Информация о Постановлении Межамериканского суда по правам человека от 05.10.2015 по делу «Лопес Лоне и другие (Lopez Lone et al.) против Гондураса» (серия C, N 302)

Права судей в связи с их отстранением или увольнением за действия, направленные против государственного переворота.

Лопес Лоне и другие против Гондураса
( Lone et al. v. Honduras)
(Series C, N 302)

По материалам Постановления <**> Межамериканского суда по правам человека от 5 октября 2015 года
———————————
<*> Перевод с английского Г.А. Николаева.
<**> Данное краткое изложение было любезно предоставлено Секретариатом Межамериканского суда по правам человека. Более подробная официальная выдержка (на испанском языке) доступна на интернет-сайте этого суда: www.corteidh.or.cr

Права судей в связи с их отстранением или увольнением за действия, направленные против государственного переворота.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В июне 2009 года в Гондурасе произошел государственный переворот. Армия лишила свободы президента Хосе Мануэля Селайю Росалеса после того, как генеральный прокурор обратился в Верховный суд за санкцией на заключение под стражу в связи с предполагаемыми преступлениями против порядка управления, изменой, злоупотреблением полномочиями и превышением полномочий. Эти обвинения были связаны с попытками президента Селайи изменить Конституцию Гондураса. В день его захвата предполагаемое заявление об отставке [президента] Селайи было оглашено в Конгрессе, который впоследствии назвал своего председателя конституционным президентом. Верховный суд Гондураса охарактеризовал эти события как конституционное правопреемство.

Однако Генеральная Ассамблея и Постоянный совет Организации американских государств (далее — ОАГ), как и Генеральная Ассамблея ООН расценили эти факты как государственный переворот. В июле 2009 года Генеральная Ассамблея ОАГ, впервые использовав статью 1 Межамериканской демократической хартии, решила «приостановить осуществление права государства Гондурас на участие в Организации». После нескольких переговоров в октябре 2009 года было подписано соглашение Тегусигальпа — Сан-Хосе о национальном примирении и была учреждена Комиссия правды и примирения для «выяснения событий до и после 28 июня 2009 г.». В ноябре 2009 года были проведены выборы, а затем 22 мая 2011 г. было подписано соглашение о национальном примирении, после чего приостановление участия в ОАГ было снято.

Настоящее дело касается дисциплинарных разбирательств против судей Адана Гильермо Лопеса Лоне, Луиса Алонсо Чевеса де ла Роча, Рамона Энрике Мальдональдо Барриоса, Тирсы дель Кармен Флорес Ланса (Adan Guillermo  Lone, Luis Alonso  de la Rocha,  Enrique Maldonado Barrios, Tirza del Carmen Flores Lanza). Эти разбирательства были инициированы в связи с действиями заявителей в защиту демократии и верховенства права в ответ на государственный переворот. Лопес Лоне участвовал в демонстрации против государственного переворота. Чевес де ла Роча предположительно участвовал в демонстрации против государственного переворота, за что был подвергнут непродолжительному задержанию, а также критиковал судейство перед коллегами. Флорес Ланса подала заявление о возбуждении уголовного дела против военных должностных лиц, участвовавших в государственном перевороте, и заявление в порядке конституционного судопроизводства в пользу смещенного президента, а Барриос Мальдональдо прочел лекцию, которая была позднее напечатана в газетной статье, в которой выразил свое мнение о государственном перевороте. Кроме того, все четверо судей были членами Ассоциации судей за демократию (AJD), которая публично критиковала государственный переворот и призывала к восстановлению верховенства права. В результате этих разбирательств четверо судей были уволены, а трое из них, чье увольнение было подтверждено при обжаловании, были исключены из числа судей.

ВОПРОСЫ ПРАВА

(a) Предварительное возражение. Власти государства-ответчика подали предварительное возражение в связи с предполагаемым неисчерпанием двух внутригосударственных средств правовой защиты. Межамериканский суд отклонил возражение, поскольку счел, что часть доводов властей Гондураса подана с пропуском срока (в части административной жалобы) и что государство не доказало доступность иного предполагаемого средства правовой защиты (жалобы ампаро <*>).

———————————

<*> Процедура ампаро (исп. recurso de amparo, juicio de amparo) — средство для защиты конституционных прав, характерное для ряда правовых систем. В некоторых правовых системах, преимущественно испаноязычного мира, ампаро является эффективным и недорогим инструментом защиты индивидуальных прав. Процедура ампаро, как правило, проводится Верховным или Конституционным судом и выполняет двойную защитную цель: она защищает гражданина и его основные гарантии; а также защищает саму конституцию, гарантируя, что ее принципы не нарушены актами или действиями государства, которые подрывают основные права, провозглашенные в ней (примеч. переводчика).

 

(b) Существо жалобы. В качестве предварительного вывода Межамериканский суд подчеркнул, что представительная демократия является одной из основ всей системы Американской конвенции по правам человека (далее — АКПЧ). Он постановил, что события июня 2009 года в Гондурасе представляли собой международно-противоправное деяние. Во время этой ситуации фактическое правительство возбудило дисциплинарные разбирательства в отношении заявителей в связи с поведением, которое по своей сути являлось действиями против государственного переворота и в интересах верховенства права и демократии. Межамериканский суд постановил, что действия заявителей в ответ на государственный переворот представляли собой не только осуществление права, но также и соблюдение обязанности защищать демократию.

Статьи 23 (право на участие в управлении), 13 (право на свободу выражения мнения), 15 (право на собрания) и 16 (свобода объединения) в связи с пунктом 1 статьи 1 (обязательство соблюдения и обеспечения прав) и статьей 2 (обязательство принимать внутренние меры) АКПЧ. Межамериканский суд подчеркнул тесную связь между политическими правами, правом на свободу выражения мнения, правом на собрания и свободой ассоциации, а также центральное значение этих прав, взятых вместе, для демократии. Он решил, что в условиях распада государственных институтов, например, после переворота, взаимосвязь этих прав является даже еще более важной, особенно когда они используются вместе, чтобы протестовать против нарушения конституционного порядка и демократии. Суд отметил, что высказывания или действия в пользу демократии должны пользоваться максимально возможной защитой и в зависимости от обстоятельств могут иметь влияние на некоторые или все эти права. Право на защиту демократии является частью права на участие в публичных делах, которое также включает осуществление иных прав, таких как свобода выражения мнения и право собраний.

Разрешая вопрос о праве на участие в политике, праве на свободу выражения мнения и праве собраний лиц, осуществляющих судебные функции, Межамериканский суд отметил, что имелся региональный консенсус относительно необходимости ограничения участия судей в партийной политической деятельности, особенно учитывая, что в некоторых государствах региона любое участие в политике, кроме голосования на выборах, было запрещено в целом. Межамериканский суд подчеркнул, что ограничение участия судей в целях защиты их независимости и беспристрастности было совместимо с АКПЧ. Аналогичным образом он отметил, что Европейский Суд постановил, что определенные ограничения свободы выражения мнения судей необходимы во всех случаях, когда могут ставиться под сомнение авторитет и беспристрастность судебной власти (цитируя Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Вилле против против Лихтенштейна» (Wille v. Liechtenstein) от 28 октября 1999 г., жалоба N 28396/95, § 64, и Постановление Европейского Суда по делу «Кудешкина против Российской Федерации» (Kudeshkina v. Russia) от 26 февраля 2009 г., жалоба N 29492/05 <*>, § 86, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека», N 116).

———————————

<*> См. полностью: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2015. N 5 (примеч. редактора).

Однако Межамериканский суд постановил, что полномочие государств по регулированию или ограничению этих прав не является дискреционным. Любые ограничения прав, провозглашенных в АКПЧ, должны толковаться ограничительно. Ограничение на участие судей в партийной политической деятельности не должно препятствовать судьям в участии во всех дискуссиях по политическим вопросам. В этом отношении могут возникать ситуации, когда судья как член общества полагает, что моральный долг требует, чтобы он выразил свое мнение.

Соответственно, Межамериканский суд установил, что ограничения, которые обычно налагаются на право судей участвовать в партийной политической деятельности, не применяются в ситуациях серьезного кризиса демократии, как в настоящем деле. Отрицать право судей высказываться против переворота противоречило бы независимости, присущей государственной власти. Кроме того, один лишь тот факт, что дисциплинарное разбирательство было возбуждено против судей за их действия против государственного переворота, мог оказывать устрашающее воздействие и поэтому создавать ненадлежащее ограничение их прав.

Таким образом, дисциплинарное разбирательство в отношении Лопеса Лоне и Чевеса де ла Роча составляло нарушение их свободы выражения мнения, права собраний и политических прав, тогда как разбирательство в отношении Флорес Ланса и Барриоса Мальдональдо составляло нарушение их свободы выражения мнения и политических прав. Межамериканский суд также заключил, что в связи с исключением из числа судей Лопес Лоне, Чевес де ла Роча и Флорес Ланса более не могли участвовать в AJD, поэтому их увольнение также составляло нарушение их свободы объединения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статей 23, 13, 15 и 16 <*> в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 2 АКПЧ (вынесено единогласно).

———————————

<*> Такая последовательность в тексте (примеч. редактора).

Статьи 8 (право на справедливое судебное разбирательство), 25 (право на судебную защиту) и 23 в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 2 АКПЧ. Межамериканский суд напомнил, что судьи, в отличие от иных государственных служащих, пользуются особыми гарантиями по причине необходимой независимости судебной власти. В этом отношении он установил, что (i) соблюдение судебных гарантий включает соблюдение независимости судей, (ii) понятие независимости судей проявляется в субъективном праве судьи на отстранение от должности лишь по разрешенным основаниям и либо посредством разбирательства, удовлетворяющего всем судебным гарантиям, либо по завершении срока полномочий и, (iii) когда судья произвольно отстраняется от должности, затрагиваются право на независимость судей, а также право занимать государственную должность и оставаться на ней на общих условиях равноправия.

Гарантия несменяемости судей в дополнение к обеспечению того, что судья может быть отстранен от должности только на условиях, описанных выше, предполагает, что (i) судьи могут быть уволены только за серьезные дисциплинарные правонарушения или некомпетентность и (ii) любое дисциплинарное разбирательство в отношении судей должно осуществляться в соответствии с установленными стандартами поведения судей в рамках справедливых процедур для обеспечения объективности и беспристрастности согласно конституции или закону.

Судьи в настоящем деле были подвергнуты дисциплинарному разбирательству, в рамках которого первое решение об увольнении было вынесено Верховным судом, тогда как жалобы рассматривались Советом судей, подчиненным и вспомогательным органом Верховного суда. Межамериканский суд постановил, что (i) судьи были подвергнуты дисциплинарным процедурам, не предусмотренным законом, (ii) их жалобы были рассмотрены Советом судей, который не только не был по закону компетентен для этого, но и не обладал независимостью и беспристрастностью для проверки решений Верховного суда, (iii) Верховный суд не предоставил объективные гарантии беспристрастности для принятия решений по предполагаемым дисциплинарным проступкам, совершенным заявителями, поскольку данные проступки касались действий в ответ на государственный переворот.

Межамериканский суд заключил, что государство нарушило судебные гарантии четверых судей в настоящем деле, а также право оставаться в должности трех судей, чье увольнение было подтверждено при обжаловании.

Что касается права на судебную защиту, Межамериканский суд счел, что контекст, в котором имели место факты дела, и тот факт, что любая жалоба ампаро против решения Совета судей подлежала подаче в Верховный суд, сделали данное средство правовой защиты неэффективным. Таким образом, он заключил, что государство нарушило право на судебную защиту всех четверых судей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статей 8, 25 и 23 в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 2 АКПЧ (вынесено единогласно).

Статья 9 (свобода от законов ex post facto <*>) в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 2 АКПЧ. Межамериканский суд постановил, что дисциплинарные правила, которые применялись к заявителям, предоставляли дисциплинарному судье слишком широкую свободу усмотрения при назначении наказания. Он подчеркнул, что увольнение или отстранение от должности является наиболее ограничительной и строгой мерой, которая может быть принята по дисциплинарным делам, и поэтому должно отвечать принципу максимальной суровости. Возможность применения такой меры должно быть предсказуема либо в связи с тем, что она прямо и ясно предусмотрена законом либо в связи с тем, что закон предусматривает ее назначение на основании судебного решения или подзаконной нормы на основании объективных критериев для ограничения такой свободы усмотрения. Кроме того, Межамериканский суд отметил, что заявители были наказаны на основании множества правил. Отсутствие адекватной мотивировки в решениях помешало Межамериканскому суду выявить нормативные основания или незаконное поведение, за которое они были уволены, как и проанализировать их правовую определенность. Однако Межамериканский суд предостерегал против использования неопределенных понятий, таких как «достоинство отправления правосудия» или «честь должности», при формулировании в законе наказуемых нарушений без установления объективных критериев посредством нормативного регулирования или судебного толкования, которые ограничивают свободу усмотрения судьи и отделяют такие условия от личных и частных мнений.

———————————

<*> Ex post facto (лат.) — с обратной силой. Имеется в виду запрет на применение с обратной силой закона, ухудшающего положение обвиняемого (примеч. переводчика).

По изложенным выше причинам Межамериканский суд заключил, что государство нарушило принцип законности в отношении всех четверых судей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 9 в связи с пунктом 1 статьи 1 и статьей 2 АКПЧ Конвенции (вынесено единогласно).

(c) Компенсации. Межамериканский суд установил, что данное постановление само по себе является формой компенсации, и обязал государство (i) восстановить Лопеса Лоне, Флорес Ланса и Чевеса де ла Роча в должностях, аналогичных тем, которые они занимали на момент увольнения, с теми же выплатами, льготами и квалификационным классом, на которые бы они претендовали, если бы они были восстановлены в должности на тот момент. Если это невозможно, государство обязано выплатить сумму, установленную в постановлении, (ii) опубликовать постановление и официальную выдержку из него, (iii) выплатить суммы, предусмотренные постановлением, в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда и возмещения судебных расходов и издержек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code