Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.09.2016 N С01-724/2014 по делу N А07-16548/2013

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав исполнителей и изготовителей фонограмм.

Обстоятельства: Истец является организацией по управлению правами исполнителей и изготовителей фонограмм. Представитель истца с использованием видеокамеры мобильного телефона произвел фиксацию публичного исполнения спорных фонограмм.

Решение: Требование удовлетворено в отношении изготовителя одной из фонограмм, с которым у истца заключен договор о передаче полномочий по управлению правами, в отношении остальных фонограмм истец не представил доказательств предоставления им правовой охраны на территории РФ, а также наличия у истца права обращаться в суд с иском в защиту прав иностранных исполнителей и изготовителей фонограмм.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 сентября 2016 г. по делу N А07-16548/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 13 сентября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 сентября 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего — судьи Голофаева В.В.,

судей — Корнеева В.А., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Альфа» (ул. Российская, д. 92/1, г. Уфа, Республика Башкортостан, 450098, ОГРН 1050204326700) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 по делу N А07-16548/2013 (судья Шагабутдинова З.Ф.) и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 по тому же делу (судьи Костина В.Ю., Малышева М.Б., Арямова А.А.)

по иску общероссийской общественной организации «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности» (Звенигородское шоссе, д. 9/27, стр. 1, Москва, 123022, ОГРН 1087799012707)

к обществу с ограниченной ответственностью «Альфа»

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав исполнителей и изготовителей фонограмм.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены: общество с ограниченной ответственностью «Эврен» (пр. Октября, д. 128, г. Уфа, 450098), общество с ограниченной ответственностью «Босфор» (ул. Халтурина, д. 59, г. Уфа, 450001), Щербинская Ирина Валерьевна.

В судебном заседании принял участие представитель общероссийской общественной организации «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности» Тав Ю.С. (по доверенности от 13.05.2016).

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общероссийская общественная организация «Общество по коллективному управлению смежными правами «Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности» (далее — ВОИС, истец) обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Альфа» (далее — общество «Альфа», ответчик) о взыскании 285 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав исполнителей и изготовителей фонограмм.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «Эврен» (далее — общество «Эврен») и общество с ограниченной ответственностью «Босфор» (далее — общество «Босфор»).

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 05.02.2014 иск удовлетворен частично — с ответчика в пользу истца взыскано 190 000 рублей компенсации, в удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.05.2014 решение суда первой инстанции изменено в части размера компенсации, подлежащей взысканию с ответчика, и принято новое решение в указанной части о взыскании с ответчика в пользу истца 140 000 рублей компенсации.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 01.10.2014 решение суда первой инстанции от 05.02.2014 и постановление суда апелляционной инстанции от 19.05.2014 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Башкортостан.

При новом рассмотрении спора судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечена Щербинская Ирина Валерьевна (далее — Щербинская И.В.), а также в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принято заявленное истцом ходатайство об уточнении размера исковых требований, в котором истец просит взыскать с ответчика 140 000 рублей компенсации за неправомерное использование смежных прав в отношении неопределенного круга правообладателей записей музыкальных исполнений и фонограмм, указанных в иске.

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 иск удовлетворен частично — с ответчика в пользу истца взыскана компенсация в размере 10 000 рублей, в удовлетворении остальной части уточненных исковых требований отказано; распределены расходы по госпошлине.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением от 10.03.2016 и постановлением от 01.06.2016, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм процессуального права и несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение и постановление отменить, и принять по делу новый судебный акт о полном отказе в иске.

В обоснование доводов кассационной жалобы ответчик ссылается на отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих тот факт, что именно ответчиком осуществлялось публичное исполнение спорных произведений.

Отмечает, что изготовителем фонограммы «Ненавижу, но люблю» является не только привлеченная к участию в деле Щербинская И.В., но и не привлеченный к участию в деле Василенко Денис Олегович (далее — Василенко Д.О.), который к тому же является не только исполнителем этой фонограммы, но и соавтором.

Указывает, что судом первой инстанции при вынесении оспариваемого решения допущены процессуальные нарушения: суд принял одновременное изменение истцом предмета и оснований иска, не рассмотрел ходатайства ответчика о наложении штрафа, о признании действий истца недобросовестными, наложении штрафа на свидетелей, отказавшихся от явки.

Отзыв на кассационную жалобу истцом не представлен. В то же время 09.09.2016 от него посредством системы «Мой арбитр» в суд поступили письменные пояснения.

В заседании суда кассационной инстанции представитель истца просил отказать в удовлетворении кассационной жалобы. Сообщил, что отзывает направленные им 09.09.2016 в суд письменные пояснения ввиду отсутствия доказательств их заблаговременного направления ответчику.

Ответчик 13.09.2016 (в день судебного заседания) посредством системы «Мой арбитр» направил в суд ходатайство об отложении судебного заседания, мотивированное невозможностью явки в судебное заседание в связи с финансовыми затруднениями, а также необходимостью ознакомления с отзывом истца на кассационную жалобу, представленным, как он полагает, 09.09.2016.

Ходатайство об отложении судебного заседания судом рассмотрено и отклонено, поскольку в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка в судебное заседание суда кассационной инстанции лица, подавшего кассационную жалобу, и других лиц, участвующих в деле, не может служить препятствием для рассмотрения жалобы в их отсутствие. Кроме того, письменные пояснения, направленные истцом в суд 09.09.2016, его представителем отозваны в судебном заседании, а отзыв на кассационную жалобу истец в суд кассационной инстанции не направлял.

На основании части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие представителя ответчика.

Суд по интеллектуальным правам, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если этим Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными ГК РФ), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1304 ГК РФ объектами смежных прав являются, в том числе, исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, постановки режиссеров — постановщиков спектаклей (исполнения), если эти исполнения выражаются в форме, допускающей их воспроизведение и распространение с помощью технических средств; фонограммы, то есть любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение.

Подпунктом 8 пункта 2 статьи 1317 и подпунктом 1 пункта 2 статьи 1324 ГК РФ предусмотрено, что использованием исполнения и использованием фонограммы считается публичное исполнение записи исполнения, то есть любое сообщение записи с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается запись в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением.

В случаях нарушения исключительного права на объект смежных прав обладатель исключительного права наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров фонограммы или в двукратном размере стоимости права использования объекта смежных прав, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование такого объекта (статья 1311 ГК РФ).

Исходя из буквального толкования пункта 3 статьи 1244 ГК РФ, следует, что организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 того же Кодекса, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

Бремя доказывания наличия права на обращение с иском в защиту нарушенных прав исполнителей и изготовителей музыкальных произведений возлагается на истца, осуществляющего на профессиональной основе деятельность по управлению такими правами на коллективной основе.

Установление наличия такого права требует необходимости выяснить, действует ли исключительное право конкретного исполнителя и изготовителя фонограммы на территории Российской Федерации (является ли оно объектом правовой охраны), поскольку если правовая охрана не предоставляется, то и право на получение вознаграждения не может считаться возникшим.

Как следует из статьи 1321 ГК РФ, исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: исполнитель является гражданином Российской Федерации; исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации; исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 названного Кодекса; исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 того же Кодекса; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

В силу статьи 1328 ГК РФ исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда: изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом; фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации; в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Отменяя первоначально принятые по делу судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, Суд по интеллектуальным правам в постановлении от 01.10.2014 указал, что в нарушение статей 1321 и 1328 ГК РФ, статей 4 и 5 Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, заключенной в Риме 26.10.1961 и вступившей в силу для Российской Федерации 26.05.2003, ни суд первой инстанции, ни суд апелляционной инстанции не устанавливали, когда имели место первые исполнения спорных фонограмм; являются ли исполнители и изготовители спорных фонограмм гражданами или юридическими лицами государства-участника Римской конвенции (критерий национальной принадлежности); имели ли место исполнения и первые публикации фонограмм в государстве-участнике Римской конвенции (критерий публикации); были ли спорные фонограммы впервые опубликованы в государстве, не являющемся участником Римской конвенции, но в течение тридцати дней со дня их первой публикации они были также опубликованы в государстве-участнике Римской конвенции (одновременная публикация). Делая вывод о доказанности факта предоставления спорным исполнениям и фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации, нижестоящими судами не названы доказательства, на которых они основывались.

Также судом кассационной инстанции было указано на необходимость при новом рассмотрении дела установить, действуют ли исключительные права на спорные исполнения и фонограммы на территории Российской Федерации и вправе ли истец обращаться в суд с исковыми требованиями в защиту исключительных прав иностранных исполнителей и изготовителей спорных фонограмм.

При новом рассмотрении спора судами на основании свидетельств о государственной аккредитации от 06.08.2009 N РОК-04/09 и от 06.08.2009 N РОК-05/09 было установлено, что ВОИС является организацией по управлению правами на коллективной основе, которой предоставлена государственная аккредитация на осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм, получение вознаграждения за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях.

Также судами было установлено, что 21.06.2013 представитель ВОИС с осуществлением видеозаписи на видеокамеру мобильного телефона «Samsung Galaxy Note 2» произвел фиксацию публичного исполнения следующих фонограмм: «The Girl Is mine (Extended Edit)», исполнитель — Greg Parys (Грэг Пэрис), изготовитель фонограммы — Scorpio Music; «Euphoria (Extended Mix)», исполнитель — Loreen (Лорин Зинеб Нора Талхауи), изготовитель фонограммы — Warner Music Sweden AB; «Ненавижу, но люблю», исполнитель — Johnyboy, ElviraT (Денис Олегович Василенко, Эльвира Сергеевна Тугушева), изготовитель — Щербинская И.В., Василенко Д.О.; «She doesn’t mind», исполнитель — Sean Paul (Шон Пол Райан Френсис Энрикес), изготовитель фонограммы — Atlantic Recording Corporation; «World on fire», исполнитель — Evian Kado (Эвиан Кадо) feat. Thaya (Тайа Оана Сарбу), изготовитель фонограммы — Planeta Mix Recordsj; «Got 2 luv U», исполнитель — Sean Paul feat. Alexis Jordan (Шон Пол Райан Френсис Энрикес, Алексис Джордан), изготовитель фонограммы — WEA International; «My Party» (Radio Version), исполнитель DJane HouseKat feat. RAMEEZ (Катрин Кольхепп, Чайма Рамиз Окпалауго), изготовитель фонограммы — Ultra Records; о чем в присутствии свидетеля был составлен акт фиксации публичного исполнения фонограмм и исполнений, приложен диск с видеозаписью контрольного прослушивания, и позднее составлен акт расшифровки записи зафиксированных произведений по названиям, исполнителям и изготовителям фонограмм.

Оценив в соответствии со статьями 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные истцом в обоснование иска доказательства и заявленные ответчиком возражения, суды первой и апелляционной инстанций при новом рассмотрении исковых требований пришли к выводу, что материалы дела не содержат доказательств наличия у указанных в иске исполнителей и изготовителей фонограмм (помимо изготовителя фонограммы «Ненавижу, но люблю» Щербинской И.В.) гражданства Российской Федерации, а также доказательств, подтверждающих, что исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации, фонограммы обнародованы или их экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации.

Также судами было отмечено, что материалы дела не содержат надлежащих доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, когда и где имели место первые исполнения; являются ли исполнители гражданами государства-участника Римской конвенции (критерий национальной принадлежности); имели ли место исполнения и первые публикации фонограмм в государстве-участнике Римской конвенции (критерий публикации); были ли спорные фонограммы впервые опубликованы в государстве, не являющемся участником Римской конвенции, но в течение тридцати дней со дня их первой публикации они были также опубликованы в государстве-участнике Римской конвенции (одновременная публикация).

Во исполнение постановления суда кассационной инстанции, суд первой инстанции предлагал истцу представить доказательства предоставления спорным исполнениям и фонограммам правовой охраны на территории Российской Федерации, документально обосновать право истца обращаться в суд с исковыми требованиями в защиту интеллектуальных прав иностранных исполнителей и изготовителей спорных фонограмм.

Поскольку истец по указанным в иске фонограммам (за исключением фонограммы «Ненавижу, но люблю», изготовитель — Щербинская И.В.) доказательств предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации, которые соответствовали бы требованиям относимости, допустимости и достоверности не представил, наличие у него права обращаться в суд с исковыми требованиями в защиту прав иностранных исполнителей и изготовителей спорных фонограмм документально не обосновал, суды признали исковые требования правомерно заявленными лишь в отношении изготовителя фонограммы «Ненавижу, но люблю» Щербинской И.В., с которой у истца заключен договор от 15.01.2009 о передаче правообладателем полномочий по управлению его правами на коллективной основе с правом ВОИС на получение вознаграждения.

Учитывая подверженность материалами дела факта публичного исполнения фонограммы, наличия у истца права обращаться в суд с исковыми требованиями в защиту исключительных прав названного изготовителя указанной фонограммы, суды признали обоснованным и подлежащим удовлетворению заявленное истцом требование на сумму компенсации в размере 10 000 рублей.

Частичное удовлетворение иска по указанным мотивам суд кассационной инстанции находит соответствующим установленным по делу обстоятельствам, имеющимся в деле доказательствам и закону.

В соответствии с правовыми нормами статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Суды первой и апелляционной инстанций, полно и всесторонне исследовав и оценив всю совокупность имеющихся в материалах дела документов, пришли в соответствии с вышеприведенными нормами права к обоснованному выводу о доказанности материалами дела факта нарушения ответчиком исключительных прав Щербинской И.В. — изготовителя фонограммы «Ненавижу, но люблю», переданных истцу в управление на коллективной основе.

Доводам истца и возражениям участвующих в деле лиц судами дана надлежащая оценка. Выводы, изложенные в обжалуемых судебных актах, основаны на имеющихся в деле доказательствах, соответствуют фактическим обстоятельствам. Данная судами правовая оценка соответствует характеру спорных отношений сторон.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суду кассационной инстанции не предоставлены полномочия пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

При указанных обстоятельствах изложенные в кассационной жалобе доводы ответчика, сводящиеся к его несогласию с данной судами первой и апелляционной инстанций оценкой представленных в материалы дела доказательств, подлежат отклонению как направленные на переоценку выводов судов и установленных ими обстоятельств спора, в том числе на предмет доказанности факта публичного исполнения фонограмм именно ответчиком.

Довод кассационной жалобы ответчика о том, что судами были проигнорированы ряд ходатайств ответчика о наложении штрафа на истца, о признании действий истца недобросовестными, наложении штрафа на отказавшихся от явки свидетелей, отклоняются как несостоятельные и противоречащие тексту оспариваемого постановления (стр. 11 — 13).

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, а окончательные выводы судов основаны на правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены либо изменения принятых по делу решения и постановления, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, так как не усматривает процессуальных нарушений при их принятии, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что при принятии кассационной жалобы к производству ответчику была предоставлена отсрочка уплаты государственной пошлины, а также принимая во внимание результат рассмотрения кассационной жалобы, государственная пошлина в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит взысканию с заявителя жалобы в доход федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 по делу N А07-16548/2013 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Альфа» — без удовлетворения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Альфа» в доход федерального бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в размере 3000 (три тысячи) рублей.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
В.В.ГОЛОФАЕВ
Судья
В.А.КОРНЕЕВ
Судья
С.П.РОГОЖИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code