требований кредиторов осуществляется арбитражным судом в соответствии с порядком, определенном статьями 71 и 100 Закона о банкротстве, в зависимости от процедуры банкротства, введенной в отношении должника.

При этом в силу пунктов 3 — 5 статьи 71 и пунктов 3 — 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. Установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности (пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).

По смыслу названных норм, арбитражный суд проверяет обоснованность предъявленных к должнику требований и выясняет наличие оснований для их включения в реестр требований кредиторов, исходя из подтверждающих документов.

При рассмотрении обоснованности требования кредитора подлежат проверке доказательства возникновения задолженности в соответствии с материально-правовыми нормами, которые регулируют обязательства, не исполненные должником, ее размера.

В соответствии с пунктом 1 статьи 313 ГК РФ (в редакции, действовавшей в спорный период времени) исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. В этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом.

По смыслу данной нормы должник вправе исполнить обязательство, не требующее личного исполнения, самостоятельно или, не запрашивая согласия кредитора, передать исполнение третьему лицу. Праву должника возложить исполнение на третье лицо корреспондирует обязанность кредитора принять соответствующее исполнение. При этом закон не наделяет добросовестного кредитора, не имеющего материального интереса ни в исследовании сложившихся между третьим лицом и должником отношений, ни в установлении мотивов, побудивших должника перепоручить исполнение своего обязательства другому лицу, полномочиями по проверке того, действительно ли имело место возложение должником исполнения обязательства на третье лицо.

Такое толкование правовых норм дано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.07.2014 N 3856/14.

Пунктом 1 статьи 395 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 01.06.2015) установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.

Согласно части 1 статьи 395 ГК РФ (в новой редакции, действующей с 01.06.2015) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Из разъяснений, данных в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», следует, что проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Выводы судов в части, касающейся установления размера требования кредитора, об установленных обстоятельствах основаны на доказательствах, указание на которые содержится в обжалуемых судебных актах и которым дана оценка в соответствии с требованиями статей 67, 68, 71 АПК РФ, а выводы о применении норм материального права — на фактических обстоятельствах дела, установленных судами на основании оценки представленных в материалах дела доказательств.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, указанных выводов судов не опровергают, подлежат отклонению, поскольку по существу направлены на переоценку фактических обстоятельств, установленных судами на основании произведенной ими оценки имеющихся в деле доказательств, по причине несогласия заявителя жалобы с результатами указанной оценки судов, что не входит в круг полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, перечисленных в статьях 286, 287 АПК РФ.

Несогласие заявителя жалобы с выводами судов не свидетельствует о нарушении норм материального и процессуального права.

Учитывая, что нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебных актов в силу части 4 статьи 288 АПК РФ, судом кассационной инстанции не установлено, основания для отмены обжалуемых судебных актов в указанной части и удовлетворения кассационной жалобы отсутствуют.

Между тем, признавая требование кредитора в размере 44 315 000 руб., обеспеченным залогом имущества должника, арбитражные суды неверно квалифицировали сложившиеся между Банком и Михеевой Т.Е. правоотношения, обязательство по которому за Михееву Т.Е. было исполнено Поповой Л.Л. по представленным ею в деле платежным документам; выводы судов в указанной части не соответствуют фактически обстоятельствам, установленным судами при рассмотрении спора.

Судами установлено и из материалов дела следует, что Михеева Т.Е. являлась собственником имущества — предмета залога, обеспечивающего исполнение обязательств третьих лиц (заемщиков) перед Банком по кредитным договорам, в связи с чем, обладая исключительно статусом залогодателя, не имела самостоятельной обязанности исполнить денежное обязательство вместо должника — заемщика по основному обязательству (кредитным договорам).

Обязательство оплатить Банку задолженность по указанным кредитным договорам было принято на себя Михеевой Т.Е. в соответствии с условиями заключенного между ними соглашения от 29.01.2010 и исполнение именно этого обязательства Михеевой Т.Е., как установлено судами и следует из материалов дела (в том числе доводов Поповой Л.Л., приведенных в обоснование своего требования) было осуществлено (предложено) Поповой Л.Л. за нее Банку.

Принимая во внимание, что заключенное между Банком и Михеевой Т.Е. соглашение от 29.01.2010 не содержало в себе условий, касающихся обеспеченности исполнения обязательств Михеевой Т.Е. по нему залогом имущества последней, их исполнение Поповой Л.Л. не могло повлечь возникновение у нее права залога в отношении имущества должника, в связи с чем основания для признания требования Поповой Л.Л. обеспеченным залогом у судов отсутствовали.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты в части, касающейся признания требования Поповой Л.Л. в размере 44 315 000 руб. обеспеченным залогом имущества должника, не могут быть признаны законными и обоснованными.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Учитывая изложенное, определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2016 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 в части, касающейся признания обеспеченным залогом имущества должника требования Поповой Л.Л. в размере 44 315 000 руб., подлежат отмене.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287, статьями 286, 288, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Волгоградской области от 13.04.2016 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2016 по делу N А12-45751/2015 в части, касающейся обеспеченности требования Поповой Лидии Леонидовны в размере 44 315 000 руб. залогом имущества должника, отменить.

Отказать Поповой Лидии Леонидовне в признании обеспеченным залогом имущества должника ее требования в размере 44 315 000 руб., подлежащего удовлетворению в составе третьей очереди.

В остальной части судебные акты оставить без изменений.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, установленном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья
Е.В.БОГДАНОВА
Судьи
А.Г.ИВАНОВА
В.А.МОИСЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code