СИСТЕМА КАТЕГОРИЙ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА: ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРИЗНАКАХ И ФУНКЦИЯХ

Г.В.Колодуб

В статье предлагается авторское видение проблемы категориальной системы гражданского права. Выявляются предпосылки формирования исследуемого направления научно- исследовательской деятельности; рассматриваются характеристики (признаки) системы категорий гражданского права; функции категориальной системы. Формулируется вывод, согласно которому система категорий гражданского права является исключительным по статусу и полностью самостоятельным по содержанию социально-гуманитарным образованием.

Ключевые слова: гражданское право, система категорий, методология, механизм осуществления гражданских прав.
Рассмотрение логико-философских и теоретико-правовых основ системности категориального аппарата гражданского права позволило нам выявить ряд проблем.

Во-первых, было установлено отсутствие четкого и понятного научно- правового представления о категориальных субординационных связях дисциплин «большой» триады — философии, философии права, общей теории государства и права по отношению к отраслевым правовым наукам, в частности гражданско-правовой.

Представляется, что выделение свойства системности для категориального аппарата гражданского права вызвано в т.ч. и фактическим наличием целого перечня междисциплинарных основ построения и функционирования. Концептуальные связи способны положительно повлиять на уменьшение напряженности в рамках происходящей категориальной «борьбы», которая ведется между ранее обозначенными, взаимодействующими и зачастую взаимодополняющими друг друга науками — философией, философией права, общей теорией государства и права и собственно теорией гражданского права.

Во-вторых, базовое (организационное) значение философии и общей правовой науки в отношении формирования категориальной совокупности частной науки не подвергается сомнению. Именно выделяемые координационные связи дисциплин «большой» триады позволяют говорить не столько об исключительности, сколько о самостоятельном статусе системы категорий, сложившейся в науке гражданского права.

В-третьих, общий механизм исследовательской деятельности, в который также включена и работа по категориальному обоснованию, содержательно не однороден, не однотипен. Дифференцированность научно-гуманитарного познания вкупе с разнообразием предметно-объектных явлений приводит к образованию новых знаний не только внутри научных областей, но и на их стыке1. При этом как процессы движения, так и оборота знаний должны опираться на правила, которым будут подчинены все исследовательские знания одного типа, в нашем случае — социально-гуманитарного. Говоря о правилах, можно вести речь о двух группах таковых. Первые обращены к работе по наращиванию доктринального массива знаний. В этом случае следует говорить о внутрисистемном свойстве подобных положений, когда анализируются процессы научного поиска, оформления и применения ценных теоретических и эмпирических данных. Вторые, и в свою очередь, обращены к процессам оборота, взаимодействия со смежными, однопорядковыми и близкими научными положениями, знаниями. В такой ситуации уместно обращать внимание на междисциплинарное свойство подобных к правил.

В-четвертых, категориальный аппарат для любой социально-гуманитарной науки служит опорным положением при организации процессов получения нового знания о явлениях, обнаруживаемых в соответствующих областях жизнедеятельности. При этом между категориальным инструментарием — формой знаний и жизненными явлениями — содержанием знаний должна существовать диалектическая связь. Зависимость содержания от формы и формы от содержания приводит к «специализации» знаний, что имеет место тогда, когда отдельные знания об однопорядковых явлениях укрупняются, объединяясь в совокупность знаний. Рассматривая форму (категориальный аппарат) как способ «мышления, отражающий общие и существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений»2, мы приходим к следующему выводу. Области социально-гуманитарных знаний, для которых можно выделить самостоятельный объект познании, в обязательном порядке способны и находятся в процессе формирования своей специализированной категориальной системы.

И, наконец, в-пятых, обоснование вопросов, в частности, касающихся  междисциплинарной связанности социально-гуманитарных наук, обращено к выяснению способов решения проблем введения и проверки знаний в области правоведения. Именно востребованность отдельных положений науки в подобных процессах познания, которые становятся производными, факультативными по отношению к процессам обнаружения нового знания, позволит осуществлять мыслительные,  междисциплинарные действия.

Учитывая обозначенные особенности, можно заключить, что логичность и структурность категориальной системы гражданского права следует связывать с теоретической осведомленностью и фактическим формированием следующих концептуальных характеристик:

1) элементной, в рамках которой должны быть описаны все компоненты категориальной системы, существующие на момент научного обращения к ней. Элементная совокупность, сопряженная с природой и количеством образованных элементов, предопределяет (моделирует) структуру системных связей («система представляет собой отграниченное множество взаимодействующих между собой элементов»3), при этом, «элементы — материальный носитель связей и отношений, составляющих структуру системы»4. Отдельный элемент — это неделимый компонент системы при соответствующем способе его рассмотрения;

2) структурной, которая в полном объеме должна раскрывать возможные связи и взаимодействия элементов внутри категориальной системы. При этом «как бы значительна ни была роль структуры в обусловливании природы системы, первенствующее значение принадлежит все-таки элементам»5. Отраженная общность устойчивых отношений между отдельными компонентами системы, раскрытая структура способны показывать как организацию, соподчиненность этих компонентов и их пространственное расположение, так и условия осуществляемого в будущем перераспределения познавательных данных. В этой связи структурная градация цивилистической категориальной системы представляет собой модель закономерных и взаимообусловленных связей, не противостоящих друг другу элементов, среди которых особое значение приобретают связи, предопределяющие образование («синтез») новых знаний;

3) интегративной, позволяющей выявить имеющиеся междисциплинарные связи между компонентами самостоятельных категориальных систем отдельных наук.

Неизолированное обращение знаний дает возможность отдельным категориальным системам участвовать в процессах апробации, обмена получаемых знаний, тем самым совершенствуя и развивая их, а также увеличивая объем социально-гуманитарного знания. Можно говорить о модернизации соответствующих знаний, т.е. о переходе «от состояния относительно неопределенной и несвязанной однородности к состоянию относительно определенной и связанной разнородности через последовательные процессы дифференциации и интеграции»6;

4) функциональной, которая отражает основные функции, выполняемые в целом изучаемой системой, значение отдельных компонентных образований7, т.к. именно за счет внутреннего потенциала отдельных подсистем формируется функциональный набор всей категориальной конструкции.

Выделяются следующие функции категориальной системы гражданского права:

а) концептуально-описательная, обусловленная тем, что в ее рамках должно формироваться представление о теоретических началах, об общем понимании отдельных инструментных образованиях — понятиях и категориях, о правилах обращения научных знаний, в итоге позволяя конкретному ученому достигать необходимой степени осведомленности о статусе и значении исследуемого образования, позволяя делать вывод о характере отражения особенностей развертывания научных процессов в частноправовой области знаний;

б) оценочно-объяснительная, во-первых, позволяющая создать целостное представление о феномене категориального инструментария применительно к осуществляемой конкретной гражданско-правовой деятельности как в научной, так и практической плоскости; во-вторых, способствующая адекватной оценке того, в какой мере целостный категориальный феномен, его отдельные компоненты, оказывают воздействие на общие понятия гражданской науки — предмет, метод, институты, нормы и на частые правоотношения и др. В содержание данной функции мы включаем работу по освещению особенностей действия правил, свойственных категориальному механизму науки гражданского права;

в) мировоззренческо-идеологическая, указывающая на важность включенности разных представителей научного сообщества, осуществляющих исследование гражданско-правовых явлений, не только в процесс восприятия и усвоения существующих ценностей и норм, но и в процесс осознания особенностей проявления данных генерирующих начал формирования личности в конкретных товарно-денежных отношениях;

г) историко-ценностная, обусловленная тем, что данное образование (система категорий) отвечает за сохранение и воспроизведение знаний на протяжении развития конкретной науки. Это позволяет не только поддерживать целостность изучаемой нами науки, но и предопределяет ее самостоятельный статус. За счет отбора наиболее ценного и востребованного материала аккумулирование его в рамках своего системного образования, цивилистической науки создает условия для воспроизводства новых знаний, которые формируются на основе устоявшихся постулатов, в т.ч. и категориальных. Тем самым не допускается размывание предметной области науки, а данные знания, если они содержат новые положения, могут претендовать на статус ценных;

д) коммуникативная, обусловленная тем, что через описание изучаемых правовых образований осуществляются передача, прием и первичное осмысление научной информации. Обслуживая область науки гражданского права, предопределяя (наряду с предметом и методом) ее самостоятельность и целостность, категориальная система отвечает за оптимизацию междисциплинарных процессов, тем самым способствуя движению знаний как из области гражданского права, так и в сферу цивилистики. Таким образом, можно утверждать, что определенность и четкость осознания общих условий функционирования категориальной системы гражданского права — это одно из оснований динамики развития не только частной науки, но и иных наук, которые черпают эмпирические данные для своих познавательных процессов. Степень использования отдельными науками эмпирических знаний из области гражданского права различная, но есть такие области, для которых следует выделять весьма высокую степень восприятия материала (например, теория государства и права);

е) синтезирующая, которая обусловлена тем, что данное научное, правовое образование не только обслуживает исследовательские процессы внутри и на границе гражданского права, но и само является научным по природе. За счет комплексного представления о своей структуре, о действии категориального аппарата и отдельных инструментах, фактической апробации категориального механизма, например, в рамках категориального определения, категориальной проверки, категориальных трансфертов и ряда других проявлений формируется познавательный материал цивилистического свойства.

Таким образом, применительно к работе по поиску решения проблем, связанных с изучением категориальной системы гражданского права, одним из главных направлений этой деятельности следует признать установление положений, объясняющих процессы образования и воспроизведения знаний применительно к изучаемым отраслевым объектам. Однако скорейшее разрешение подразумеваемых проблем затруднено из-за отсутствия сугубо цивилистических разработок в отношении категориальных вопросов.

Подобное состояние дел нельзя назвать удовлетворительным в силу того, что категориальный аппарат науки гражданского права не предопределен соответствующими разработками.

 

1 См: Челышев М.Ю. Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое исследование: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Казань, 2009. С. 3.
2 Словарь русского языка: в 4 т. / под ред. А.П. Евгеньевой. 3-е изд., стер. М., 1986. Т. 3 (П-Р). С. 290.
3Аверьянов А.Н. Системное познание мира. М., 1985. С. 43.
4Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2003. С. 125.
5 Там же. С. 126.
6 Цит. по: Рулан Н. Юридическая антропология. М., 2000. С. 32.
7 См.: Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2009. С. 45.

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code