Решение Суда по интеллектуальным правам от 14.09.2016 по делу N СИП-162/2016

Требование: О признании неправомерным решения патентного органа по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака.

Обстоятельства: Обществу отказано в регистрации товарного знака ввиду его сходства до степени смешения с товарными знаками, имеющими более ранний приоритет. Спорным решением установлено, что правовая охрана противопоставленных товарных знаков сохранена, обозначение не соответствует требованиям п. п. 3, 8 ст. 1483 ГК РФ.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку в случае регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака потребитель может быть введен в заблуждение относительно производителя товаров, факт прекращения предпринимательской деятельности заинтересованного лица не доказан.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 14 сентября 2016 г. по делу N СИП-162/2016

Резолютивная часть решения объявлена 7 сентября 2016 года.

Полный текст решения изготовлен 14 сентября 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л., судей Булгакова Д.А., Лапшиной И.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Качко К.К., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью «Техносервис» (ул. Силикатная, д. 3/2, г. Уфа, 450019, ОГРН 1110280019739) о признании неправомерным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 24.12.2015 по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2012741433.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены акционерное общество «Исток» (ул. Верейская, д. 29, кв. 154, Москва, 12135, ОГРН 1107746495031), общество с ограниченной ответственностью «Исток» (Рязанский проспект, д. 86/1, стр. 3, пом. IV, комн. 6, 7, Москва, 109542, ОГРН 1137746734036).

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя — Красноперов Е.И. (по доверенности от 05.09.2016);

от Роспатента — Барский С.А. (по доверенности от 03.06.2016 N 01/32-443/41), Русаков И.А. (по доверенности от 22.07.2016 N 01/32-580/41);

от акционерного общества «Исток» — Пелих А.Н. (по доверенности от 15.04.2015), Журид О.Ю. (по доверенности от 19.07.2016);

от общества с ограниченной ответственностью «Исток» — представителей не направило, извещено надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Техносервис» (далее — общество «Техносервис») обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании неправомерным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 24.12.2015 по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2012741433.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 27.05.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество «Исток» (далее — ЗАО «Исток»).

Определением Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Исток» (далее — ООО «Исток»).

В судебное заседание явились представители общества «Техносервис», Роспатента и ЗАО «Исток».

В судебном заседании представители ЗАО «Исток» сообщили об изменении своего наименования на акционерное общество «Исток».

На основании представленных ЗАО «Исток» документов, свидетельствующих об изменении им своего наименования, судебная коллегия, в порядке, предусмотренном частью 4 статьи 124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, определила считать наименование ЗАО «Исток» как акционерное общество «Исток» (далее — АО «Исток»).

В судебном заседании общество «Техносервис» заявленные требования поддержало, просило их удовлетворить.

Роспатент возражал против удовлетворения заявленных требований по доводам, изложенным в отзыве на заявление.

Представители АО «Исток» в судебном заседании согласно доводам отзыва по существу требований поддержали позицию Роспатента.

Как следует из материалов дела, 28.11.2012 общество «Техносервис» подало в Роспатент заявку N 2012741433 на регистрацию словесного обозначения «ИСТОК» в отношении ряда товаров 32-го и 33-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ).

На основании проведенной экспертизы Роспатентом было принято решение от 30.07.2014 об отказе в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака ввиду его несоответствия требованиям пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В частности, Роспатент исходил из того, что заявленное обозначение сходно до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 290901, N 270534, N 219641, включающими словесный элемент «ИСТОК», имеющими более ранний приоритет и зарегистрированными в отношении однородных товаров 32-го, 33-го классов МКТУ.

Не согласившись с решением Роспатента от 30.07.2014, общество «Техносервис» 27.11.2014 подало в Роспатент возражение на отказ в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

Возражение мотивировано досрочным прекращением правовой охраны противопоставленных товарных знаков в отношении части товаров, в отношении которых они были ранее зарегистрированы.

Решением от 24.12.2015 Роспатент изменил решение от 27.11.2014, в регистрации заявленного обозначения было отказано по дополнительным основаниям, предусмотренными пунктами 3, 6 и 8 статьи 1483 ГК РФ.

При этом Роспатент указал, что правовая охрана противопоставленных товарных знаков сохранена в отношении части товаров 32-го класса МКТУ, в связи с чем заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в отношении товаров, относящихся к безалкогольным напиткам, 32-го класса МКТУ в силу пункта 6 статьи 1483 ГК РФ. В отношении товаров 33-го класса МКТУ, а также товара «пиво» 32-го класса МКТУ заявленное на регистрацию обозначение не соответствует требованиям пунктов 3 и 8 статьи 1483 ГК РФ.

Общество, полагая, что решение Роспатента от 24.12.2015 в части признания заявленного обозначения несоответствующим требованиям пунктов 3 и 8 статьи 1483 ГК РФ нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

В обоснование своей правовой позиции общество «Техносервис» указало на следующие обстоятельства.

Податель возражения не согласился с выводами Роспатента о существовании группы компаний «Исток», равно как и вхождении в указанную группу компаний открытого акционерного общества «Исток» (далее — ОАО «Исток») и АО «Исток» (на момент рассмотрения возражения — ЗАО «Исток»). Общество «Техносервис» указало, что названные сведения недостоверны и не имеют документального подтверждения в материалах административного дела.

Также общество «Техносервис» отметило то обстоятельство, что ОАО «Исток» прекратило свою производственную и коммерческую деятельность в 2009 году, а решением Арбитражного суда Республики Северная Осетия — Алания от 27.04.2012 по делу N А61-1380/2009 было признано несостоятельным (банкротом) и в отношении названной организации была открыта процедура конкурсного производства.

Кроме того, податель возражения указал на то, что в 2010 году ОАО «Исток» передало исключительные права на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 2019641, N 290901 другому лицу (впоследствии правообладателем названных товарных знаков стало ООО «Исток»), в связи с чем, общество «Техносервис» полагает, что ОАО «Исток» таким образом отказалось от использования своего фирменного наименования в отношении деятельности по производству и реализации алкогольных напитков.

Также заявитель полагает, что Роспатентом при вынесении оспариваемого решения не была дана оценка однородности товаров, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявителем и в производстве и реализации которых участвовало ОАО «Исток», а также не оценила степень сходства заявленного на регистрацию обозначения и фирменного наименования вышеназванного лица.

Заявитель не согласился и с выводами Роспатента относительно производства АО «Исток» алкогольной продукции, относящейся к 33-му классу МКТУ, указывая на отсутствие каких-либо подтверждений названного обстоятельства. Общество «Техносервис» отметило, что АО «Исток» не обладает лицензиями в области производства и реализации алкогольной продукции, а заключение меморандума о сотрудничестве, датированного 2014 годом, не может подтверждать осуществление такой деятельности, при том, что указанный меморандум заключен позднее даты приоритета заявки, поданной обществом «Техносервис».

Кроме того, податель возражения обратил внимание на то обстоятельство, что Роспатент, ссылаясь в обоснование своих выводов на корреспонденцию, представленную АО «Исток», не направлял эту корреспонденцию в адрес заявителя, а в ответ на просьбу заявителя представить указанные документы Роспатент ответил, что они могут быть представлены только при условии оплаты суммы в размере 11 752 рубля 80 копеек. В связи с названым обстоятельством у заявителя отсутствовала возможность ознакомиться с названной корреспонденцией, равно как и представить соответствующие пояснения в отношении названной корреспонденции.

В отношении вывода Роспатента о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ общество «Техносервис» указало, что Роспатентом не были приведены доказательства о широкой известности абстрактной группы компаний «Исток» на дату приоритета заявки общества «Техносервис», учитывая те обстоятельства, что АО «Исток» зарегистрировано лишь в 2010 году и не осуществляло какой-либо деятельности до даты приоритета заявки и не имеет никакого отношения к ОАО «Исток», которое, в свою очередь, задолго до даты приоритета заявки, в 2009 году прекратило свою коммерческую деятельность.

В дополнительно представленных возражениях общество «Техносервис» указало, что из смысла положений статей 1483 и 1499 ГК РФ следует, что проверку заявленного на регистрацию обозначения требованиям пункта 8 статьи 1483 Роспатент вправе осуществлять только в случае соответствующего письменного обращения от заинтересованного лица, то есть лица, которое является обладателем противопоставленного фирменного наименования.

Вместе с тем, по мнению заявителя, Роспатентом неправомерно был произведен анализ заявленного на регистрацию обозначения на его соответствие требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ, поскольку соответствующее обращение поступило не от заинтересованного лица — ОАО «Исток», а от АО «Исток».

Также заявитель отметил, что Роспатентом не было представлено каких-либо документов, опровергающих доводы заявителя о том, что ОАО «Исток» с 2009 года прекратило свою деятельность по производству и реализации алкогольной продукции, в связи с чем отсутствуют какие-либо основания полагать, что ОАО «Исток» после передачи исключительных прав на товарные знаки (со словесным элементом «Исток») продолжала такую деятельность под своим фирменным наименованием.

Общество «Техносервис» ссылалось на правовую позицию, изложенную в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 22.12.2014 N СИП-127/2014, согласно которой для установления несоответствия обозначения требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ необходимо установить наличие использования лицом противопоставленного фирменного наименования до даты приоритета заявки на такое обозначение при осуществлении деятельности, однородной товарам (услугам), для которых по заявке испрашивается правовая охрана.

Так, по мнению общества «Техносервис», вопреки выводам Роспатента АО «Исток» до даты приоритета заявленного обозначения, равно как и в настоящее время, не обладало соответствующими лицензиями и не осуществляло деятельность по производству и реализации алкогольной продукции, то есть товаров, включенных в 33-ый класс МКТУ. Представленный в материалах дела меморандум о сотрудничестве от 01.04.2014 также не может подтверждать названные обстоятельства.

Роспатент не согласился с заявленными требованиями общества «Техносервис» по следующим основаниям.

Заявленное на регистрацию обозначение «ИСТОК» является сходным до степени смешения с фирменными наименованиями ОАО «Исток» и АО «Исток», так как содержат в себе тождественные по фонетическому и семантическому признакам сходства словесные элементы «Исток».

ОАО «Исток» было образовано в качестве юридического лица 17.10.2002 и получило право на фирменное наименование задолго до даты приоритета заявленного обозначения.

В материалах административного дела содержатся накладные и счета-фактуры за 2009 год на поставку алкогольной продукции, маркируемой товарным знаком «ИСТОК», в которых ОАО «Исток» значится в качестве поставщика вышеназванных товаров.

По мнению Роспатента, указанные документы свидетельствуют о крупных объемах продаж алкогольной продукции ОАО «Исток», а также о широком масштабе реализации алкогольной продукции.

Кроме того, Роспатент указал, что согласно сведениям из сети «Интернет» ОАО «Исток» до даты приоритета заявленного обозначения проводило широкомасштабные маркетинговые и рекламные компании, в связи с чем в 2009 году оно заняло лидирующее положение на рынке игристых вин и шампанского на территории Российской Федерации (http://news.unipack.ru/eng/24098$; http://www.sostav.ru/news/2009/04/01/r2/; tttp://daomail.ru/letter/?lid=85968; http://www.advertology.ru/article71921.htm).

Также Роспатент отметил, что ОАО «Исток» было участником многих выставок и конференций, в том числе Международной выставки «Индустрия напитков/Russian Wine Fair 2009», Международной научно-практической конференции по актуальным вопросам виноделия и круглого стола, посвященных проблемам производства игристых вин, а также XIV Международного профессионального конкурса вин и спиртных напитков, проходившем 15 — 19 ноября 2010 года (согласно представленной в материалах административного дела заявке ОАО «Исток» на участие).

Помимо прочего, Роспатент обратил внимание на то обстоятельство, что ОАО «Исток» до 2014 года принадлежал домен «www.oao-istok.ru», на котором был расположен официальный сайт ОАО «Исток».

Учитывая названные обстоятельства, Роспатент полагает, что ОАО «Исток» задолго до даты приоритета заявленного обозначения осуществляло под своим фирменным наименованием деятельность в сфере производства и реализации алкогольной продукции, которая является однородной товарам 32-го, 33-го классов МКТУ, в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленного обозначения.

В отношении довода общества «Техносервис» о том, что ОАО «Исток» прекратило свою коммерческую деятельность в 2009 году и утратило свое право на фирменное наименование ввиду открытия в его отношении процедуры конкурсного производства (банкротства) Роспатент отметил, что названные обстоятельства опровергаются материалами дела, а нахождение ОАО «Исток» в процедуре банкротства в соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о несостоятельности») не исключает возможности ведения ОАО «Исток» своей предпринимательской деятельности.

В отношении АО «Исток» Роспатент в отзыве указал, что оно зарегистрировано в качестве юридического лица 18.06.2010 и осуществляет под своим фирменным наименованием деятельность по производству и продаже товаров, относящихся к 33-му классу МКТУ, что подтверждается меморандумом о сотрудничестве от 01.04.2014 (в сфере производства и оборота алкогольной продукции), наличием у АО «Исток» исключительных прав на иные товарные знаки, зарегистрированные в отношении товаров 33-го класса МКТУ.

Учитывая все вышеназванные обстоятельства, и в том числе наличие документов, подтверждающих приобретение широкой известности у потребителя алкогольной продукции, производимой ОАО «Исток», задолго до даты приоритета заявки общества «Техносервис», Роспатент полагает, что в случае регистрации заявленного обществом обозначения в качестве товарного знака, потребитель может быть введен в заблуждение относительно производителя товаров, что не допускается подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

В отзыве Роспатент также не согласился с доводами заявителя относительно того обстоятельства, что последний был лишен возможности ознакомиться с поступившими в Роспатент документами от АО «Исток» и не смог представить относительно них свои доводы, отметив следующее.

В соответствии с пунктом 16.2 Приложения 1 к приказу федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности» от 14.03.2012 N 80/36 предоставление копий документов, за исключением документов, указанных в пункте 4.7 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, является платной услугой, в связи с чем заявителю следовало уплатить денежную сумму в размере 11 752 рубля 80 копеек (332 страницы) с целью получения такой платной услуги. Вместе с тем заявитель не выполнил данное условие, самостоятельно не воспользовался своим правом на получение имеющихся в материалах дела документов.

Исследовав материалы дела, выслушав доводы представителей заявителя, органа, принявшего оспариваемый акт, и третьего лица (АО «Исток»), оценив представленные доказательства в совокупности и взаимной связи, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления общества «Техносервис».

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Срок на обращение в суд с заявлением о признании недействительным оспариваемого решения Роспатента заявителем не пропущен.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности», рассмотрение возражения общества «Техносервис» в отношении отказа в регистрации обозначения по заявке N 2012741433 в качестве товарного знака и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках своих полномочий, что не оспаривается обществом «Техносервис» в заявлении, поданном в суд.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки на регистрацию обозначения (28.11.2012), правовая база для оценки охраноспособности обозначения включает в себя ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент принятия решения об отказе в государственной регистрации товарного знака), Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила).

Как следует из материалов дела, обжалуемым решением Роспатента в регистрации заявленного обществом «Техносервис» обозначения было отказано в связи с его несоответствием требованиям пунктов 3, 6 и 8 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем из заявления, поданного в суд, усматривается, что заявителем не оспаривается выводы Роспатента, изложенные в оспариваемом решении, в отношении несоответствия заявленного обозначения требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, что также было подтверждено представителем заявителя в судебном заседании 07.09.2016.

С учетом названного обстоятельства, оспариваемое решение Роспатента подлежит проверке в части выводов о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения в качестве товарного знака требованиям пунктов 3, 8 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно пункту 8 статьи 1483 ГК РФ в отношении однородных товаров в качестве товарных знаков не могут быть зарегистрированы обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

В соответствии со статьей 8 Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883; далее — Парижская конвенция) фирменное наименование охраняется во всех странах Союза без обязательной подачи заявки или регистрации и независимо от того, является ли оно частью товарного знака.

В силу пункта 1 статьи 1474 ГК РФ юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1475 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на фирменное наименование, включенное в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ). Исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

Как разъяснено в пункте 58.1 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно пункту 1 статьи 1473, пункту 2 статьи 1475 ГК РФ фирменное наименование подлежит охране со дня государственной регистрации юридического лица.

При изложенных обстоятельствах закон запрещает в отношении однородных товаров или услуг регистрацию в качестве товарного знака обозначения тождественного или сходного до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием, право на которое в Российской Федерации возникло ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Сходство до степени смешения (тождество) фирменных наименований ОАО «Исток» и АО «Исток» и спорного обозначения у коллегии судей сомнений не вызывает, ввиду очевидности данного факта. Так, спорное обозначение заявителя по настоящему делу представляет собой словесное обозначение «ИСТОК», выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами кириллического алфавита; произвольная часть фирменных наименований ОАО «Исток» и АО «Исток» представляет собой слово «Исток».

ОАО «Исток» было образовано в качестве юридического лица 17.10.2002, АО «Исток» зарегистрировано в качестве юридического лица 18.06.2010, в то время как дата приоритета заявленного на регистрацию обозначения — 28.11.2012, то есть права на фирменные наименования у ОАО «Исток» и ЗАО «Исток» возникли ранее, чем дата приоритета заявленного на регистрацию обозначения общества «Техносервис».

Вместе с тем судебная коллегия полагает необходимым отметить, что одним из условий для отказа в регистрации обозначения в качестве товарного знака в связи с его несоответствием пункту 8 статьи 1483 ГК РФ является однородность товаров (услуг), в отношении которых испрашивается правовая охрана заявленного обозначения и осуществляется право на фирменное наименование.

Требование об обязательном использовании фирменного наименования до даты приоритета заявленного на регистрацию обозначения при осуществлении деятельности, однородной товарам (услугам), для которых зарегистрирован товарный знак, следует из совокупного толкования пункта 6 статьи 1252, пункта 8 статьи 1483 ГК РФ и статьи 8 Парижской конвенции.

Судебная коллегия соглашается с доводами заявителя об отсутствии оснований для признания факта существования группы компаний «Исток», равно как и вхождении в указанную группу компаний ОАО «Исток» и АО «Исток».

В материалах как административного, так и судебного дела, отсутствуют какие-либо документы, свидетельствующие о существовании группы компаний «Исток», ее деятельности, вхождения в указанную группу компаний ОАО «Исток» и АО «Исток».

В том числе в материалах дел отсутствуют какие-либо сведения о наличии аффилированной связи или осуществления каких-либо видов совместной деятельности ОАО «Исток» и АО «Исток».

Также судебная коллегия полагает обоснованными доводы заявителя относительно деятельности, осуществляемой АО «Исток».

Как следует из материалов дела, АО «Исток» зарегистрировано в 2010 году, ему принадлежит ряд товарных знаков, зарегистрированных, в том числе, в отношении товаров 33-го класса МКТУ.

Вместе с тем в материалах дела отсутствуют сведения о фактическом осуществлении деятельности АО «Исток» по производству и реализации алкогольной продукции в период с 2010 года по 28.11.2012, то есть дату подачи обществом «Техносервис» заявки на регистрацию спорного обозначения.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что деятельность по производству и обороту произведенных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции подлежат обязательному лицензированию в соответствии с положениями Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции».

Вместе с тем в материалах не содержится каких-либо сведений о наличии у АО «Исток» лицензии на осуществление деятельности по производству и реализации алкогольной продукции ни в настоящий период времени, ни в период с 18.06.2010 до 28.11.2012.

Подписанный АО «Исток» меморандум от 01.04.2014 о сотрудничестве путем предоставления финансовой, технической и иной помощи участникам меморандума в сфере производства и оборота алкогольной продукции на территории Российской Федерации также не может быть принят судом во внимание, поскольку названное соглашение было заключено после даты приоритета заявленного на регистрацию обозначения.

Таким образом, судебная коллегия не может согласиться с доводами Роспатента об осуществлении АО «Исток» до даты приоритета заявки общества «Техносервис» деятельности по производству и реализации алкогольной продукции, то есть товаров, однородных товарам 32-го, 33-го классов МКТУ, и наличии в связи с названными обстоятельствами препятствий к регистрации обозначения общества «Техносервис» в качестве товарного знака.

Вместе с тем коллегия судей полагает необходимым обратить внимание на следующее.

ОАО «Исток» было образовано в качестве юридического лица 17.10.2002 и осуществляло активную коммерческую деятельность по производству и реализации алкогольной продукции.

Названные обстоятельства подтверждаются представленными в материалы административного дела товарными накладными и счетами-фактурами за 2009 год, свидетельствующими об осуществлении ОАО «Исток» закупки сырья для производства алкогольной продукции и последующих крупных поставках названным лицом готовой алкогольной продукции (шампанское, водка) в различные регионы Российской Федерации.

Кроме того, как усматривается из материалов дела, ОАО «Исток» являлось участником многих выставок и конференций, в том числе Международной выставки «Индустрия напитков/Russian Wine Fair 2009», Международной научно-практической конференции по актуальным вопросам виноделия и круглого стола, посвященных проблемам производства игристых вин, а также XIV Международного профессионального конкурса вин и спиртных напитков, проходившем 15 — 19 ноября 2010 года.

Помимо прочего, ОАО «Исток» принадлежало доменное имя «www.oao-istok.ru», на котором расположен официальный сайт ОАО «Исток», содержащий сведения как о самом производителе, так и о свойствах и ассортименте выпускаемой им продукции. Названное обстоятельство подтверждается представленными в материалы дела данными интернет-сервиса «Whois» (www.nic.ru) и распечатками с интернет-сайта www.oao-istok.ru, представленных в материалах административного дела (том 3, л.д. 80; том 4, л.д. 54 — 57).

Также в материалах названного дела содержатся фотографии готовой продукции — водки «Исток» (том 4, л.д. 58 — 64), в том числе и продукции с указанием ОАО «Исток» в качестве производителя (том 4, л.д. 61).

На основании изложенного, судебная коллегия соглашается с выводами Роспатента о том, что ОАО «Исток» задолго до даты приоритета заявки N 2012741433 осуществляло активную коммерческую деятельность под своим фирменным наименованием в сфере производства и реализации алкогольной продукции, то есть товаров однородных товарам 32-го, 33-го классов МКТУ.

При этом коллегия судей отклоняет доводы общества «Техносервис» о том, что ОАО «Исток» в 2009 году прекратило свою производственную и коммерческую деятельность в связи с открытием в отношении него процедуры банкротства, в связи с чем ОАО «Исток» таким образом отказалось от использования своего фирменного наименования в отношении деятельности по производству и реализации алкогольных напитков.

Определением Арбитражного суда Республики Осетия — Алания от 22.10.2010 по делу N А61-1380/2009 заявление Федеральной налоговой службы России в лице МРИ ФНС по крупнейшим налогоплательщикам N 3 г. Москвы о признании ОАО «Исток» несостоятельным (банкротом) были признано обоснованным, в отношении ОАО «Исток» была введена процедура наблюдения, которая в дальнейшем определениями суда неоднократно продлевалась.

Наблюдение, согласно статье 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о несостоятельности), представляет собой процедуру, применяемую в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

При этом коллегия судей полагает необходимым обратить внимание на то обстоятельство, в соответствии с положениями Закона о несостоятельности введение наблюдения не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления должника, которые продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, предусмотренными статьей 64 названного Закона.

С учетом изложенного, отсутствуют какие-либо основания полагать, что введение процедуры наблюдения в отношении юридического лица является свидетельством прекращения с указанного момента этим юридическим лицом своей предпринимательской деятельности.

Решением Арбитражного суда Республики Алания — Осетия от 27.04.2012 по делу N А61-1380/2009 ОАО «Исток» признано несостоятельным (банкротом) и в его отношении открыто конкурсное производство.

Вместе с тем постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2012 по тому же делу решение суда первой инстанции было отменено, суду предложено продолжить рассмотрение дела в рамках процедуры наблюдения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 27.12.2012 постановление суда апелляционной инстанции было отменено, в силе оставлено решение суда первой инстанции о признании ОАО «Исток» несостоятельным (банкротом).

Из изложенного следует, что решение суда первой инстанции по делу N А61-1380/2009 о признании ОАО «Исток» несостоятельным (банкротом) вступило в законную силу только 27.12.2012, а до указанной даты ОАО «Исток» находилось в процедуре наблюдения.

Таким образом, на дату подачи обществом «Техносервис» заявки на регистрацию заявленного обозначения (28.11.2012) ОАО «Исток», находясь в процедуре наблюдения, вправе было осуществлять свою коммерческую деятельность по производству алкогольной продукции.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым отметить, что определением Арбитражного суда Республики Северная Осетия — Алания от 16.06.2016 по делу N А61-1380/2009 конкурсное производство в отношении ОАО «Исток» продлено до 20.01.2017.

Учитывая изложенные обстоятельства, судебная коллегия полагает обоснованным вывод Роспатента о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения требованиям, предусмотренным пунктом 8 статьи 1483 ГК РФ ввиду наличия на дату приоритета заявки общества «Техносервис» юридического лица (ОАО «Исток») с фирменным наименованием «Исток», сходным до степени смешения с обозначением «ИСТОК», заявленным обществом «Техносервис» на регистрацию в качестве товарного знака, которое осуществляло свою коммерческую деятельность по производству и реализации алкогольной продукции, то есть товаров, однородных товару 32-го класс МКТУ «пиво» и товарам 33-го класса МКТУ.

При этом коллегия судей отклоняет доводы общества «Техносервис» о неправомерности исследования Роспатента заявленного на регистрацию обозначения на его соответствие требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ на основании письменного обращения от незаинтересованного лица — АО «Исток», а не от ОАО «Исток».

Так, при рассмотрении заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака на наличие оснований для отказа в его регистрации, предусмотренных статьей 1483 ГК РФ, Роспатент должен учитывать и принимать во внимание любую информацию, свидетельствующую о наличии таких оснований.

При этом гражданским законодательством не установлено каких-либо прямых запретов относительно источника такой информации, в связи с чем отсутствуют какие-либо основания полагать, что письменное обращение о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения требованиям статьи 1483 ГК РФ может подавать только заинтересованное лицо, как утверждает заявитель.

Также судебная коллегия учитывает, что обществом «Техносервис» достоверность информации, положенной Роспатентом в основу своего вывода о несоответствии заявленного обозначения пункту 8 статьи 1483 ГК РФ не оспаривалась.

Действительно, Роспатентом не проводится экспертиза на соответствие заявленного обозначения пункту 8 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем, указанное в пункте 8 этой статьи основание указано не в качестве основания, по которому может быть оспорен уже зарегистрированный товарный знак, а в качестве основания, при установлении которого в регистрации обозначения должно быть отказано.

С учетом изложенного Роспатент вправе был положить полученную информацию в основу отказа в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака.

В отношения вывода оспариваемого решения Роспатента о несоответствии заявленного на регистрацию обозначения требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ коллегия судей полагает необходимым обратить внимание на следующее.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Учитывая ранее установленное судом обстоятельство того, что в материалах административного дела отсутствуют какие-либо сведения, свидетельствующие об осуществлении АО «Исток» производства и реализации товаров 32-го, 33-го классов МКТУ до даты приоритета заявки общества «Техносервис», судебная коллегия отклоняет выводы Роспатента о возможности введения потребителя в заблуждение относительно производителя товаров в отношении АО «Исток».

Что касается выводов Роспатента о возможности введения потребителей в заблуждение относительно производителя товаров 32-го, 33-го классов МКТУ под обозначением «ИСТОК» в отношении ОАО «Исток» судебная коллегия обращает внимание на следующее.

К обозначениям, предусмотренным подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, в соответствии с пунктом 2.5.1 Правил, относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

В пункте 2.2 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных Приказом Роспатента от 23.03.2001 N 39 (далее — Рекомендации) отмечено, что заявленное обозначение может содержать описательные элементы, прямо указывающие на вид товара, его характеристики, сведения об изготовителе и т.д., и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации.

Элементы обозначений, прямо указывающие на вид товара и / или его характеристики и / или содержащие сведения об изготовителе, не соответствующие действительности, называют ложными. Ложность элементов является очевидной. Она не требует обоснования.

Способность же введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и его изготовителе. Такая способность может возникнуть в результате ассоциаций с иным производителем или свойством товара, основанных на предшествующем опыте.

Для вывода о возникновении у потребителей стойкой ассоциации с предшествующим производителем (поставщиком) товара необходимо наличие доказательств, не только подтверждающих введение в гражданский оборот товаров, маркированных сходным обозначением иным производителем, но и подтверждение возникновения у потребителей стойкой ассоциативной связи между самим товаром и его предшествующим производителем.

Вместе с тем Роспатент неправильно истолковал положения подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, который указывает на недопустимость государственной регистрации в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Данное положение закрепляет абсолютное основание для отказа в регистрации обозначения в качестве товарного знака и касается случаев, когда само обозначение в силу определенных признаков является ложным или вводящим в заблуждение потребителя.

Делая вывод о наличии признаков, установленных рассматриваемой нормой, Роспатент исходил исключительно из того, что спорное обозначение до даты регистрации использовалось другим производителем.

Однако данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о возможности введения потребителя в заблуждение относительно производителя товара. Каких-либо доказательств наличия у потребителя сложившихся ассоциаций с конкретным производителем на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака не имелось; обстоятельства, связанные с анализом отношения потребителей к используемому обозначения Роспатентом не устанавливались.

Выводы Роспатента относительно возможности введения потребителей в заблуждение носят предположительный характер, и основаны на документально не подтвержденном допущении об осведомленности потребителя о производителе алкогольной продукции — ОАО «Исток».

Представленные в материалах административного дела, а также и в судебном деле, товарные накладные и счета-фактуры, свидетельствующие о крупных поставках алкогольной продукции, осуществляемых ОАО «Исток», сведения об участии названных в различных выставках и конференциях, а также распечатки с интернет-сайта www.oao-istok.ru недостаточны для подтверждения возникновения у потребителей ассоциативной связи товара (алкогольной продукции) с его изготовителем (ОАО «Исток»).

Кроме того, судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что ОАО «Исток» зарегистрировано в качестве юридического лица 17.10.2002, тогда как согласно информации с интернет-сайта www.oao-istok.ru, на что также было обращено внимание Роспатента при принятии решения, годом основания компании (ОАО «Исток») указан 1995 год.

С учетом изложенного, судебная коллегия полагает, что выводы, приведенные Роспатентом в оспариваемом решении, и представленные в материалах административного дела документы не могут свидетельствовать о возникновении какой-либо ассоциативной связи у потребителей товара (алкогольной продукции) с его изготовителем (ОАО «Исток»).

При таких обстоятельствах оснований для вывода о возникновении у потребителей алкогольной продукции стойкой ассоциативной связи с ее конкретным производителем у судебной коллегии не имеется, а вывод Роспатента об отказе в регистрации обозначения по основаниям, предусмотренным подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, является недостаточно обоснованным.

Доводы общества «Техносервис» относительно неправомерного непредоставления Роспатентом документов, поданных в Роспатент ЗАО «Исток», в связи с чем заявитель был лишен возможности ознакомиться с указанными документами от ЗАО «Исток» и не смог представить относительно них свои доводы, отклоняются судебной коллегией ввиду их необоснованности.

Как следует из материалов дела, в заседании коллегии Палаты по патентным спорам 01.07.2015 по рассмотрению возражения, относящегося к заявке N 2012741433, представитель общества «Техносервис» заявило ходатайство о переносе заседания на другую дату.

Общество «Техносервис» 03.07.2015 обратилось в Роспатент с ходатайством о направлении в его адрес копий документов, поступивших в материалы заявки N 2012741433 от АО «Исток».

В ответ на указанное обращение Роспатент письмом от 03.08.2015 сообщил, что в соответствии с пунктом 16.2 Приложения 1 к приказу федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности» от 14.03.2012 N 80/36 предоставление копий документов, за исключением документов, указанных в пункте 4.7 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56, является платной услугой. Цена услуги за 1 страницу 30 рублей, НДС 18% — 5,40 рублей, итого 35,40 рублей. Объем запрашиваемых документов составляет 332 страницы. В случае намерения получить копии указанных документов заявителю необходимо уплатить 11 752 рублей 80 копеек.

При этом в указанном письме Роспатент обратил внимание на то обстоятельство, что у заявителя или его представителя есть право на ознакомление с указанными документами.

Вместе с тем, как усматривается из материалов административного дела, заявитель не уплатил необходимую сумму для предоставления ему копий соответствующих документов, а также не принял каких-либо попыток для ознакомления с указанными документами.

В заседание коллегии Палаты по патентным спорам 12.10.2015 по рассмотрению возражения, относящегося к заявке N 2012741433, общество «Техносервис» своих представителей также не направило.

Учитывая названные обстоятельства, судебная коллегия полагает, что доводы заявителя относительно неправомерного отказа Роспатента в предоставлении заявителю копий документов, находящихся в материалах административного дела, подлежат отклонению.

Принимая во внимание перечисленные обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака на основании пункта 8 статьи 1483 ГК РФ отказано правомерно.

С учетом изложенного, оспариваемое решение Роспатента не противоречит закону или иному нормативному правовому акту, в связи с чем не может быть признано недействительным. Требование общества «Техносервис» не подлежит удовлетворению.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

решил:

заявление общества с ограниченной ответственностью «Техносервис» оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья
Н.Л.РАССОМАГИНА
Судья
Д.А.БУЛГАКОВ
Судья
И.В.ЛАПШИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code