Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.09.2016 N Ф06-12352/2016 по делу N А57-21921/2015

Требование: О признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа.

Обстоятельства: Антимонопольный орган признал незаконными действия общества, выразившиеся в навязывании абоненту невыгодных условий в проекте договора о технологическом присоединении, в установлении неправомерных платы и срока технологического присоединения, в неуказании в технических условиях к названному договору точки подключения, и выдал предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку нарушения не подтверждены.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 сентября 2016 г. N Ф06-12352/2016

Дело N А57-21921/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 01 сентября 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 02 сентября 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Егоровой М.В., Мухаметшина Р.Р.

при участии представителей:

заявителя — Курбанова Р.А., доверенность от 13.11.2015 б/д,

ответчика — Кулеватовой Ю.В., доверенность 09.11.2015 N 01-7535,

Россоха Натальи Петровны — Россоха Н.П. (паспорт),

в отсутствие иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области

на постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 (председательствующий судья Веряскина С.Г., судьи Александрова Л.Б., Луговской Н.В.)

по делу N А57-21921/2015

по заявлению закрытого акционерного общества «Независимая электросетевая компания» (ИНН 6450050877), заинтересованные лица: Управление Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области, Россоха Наталья Петровна, г. Саратов, общество с ограниченной ответственностью «Волгоэлектромонтаж», г. Саратов, администрация муниципального образования «Город Саратов», Судаков Станислав Родионович, г. Саратов, Жданов Василий Михайлович, г. Саратов, Жданова Любовь Михайловна, г. Саратов, Саввин Сергей Максимович, г. Саратов, Борисова Людмила Юрьевна, г. Саратов, об оспаривании ненормативных правовых актов,

установил:

закрытое акционерное общество «Независимая электросетевая компания» (далее — общество, общество НЭСК») обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области (далее — управление, антимонопольный орган) от 26.06.2015 по делу N 26-150/тр и предписания от 10.07.2015 N 26-150/тр.

Решением Арбитражного суда Саратовской области от 04.03.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 решение суда первой инстанции отменено, заявленные обществом требования удовлетворены.

В кассационной жалобе антимонопольный орган просит отменить принятый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права, оставить в силе решение суда первой инстанции.

Проверив законность обжалуемого акта в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной инстанции не находит оснований для его отмены.

Решением антимонопольного органа от 26.06.2015 по делу N 26-150/тр действия общества «НЭСК», выразившиеся в навязывании Россохе Наталье Петровне невыгодных условий в проекте договора от 20.05.2014 N 61А/П о технологическом присоединении — установление неправомерной платы и срока технологического присоединения, в неуказании в технических условиях к названному договору точки подключения не далее 25 метров от границы участка Россохой Н.П., признаны нарушающими пункт 3 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции»).

На основании данного решения обществу выдано предписание от 10.07.2015 о прекращении нарушения антимонопольного законодательства путем заключения с Россохой Н.П. договора технологического присоединения жилого дома, расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35, в соответствии с заявкой физического лица на технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям в соответствии с абзацем 1 пункта 17 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее — Правила N 861), в размере не более 550 рублей, а также определив в технических условиях для присоединения к электрическим сетям, которые являются приложением к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, между Россохой Н.П. и заявителем, точку присоединения в соответствии с подпунктом «а» пункта 25 (1) Правил на расстоянии не более 25 метров от границы участка гр. Россохи Н.П., расположенного по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, уч. 35.

Полагая, что решение и предписание антимонопольного органа не соответствует действующему законодательству, общество обратилось в арбитражный суд.

Как усматривается из материалов дела, Россоха Н.П. подала в общество заявку на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, расположенных по адресу: г. Саратов, Новосоколовогорский жилой район, участок N 35, с максимальной мощностью 15 кВт, по третьей категории надежности.

Заявитель направил ей проект договора от 20.05.2015 N 61А/П об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям, которым размер платы за технологическое присоединение установлен 262 600 рублей 39 копеек.

Согласно техническим условиям для присоединения к электрическим сетям, которые являются приложением N 2 к договору от 20.05.2015 N 61А/П, точка присоединения определена ближайшая к объекту опора ВЛИ-0,4 кВ РП «Камчатский».

Общество на обращение гр. Россоха Н.П. о ее несогласии с размером платы за технологическое присоединение пояснило, что расстояние от границ участка заявителя до объектов его электросетевого хозяйства составляет более 300 метров и плата в размере 550 рублей не может быть применена.

Россоха Н.П. обратилась с жалобой на общество в антимонопольный орган.

Управлением в ходе рассмотрения антимонопольного дела установлено, что в начале 2014 года общество «НЭСК» построило от 8 (ой) опоры одной из семи линий ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП «Камчатский», по направлению к пос. Солнечному г. Саратова в направлении участка N 62, участка N 39, 12 опор (опоры N 1П, 2П, ЗП, 4П, 5П, 6П, 7П, 8П, 9П, 10П, 11П, 12П) (далее — комплекс из 12 опор), то есть построило линию ВЛИ-0,4 кВ в глубь пос. Новосоколовогорский г. Саратова, что подтверждается предоставленной копией договора подряда от 07.02.2014 N 1-Р/2014 на выполнение электромонтажных работ, заключенного между заявителем и обществом с ограниченной ответственностью «Волгаэлектромонтаж» (далее — общество «Волгаэлектромонтаж»), копией однолинейной схемы электроснабжения на комплекс из 12 опор, проектной документацией заявителя на ВЛИ-0,4 кВ от РП «Камчатский» по дороге в п. Солнечный (электроснабжение) (шифр: 60-13-С-ЭС).

Расстояние, измеряемое по прямой, от опоры N 12П, являющейся одной из опор в комплексе из 12 опор, до границ земельного участка (64:48:010114:280), принадлежащего гр. Россоха Н.П., составляет 201,60 метров. В связи с этим антимонопольный орган сделал вывод о правомерном обращении Россоха Н.П. к обществу «НЭСК» с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, расположенных на ее участке, так как сети заявителя находятся на наименьшем расстоянии от границ ее участка и, соответственно, неправомерном установлении обществом размера платы за технологическое присоединение в сумме 262 600 рублей 39 копеек.

Антимонопольным органом также установлено, что в технических условиях к проекту договора от 20.05.2015 N 61А/П в нарушении требований подпункта «а» пункта 25.1 Правил не указано расстояние от ближайшей опоры до границ участка заявителя, а также неправомерно в нарушении требований подпункта «б» пункта 16 Правил установлен срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению 12 месяцев.

При этом доводы общества о том, что комплекс из 12 опор ему не принадлежит в связи с тем, что они по договору купли-продажи от 08.04.2014 проданы обществу «Волгаэлектромонтаж», а поэтому подключить гр. Россоха Н.П. за 550 рублей не представляется возможным, так как объекты электросетевого хозяйства, принадлежащие заявителю, после продажи их обществу «Волгаэлектромонтаж», находятся дальше 300 метров от границ участка заявителя, антимонопольным органом не приняты.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о законности принятых антимонопольным органом актов.

Суд апелляционной инстанции признал ошибочными выводы суда первой инстанции. При этом суд исходил из следующего.

В соответствии пунктом 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции с названной нормой запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

Судами установлено, что заявитель занимает доминирующее положение на рынке передачи электрической энергии в границах электрических сетей, принадлежащих ему и расположенных на территории г. Саратова.

Технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным.

Согласно пункту 17 Правил N 861 плата за технологическое присоединение энергопринимающих устройств максимальной мощностью, не превышающей 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств) устанавливается исходя из стоимости мероприятий по технологическому присоединению в размере не более 550 рублей при присоединении заявителя, владеющего объектами, отнесенными к третьей категории надежности (по одному источнику электроснабжения) при условии, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства на уровне напряжения до 20 кВ включительно необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Таким образом, обязательным условием для применения указанного в приведенном пункте Правил размера платы не более 550 рублей является расстояние (в данном случае — 300 м) от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства на уровне напряжения до 20 кВ включительно необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, то есть в данном случае — общество «НЭСК».

Заявителем в антимонопольный орган представлены документы, свидетельствующие о том, что линия электропередачи, состоящая из 12 опор, являющихся продлением ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП «Камчатский», рассматриваемая управлением в качестве объекта электросетевого хозяйства заявителя, находящегося на расстоянии менее 300 метров от границы земельного участка Н.П. Россохи, была продана и фактически передана обществу «Волгоэлектромонтаж» на основании договора купли-продажи от 08.04.2014 и акта приема-передачи от 22.04.2014.

Не принимая довод общества, управление указало, что договор купли-продажи от 08.04.2014 в едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ней не зарегистрирован, документы на его регистрацию не подавались, в связи с чем переход права собственности от заявителя к обществу «Волгаэлектромонтаж» по договору купли-продажи от 08.04.2014 на комплекс из 12 опор не осуществлен. Антимонопольный орган указав на то, что спорные опоры линии электропередачи являются недвижимостью, квалифицировал договор купли-продажи от 08.04.2014 в качестве ничтожной сделки в соответствии с частью 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, как не прошедший государственную регистрацию в порядке, установленном Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

С данным выводом согласился и суд первой инстанции.

Признавая ошибочным данные выводы, суд апелляционной инстанции, руководствуясь Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», указал, что с 01.09.2013 введено иное регулирование: по общему правилу, сделка, нарушающая норму закона или иного правового акта, является оспоримой, если только законом не будет установлена ничтожность сделки или не будут установлены иные последствия, связанные с недействительностью сделки.

За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Таким образом, поскольку договор купли-продажи от 08.04.2014 не посягает на публичные интересы, а равно не посягает непосредственно на права и законные интересы иных лиц (не лишает конкретное лицо какого-либо субъективного права, не возлагает непосредственно на него субъективные гражданские обязанности), указанная сделка не может быть квалифицирована как ничтожная.

Предъявлять же требования о признании недействительной сделки как оспоримой вправе лишь сторона сделки или иное лицо, прямо указанное законом (пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

Поэтому суд признал, что в отсутствие разрешенного в судебном порядке спора о праве и вступившего в законную силу судебного акта о признании заключенного между заявителем и обществом «Волгоэлектромонтаж» договора недействительным управление необоснованно квалифицировало данный договор в качестве ничтожной сделки.

В силу положений пункта 1 статьи 164 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом. Положения статьи 550 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривают государственной регистрации договора купли-продажи недвижимости, указывая на необходимость государственной регистрации перехода права на продаваемую недвижимость. Таким образом, договор купли-продажи недвижимого имущества не может быть признан недействительным в силу отсутствия государственной регистрации.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.

Как указал апелляционный суд, придя к выводу о том, что в отсутствие государственной регистрации недопустимо считать право собственности перешедшим от заявителя к обществу «Волгоэлектромонтаж», судом первой инстанции не учтено, что в соответствии со статьей 131 Гражданского кодекса Российской Федерации государственной регистрации в едином государственном реестре подлежит не только переход права собственности на недвижимость, но и возникновение такого права.

Общество и в ходе рассмотрения управлением дела N 26-150/тр о нарушении антимонопольного законодательства и в ходе рассмотрения дела в арбитражном суде ссылалось на то, что право собственности на спорные опоры ЛЭП обществом никогда не регистрировалось, а сами опоры были проданы непосредственно после завершения их строительства без использования их в ходе оказания услуг по передаче электрической энергии и переданы обществу «Волгоэлектромонтаж» по акту приемки-передачи от 22.04.2014. При таких обстоятельствах, исходя из квалификации спорной линии электропередачи в качестве недвижимого имущества, заявитель также не может быть признан собственником спорных опор ЛЭП, поскольку соответствующее право заявителя в отношении данного имущества не регистрировалось.

Кроме того, как отмечено судом, линии ВЛИ-0,4 кВ, отходящие от РП «Камчатский», а также само здание РП «Камчатский», находятся в собственности общества «Волгоэлектромонтаж» на основании договоров купли-продажи от 29.06.2012, а продление линии электропередачи ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП «Камчатский», является частью единой электроустановки (совокупности машин, аппаратов, линий и вспомогательного оборудования (вместе с сооружениями и помещениями, в которых они установлены), предназначенных для производства, преобразования, трансформации, передачи, распределения электрической энергии и преобразования ее в другие виды энергии).

В ходе разбирательства дела обществом «Волгоэлектромонтаж» были предоставлены документы, подтверждающие право собственности указанного лица на здание распределительного пункта (РП) «Камчатский», а также на установленное в этом здании электротехническое оборудование, трансформаторы и 7 отходящих от РП «Камчатский» линий электропередачи (ВЛИ 0,4 кВ), два договора купли-продажи от 29.06.2012 и договор купли-продажи объекта недвижимости от 29.06.2012.

То обстоятельство, что спорная линия электропередачи, состоящая из 12 опор, по существу, является продлением одной из семи линий электропередачи, отходящих от РП «Камчатский», равно как и то обстоятельство, что указанные линии и сам РП «Камчатский» находятся в собственности общества «Волгоэлектромонтаж», управлением не оспаривается, и признается как в самом оспариваемом решении, так и в представленных в материалы дела пояснениях.

Учитывая вышеизложенные положения Гражданского кодекса Российской Федерации, норм специального закона Федерального закона от 26.03.3003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и положений технического регламента (Правил устройства электроустановок, утвержденных приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 08.07.2002 N 204) суд апелляционной инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что 12 опор, составляющих продление линии электропередачи ВЛИ-0,4 кВ, отходящей от РП «Камчатский», следует рассматривать как объект электросетевого хозяйства заявителя.

Судебная коллегия считает, что все обстоятельства имеющие существенное значение для дела, судом апелляционной инстанции установлены, все доказательства исследованы и оценены. Оснований для их переоценки в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции не имеется. Доводы кассационной жалобы рассмотрены и им дана надлежащая правовая оценка.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2016 по делу N А57-21921/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Саратовской области — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН
Судьи
М.В.ЕГОРОВА
Р.Р.МУХАМЕТШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code