РОЛЬ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ В ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ В РАМКАХ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Е.А.Шепелин, Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

В статье рассматривается роль Конституционного Суда РФ в правовой регламентации полномочий суда апелляционной инстанции в гражданском процессе по рассмотрению дел по правилам производства в суде первой инстанции; исследуется значение правовых позиций Конституционного Суда РФ.

Ключевые слова: апелляционная инстанция, гражданский процесс, определение, Конституционный Суд РФ, правовая позиция.

 

Конституционный Суд РФ занимает особое место в судебной системе Российской Федерации. Он является судебным органом конституционного контроля, который самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть с помощью конституционного судопроизводства.

Конституционная юстиция является имманентным признаком правовой государственности1. Поэтому в рамках любого правового вопроса обращение к практике Конституционного Суда является важным не только с точки зрения понимания смысла норм Основного Закона нашего государства, но и в целях определения механизма последующей реализации отдельных норм действующего законодательства.

Реформа апелляционного производства, проведенная Федеральным законом от 9 декабря 2010 г. № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»2, затронула ряд важных моментов, касающихся апелляционного производства в гражданском процессе РФ. Так, в ст. 330 ГПК РФ были введены новые правила, согласно которым при наличии оснований для отмены решения суда первой инстанции в связи с существенным нарушением норм процессуального права суд апелляционной инстанции рассматривает дело по правилам производства в суде первой инстанции без каких-либо ограничений, обусловленных природой апелляционного производства (ч. 4, 5 ст. 330 ГПК РФ).

С момента вступления в силу данных нововведений прошло больше 4-х лет. За это время накопилась не только правореализационная практика со стороны судебных инстанций, но и увеличилось количество правовых позиций Конституционного Суда РФ в вопросах, непосредственно затрагивающих апелляционное производство в гражданском процессе.
Например, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. № 10-П были сформулированы правила о том, что возможность принятия дела к своему производству самим судом апелляционной инстанции в качестве суда первой инстанции в полной мере распространяется на регулирование порядка обжалования в апелляции судебных постановлений лицами, участвующими в деле, но не извещенными о времени и месте судебного заседания, и лицами, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом без привлечения их к участию в деле3. Это правомочие реализуется именно в силу прямого действия Конституции РФ, поскольку сама ст. 328 ГПК РФ не содержит подобного полномочия апелляционной инстанции по направлению дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции4.

Также в указанном Постановлении Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что взаимосвязанные положения ч. 2 ст. 327 и ст. 328 ГПК РФ (в ред., действовавшей до 1 января 2012 г.), устанавливающие полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб, в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования не позволяют суду апелляционной инстанции при отмене решения по безусловным основаниям (рассмотрение дела судом в отсутствие лица, участвующего в деле и не извещенного о времени и месте судебного заседания; разрешение судом вопроса о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле) направить дело на новое рассмотрение, нарушают принцип равенства в реализации права на доступ к правосудию и права на судебную защиту и тем самым противоречат ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 47 (ч. 1), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3) Конституции РФ.

Однако в Определении Конституционного Суда РФ от 17 января 2013 г. № 1-О Конституционный Суд РФ изменил свою позицию относительно положений ГПК РФ, устанавливающих механизм реализации права апелляционного обжалования решений мировых судей и полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб.

В названном Определении сказано: «Введение в производство в суде апелляционной инстанции в случаях установления факта рассмотрения дела судом первой инстанции в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, правил производства в суде первой инстанции — без ограничений, которые предусмотрены для апелляционного рассмотрения дела, — призвано обеспечить лицам, участвующим в деле, те процессуальные гарантии, которые они имели бы в случае рассмотрения их дела судом первой инстанции, а в конечном счете — исправление и непосредственно судом апелляционной инстанции ошибок, допущенных судом а первой инстанции. Это соответствует принципу процессуальной экономии и о требованию эффективности судопроизводства, служит гарантией осуществления судами справедливого судебного разбирательства в разумный срок»5.

С данным Определением не согласился судья Конституционного Суда РФ а Г.А. Жилин, который высказал обоснованные сомнения относительно мотивов, в изложенных в Определении, их согласованности с ранее выраженными правовыми позициями Конституционного Суда РФ, сохраняющими свою юридическую силу6. Автор отметил: «Реализация конституционного права на судебную защиту требует обеспечения равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статьи 19, 46 и 123 Конституции РФ), что предполагает в том числе равный объем прав и обязанностей субъектов процессуальных отношений, относящихся к одной и той же категории…для заявителя, получившего возможность вступить в процесс лишь на этапе апелляционного производства, определение апелляционного суда является решением суда первой инстанции.в результате право на его обжалование для заявителя ограничено лишь кассационным и надзорным порядком, и различие по объему прав по сравнению с другими участниками судопроизводства в данном случае не только количественное, но и качественное…»7.

Несмотря на то, что в одном из ранее вынесенных актов, а именно в Определении Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 623-О-П, Конституционный Суд РФ указал, что конституционное право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, не подлежит ограничению, суд апелляционной инстанции при выявлении такой существенной ошибки, как нарушение правил подсудности, обязан отменить решение мирового судьи и направить дело на новое рассмотрение в тот суд первой инстанции, к подсудности которого оно отнесено законом. В Определении Конституционного Суда РФ от 17 января 2013 г. № 1-О указано, что данная правовая позиция в полной мере может быть распространена на регулирование обжалования в апелляционном порядке судебных постановлений, вынесенных мировым судьей, лицами, участвующими в деле, но не извещенными о времени и месте судебного заседания, и лицами, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен мировым судьей без привлечения их к участию в деле (п. 4.3 мотивировочной части Постановления).

Е.А. Борисова отмечает, что нередко Конституционный Суд РФ при решении вопроса о конституционности оспариваемых норм ГПК РФ, АПК РФ в большей степени руководствуется принципом процессуальной экономии, забывая о необходимости обеспечения гарантий судебной защиты прав граждан и организаций. Однако эффективность правосудия не может быть достигнута экономией процессуальных средств8.

Противоречивость, неоднозначность, нередко — неубедительность высказываемых в последнее время Конституционным Судом РФ позиций по вопросам конституционности норм гражданского, арбитражного процессуального права — тема отдельного исследования9. В связи с этим, на наш взгляд, нельзя не затронуть дискуссионный вопрос о правовых позициях высшей судебной инстанции РФ.

Г.А. Гаджиев под правовой позицией понимает правовой принцип, пригодный
для разрешения группы сходных юридических коллизий10. Н.Ф. Гуцан придерживается несколько иной точка зрения, согласно которой на первое место выдвигается персональная правовая позиция судьи в конкретном деле. Автор отмечает, что именно правопонимание проблемы отдельным судьей служит истоком формирования внешне целостной правовой позиции Конституционного Суда России11.

Стоит согласиться с Л.В. Лазаревым, который определяет правовые позиции Конституционного Суда России как результат судебного конституционного
толкования, которое выражает правопонимание высшей судебной инстанцией конституционной юстиции конституционных принципов, норм, а также общепризнанных принципов и норм международного права и в этом контексте  должного конституционного содержания оспоренного законоположения12.

Представляется, что подобный подход к определению правовой позиции Конституционного Суда РФ имеет право на существование. По нашему мнению, в своей деятельности Конституционный Суд РФ идет дальше формального истолкования и применения фундаментальных норм. Он развивает конституционно- правовую доктрину, законодательство, предлагает свое понимание тех или иных положений Основного Закона, которое «связывает» всех субъектов конституционных отношений. В тех случаях, когда неоднозначность и противоречивость в истолковании и применении правовых норм приводят к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, вопрос об устранении такого противоречия приобретает конституционный аспект и, следовательно, относится к компетенции Конституционного Суда РФ, который, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого нормативного акта, так и смысл, придаваемый ему
сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (ч. 2 ст. 74 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»), обеспечивает в этих случаях выявление конституционного смысла действующего права13.

Остается спорным вопрос о существовании правовой позиции, находящей отражение в особых мнениях тех судей Конституционного Суда РФ, чьи убеждения не соответствуют или противоположны мнению большинства.

Данные теоретические вопросы важны в т.ч. и для изучения правовых позиций Конституционного Суда России по вопросам апелляционного производства в гражданском процессе. Судебная практика высших инстанций нашего государства имеет большое значение для всей судебной системы Российского государства. Посредством нее нормы гражданского процесса функционируют, реализуются, претворяются в жизнь. Конституционный Суд РФ призван обеспечить применение конституционных принципов на территории Российской Федерации, в т.ч. принципа правовой определенности.

 

1 См.: Колесников Е.В., Степанова Ю.В. Толкование конституционных норм Конституционным Судом России: некоторые вопросы теории // Государственная власть и местное самоуправление. 2011. № 4. С. 14-19.
2 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 50, ст. 6611.
3 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2010 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданки Е.В. Алейниковой и общества с ограниченной ответственностью «Три К» и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. № 19, ст. 2357.
4Алиев Т.Т., Афанасьев С.Ф., Балашов А.Н. и др. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. М.А. Викут. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 422.
5 Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2013 г. № 1-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Канарского Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав статьей 328 и частью пятой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 4.
6 Подробнее об этом см.: Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ Г.А. Жилина к Определению Конституционного Суда РФ от 17 января 2013 г. № 1-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Канарского Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав статьей 328 и частью пятой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 4.
7 Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 623-О-П «По запросу Новооскольского районного суда Белгородской области о проверке конституционности абзаца четвертого статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. № 6.
8 См.: Борисова Е.А. Реформирование процессуального законодательства: настоящее и будущее // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. № 4; Балкаров А. Одинаковые ситуации — одинаковое регулирование // ЭЖ-Юрист. 2012. декабрь. № 48.
9 См., например: Курбатов А. Противоречия между подходами высших судов: слово за Конституционным Судом РФ. URL: http://zakon.ru/blogs/protivorechiya_mezhdu_podxodami_vysshix_sudov_slovo_za_ konstitucionnym_sudom_rf/7185 (дата обращения: 23.03.2015).
10 См.: Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: сборник докладов. М., 1999. С. 116.
11 См.: Гуцан Н.Ф. К вопросу о понятии «правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации» // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 11. С. 27.
12 См.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М., 2003. С. 43.
13 См. абз. 3 п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скля- новой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2003. № 17, ст. 1657.

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code