АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ МЕРЫ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Е.С. Киселева, Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

В статье рассматриваются уголовно-правовые меры, применяемые к несовершеннолетним. На основе анализа законодательства и правоприменительной практики делается вывод о недостатках существующей системы уголовных наказаний для несовершеннолетних; выдвигаются идеи по модернизации законодательства в этой сфере.

Ключевые слова: система уголовных наказаний для несовершеннолетних, лишение свободы, условное осуждение, арест.

 

В структуре российской преступности удельный вес преступности несовершеннолетних продолжает оставаться довольно высоким, несмотря на то, что за последние 10 лет он сократился с 12,3% в 2004 г. до 4 % в 2013 г.1 И хотя эти цифры могут показаться небольшими, за ними скрывается серьезная проблема. Ведь несовершеннолетние преступники — это особая категория лиц, к которым зачастую неприменимы те методы исправления, которые оказываются действенными в отношении взрослых правонарушителей.

Законодатель, очевидно, признает это, о чем свидетельствует тот факт, что Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) содержит гл. 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». Статья 88 УК РФ устанавливает 6 видов уголовного наказания, которые могут быть назначены несовершеннолетним по приговору суда: штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы и лишение свободы.

В первоначальной редакции ч. 1 ст. 88 УК РФ наказание в виде ограничения свободы отсутствовало, оно было введено лишь в 2009 г. вместо ареста, ранее входившего в систему уголовных наказаний. В течение длительного времени (с 1997 по 2009 г.) в правоприменительной практике существовали серьезные проблемы с назначением несовершеннолетним наказания, ибо введение в действие наказаний в виде обязательных работ и ареста было отложено2, а назначение штрафа и исправительных работ затруднялось безработицей и отсутствием у большей части осужденных собственного имущества либо дохода. Назначение же наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью имело и имеет смысл лишь тогда, когда занятие этой деятельностью способствовало совершению преступления, в то время как большинство преступлений, совершаемых несовершеннолетними, с такой деятельностью не связаны. Так, в 2003 г. в России наиболее частыми преступлениями, совершенными несовершеннолетними лицами, были следующие: кража (48,8%), грабеж (14,8%), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (7,6%), хулиганство (6,2%), разбой (4,7%), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (4,1%), а также преступления, связанные с наркотическими средствами или психотропными веществами (3,7%)3.

У правоприменителя почти не было выбора при назначении наказания несовершеннолетнему. Основным наказанием, которое применялось к несовершеннолетним в тот период, было лишение свободы, назначавшееся либо с реальным отбыванием в воспитательной колонии, либо условно с применением ст. 73 УК РФ. В частности, в 2003 г. лишение свободы было назначено 26,4% осужденных несовершеннолетних; условное осуждение к лишению свободы — 72,3%; штраф — 0,7% и исправительные работы — 0,6%4. Как видно, подавляющему большинству осужденных, не достигших совершеннолетия, было назначено наказание в виде лишения свободы с применением института условного осуждения.

За прошедшие годы многое изменилось. Федеральным законом от 28 декабря 2004 г. № 177-ФЗ «О введении в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ» было введено в действие наказание в виде обязательных работ5, а Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» в систему наказаний для несовершеннолетних было введено наказание в виде ограничения свободы в его новом понимании6. Данное наказание, как уже упоминалось, заняло место, ранее принадлежавшее аресту. Однако, несмотря на то, что сейчас суды имеют гораздо больше уголовно-правовых средств воздействия на несовершеннолетнего преступника, чем 10 лет назад, проблема частого назначения условного осуждения указанной категории лиц не потеряла своей актуальности. Так, в 2004 г. в России к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ было осуждено 63,7%; в 2005 г. — 56,4%; в 2006 г. — 56,0%; в 2007 г. — 54,1%; в 2008 — 49,4%; в 2009 г. — 49,5%; в 2010 г. — 49,1%; и
в 2011 г. — 48,2%; в 2012 г. — 41,5%; в 2013 г. — 39,4%; в 2014 г. — 43,1% и за
6 мес. 2015 г. — 41,14%7.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в последние годы появилась тенденция к сокращению количества осужденных несовершеннолетних, которым было назначено лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ, и все же доля его остается высокой.

По нашему мнению, позитивное воздействие, оказываемое на несовершеннолетних, совершивших преступления, при применении ст. 73 УК РФ, весьма 6 сомнительно. Как отмечают ученые-криминологи, успешное предупреждение отдельных преступлений возможно лишь в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку именно в личности кроются причины их совершения, она является основным и важным звеном всего механизма преступного поведения8. Не следует забывать, что личности несовершеннолетнего преступника присущи особые качества, отличающие его от взрослых преступников. В частности, это подростковый максимализм, несформированность ценностных ориентаций и моральных установок виновного. И.В. Предеина отмечает следующие характерные для подростков качества: недостаточность жизненного опыта, которая может обусловить неполноту оценок и представлений; неправильное понимание чувства товарищества, смелости, взрослости, легкомыслие в принятии решений; отсутствие самокритики, недоверие к работникам правоохранительных и судебных органов; незавершенность физического и нравственного развития: эмоциональная возбудимость; «колебания» настроения; раздражительность; неустойчивость поведения; специфика восприятия, запоминания и воспроизведения, такие, как фантазирование, повышенная внушаемость и податливость убеждению, уговорам, обещаниям, угрозам; подверженность влиянию внешних факторов окружающей среды9.

Если учесть положения ч. 6 ст. 88 УК РФ о том, что лишение свободы не может быть назначено несовершеннолетнему, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, а также несовершеннолетнему моложе 16 лет, совершившему впервые преступление средней тяжести, то условное осуждение к лишению свободы в основном применяется к лицам, совершившим тяжкие преступления, т.е. к лицам, общественная опасность которых отнюдь не минимальна.

Считаем, что столь значительное количество случаев, когда при вынесении приговора суд назначает несовершеннолетнему преступнику наказание в виде лишения свободы, применяя ст. 73 УК РФ, неоправданно.

Нам видятся два способа решения данной проблемы: 1) уменьшение количества осужденных условно за счет увеличения количества приговоров к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества (штрафу, исправительным работам, обязательным работам и особенно — ограничению свободы, объем правоограничений при назначении которого сходен с условным осуждением); 2) возвращение в систему наказаний для несовершеннолетних (ст. 88 УК РФ) наказания в виде ареста. Введение данного наказания и расширение практики применения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, позволит установить некий баланс между лишением свободы и условным осуждением.

Что касается наказаний, не связанных с изоляцией от общества, то здесь в последние годы наметился определенный прогресс. Так, доля штрафа в числе осужденных несовершеннолетних в 2009 г. составила 10,6%; в 2010 г. — 10,4%; в 2011 г. — 11,1%; в 2012 г. — 12%; в 2013 г. — 11,8%; за 6 мес. 2014 г. — 9,6%; за 6 мес. 2015 г. — 9,2%10. Обязательные работы были назначены в 2009 г. — 13% несовершеннолетних; в 2010 г. — 15,9%; в 2011 г. — 17,3%; в 2012 г. — 20,7%; в 2013 г. — 22%; за 6 мес. 2014 г. — 16,8%; за 6 мес. 2015 г. — 17,6%11. Новое для нашего законодательства наказание в виде ограничения свободы, введенное в действие в 2009 г., начало применяться и в 2010 г. было назначено 1% несовершеннолетних; в 2011 г. — 1,7%; в 2012 г. — 3%; в 2013 г. — 3,3%; за 6 мес. 2014 г. — 2,7%; за 6 мес. 2015 г. — 2,9%12. Определенные сложности до сих пор возникают с применением к несовершеннолетним наказания в виде исправительных работ, которые по-прежнему не пользуются популярностью у правоприменителей. Так, в 2009 г. их доля составила 2%; в 2010 г. — 1,5%; в 2011 г. — 1,1%; в 2012 г. — 1,5%; в 2013 г. — 1,6%; за 6 мес. 2014 г. — 1,3%; за 6 мес. 2015 г. — 1,4%13. Единственное наказание, не связанное с изоляцией от общества, которое до сих пор практически не применяется к несовершеннолетним, — это лишение права заниматься определенной деятельностью.

Как уже упоминалось, возвращение в систему наказаний для несовершеннолетних (ст. 88 УК РФ) ареста представляется необходимым и оно должно быть сопряжено с внесением существенных корректив в порядок его исполнения. Дело в том, что в соответствии с ч. 1 ст. 54 УК РФ арест заключается в содержании осужденного в условиях строгой изоляции от общества и устанавливается на срок от 1 до 6 мес. Глава 10 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (далее — УИК РФ) «Порядок и условия исполнения наказания в виде ареста» устанавливает даже более строгие условия отбывания ареста, чем это предусмотрено для лишения свободы, которое несовершеннолетние осужденные отбывают в воспитательных колониях. В частности, ч. 2 ст. 69 УИК РФ предусматривает, что на осужденных распространяются условия содержания, установленные настоящим Кодексом для осужденных к лишению свободы, отбывающих наказание в условиях общего режима в тюрьме.

Полагаем, что такой подход к делу в корне неправилен. Арест — менее тяжкое наказание, чем лишение свободы, и условия его отбывания не должны быть столь жесткими. Ведь отбывание наказания в тюрьме в соответствии с ч. 2 ст. 58 УК РФ, ч. 7 ст. 74 и ч. 1 ст. 130 УИК РФ может быть назначено лишь мужчинам, осужденным к наказанию в виде лишения свободы сроком свыше 5 лет за совершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве. И даже в этом случае осужденный направляется в тюрьму лишь для отбывания части срока назначенного наказания. Именно поэтому, по нашему мнению, следует согласиться с теми исследователями, которые подвергают критике столь жесткие условия отбывания ареста14. В этой связи представляет научно-практический интерес зарубежный опыт. Так, например, в Германии т.н. «шоковая модель» ареста не прошла проверку практикой и была отвергнута учеными-юристами и как неэффективная»15.

Однако в российских условиях, по нашему мнению, все же необходимо о оставить арест в числе уголовных наказаний, внеся при этом коррективы в К условия его отбывания как для взрослых, так и для несовершеннолетних лиц.

Мы убеждены, что отбывание наказания в виде ареста для взрослых преступников должно сочетаться с их изоляцией от общества в арестных домах не на в условиях тюремного режима, а на условиях, сходных с существующими на сей о день в колониях-поселениях. Кроме того, лица, не достигшие совершеннолетия, должны отбывать арест в арестных домах в течение свободного от учебы или работы времени. Данное решение имеет две основных причины: 1) такой подход позволит избежать негативных последствий изоляции от общества (утрата социальных связей, приобретение криминального опыта и т.д.); 2) представляется необходимым продолжение обучения во время нахождения в арестном доме, поскольку применительно к несовершеннолетним правонарушителям нельзя забывать о том, что они должны иметь возможность получать образование. Не менее важны такие компоненты режима, как трудовое и профессиональное воспитание. Следует согласиться с А.А. Бахваловой, отмечающей, что арест может 6 выполнять важную предупредительную функцию, а включение в содержание ареста для несовершеннолетних элементов трудового воспитания, обучения, профессиональной подготовки могло бы усилить данный эффект16. Позитивное воздействие на несовершеннолетних во время отбывания ареста могли бы оказать психологические беседы и тренинги штатных психологов, существование которых в подобных учреждениях было бы весьма целесообразным.

Срок ареста для несовершеннолетних правонарушителей, по нашему мнению, должен составлять от 7 дней (меньший срок вряд ли оправдан, поскольку в связи со своей малой длительностью не будет иметь исправительного воздействия) до 2-х мес. Данный диапазон представляется наиболее оптимальным. Делая такой вывод, мы исходим из того, что минимальный срок, на который может быть назначено наказание в виде лишения свободы, составляет 2 мес. Поскольку лишение свободы предусматривает больший объем правоограничений, чем арест на тот же срок, полагаем, максимальный срок ареста должен быть близок к минимальному сроку лишения свободы. Назначение же ареста несовершеннолетним на больший срок считаем избыточным.

Подводя итог, отметим, что в настоящее время в российском уголовном законодательстве относительно уголовного наказания несовершеннолетних имеются существенные пробелы, которые приводят на практике к неоправданно частому назначению данной категории лиц наказания в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и в целом к неэффективности мер уголовного наказания. Устранение этих пробелов должно благотворно сказаться на правоприменительной практике и способствовать достижению большего соответствия между назначаемыми несовершеннолетним правонарушителям наказаниями и совершенными преступлениями.

 

1 См.: Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2003-2007 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2008-2012 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания за 12 месяцев 2013 г. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015).
2 См: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1996. № 25, ст. 2955.
3 См.: Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2003-2007 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 23.02.2015).
4 См.: Там же.
5 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2005. № 1, ч. 1, ст. 3.
6 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 52, ч. 1, ст. 6453.
7 См: Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2003-2007 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2008-2012 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания за 12 месяцев 2013 г. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания за 6 месяцев 2014 г. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015).
8 См.: Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология. М., 1995. С. 79.
9 См: Предеина И.В. Ювенальная юстиция в России и за рубежом / под ред. А.Ф. Соколова. Саратов, 2009. С. 36-37.
10 См.: Основные статистические показатели состояния судимости в России за 2008-2012 годы. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания за 12 месяцев 2013 г. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015); Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания за 6 месяцев 2014 г. URL: www.cdep.ru/index.php (дата обращения: 25.01.2015).
11 См.: Там же.
12 См.: Там же.
13 См.: Там же.
14 См., например: Верина Г.В. Теоретический анализ отдельных положений декабрьской 2011 года реформы российского уголовного законодательства // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2012. Дополнительный выпуск (85). С. 133-139; Ее же. Проблемы рассогласования и пути согласования уголовно-правовых норм о наказании // Современная юридическая наука и правоприменение: IV Саратовские правовые чтения: сборник тезисов докладов (по материалам Международной научно- практической конференции, г. Саратов, 3-4 июня 2011 г.). Саратов, 2011. С. 361-362.
15 См.: ДжужомаВ.В. Краткосрочное лишение свободы в уголовном праве России и Германии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 9.
16 См.: Бахвалова А.А. Особенности ответственности несовершеннолетних в уголовном праве России и Германии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2012. С. 12.

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code