Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 05.10.2016 N Ф06-12170/2016 по делу N А12-45841/2015

Требование: О признании недействительным решения налогового органа.

Обстоятельства: Налоговый орган доначислил налог на прибыль, НДС, ссылаясь на то, что у контрагентов налогоплательщика отсутствовала фактическая возможность для осуществления соответствующих хозяйственных операций, представленные налогоплательщиком первичные документы содержат недостоверные сведения, налогоплательщиком не проявлена должная степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доводы налогового органа подтверждены.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 октября 2016 г. N Ф06-12170/2016

Дело N А12-45841/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 04 октября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 05 октября 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Егоровой М.В. Мухаметшина Р.Р.

при участии представителей:

ответчика — Гамова Д.С., доверенность от 03.02.2016 N 25,

в отсутствие:

заявителя — извещен надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Эконекс»

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 01.02.2016 (судья Кострова Л.В.) и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 (председательствующий судья Кузьмичев С.А., судьи Комнатная Ю.А., Цуцкова М.Г.)

по делу N А12-45841/2015

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Эконекс» (ИНН 3442109828, ОГРН 1103459002899) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 Волгоградской области о признании недействительным решения налогового органа,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Эконекс» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Волгоградской области (далее — инспекция) от 26.06.2015 N 15-16/48 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления 2 801 102 рублей налога на добавленную стоимость и на прибыль, начисления соответствующих сумм пени и штрафа (с учетом уточнения заявленных требований, принятых судом первой инстанции).

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 01.03.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 решение суда оставлено без изменений.

В кассационной жалобе общество просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 01.01.2011 по 31.12.2013. По результатам проверки составлен акт от 13.04.2015 N 15-16/15 и принято решение от 26.06.2015 N 15-16/48 о привлечении общества к налоговой ответственности, доначислении налога на прибыль и на добавленную стоимость, начислении пеней по названным налогам.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции о занижении обществом налоговой базы по указанным налогам вследствие необоснованного применения налоговых вычетов и учета расходов, понесенных в связи с оплатой поставленных товаров (блоки питания, электронные компоненты, комплектующие сопутствующих товаров и приспособлений, провод электрический, монтажные элементы), которые согласно представленным документам были осуществлены обществами с ограниченной ответственностью обществами «Бефар», «Опал» и «Дельта» (далее — общества «Бефар», «Опал» и «Дельта»).

Инспекция, поставив под сомнение реальность хозяйственных операций, исходила из того, что данные организации не располагали необходимыми трудовыми и материальными ресурсами, необходимыми для осуществления финансово-хозяйственной деятельности с заявителем, основными, транспортными средствами, не представляли налоговые декларации либо представляли их с незначительными суммами к уплате в бюджет, использовали специальную схему расчетов, при которой денежные средства зачислялись на расчетный счет поставщиков и обезличивались для последующего обналичивания. По мнению инспекции, представленные обществом документы содержат недостоверные и противоречивые сведения, не свидетельствуют об экономической обоснованности заявленных расходов, а подтверждают отсутствие реальных отношений и непроявление заявителем должной осторожности и осмотрительности в выборе деловых партнеров и о создании между контрагентами и заявителем формального документооборота и видимости осуществления хозяйственных операций.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Волгоградской области от 25.08.2015 N 722 решение инспекции оставлено без изменения.

Не согласившись с вынесенным решением налогового органа в обжалуемой части, налогоплательщик обратился в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявления общества, суды, ссылаясь на положения статьи 169, 171 — 172, 252 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), а также на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — Постановление N 53), пришли к выводу об отсутствии правовых оснований для признания недействительным решения инспекции. Суды признали, что установленные налоговым органом в ходе налоговой проверки и подтвержденные надлежащими доказательствами обстоятельства, свидетельствуют о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды в результате документального оформления хозяйственных операций с проблемными контрагентами, которые не выполняли и не могли выполнить указанные в документах, представленных заявителем, работы, оказать услуги и осуществить поставку материалов.

В статье 252 Кодекса содержатся общие критерии, которым должны соответствовать производимые налогоплательщиками расходы: расходы должны быть обоснованными, документально подтвержденными и производится для осуществления деятельности, направленной для получения дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствие с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Уменьшению налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных расходов должен предшествовать факт совершения расходной хозяйственной операции, подтвержденный надлежаще оформленными и содержащими достоверную информацию первичными бухгалтерскими документами. Первичные документы должны не только содержать полную информацию о совершенной хозяйственной операции, но и быть носителями достоверных сведений о ней и ее участниках.

В статье 172 Кодекса определен порядок применения налоговых вычетов. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов. Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании соответствующих требованиям статьи 169 Кодекса счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет этих товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.

Применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость правомерно при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции. Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией, оформленной в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона Российской Федерации от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и статьи 169 Кодекса, и достоверно подтверждающей факт совершения хозяйственной операции, лежит на налогоплательщике — покупателе товаров (работ, услуг).

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 Постановления N 53 разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В пункте 4 Постановления N 53 разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать, в том числе, невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций (пункт 5 Постановления N 53).

Из положений статей 9, 65, 67, 68 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что судебной оценке подлежат все имеющиеся в деле доказательства, входящие в предмет доказывания по данному делу, в их совокупности и взаимосвязи. Если налоговый орган представляет доказательства того, что в действительности хозяйственные операции с заявленными налогоплательщиком контрагентами не осуществлялись и не могли осуществляться, суды не могут ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком документов требованиям Кодекса, а должны оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

В подтверждение хозяйственных операций с контрагентами общество ссылается представленные на проверку первичные документы, составленные, по мнению заявителя, в соответствии с требованиями законодательства.

Суды, исследовав представленные в материалы дела доказательства и оценив их в совокупности на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установленные инспекцией обстоятельства, пришли к выводу о невозможности реального осуществления заявителем взаимоотношений с вышеназванными контрагентами и наличия умысла на получение необоснованной налоговой выгоды.

Суды признали, что общество «Бефар» поставкой товаров не занималось, а работало с принципалами — обществами с ограниченной ответственностью «Венк», «Харт» и «Протей» (далее — общества «Венк», «Харт» и «Протей»). Денежные средства, поступавшие от заказчиков товарно-материальных ценностей, общество направляла на расчетные счета принципалов. Поставку товаров общество «Бефар» в своем бухгалтерском учете не отражало. Как пояснила допрошенная в качестве свидетеля Вяткина О.Е., данную организацию получила по договору дарения от Смольянинова В.В., численность работников в 2011 — 2012 годах составляла один человек. С октября 2013 года общество деятельности фактически не осуществляло, находилось в процессе реорганизации.

Кроме того, налоговым органом в ходе проверки установлено отсутствие общества «Бефар» по юридическому адресу, трудовых и материальных ресурсов для осуществления поставок.

Суды согласились с выводами налогового органа о том, что расчетные счета обществ «Венк», «Харт» и «Протей» открывались и использовались в целях «обналичивания» денежных средств, поступивших от обществ «Бефар», «Опал» и ряда других организаций-контрагентов. Движение денежных средств по расчетным счетам носило «транзитный» характер, движение по приходу и расходу осуществлялось в один день.

Как указали суды, согласно имеющейся в налоговом органе выписке по расчетным счетам общества «Дельта» установлено поступление денежных средств за различные виды товаров, работ, услуг: за оборудование, за трубы, за подсолнечник, за металлопрокат, за трос, за опоры, за кирпич, за транспортно-экспедиционное обслуживание, за железобетонные изделия. Поступившие денежные средства, не аккумулируясь на счете, а на следующий или в ближайшие дни перечислялись с расчетного счета данной организации на счета различных организаций и индивидуальных предпринимателей.

Анализом движения денежных средств по расчетному счету инспекцией установлено, что у организации отсутствуют расходы, подтверждающие осуществление фактической коммерческой деятельности, а именно: факты расходования денежных средств на внутренние нужды организаций, в том числе на выплату заработной платы, расходов на содержание и эксплуатацию основных средств, на командировочные расходы, аренды офисных и складских помещений, оплату коммунальных услуг, электроэнергии, услуг связи, оплаты расходных материалов и прочих расходов. Налоги перечислялись в бюджет в минимальных размерах.

На основании имеющейся выписки движения денежных средств по расчетному счету общества «Опал» инспекцией установлено поступление денежных средств за различные виды товаров, работ, услуг: за строительные материалы, за сельхозтехнику, за бумагу, за ворота, за спортивное и игровое оборудование, за монитор, процессор, жесткий диск, за электрические компоненты, за оборудование, за жалюзи вертикальные. Поступившие денежные средства, не аккумулируясь на счете, а на следующий или в ближайшие дни перечислялись с расчетного счета данного общества, как и со счета общества «Бефар», на счета различных организаций, в том числе обществ «Харт» и «Венк».

Как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 N 15658/09, по условиям делового оборота при осуществлении субъектами предпринимательской деятельности выбора контрагентов оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Общество не представило в материалы дела доказательств, подтверждающих проявление им надлежащей степени осторожности и осмотрительности при выборе данных контрагентов.

В ходе мероприятий налогового контроля установлено, что должностные лица заявителя при заключении сделок с контрагентами не знали, по какому адресу находятся поставщики, какие виды деятельности они осуществляют, по какому адресу была произведена погрузка и разгрузка, каким транспортом было доставлено купленное оборудование, из каких источников нашли данных поставщиков, директор организации не помнит, с руководителями контрагентов не общался, фамилий представителей не помнит.

Суды признали обоснованным выводы налогового органа о том, что анализ документов содержащихся в материалах дела, а именно, агентского договора, договоров поставки товаров позволяет сделать вывод об отсутствии отдельных документов, свидетельствующих о реальности хозяйственных отношений со спорными контрагентами. В составе документов отсутствуют заявки, в котором согласуются наименование, количество, ассортимент, сроки поставки товаров, отчеты агентов о выполненной работе с приложением доказательств расходов, произведенных агентов за счет принципала.

В счет-фактурах информация о стране-производителе отсутствует, иных документов, подтверждающих качество товаров и их производителя, ни налоговому органу, ни суду не представлено, несмотря на то, что общество указывает на приобретение товаров иностранного производства. Вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о документальной неподтвержденности обязательств по исполнению вышеуказанных договоров со стороны заявителя.

Кроме того, судами отмечено, что в разделе 4 договоров на поставку электротоваров, заключенных обществом с вышеуказанными контрагентами отражено, что поставка и доставка товара покупателю (заявителю) осуществляется на условиях франко-склад поставщика («самовывоз»). Приемка продукции по количеству, при «самовывозе», производится на складе поставщика (общества «Бефар», «Дельта» и «Опал»).

В ходе контрольных мероприятий общество представило в отношении данных контрагентов только договоры, счет-фактуры, товарные накладные, при этом транспортные накладные, товарно-транспортные накладные в подтверждение перевозки товара не представлены. Имеющиеся в материалах дела три путевых листа не подтверждают факт доставки товара силами самого налогоплательщика.

По результатам анализа представленных заявителем путевых листов установлено, данные документы не содержат в себе ряд обязательных реквизитов, подлежащих заполнению. Так, все путевые листы не содержат информацию о конкретном месте следования, а именно, отсутствуют реквизиты, позволяющие установить адрес местонахождения организаций, индивидуальных предпринимателей, заказчиков; отсутствует информация о времени выезда и возврата; не указаны даты, время и показания одометра при выезде транспортного средства с постоянной стоянки и его заезде на постоянную стоянку, отсутствует штамп и подпись лица уполномоченного совершать данные действия. Неполно отражены сведения о водителе — не указаны имя, отчество, а также дата и время проведения его предрейсового и послерейсового медицинского осмотра.

Кроме того, заявителем не представлено доказательств использования приобретенных у названных контрагентов товаров в производственной деятельности заявителя, поскольку на предприятии налогоплательщика не велся учет движения материальных ценностей, списание товара производилось под готовую продукцию.

Судебная коллегия считает, что само по себе заключение сделки с юридическим лицом, имеющим ИНН, банковский счет и адрес места нахождения, что может свидетельствовать о его регистрации в установленном законом порядке, не является безусловным основанием для получения налоговой выгоды в виде налоговых вычетов либо признания расходов обоснованными, если в момент выбора контрагента налогоплательщик надлежащим образом не осуществил проверку правоспособности данного юридического лица и полномочий его представителей, не удостоверился в достоверности представленных им или составленных с его участием документов.

Неблагоприятные последствия недостаточной осмотрительности в предпринимательской деятельности ложатся на лицо, заключившее такие сделки и не могут быть перенесены на федеральный бюджет посредством уменьшения налоговых обязательств и осуществления необоснованных выплат, а в случае недобросовестности контрагентов налогоплательщик несет определенный риск не только по исполнению гражданско-правовых договоров, но и в рамках налоговых правоотношений, поскольку в силу требований налогового законодательства он лишается возможности произвести налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость ввиду отсутствия надлежаще оформленных первичных бухгалтерских документов.

Статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Оценка добросовестности налогоплательщика при получении налоговых выгод предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели, то есть возможность получения налоговых выгод предполагает наличие реального осуществления хозяйственных операций.

В целях подтверждения обоснованности налоговой выгоды должна быть установлена их объективная предметная взаимосвязь с фактами и результатами реальной предпринимательской и иной экономической деятельности, что служит основанием для вывода о достоверности представленных документов.

В налоговых правоотношениях недопустима ситуация, которая позволяла бы недобросовестным налогоплательщикам с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создавать ситуацию формального наличия права на получение налоговых выгод (в том числе через уменьшение налоговых баз включением необоснованных расходов и применением вычетов по налогу на добавленную стоимость).

В соответствии с Постановлением N 53 под налоговой выгодой для целей данного Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Суды признали, что совокупность собранных по делу доказательств подтверждает тот факт, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, явилось получение дохода исключительно за счет налоговой выгоды при отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность. Заявитель не обосновал необходимость заключения договоров с обществами «Бефар», «Опал» и «Дельта», не представил документы, подтверждающие существование реальных хозяйственных отношений с данными контрагентами. Доказательств проявления должной осмотрительности и осторожности в их выборе в материалах дела также не имеется.

Кассационная инстанция, поддерживая выводы судов, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и обстоятельств, установленных судами.

Переоценка фактических обстоятельств дела, установленных судами в ходе рассмотрения дела, в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от 01.02.2016 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.05.2016 по делу N А12-45841/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Эконекс» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН
Судьи
М.В.ЕГОРОВА
Р.Р.МУХАМЕТШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code