Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 29.09.2016 N Ф06-544/2015 по делу N А55-35229/2012

Требование: О признании недействительным договора поручительства, заключенного между кредитором и должником как поручителем в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку не представлены доказательства того, что должник на период совершения оспариваемой сделки имел все признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 сентября 2016 г. N Ф06-544/2015

Дело N А55-35229/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 22 сентября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 29 сентября 2016 года.
Арбитражный суд Поволжского округа в составе:
председательствующего судьи Герасимовой Е.П.,
судей Минеевой А.А., Петрушкина В.А.,
при участии представителей:
общества с ограниченной ответственностью «Энергооборудование» — Марухновой А.В., доверенность от 12.09.2016,
Федеральной налоговой службы — Зиннатуллина Р.Р., доверенность от 22.01.2016,
в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Норд Ойл Самара» Алексеева Владимира Валентиновича
на определение Арбитражного суда Самарской области от 25.03.2016 (судья Исаев А.В.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 (председательствующий судья Радушева О.Н., судьи Селиверстова Н.А., Холодкова Ю.Е.)
по делу N А55-35229/2012
по заявлению конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Норд Ойл Самара» Алексеева Владимира Валентиновича о признании недействительным договора поручительства от 20.10.2010, при участии третьих лиц: ОАО «Банк Приоритет», Хачатурян А.А., ООО ЛК «Плиз», ЗАО «Терминал-Ойл», в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества с ограниченной ответственностью «Норд Ойл Самара» (ИНН 6312054806, ОГРН 1046300111560),

установил:

Федеральная налоговая служба (далее — ФНС России, уполномоченный орган) обратилась в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании несостоятельным (банкротом) общества с ограниченной ответственностью «Норд Ойл Самара» (далее — ООО «Норд Ойл Самара», Общество, должник).
Определением Арбитражного суда Самарской области от 30.01.2013 заявление уполномоченного органа принято к производству, возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) должника.
Решением Арбитражного суда Самарской области от 29.03.2013 должник признан несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре отсутствующего должника, открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим должником утвержден Алексеев В.В.

КонсультантПлюс: примечание.
В тексте документа, вероятно, допущена опечатка: Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 имеет N 127-ФЗ, а не N 227-ФЗ.

Конкурсный управляющий должником Алексеев В.В. обратился в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании договора поручительства, заключенного 20.10.2010 между ООО «Энергооборудование», как кредитором, и должником, как поручителем, за Хачатурян А.А., недействительной сделкой по основаниям статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 227-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и пункта 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).
Определением Арбитражного суда Самарской области от 25.03.2016 в удовлетворении заявления отказано.

Примечание.
Текст документа приведен в соответствии с оригиналом. Вероятно, имеется в виду постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда по делу N А55-35229/2012 от 24.06.2016, а не от 24.06.2015.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2015 определение Арбитражного суда Самарской области от 25.03.2016 оставлено без изменения.
В кассационной жалобе конкурсный управляющий выражает несогласие с выводами судов первой и апелляционной инстанций о пропуске срока исковой давности и отсутствии оснований для признания сделки недействительной, находит их не соответствующими обстоятельствам дела; полагает, что судами нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем просит определение Арбитражного суда Самарской области от 25.03.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 отменить, заявленные требования удовлетворить.
Проверив законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права в пределах, установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), обсудив доводы кассационной жалобы, отзывы на нее, заслушав представителей сторон, судебная коллегия кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
В соответствии с положениями части 1 статьи 223 АПК РФ и пункта 1 статьи 32 Закона о банкротстве, дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
Из материалов данного обособленного спора следует, что 21.07.2009 между ОАО Банк «Приоритет» (далее — Банк) и Хачатурян А.А. был заключен договор N 576-ФКЛ о предоставлении кредита в режиме кредитной линии.
30 июля 2009 г. должник в обеспечение названных обязательств заключил договор залога недвижимого имущества, по которому передал в залог Банку объекты недвижимого имущества — земельный участок, здание конторы, сооружение — резервуарный парк, сооружение — пожарные водоемы, резервуары стальные горизонтальные, здание насосной кирпичной, сооружение — подъездная автодорога длиной 150 м, эстакаду наливную для автоцистерн, расположенные по адресу: Самарская область, Кинель-Черкасский район, с.Кабановка, ул. Степная, 14а.
30 июля 2009 г. Банк уступил свои права требования по вышеуказанному кредитному договору в пользу ООО «ВолгаМаш», которое, в свою очередь, уступило свои права требования по вышеуказанному кредитному договору в пользу ООО «Энергооборудование».
20 июля 2010 г. Банк уступил свои права требования по вышеуказанному договору ипотеки в пользу ООО «Энергооборудование».
20 октября 2010 г. между должником и ООО «Энергооборудование» заключен оспариваемый договор поручительства по исполнению обязательств Хачатурян А.А. по указанному договору о предоставлении кредита N 576-ФКЛ от 21.07.2009.
Таким образом, у должника перед ООО «Энергооборудование» имелось обязательство по погашению задолженности по кредитному договору N 576-ФКЛ от 21.07.2009, поскольку должник обеспечивал обязательство залогом своего имущества и оспариваемым поручительством.
25 ноября 2010 г. между должником и ответчиком был заключен договор о прекращении обязательства путем предоставления отступного в виде вышеуказанного имущества, который был оспорен конкурсным управляющим в судебном порядке с требованием о признании его недействительной (ничтожной) сделкой, в удовлетворении которого заявителю было отказано вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Самарской области от 02.04.2015 в рамках настоящего дела.
В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий указал, что оспариваемый договор является недействительной сделкой в силу пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, поскольку должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности; сама сделка была совершена безвозмездно, не предусматривала никакого встречного исполнения; сумма принятых на себя оспариваемым договором обязательств составила 20 000 000,00 руб.; имущественным правам кредиторов был причинен вред, поскольку должник во исполнение оспариваемого договора произвел отчуждение недвижимого имущества, при этом ООО «Энергооборудование» знало о цели причинения вреда имущественным правам кредиторов, поскольку сделка заключалась должником по обязательствам аффилированного к нему лица — Хачатурян А.А. Кроме этого, заявитель считает, что оспариваемый договор является недействительным, противоречит положениям пункта 1 статьи 53 ГК РФ, поскольку, договор от имени должника подписан Ракитянским В.О., как лицом, не имевшим права на его подписание, так как последний был избран генеральным директором должника незаконным составом учредителей, в связи с чем заявитель ссылается на ничтожность сделки в соответствии со статьей 168 ГК РФ.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из следующих обстоятельств.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1. Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.
В пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением Главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 63) разъяснено, что по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться:
1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.);
2) банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента);
3) выплата заработной платы, в том числе премии;
4) брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
5) уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа;
6) действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения.
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом, либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
Пунктами 5 и 6 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 разъяснено, что пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).
В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
В соответствии с пунктом 32 Постановления Пленума ВАС N 63, заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве основания для оспаривания сделок должника разграничиваются на основания, исходящие из требований ГК РФ, и основания, указанные в Законе о банкротстве.
При оспаривании сделки по основаниям, не предусмотренным Законом о банкротстве, течение срока исковой давности определяется по правилам, установленным главой 12 ГК РФ.
По мнению судебных инстанций, в данном случае, при оспаривании сделки в рамках дела о банкротстве должника — договора поручительства от 20.10.2010, заключенного между должником и ООО «Энергооборудование», конкурсный управляющий указывает основания, предусмотренные Законом о банкротстве, и, соответственно в рамках настоящего дела конкурсный управляющий действует как специальный субъект Закона о банкротстве, следовательно, подлежит применению специальный срок исковой давности, установленный в 1 год.
Судами предыдущих инстанций обоснованно отклонены доводы конкурсного управляющего о том, что срок исковой давности им не пропущен, поскольку он узнал о сделке только после своего утверждения в 2013 году, и, после получения им оспариваемого договора в ходе рассмотрения судом его требования об оспаривании договора о прекращении обязательства путем предоставления отступного 25.11.2010.
Суды обоснованно сослались на правовую позицию, выраженную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.03.2012 N 15051/11, согласно которой при оспаривании сделок по гражданским основаниям, дата утверждения арбитражного управляющего, и момент когда он узнал об оспариваемой сделке, значения не имеют. Срок исковой давности начинает течь именно с даты заключения сделки.
Опровергая доводы конкурсного управляющего, суды приняли во внимание то обстоятельство, что в заявлении о признании сделки недействительной, поданной конкурсным управляющим 05.08.2014, конкурсный управляющий указывал о наличии договора поручительства, и ссылался на пункты данного договора, что прямо свидетельствует о том, что по состоянию на 05.08.2014 конкурсный управляющий не только знал о наличии договора поручительства, но и владел текстом данного договора.
Обоснованно отклонены судами доводы конкурсного управляющего о получении им выписки из ЕГРП о наличии прав на недвижимость 18.03.2013, поскольку запрос в Управление Росреестра о предоставлении копий договоров был сделан только 16.04.2014, спустя больше года после того, как конкурсный управляющий получил сведения о наличии прав на недвижимое имущество.
По мнению судебных инстанций, отсутствие у заявителя оспариваемого договора поручительства не могло препятствовать своевременной подаче конкурсным управляющим иска в суд, с ходатайством об истребовании судом договора у ответчика, либо иных лиц, привлекаемых к участию в данном обособленном споре.
При этом судами было установлено, что конкурсный управляющий, указал, что им было заявлено ходатайство об истребовании доказательств из Управления Росреестра, а именно — регистрационных дел по объектам недвижимости, однако, 31.03.2014 суд удовлетворил ходатайство частично. При этом суды ссылку конкурсного управляющего на частичное удовлетворение ходатайства признали необоснованной, поскольку в определении Арбитражного суда от 31.03.2014 указано обоснование отказа в полном удовлетворении ходатайства в связи с тем, что заявитель не обращался к ответчику самостоятельно с требованием предоставить регистрационные дела по объектам недвижимости, а обращался только с просьбой предоставить договоры, по которым происходило отчуждение имущества.
В этой связи, доводы конкурсного управляющего в кассационной жалобе о том, что срок исковой давности следует исчислять не ранее, чем с 06.08.2014 (конкурсным управляющим впервые указано на наличие договора поручительства от 20.10.2010 в заявлении о признании сделки недействительной, поданном 06.08.2014), подлежат отклонению судебной коллегией как необоснованные.
Таким образом, суды первой и апелляционной пришли к обоснованному выводу о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности.
Отклоняя доводы конкурсного управляющего о том, что в результате совершения оспариваемой сделки имущественным правам кредиторов должника причинен вред, суды обоснованно исходили из следующего.
Указывая на недействительность (ничтожность) оспариваемой сделки, конкурсный управляющий указал, что сделка противоречит положениям пункта 1 статьи 53 ГК РФ, поскольку в судебном порядке был признан незаконным состав учредителей, действовавших с 31.07.2007, и все решения этих учредителей, включая назначение директором должника Ракитянского О.В., в связи с чем, по мнению конкурсного управляющего, он не имел права на подписание оспариваемого договора.
Между тем, отклоняя данный довод, суды указали, что в рамках рассмотрения судом заявления конкурсного управляющего о признании недействительным (ничтожным) договора о прекращении обязательства путем предоставления отступного 25.11.2010, заключенного между должником и ответчиком, вступившим в законную силу определением Арбитражного суда Самарской области от 02.04.2015 аналогичный довод был предметом рассмотрения и был отклонен, поскольку судом было установлено, что Ракитянский О.В. подписывал договор, являясь надлежащим лицом со стороны должника.
Указанным судебным актом установлено, что, по сути, конкурсным управляющим не были оспорены правовые основания исполнения сделки, при этом не ставя под сомнение обоснованность заключения договора поручительства и предоставления в залог имущества должника в обеспечение обязательств по кредитному договору от 21.07.2009 N 576-ФКЛ, а также возникновение обязанности должника по погашению задолженности по кредитному договору в размере 20 000 000 руб. вследствие поручительства. Заявителем были оспорены лишь процедура оформления сделки.
В силу статьи 69 АПК РФ указанные обстоятельства имеют преюдициальное значение для рассмотрения настоящего обособленного спора и не подлежат повторному доказыванию.
Вместе с тем, в данном рассматриваемом случае судами указано на непредставление конкурсным управляющим объективных и неоспоримых доказательств, что ООО «Энергооборудование» на период заключения оспариваемой сделки располагало информацией о недостаточности имущества и неплатежеспособности должника; не приведено доказательств наличия совокупности обстоятельств, позволяющих расценивать сделку как сделку, совершенную с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, и другая сторона сделки должна была знать об указанной цели должника к моменту ее совершения, что исключает возможность для признания оспариваемой сделки недействительной (ничтожной) по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Примечание.
Текст документа приведен в соответствии с оригиналом. Вероятно, имеется в виду «…от 30.04.2009…», а не «…от 30.04.20098…».

Из разъяснений, изложенных в пункте 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительство», а также в пункте 15.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.20098 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», следует, что заключение договора поручительства может быть вызвано наличием у заемщиков и поручителей в момент выдачи поручительства общих экономических интересов.
Судами было установлено, что с момента совершения оспариваемой сделки до признания должника несостоятельным (банкротом), прошло более 2,5 лет. После совершения оспариваемой сделки должник получил право требования к Хачатурян А.А. на сумму 20 000 000 руб., которым до настоящего времени не воспользовался.
Конкурсным управляющим не опровергнут довод ответчика о том, что должник владел активами в размере 16 972 000 руб., что следует из бухгалтерской отчетности, предоставленной в уполномоченный орган.
С учетом изложенного, суды предыдущих инстанций пришли к выводу, что конкурсным управляющим не приведено бесспорных доказательств в подтверждение того, что должник на период совершения оспариваемой сделки имел все признаки неплатежеспособности и недостаточности имущества, в связи с чем указали на отсутствие оснований для удовлетворения требования конкурсного управляющего о признании договора поручительства недействительной (ничтожной) сделкой.
Судебная коллегия выводы судов первой и апелляционной инстанций находит не противоречащими примененным нормам права и установленным по делу обстоятельствам.
Доводы, изложенные в кассационной жалобе, сводятся к несогласию с выводами судов в части установления обстоятельств данного обособленного спора и не свидетельствуют о нарушении судами норм материального и процессуального права.
Между тем, суд кассационной инстанции, в силу главы 35 АПК РФ, не наделен полномочиями на переоценку установленных по делу обстоятельств.
Доводов, опровергающих выводы судов, кассационная жалоба не содержит.
При таких обстоятельствах судебная коллегия оснований для отмены судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы не находит.
В связи с предоставлением отсрочки по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы и отсутствием доказательств ее уплаты ко дню рассмотрения кассационной жалобы по существу, государственная пошлина в размере 3000 руб. подлежит взысканию с ООО «Норд Ойл Самара».
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

определение Арбитражного суда Самарской области от 25.03.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 по делу N А55-35229/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Норд Ойл Самара» (ИНН 6312054806, ОГРН 1046300111560) в доход федерального бюджета государственную пошлину за подачу кассационной жалобы в размере 3000 руб.
Поручить Арбитражному суду Самарской области в соответствии со статьей 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выдать исполнительный лист.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, установленном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья
Е.П.ГЕРАСИМОВА

Судьи
А.А.МИНЕЕВА
В.А.ПЕТРУШКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code