РАССМОТРЕНИЕ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ЗАЯВЛЕНИЙ ОБ ОТСТРАНЕНИИ РУКОВОДИТЕЛЯ ДОЛЖНИКА ПРИ ВВЕДЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ НАБЛЮДЕНИЯ

Ю.М.Саенко, Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

В статье исследуются процессуальные особенности судебного разбирательства при т
рассмотрении арбитражными судами заявлений заинтересованных лиц об отстранении к
руководителя должника при осуществлении процедуры наблюдения. Анализируются а
существующие правовые коллизии, предлагаются пути их преодоления.

Ключевые слова: отстранение руководителя должника, процедура наблюдения, арбитражный суд.

 

Согласно ч. 1 ст. 66 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ 2 «О несостоятельности (банкротстве)»1 (далее — Закон, Закон 2002 г.) одной из 6 функций арбитражного суда в процедуре наблюдения является рассмотрение и разрешение ходатайств временного управляющего об отстранении руководителя должника от должности в случаях, предусмотренных Законом.

В силу ч. 1 ст. 69 указанного Закона, арбитражный суд полномочен отстранить руководителя должника от должности по ходатайству временного управляющего в случае нарушения требований настоящего Федерального закона.

По нашему мнению, необходимость контроля за деятельностью руководителя должника со стороны временного управляющего, прежде всего, опосредована целью надлежащего исполнения руководителем своих обязанностей в целях сохранения имущества должника и обеспечения его платежеспособности.

Как обоснованно отмечает Е.В. Кравчук, подобное полномочие временного управляющего связано с специальным статусом последнего и вводимым особым режимом управления юридическим лицом. Особенность этой процедуры заключается в незначительном ограничении полномочий руководителя должника со стороны временного управляющего, по сравнению с последующими процедурами банкротства. В связи с этим возникает объективная необходимость контроля со стороны компетентного арбитражного суда за исполнением обязанностей временного управляющего, защищающего активы должника. Управляющему необходимо провести анализ финансового состояния должника, оценить стоимость имущества последнего для покрытия судебных расходов, а также в целях определения возможности (невозможности) восстановления его платежеспособности. В данном случае взаимный интерес во взаимоотношениях временного управляющего и должника выражается в том, чтобы не допустить совершение несогласованных действий как со стороны руководителя должника, так и со стороны временного управляющего по введению процедур несостоятельности ? (банкротства)2.

Наличие подобного «дуализма» в управлении организации после введения процедуры наблюдения стало поводом для введения в научный оборот понятия «частичная дееспособность юридического лица». Так, Г.А. Мантул отмечает, что при введении процедуры наблюдения фактически происходит определенное ограничение дееспособности юридического лица, что находит свое непосредственное отражение в ограничении полномочий органов управления юридического лица на совершение без письменного согласия временного управляющего ряда сделок, предусмотренных ст. 64 Закона 2002 г. По мнению ученого, ограничения, установленные п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве, связаны с лишением возможности юридического лица распоряжаться своим имуществом. Законодатель по сути стремится уберечь имущество организации, предупредить последствия нерачительных действии органа управления юридического лица, исключить возможность злоупотреблений со стороны заинтересованных лиц, управомоченных принимать решения о юридической судьбе активов организации. В этой связи, как считает автор, уместно говорить о режиме частичной дееспособности, устанавливаемом для организации одновременно с введением наблюдения3.

Аналогичную позицию занимает А. Андреев, который указывает, что после
введения процедуры наблюдения дееспособность юридического лица ограничивается необходимостью получения письменного согласия со стороны временного управляющего на совершение сделок, круг которых определен ст. 64 Закона4.

С учетом анализа научной литературы и судебной практики по данному вопросу можно прийти к выводу, что основными доводами для отстранения руководителя должника от занимаемой должности являются многократное совершение определенных сделок без письменного согласия временного управляющего, а равно неисполнение руководителем должника обязанности по передаче временному управляющему необходимой первичной документации, предусмотренной Законом 2002 г.

Согласно ч. 3.2 ст. 64 Закона 2002 г., не позднее 15 дней с даты утверждения арбитражным судом кандидатуры временного управляющего руководитель организации-должника обязан представить временному управляющему и направить в компетентный арбитражный суд исчерпывающий перечень имущества должника, в т.ч. имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за 3 года до введения процедуры наблюдения. Каждый месяц руководитель должника обязан информировать временного управляющего об изменениях в составе имущества должника и его стоимости. Кроме того, руководителем должника должны быть представлены временному управляющему сведения обо всех судебных разбирательствах, носящих имущественный характер, участником которых является должник. При возникновении впоследствии новых подобных споров он обязан в разумный срок информировать об этом как временного управляющего, так и арбитражный суд, который рассматривает дело о банкротстве. В случае нарушения указанных обязанностей на руководителя должника может быть наложен штраф на основании ч. 5 ст. 119 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ).

Рассмотрим ряд примеров из практики государственных арбитражных судов.
Определением Арбитражного суда первой инстанции в отношении общества с ограниченной ответственностью введена процедура наблюдения, утверждена кандидатура временного управляющего. Временный управляющий в рамках и дела о банкротстве обратился в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от занимаемой должности. В обоснование своей позиции управляющий указал, что руководитель организации не представил ему к в срок, предусмотренный Законом 2002 г., бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за 3 года до введения наблюдения, а также не информировал управляющего об изменениях в составе имущества должника.

В удовлетворении заявленных требований арбитражными судами первой,
апелляционной и кассационной инстанций было отказано. При этом суды сослались на наличие в материалах дела описи передачи документов, согласно к которой все необходимые документы были переданы временному управляющему.

Кроме того, управляющий просил руководителя должника представить не первичные документы учета, а анализ и сверку данных документов, что не входит в обязанности последнего. На основании вышеизложенного арбитражные суды пришли к выводу, что временным управляющим не были представлены допустимые доказательства, подтверждающие наличие оснований для отстранения ) руководителя должника от занимаемой должности5.

Приведем также пример из практики Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Определением Арбитражного суда первой инстанции в отношении муниципального унитарного предприятия введена процедура наблюдения, утверждена кандидатура временного управляющего. Временный управляющий обратился с ходатайством в арбитражный суд с требованием об отстранении руководителя должника от занимаемой должности. В обоснование своей позиции управляющий сослался на то обстоятельство, что директор предприятия во время осуществления процедуры наблюдения по своей инициативе представил контрагентам должника отсрочку и рассрочку исполнения обязательств на сумму, превышающую 5% балансовой стоимости должника, при этом согласие временного управляющего получено не было.

Удовлетворяя заявленные требования заинтересованного лица, арбитражные суды пришли к выводу о том, что подписание директором предприятия соглашений о рассрочке в условиях проведения в отношении предприятия процедуры наблюдения и начавшемся погашении требований кредиторов, свидетельствует о злоупотреблении директором организации правами руководителя во вред должнику и его кредиторам6.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 Закона 2002 г. в случае удовлетворения арбитражным судом ходатайства временного управляющего об отстранении руководителя должника от должности арбитражный суд обязан вынести соответствующее определение об отстранении руководителя должника и о возложении исполнения обязанностей руководителя должника на лицо, которое было представлено в качестве кандидатуры руководителя должника представителем учредителей (участников) должника или иным коллегиальным органом управления должника, представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия.

Указанная норма в настоящее время выступает предметом дискуссии, т.к. не позволяет временному управляющему предлагать свою кандидатуру на должность руководителя организации.

Как обоснованно отмечает Е.Г. Дорохина, по своей юридической природе временный управляющий не вправе подменять органы управления должника, в т.ч. и его руководителя. Управляющий должен либо обладать правом самостоятельно отстранять и назначать руководителя должника, либо иметь исключительное право на предложение кандидатуры руководителя должника арбитражному суду. Действующее законодательство о несостоятельности (банкротстве) не предусматривает учет мнения временного управляющего, а также иных лиц, участвующих в деле, относительно вопроса назначения нового руководителя должника, в связи с чем можно сделать вывод о явной направленности Закона 2002 г. в сторону защиты интересов должника в ущерб интересам иных лиц, участвующих в деле о банкротстве, прежде всего, конкурсных кредиторов. По мнению автора, отстранение руководителя должника возможно лишь в случае нарушения последним Закона о несостоятельности (банкротстве), что существенно сужает рамки оснований для возможного отстранения руководителя должника, т.к. нормы Закона о несостоятельности лишь в общих чертах регламентируют обязанности руководителя должника в ходе наблюдения7.

Кроме того, согласно позиции ученого ныне действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», регулируя отношения между временным управляющим и руководителем должника, не содержит каких-либо механизмов, позволяющих временному управляющему выполнять поставленные перед ним задачи в режиме наибольшего благоприятствования, поскольку предусматривает право на выдвижение кандидатуры вновь назначаемого арбитражным судом руководителя должника только для представителя учредителей (участников) должника или иного коллегиального органа должника, а также представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия. Временный управляющий не только не обладает правом на представление арбитражному суду своей кандидатуры руководителя должника, но и не имеет права на выражение своего мнения по поводу назначения руководителя. Закон о несостоятельности (банкротстве) предоставляет право временному управляющему заявлять ходатайство об отстранении руководителя от исполнения своих обязанностей, однако такого права явно недостаточно для эффективного сотрудничества руководителя должника и временного управляющего, поскольку неоднократная смена руководителя должника в случае его недобросовестности по ходатайству временного управляющего приведет к нестабильной деятельности как временного управляющего, так и самого должника8.

На основании вышеизложенного, представляется целесообразным внести изменения в действующее законодательство о банкротстве, а именно в ч. 4 ст. 69 Закона 2002 г., предоставив временному управляющему право по своей инициативе представлять кандидатуру арбитражного управляющего, а также закрепить в Законе 2002 г. исчерпывающий перечень оснований, по которым руководитель должника может быть отстранен от занимаемой должности. Внесение соответствующих изменений в действующее законодательство будет способствовать достижению одной из главных функций арбитражного суда — осуществлению контроля гражданского общества над государственным аппаратом9.

 

1 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 43, ст. 4190; 2016. № 1, ч. I, ст. 11.
2 См.: Кравчук Е.В. Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России. М., 2013. С. 103.
3 См.: Мантул Г.А. Ограничение дееспособности юридического лица при введении процедуры наблюдения // Юрист. 2006. № 8. С. 2.
4 См.: Андреев А. Проблемы процессуальной дееспособности должника в делах о несостоятельности (банкротстве) // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 5. С. 3.
5 См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2012 г. по делу № А 40-150049/10-73-724. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
6 См.: Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 5 марта 2013 г. по делу № А12-9947/2011. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
7 См.: Дорохина Е.Г. Особенности деятельности временного управляющего при проведении наблюдения // Право и экономика. № 6. 2004. С. 2-3.
8 См.: Дорохина Е.Г. Арбитражное управление в системе банкротства. М., 2008. С. 95.
9 См.: Григорьева Т.А. Арбитражная юрисдикция в современной России. Саратов, 2002. С. 11.

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code