ФОРМА ОЦЕНКИ ОБЪЯСНЕНИЙ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ, В АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Д.Р.Крипакова. Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

В статье анализируются изменения в арбитражном процессуальном законодательстве, касающиеся оценки объяснений лиц, участвующих в деле, как средств доказывания в арбитражном процессе. Раскрываются основные свойства доказательств, подлежащие оценке арбитражным судом.

Ключевые слова: судопроизводство, доказательства, участвующие в деле, права и обязанности участников арбитражного процесса.

 

Изменения ранее действующего арбитражного процессуального законодательства проявились и во введении новых положений, касающихся оценки доказательств (ст. 71 АПК РФ). Эти изменения в настоящее время активно комментируются многими учеными-процессуалистами , но, тем не менее, не уменьшается количество споров между учеными о понятии «оценка доказательств», поскольку законодательное закрепление понятия «оценка» отсутствует. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот поддерживают мнение о том, что оценка доказательств
— «это имеющие правовые последствия суждения суда о достоверности доказательства, его силе и значении для установления искомых юридических фактов»2. Другая группа авторов сводит оценку доказательств к результату судебной деятельности, судебному акту3. Н.В. Жогин является представителем третьей группы ученых, характеризующих оценку как мыслительную деятельность следователя, прокурора, судей, которая состоит в том, что они, руководствуясь законом и правосознанием, рассматривают каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достаточность и достоверность для выводов по делу4. Б.Т. Матюшин включает в содержание оценки доказательств мыслительную деятельность и ее результат, находящий отражение в процессуальных решениях5. Как отмечает М.А. Фокина, одни авторы противопоставляют мыслительную деятельность ее результату (Д.М. Чечот, И.Л. Петрухин, И.М. Резниченко), другие отграничивают мыслительную деятельность от ее результата (Б.Т. Матюшин)6.

Проблема оценки объяснений лиц, участвующих в деле, в настоящем исследовании рассматривается как единая мыслительная деятельность, в рамках которой в результате умозаключений из одного или нескольких суждений выводится новое суждение. Как установлено ст. 71 АПК РФ, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Качество судопроизводства, безусловно, зависит от принципов и форм деятельности судов, урегулированности различных судебных процедур, позволяющих лицам, участвующим в деле, полностью реализовать з свои возможности, объективно и всесторонне изучить и исследовать все без исключения грани предмета судебного разбирательства.

Проблемы, сопутствующие этим сторонам судопроизводства, важны. Полностью согласимся с С. Амосовым, который причисляет проблему формирования внутреннего судейского убеждения к одной из самых сложных в арбитражном судопроизводстве7. Это объясняется тем, что внутреннее убеждение есть личностное, мыслительное явление, не поддающееся прямому правовому регулированию. Поэтому с правовых позиций трудно устанавливать какие-либо правила и процедуры его осуществления.

Интересно отметить, что еще Устав гражданского судопроизводства 1864 г.
утвердил принцип свободной оценки доказательств. Русский юрист Т.М. Яблочков писал: «Так как убеждение есть дело чисто субъективное, то суд не может быть стеснен в суждении о достоверности и правильности представляемых сторонами доказательств. Вот почему закон предоставляет суду право свободной оценки доказательств»8. По внутреннему убеждению суд решает важнейшие вопросы судопроизводства —
о правах и обязанностях лиц, участвующих в деле. В специальной литературе справедливо отмечалась сложность психологических процессов, происходящих при оценке доказательств9.

Объяснения лиц, участвующих в деле, безусловно, есть не что иное, как воздействие на суд. Лица, участвующие в деле, также оценивают доказательства, но их оценка носит позиционный характер. Однако это происходит в рамках непрерывного процесса, до ухода суда на совещание, и представляет собой не столько воздействие, сколько, с другой стороны, формирование промежуточной убежденности, без которой невозможно появление окончательного судейского убеждения10. Оценка доказательств, даваемая лицами, участвующими в деле, их представителями, носит рекомендательный характер. Ее значение заключается в том, что она является одним из условий, обеспечивающих всесторонность оценки доказательств судом с учетом мнений всех заинтересованных участников процесса.

Бесспорным является признание суда в качестве основного субъекта оценки доказательств. Он — единственный участник познания, осуществляющий право контроля и власти в отношении всех процессуальных действий, в т.ч. и доказательственной деятельности лиц, участвующих в деле11. Достоверны ли объяснения лиц, участвующих в деле? Это решается по внутреннему убеждению суда, и каждое другое доказательство приобретает значение по конкретному делу только после той оценки, какую получит в сознании судьи. Разделяет данную позицию и А.Г. Коваленко, которая считает, что суд выступает «единственным и исключительным субъектом формулирования доводов (мотивов)» оценки12.

Однако ряд процессуалистов утверждают, что оценку доказательств осуществляют не только суд, но и лица, участвующие в деле13. Думается, что оценочные суждения суда и лиц, участвующих в деле, имеют неодинаковое значение. Для выводов суда характерен властный характер, т.к. они находят отражение в судебных постановлениях. Такую оценку следует называть обязательной. К этому приходят и современные процессуалисты, анализируя арбитражное процессуальное законодательство 2002 г., в частности М.А. Фокина14. А оценочные суждения лиц, участвующих в деле, на наш взгляд, носят вспомогательный характер (рекомендательная оценка).

Представляется интересным озвучить позицию отдельных процессуалистов, I которые также не соглашаются с «широкой» трактовкой оценки доказательств, и когда сам итоговый вывод о процессуальном понятии оценки доказательств по а существу связывается «с процессуальной и мыслительной деятельностью суда, о а также участвующих в деле лиц — на всех стадиях гражданского процесса». к Здесь явно смешивается возможность лица, участвующего в деле, высказать суду свои соображения по оценке доказательств с оценкой доказательств судом, а где суд и только суд выступает единственным субъектом такой деятельности, в связанной с вынесением решения по делу15. Безусловно, определенное влияние о на формирование оценочных выводов суда способны оказать личные доказательства, такие как объяснения лиц, участвующих в деле, свидетельские показания.

Ценность рассуждений о границах, ощущениях такого неуловимого явления, к
как внутреннее убеждение судьи, видна особенно сегодня на примере АПК РФ а
1995 г. и 2002 г.

В соответствии со ст. 125 АПК РФ 1995 г. суд первой инстанции оценивал доказательства. Апелляционная инстанция была вправе их переоценить, но кассационная инстанция оценку доказательств в свое рассмотрение не включала, поскольку согласно ст. 174 АПК РФ на этой стадии процесса проверялась ) правильность применения норм материального и процессуального права. В 6 АПК РФ 2002 г. эти положения сохранены (ст. 168 и 286). Значит ли это, что арбитражный суд округа оценку доказательств из своего рассмотрения исключает? Вопрос представляется сложным. Безусловно, арбитражный суд округа проверяет правильность представления доказательств, их исследования и оценки, проведенной судами первой и апелляционной инстанций, соблюдение
установленного законом порядка осуществления этих действий. Проиллюстрируем данное положение на конкретном примере из арбитражной практики. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в соответствии со ст. 71 АПК РФ, оценив в совокупности представленные сторонами доказательства и доводы, пришел к обоснованному выводу о том, что налогоплательщик не подтвердил совершение сделок по приобретению ценных бумаг и плату за векселя, поэтому налоговый орган правомерно сделал вывод о занижении предпринимателем налогооблагаемой базы и обоснованно доначислил НДФЛ16.

Все чаще вышестоящие суды специально указывают на необходимость строгого соблюдения норм процессуального права, придающих объяснениям статус полноценного доказательства. Как отмечает И.Р. Медведев, это происходит в результате всевозрастающего числа нарушений процессуального законодательства арбитражными судами субъектов17. Приведем пример из практики. В мотивировочной части решения суда указано: «… При рассмотрении дела истец неоднократно пояснял, в чем заключается нарушение спорной сделкой его прав и законных интересов. Суд первой инстанции не дал оценки объяснениям истца об указанных обстоятельствах. Объяснения лиц, участвующих в деле, в соответствии со ст. 81 АПК РФ являются доказательствами и согласно ст. 71 АПК РФ подлежат оценке наряду с другими доказательствами. При таких обстоятельствах судом первой инстанции были нарушены нормы процессуального права, содержащиеся в ст. 71, 81 АПК РФ. »18. Следует отметить, что оценка, проводимая арбитражным судом первой инстанции, в предусмотренных законом случаях арбитражным судом второй инстанции называется первоначальной. Оценку доказательств в кассационной и надзорной инстанциях судов общей юрисдикции М.К. Треушников называет контрольной19.

В соответствии со ст. 287 АПК РФ кассационная инстанция наделена полномочиями отмены судебных актов и принятия нового решения. Безусловно, принять новое решение без оценки доказательств невозможно. Невозможно и не иметь внутреннего убеждения в обоснованности и законности своего кассационного постановления. Однако и отмена решения суда первой инстанции и постановления апелляционной инстанций по мотивам неправильного применения законов невозможны без самостоятельной оценки доказательств, без иных выводов об обстоятельствах дела, основанных на ином убеждении суда кассационной инстанции в силе доказательств, их значении, содержащихся в них сведениях, т.е. без оценки доказательств.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 287 АПК РФ суд кассационной инстанции вправе отменить судебный акт, если его выводы не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам. Признать недостаточную обоснованность решения или постановления можно лишь путем оценки доказательств. Следовательно, арбитражные суды всех звеньев системы оценивают объяснения лиц, участвующих в деле, по своему внутреннему убеждению.

В научной литературе и в нормативно-правовом материале учеными и законодателем достаточно часто вопросы исследования и оценки объяснений лиц, участвующих в деле, рассматриваются таким образом, что именно в содержательном, конкретно-процессуальном выражении понятия «исследование» и «оценка» не дифференцируются или разделяются с принципиальными оговорками. Показательны по этому вопросу точки зрения М.К. Треушникова, В.К. Пучинского, Б.Т. Матюшина, М.А. Фокиной20 и других авторов.

Критикуя смешивание понятий «исследование» и «оценка», М.А. Фокина замечает, что в ст. 67 ГПК РФ «Оценка доказательств» нашли свое отражение требования, предъявляемые к исследованию письменных доказательств. Если мы обратимся к ст. 71 АПК РФ, то обнаружим такое же законодательное закрепление, что, безусловно, вносит определенный резонанс в данную проблему. Полагаем, что более логично включить эти правила в содержание ст. 75 АПК РФ, регламентирующей порядок исследования письменных доказательств. Кроме того, нелогично включать в статью, содержащую нормы общего института доказательственного права, нормы специального института письменных доказательств.

Переходя к общим критериям оценки объяснений лиц, участвующих в деле, необходимо отметить, что впервые в АПК РФ 2002 г. законодатель предписывает суду оценивать относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Это, конечно, должно распространяться и на объяснения. Суд, как отмечает И.Р. Медведев, должен их последовательно проверить путем сопоставления с другими доказательствами в силу того, что они могут иметь существенное значение для дела21. В результате объяснения принимаются либо отвергаются. Думается, что последнее происходит в случае, если объяснения как доказательства являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Действительно, для подтверждения объяснений лиц, участвующих в деле, зачастую используется документальное обоснование письменными доказательствами. Это красноречиво иллюстрируют многочисленные примеры из судебной практики22.

Так, в деле № КА-А41/12334-05 Обществом представлены письменные возражения на жалобу, против приобщения которых представитель Инспекции не возражал. Суд, совещаясь на месте, определил: приобщить письменные возражения ООО «Валентина» на кассационную жалобу ИМНС РФ по г. Красногорску к материалам дела.

«В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы жалобы. Представители Общества возражали против ее удовлетворения по мотивам, изложенным в обжалуемых судебных актах и в возражениях на жалобу. Выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, обсудив жалобы, суд кассационной инстанции не нашел оснований для ее удовлетворения. Все доводы жалобы были предметом проверки суда и получили оценку, соответствующую фактическим обстоятельствам и материалам дела»23.

Следует признать, что критерии оценки доказательств, будучи введенными в нормативный материал, тем не менее, специально не раскрываются. АПК РФ указывает в качестве критериев оценки доказательств относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в совокупности.

Полагаем, законодателем сделан правильный шаг в содержательном, конкретном наполнении правовой категории «оценка доказательств» ее нормативного выражения.

1 См.: Клеандров М.И. Экономическое правосудие в России: прошлое, настоящее, будущее. М., 2006; Полонский Б.Я. Экономическое правосудие: единство правоприменения // Законодательство. 2005. № 8; Ярков В.В. Арбитражный процесс. М., 2003; Григорьева Т.А., Савельева Т.А., Струнков С.К. Арбитражный
процесс. М., 2006.
2 Гражданский процесс / отв. ред. Н.А. Чечина, Д.М. Чечот. М., 1968. С. 184.
3 См.: Резниченко И.М. Оценка доказательств в советском гражданском процессе: автореф. дис. … канд.
юрид. наук. М., 1968. С. 8.
4 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 428.
5 См.: Матюшин Б.Т. Общие вопросы оценки доказательств в судопроизводстве. Хабаровск, 1987. С. 6.
6 См.: Фокина М.А. Оценка доказательств и новый Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 6. С. 18.
7 См.: Амосов С. Формирование внутреннего убеждения // Правосудие в Восточной Сибири. 2003. № 4(12). С. 23.
8 Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1910. С. 66.
9 См.: Резниченко И.М. Внутреннее судейское убеждение и правовые чувства // Теория и практика установления истины в правоприменительной деятельности: сборник научных трудов Иркутского государственного ун-та им. Жданова. Иркутск, 1985; Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М., 2000. С. 201-202.
10 См.: Амосов С. Указ. раб. С. 24.
11 См.: Ванеева Л.А. Судебное познание в советском гражданском процессе. Владивосток, 1972. С. 42.
12 См.: Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. М., 2002. С. 119.
13 См.: Иванов О.В. Судебные доказательства в гражданском процессе: курс лекций. Иркутск, 1974. Вып. 1. С. 112-113; Матюшин Б.Т. Субъекты и характер оценки доказательств в стадии судебного разбирательства // Вопросы развития теории гражданского процессуального права / под ред. С.А. Ивановой, М. К. Треушникова. М., 1981. С. 126-127.
14 См.: Фокина М.А. Оценка доказательств и новый Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 6. С. 20.
15 См.: Коваленко А.Г. Критерии оценки доказательств в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 2. С. 31.
16 См.: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 июня 2007 г. № А56-31401/2006. URL: www.cons-plus.ru (дата обращения: 04.05.2014).
17 См.: Медведев И.Р. Проблемы объяснений как доказательства в арбитражном процессе // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 50.
18 Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27 декабря 2005 г. № А19-3318/95-53-Ф02-6518/05-С2. URL: www.cons-plus.ru (дата обращения: 28.11.2006).
19 См.: Треушников М.К. Развитие гражданского процессуального права России // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / под общ. ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 18.
20 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 34.; ПучинскийВ.К. Признание стороны в советском гражданском процессе. М., 1955. С. 30; Матюшин Б.Т. Общие вопросы оценки доказательств в судопроизводстве. С. 231; Фокина М.А. Указ. раб. С. 22.
21 См.: Медведев И.Р. Проблемы объяснений как доказательства в арбитражном процессе // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 51.
22 См.: Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа: от 14 февраля 2006 г. № КА-А40/385-06, от 23 января 2006 г. № КА-А40/13603-05, от 19 декабря 2005 г. № КА-А41/12334-05. URL: www.fasmo.arbitr.ru (дата обращения: 15.08.2014); решение Арбитражного суда г. Москвы от 30 декабря 2005 г. по делу № А40-11428/05-84-74 // www.msk.arbitr.ru (дата обращения: 15.08.2014); решение Арбитражного суда Астраханской области от 14 ноября 2007 г. по делу № А06-5594/2007-15. URL: http:// astrahan.arbitr.ru (дата обращения: 15.08.2014).
23 См.: Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа: от 23 января 2006 г. № КА-А40/13603-05, от 19 декабря 2005 г. № КА-А41/12334-05. URL: www.fasmo.arbitr.ru (дата обращения: 16.10.2014).

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code