Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19.10.2016 N Ф06-13285/2016 по делу N А55-21405/2015

Требование: О признании недействительным решения налогового органа.

Обстоятельства: Налоговый орган доначислил налог на прибыль, НДС, ссылаясь на то, что между налогоплательщиком и его контрагентами создан формальный документооборот и видимость осуществления хозяйственной деятельности, указанные лица являются взаимозависимыми, налогоплательщиком для целей налогообложения учтены экономически нецелесообразные хозяйственные операции, действия налогоплательщика направлены на получение необоснованной налоговой выгоды.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку доводы налогового органа не подтверждены.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 октября 2016 г. N Ф06-13285/2016

Дело N А55-21405/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 октября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 19 октября 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Егоровой М.В., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя — Жильцова А.С., доверенность от 21.01.2016 N 27,

ответчика — Сусловой Ю.Ю., доверенность от 01.02.2016 N 02-14/00739, Марьевой А.К., доверенность от 14.10.2016 N 02-22/08793, Сироткиной Ю.С., доверенность от 31.12.2015 N 02-14/11013, Сидоровой Л.Е., доверенность от 16.02.2016 N 02-14/01282,

третьего лица — Сусловой Ю.Ю., доверенность от 18.02.2016 N 12-22/0011@,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области и Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области

на решение Арбитражного суда Самарской области от 29.03.2016 (судья Мешкова О.В.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 (председательствующий судья Рогалева Е.М., судьи Бажан П.В., Корнилов А.Б.)

по делу N А55-21405/2015

по заявлению закрытого акционерного общества «АКОМ», (ОГРН 1026303242547, ИНН 6345011371) к Межрайонной Инспекции Федеральной налоговой службы по Самарской области по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области о признании недействительным решения, третье лицо — Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области,

установил:

закрытое акционерное общество «АКОМ» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по Самарской области по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (далее — инспекция) от 15.06.2015 N 64 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения (с учетом уточнения заявленных требований, принятых судом первой инстанции).

В качестве третьего лица, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Самарской области (далее — управление).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 29.03.2016 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационных жалобах инспекция и управление просят отменить состоявшиеся судебные акты, мотивируя неправильным применением судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов за период с 01.01.2010 по 31.12.2012. По результатам проверки составлен акт от 16.02.2015 N 14дсп и принято решение от 15.06.2015 N 64 о привлечении общества к налоговой ответственности, доначислении налога на прибыль и на добавленную стоимость, начислении пеней.

Решением управления от 14.08.2015 N 03-15/20454 оспариваемое решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с вынесенным решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд.

Заявитель является производителем аккумуляторов. Основной составляющей в себестоимости аккумулятора является свинец (изготовление свинцовых пластин).

В ходе проверки инспекция установила, что поставку свинца осуществляли как реальные производители свинца, так и общества с ограниченной ответственностью «Экомет 63», «ЦМет» и «МеталлПро» (далее — общества «Экомет 63», «ЦМет» и «МеталлПро»). По мнению налогового органа, несмотря на то, что названные организации не являются фирмами — «однодневками», они реально не оказывали услуги, предусмотренные договорами. Между контрагентами и заявителем создан формальный документооборот и видимость осуществления хозяйственной деятельности, в результате которого покупатель (заявитель) увеличивает затраты на приобретение сырья и завышает вычеты по налогу на добавленную стоимость. С учетом сведений, которые были получены в ходе выездной налоговой проверки инспекцией сделан вывод о том, что между налогоплательщиком и вышеназванными контрагентами установлена подконтрольность и групповая согласованность. Соответственно, налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции, не обусловленные разумными экономическими причинами, а направленные на увеличении цены товара, что повлекло минимизацию налоговых обязательств по налогу на добавленную стоимость и на прибыль.

При этом инспекция признала необоснованными вычеты и расходы общества в целях налогообложения прибыли и возмещения налога по взаимоотношениям с данными контрагентами в части превышения суммы фактически перечисленных указанным спорным контрагентам денежных средств в рамках заключенных с ними договоров поставки и стоимостью продукции, отгруженной непосредственными производителями товара (свинца) в адрес заявителя через указанных выше контрагентов — посредников.

По сути, инспекцией обществу вменяется в вину заключение договоров на поставку свинца с тремя вышеуказанными посредниками при возможности приобретения товара исключительно у его производителя.

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.

В статье 252 Кодекса содержатся общие критерии, которым должны соответствовать производимые налогоплательщиками расходы: расходы должны быть обоснованными, документально подтвержденными и производится для осуществления деятельности, направленной для получения дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствие с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Требования о достоверности учета хозяйственных операций содержатся в законодательстве о бухгалтерском учете и в Кодексе, установившем правила ведения налогового учета (пункт 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», статья 313 Кодекса).

Уменьшению налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных расходов должен предшествовать факт совершения расходной хозяйственной операции, подтвержденный надлежаще оформленными и содержащими достоверную информацию первичными бухгалтерскими документами. Первичные документы должны не только содержать полную информацию о совершенной хозяйственной операции, но и быть носителями достоверных сведений о ней и ее участниках.

Пунктами 1 и 2 статьи 171 Кодекса предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на полагающиеся налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 172 Кодекса налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг). Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг).

В соответствии с пунктом 2 статьи 169 Кодекса в целях принятия налога на добавленную стоимость к вычету или возмещению счет-фактура должна соответствовать требованиям пунктов 5, 6 указанной статьи. Выставленные с нарушением данного порядка счета фактуры, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету. В счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя, счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (пункт 5 и 6 статьи 169 Кодекса).

Исходя из положений статьи 169, 171, 172 Кодекса документальное обоснование права на налоговый вычет сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных контрагентам при приобретении товаров (работ, услуг), лежит на налогоплательщике. Исполнив упомянутые требования Кодекса, налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Согласно разъяснениям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данным в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановления N 53), практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.

Под налоговой выгодой для целей вышеуказанного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности, в том числе вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской либо иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в том числе о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Установление судом наличия разумных экономических и иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерении получить экономический эффект в результате реально осуществляемой предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Исследовав и оценив по правилам указанной нормы права, имеющиеся в деле доказательства, доводы и возражения сторон, арбитражные суды установили реальность приобретения названными контрагентами товара (свинца) у производителей данного сырья, которые дальнейшем по договорам поставки были оплачены, отражены в бухгалтерском учете и использованы в дальнейшем в производственной деятельности заявителя.

Суды указали, что, несмотря на выводы налогового органа о наличии схемы по искусственному увеличению затрат на приобретение свинца с использованием подставных подконтрольных фирм, реально не оказывающих услуг, предусмотренных договором, из самого решения налогового органа следует, что факт поставки товара именно от указанных лиц имел место. Данное сырье было оприходовано в бухгалтерском учете налогоплательщика, списано в производство для дальнейшей переработки и изготовления аккумуляторных батарей.

Налоговый орган отказывает в вычете налога на добавленную стоимость не с полной стоимости оприходованного сырья (свинца), а с наценки перепродавцов (отказ в вычете составляет 8 084 802 рублей по всем трем контрагентам).

Поэтому суды признали, что факт реальности хозяйственных операций по поставке сырья инспекцией установлен и оспаривается лишь экономическая целесообразность работы с указанными контрагентами. При этом судами отмечено, что налоговым органом в акте проверки по рассматриваемому эпизоду указывается о наличии необоснованности налоговой выгоды без совокупности обстоятельств, связанных с оценкой исполнения налоговых обязанностей данными контрагентами, что является обязательным при обосновании налоговой выгоды. Инспекцией не отражены и не установлены факты не исполнения или не полного исполнения налоговых обязанностей данных контрагентов, в том числе факты соответствующих доначислений налогов, отсутствие сдаваемых деклараций по налогу на добавленную стоимость и иной отчетности, и т.д. Доводы инспекции об искажении налоговой отчетности и необоснованной уплате контрагентами налогов в минимальных размерах основаны на предположениях и не подтверждены документально.

Учитывая разъяснения Постановления N 53, арбитражные суды пришли к выводу о том, что доводы о фактической «номинальности» директоров, отсутствии основных средств на балансе предприятия, незначительных показателей, отраженных в декларации, наличие в штате одного директора не могут служить основанием для подтверждения факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при наличии доказательств реального совершения указанных сделок.

Оценив представленные в материалы дела доказательства применительно к фактическим обстоятельствам взаимоотношений сторон в рамках всей цепочки организаций, участвующих в процессе поставки спорного товара, учитывая показания допрошенных в ходе проведения выездной налоговой проверки свидетелей, а также дополнительно представленные заявителем доказательства и нотариально заверенные заявления лиц, подтвердивших взаимоотношения поставщиков свинца с поставщиками заявителя и отгрузку товара, принимая во внимание соответствующие документы, подтверждающие процесс поставки товара поставщиков (деятельность которых не оспаривается инспекцией) до общества, а также отражение спорных операций в бухгалтерской и налоговой отчетности поставщиков товара, суды пришли к выводу о реальности спорных операций по приобретению обществом товара у поставщиков — обществ «ЦМет», «МеталлПро» и Экомет-63″, в отсутствие представления инспекцией достаточных доказательств недобросовестности общества и совершения действий, направленных исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

С учетом правовой позиции, изложенной в определении судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 04.03.2015 по делу N 302-КГ14-3432, суды признали, что само по себе наличие у общества посредников при установлении как инспекцией, так и судом фактических обстоятельствах взаимоотношений организаций, участвующих в цепочке поставки товара, не позволяет расценивать действия общества в рамках спорных хозяйственных операций как совершенные с намерением получить необоснованную налоговую выгоду.

Обстоятельства наличия в цепи поставки товара посредников не могут является автоматически доказательством нереальности хозяйственных операций, налоговым органом должны быть предоставлены в каждом рассматриваемом случае доказательства отсутствия факта заключения договора между поставщиками и посредниками и, наоборот, наличие прямых отношений с поставщиками. Указанные доказательства и обстоятельства в материалах выездной налоговой проверке отсутствуют.

При этом судами отмечено, что взаимозависимость физических или юридических лиц не является препятствием для совершения сделок между такими лицами. Наличие взаимозависимости является основанием для проверки налоговым органом соответствия цен при совершении сделки рыночным в порядке статьи 40 Кодекса. При этом продажа с наценкой соответствующего товара (материала) соответствует принципам экономической целесообразности, на который обращено внимание в Постановлении N 53.

Таким образом, налоговым органом в решении не раскрыты обстоятельства получения заявителем налоговой выгоды.

Как указано в Постановлении N 53, возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговый орган, отказывая в вычете лишь с добавленной наценки, при этом признавая факт поставки и реальность хозяйственных операций, входит в противоречие с указанной правовой позицией, которая корреспондирует с правовой позицией, изложенной в пункте 5 Постановления N 53, допускающей операции как с посредниками, так и с взаимозависимыми лицами без «автоматического» появления необоснованной налоговой выгоды.

При этом судами отмечено, что из решения инспекции не видно, каким образом и на основании каких документов, налоговый орган получил цифру доначислений в размере 8 084 802 рублей по налогу на добавленную стоимость, а также соответствующую сумму по налогу на прибыль. В акте проверки, как и в обжалуемом решении, отсутствует соответствующий расчет со ссылками на первичные документы. Первичные документы, полученные по встречным проверкам, на основании которых налоговый орган мог исчислить налог, также отсутствовали как приложения к акту налоговой проверки, что обязательно в силу статей 100, 101 Кодекса. Из решения налогового органа невозможно определить методику расчета налога на добавленную стоимость и налога на прибыль, доначисленного по результатам проверки.

С учетом установленных обстоятельств являются правомерными выводы судов о недоказанности инспекцией наличия обстоятельств, подтверждающих законность доначисления оспариваемых сумм налога на прибыль и на добавленную стоимость, начисления соответствующих им сумм пени и штрафов, и, как следствие, наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Судебная коллегия считает, что доводы налогового органа, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанции, им дана надлежащая правовая оценка, основания для ее непринятия у кассационной инстанции отсутствуют. Кроме того, указанные доводы направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых ими доказательств, что недопустимо в силу требований, предусмотренных статьей 286, частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятых судебных актов, судами не допущено. Поэтому оснований для удовлетворения жалобы и отмены принятых по данному делу судебных актов у кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 29.03.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 по делу N А55-21405/2015 оставить без изменения, кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области и Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН
Судьи
М.В.ЕГОРОВА
Р.Р.МУХАМЕТШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code