КОНСТИТУЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПРАВОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Е.В. Колесников, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры конституционного и международного права

В статье рассматриваются конституционные основы формирования в современной России демократического правового государства. Выделяются организационно-функциональные признаки правового государства, в частности базовый принцип разделения властей. Показана особая роль Конституции РФ 1993 г. в регулировании общественных отношений.

Ключевые слова: Конституция РФ, правовое демократическое государство, верховенство закона, законность, права человека и гражданина.

 

Принятая на всероссийском референдуме 12 декабря 1993 г. Конституция РФ определила основные тенденции развития общества и государства на долгосрочную перспективу. Ее уникальное место в правовой системе вызвано следующими фундаментальными факторами: 1) характером регулируемых общественных отношений, которые по своему содержанию являются конституционными и по большей части, первичными; 2) целенаправленным воздействием на развитие законодательства всех источников права; 3) наивысшей юридической силой; 4) высокой степенью нормативного обобщения; 5) прямым действием; 6) особым порядком принятия и изменения.

Высшая юридическая сила Конституции РФ заключается в том, что ее нормы всегда имеют приоритет применительно к положениям иных законов, а тем более актов исполнительной власти; законы и подзаконные акты должны приниматься компетентными органами согласно установленной процедуре; в случае противоречия конституционным положениям закон либо отменяется, либо приводится в соответствие с ними.

Конституция России — это единственный национальный правовой акт, который сам определяет свою юридическую силу. Ни один закон не может быть поставлен в один ряд с Конституцией, а тем более изменять или отменять ее положения. Высшая юридическая сила действующего Основного Закона прямо и четко выражена в таких его нормах, как ст. 4, ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 120, пп. 1 и 2 разд. 2.

Российская Конституция закрепила базовые ценности, положенные в основу построения демократической правовой государственности. Положения, содержащиеся в ней, стали отправной точкой для их восприятия и развития во всем конституционном и отраслевом законодательстве; «системой координат» в деятельности высших и других органов государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц, а также граждан.

Основные нормы создают все предпосылки для целенаправленного упорядочения многих общественных отношений и связей, в т.ч. государственного строительства и социального управления. Так, Конституция РФ закрепила принцип равенства граждан перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), обязанность органов публичной власти, должностных лиц, граждан, их объединений неукоснительно соблюдать фундаментальные и законодательные нормы (ч. 2 ст. 15). Президент России выступает гарантом Конституции РФ, прав и свобод граждан (ч. 2 ст. 80), а Правительство осуществляет меры по обеспечению закона, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью (п. «е» ч. 1 ст. 114 Конституции РФ).

Конституция РФ воздействует на всю правовую систему, в особенности — на законодательство. В основных нормах установлены и прямо обозначены такие источники, как федеральные конституционные и иные законы, акты палат Федерального Собрания, Президента, Правительства РФ, международные договоры, конституции (уставы) и иные правовые акты субъектов Федерации, государственно-правовые договоры, решения органов местного самоуправления. На конституционном уровне не только однозначно решены вопросы соотношения указанных источников права, исходя из приоритета Основного Закона как «единого, систематизированного и логически непротиворечивого целого» в системе нормативных и правоприменительных актов (ч. 1 ст. 15), но и установлены рамки, стадии и отдельные направления законодательного процесса (гл. 4, 5).

Конституционным нормам отводится решающая роль в обеспечении правового содержания и легитимности принимаемых законов. Они должны соответствовать тем ценностно-нравственным ориентирам, которые признаются обществом или его подавляющей частью. Во многом это обеспечивается реализацией ст. 2 и ч. 2 ст. 55 Конституции РФ. Все государственные органы должны признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека. На представительные (законодательные) органы Российской Федерации в полной мере распространяется запрет издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Несомненна решающая роль конституционных предписаний в регламентации многих массовых и социально значимых отношений.

Конституция РФ не исчерпала свой позитивный потенциал. В нее не должны вноситься конъюнктурные изменения под текущие задачи и требования «современного момента». Ни сейчас, ни в обозримом будущем нельзя менять базовые положения, определяющие конституционный строй и федеративное устройство (гл. 1 и 3). Однако нововведения, касающиеся, например, более рациональной организации институтов власти, могут быть осуществлены. Так в декабре 2008 г. в гл. 4 и 5 учредительного акта были внесены изменения, касающиеся увеличения сроков полномочий Президента РФ и Государственной Думы, а также контрольных полномочий нижней палаты парламента в отношении Правительства1.

Реформирование судебной власти, связанное с образованием нового Верховного Суда РФ в августе 2014 г., потребовало соответствующих изменений. Глава 7 Конституции РФ получила более точное наименование «Судебная власть и прокуратура» (первоначально — «Судебная власть»). Предоставление Президенту РФ права назначать своих представителей в Совет Федерации способствовало изменению содержания ст. 95 (ч. 2) и ст. 83 (п. «к»), что и было сделано в соответствии с конституционной поправкой от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ. В связи с вхождением Республики Крым и г. Севастополя в состав Российской Федерации уточнялась ст. 65 базового текста Конституции 1993 г.2
Конституция РФ осуществляет правообразующую функцию, является своеобразным центром правовой системы и в известном смысле «более чем закон» — нечто первичным, основным. Поэтому она имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российского государства (ч. 1 ст. 15), ее предписания должны постоянно и повсеместно выполняться без каких-либо исключений при поддержке не только органов публичной власти, но и граждан, общественности. В Конституции РФ закреплены важнейшие принципы и институты права и законодательства.

Задача построения в России демократической правовой государственности была впервые поставлена в Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г.3, а в концептуальном плане — только в действующем Основном Законе 1993 г. (ст. 1, 2, 4, 17, 18). Признание данной концепции, ее отражение в конституционных нормах связано с радикальными демократическими реформами, сменой общественного строя, новым обликом Российского суверенного государства4. При советской власти концепция правового государства прямо отрицалась как буржуазный феномен.

Цель правового государства — соблюдение, защита и гарантирование прав и свобод, при этом человек признается высшей ценностью (ст. 2 Конституции РФ). Первостепенной (но не единственной) предпосылкой подобных взаимоотношений между государством, обществом и личностью является признание и осуществление правового равенства граждан перед национальной Конституцией, законом и судом. Только в этом случае права и свободы человека и гражданина будут составлять не политическую декларацию или привлекательную совокупность лозунгов, а фундамент демократического государства, определять смысл и содержание деятельности органов государственной власти.

Среди признаков правового государства необходимо выделить группу т.н. организационно-функциональных, выражающих суть этого явления и делающих реальным достижение его высоких идеалов.

Применительно к разнообразным и политически значимым аспектам организации государственной власти на первое место в условиях демократии выдвигается принцип разделения властей.

Конституция РФ 1993 г., признав концепцию народного суверенитета, установила законодательные и институциональные основы единства государственной власти и принципа разделения властей (ст. 5, 10-12). Данный базовый принцип направлен на децентрализацию и деконцентрацию институтов власти, ограничение монополизма в государственном строительстве и политической деятельности, и как следствие, — на соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина. Отметим, что взаимосвязь демократии с указанным выше базовым началом организации и функционирования системы государственной власти была отмечена еще в период буржуазных революций XVII-XVIII вв. Так, во Французской Декларации прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. (ст. XVI) вполне определенно сказано, что, если в обществе не установлено разделение властей, то оно «вовсе не имеет Конституции»5.

При демократическом режиме обязательно наличие сильной судебной власти и независимого правосудия, образующих в совокупности второй имманентный признак правовой государственности. Впервые в общем виде о «третьей власти» было сказано в Декларации о государственном суверенитете новой России от 12 июня 1990 г. В ней разделение законодательной, исполнительной и судебной властей рассматривалось как важнейший принцип и условие функционирования РСФСР как правового государства (п. 13). Эта ветвь государственной власти в концептуальном плане закреплена только в Конституции РФ 1993 г. (гл. 7).

В 90-е гг. в условиях радикальных политических и социально-экономических преобразований была создана самостоятельная судебная власть, независимая и от других властей.

Задачи судебной власти — осуществление правосудия, защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства Конституции РФ и законов в иерархии источников права, а также в определенной мере — уравновешивание законодательной (представительной) и исполнительной властей. Ее функциональное предназначение — занять достойное место в системе разделения властей, в механизме сдержек и противовесов. Она призвана стабилизировать существующие общественные отношения, добиться протекания конфликтов и споров в цивилизованных формах. В соответствии с общепризнанными международными стандартами в Российской Федерации статус, устройство, юрисдикция судов, судопроизводство определяются исключительно Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами.

При осуществлении правосудия все суды — от Федерального Конституционного до районных и мировых — обеспечивают непосредственное действие прав и свобод человека и гражданина, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения. Суды, являясь институтом государства (третьей властью), должны беспристрастно разрешать правовые споры, а выносимые ими решения — отвечать критериям законности, обоснованности и справедливости. Только в этом случае возможно установить тот уровень конституционного и правового порядка, который отвечает коренным интересам граждан, тем самым повышая престиж закона как выражение общей воли народа.

Важнейшим (третьим) признаком демократического правового государства
является верховенство закона. В действующей Конституции он впервые четко 49
зафиксирован (ч. 2 ст. 4, ст. 15, 90, ч. 1 ст. 115). Приоритет (от лат. prior — первый, т.е. первенство в какой-либо области)6 закона лежит в основе миропорядка и конституционного строя демократических государств. Альтернативой ему являются бесправие, произвол, социальный, экономический, политический хаос.

Верховенство закона — принцип правовой системы, означающий исключительную роль и ценность законодательной формы в регулировании общественных отношений и тем самым обеспечивающий невозможность (или, по крайней мере, ограничение) государственного произвола. В законе должны содержаться не любые нормы, а в основном первичные, базисные, имеющие прямое действие и государственную защиту.

Качественная черта подобного верховенства проявляется в том, что при коллизии законодательных и подзаконных норм предпочтение отдается правилу, содержащемуся в законе. Это особенно актуально для судов и других правоприменительных органов.
В правовой системе признается безусловное верховенство Конституции РФ, это юридическая аксиома. Приоритет закона показывает его уникальную роль и место применительно к массиву многочисленных и противоречивых подзаконных актов.

Федеральные (общероссийские) законы имеют верховенство не во всех случаях (сферах). Учитывая федеративную природу Российского государства, конституционные нормы (ст. 76), они превалируют над актами субъектов РФ, если изданы по предметам ведения Российской Федерации или же по предметам совместного ведения России и ее субъектов. Примечательно, что еще Веймарская Конституция Германии 1919 г. предусматривала, что имперское (в современном значении федеральное) право имело перевес над областным (земельным) правом (ст. 13)7.

В действующем Основном законе ФРГ 1949 г. (ст. 31) содержится более опреде- g ленная формулировка — «федеральным правом преодолевается право земель»8. 1 Федеральные законы не могут противоречить Конституции РФ и федеральным конституционным законам.

Законность неразрывно связана с характером национальной Конституции и системой взаимоувязанных и согласованных законов различного уровня, их действием в реальной жизни. Ее следует рассматривать как принцип и всеобщее требование правовой демократической государственности, индикатор состояния (качества) функционирования разнообразных отношений и связей юридического характера в государственно-организованном обществе. В первую очередь она имеет прямое отношение к государственным институтам (ст. 1, 2, 4, 10, 15, 80, п. «е» ч. 1 ст. 114, ст. 120 Конституции РФ), однако распространяется и на граждан, физических лиц (ч. 2 ст. 15, ст. 18, 19 Конституции РФ), обусловлена потребностями экономического оборота, рыночного хозяйствования, задачами обеспечения прав и свобод граждан. Демократическое государственное устройство и жесткий правовой порядок внутри страны, как и новый цивилизованный имидж России на международной арене, невозможны без создания и соблюдения понятных и стабильных общеобязательных правил поведения, прежде всего, законов, обращенных ко всем субъектам права.

Всеобщий (универсальный) характер законности предполагает: а) единство государства и правовой системы (ст. 1, 3, 4, 10, 11); б) единство судебной системы (ст. 118); в) единство экономического пространства (ст. 8, 9); г) прямое действие Конституции 50 РФ и закона (ч. 1 ст. 15); д) осуществление требования соблюдения основных и законодательных норм (ч. 2 ст. 15); е) гарантированность законов, прав и свобод человека и гражданина (ст. 1, 2, 17-19); ж) связанность судов законодательными нормами (ч. 2 ст. 120 Конституции РФ).
Законность — это конституционный принцип деятельности государства и его аппарата. Все государственные институты, организации, учреждения связаны основополагающими (первичными) предписаниями, имеющими высшую юридическую силу, действуют в их рамках. По выражению Ю. Латыниной, власть должна обеспечивать соблюдение законов, а не свою безнаказанность9.

Конституция и система законов — важнейшие основы и предпосылки желаемого порядка общественных отношений, складывающихся в процессе их реализации. Законность выступает как существенный (но не единственный) стабилизирующий фактор общественного развития, обеспечивает упорядоченность социальных связей в государстве и в определенной степени утверждает идеи гуманизма и справедливости.

Она жизненно необходима для развития народовластия, становления цивилизованного гражданского общества и правовой государственности.

 

1 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2009. № 4, ст. 445; Российская газета. 2009. 21 янв.
2 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 9, ст. 851; № 30, ч. 1, ст. 4202; № 31, ст. 4398.
3 См.: Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1990. № 2, ст. 22; Собр. законодательства Рос. Федерации. 2014. № 31, ст. 4398.
4 Многие аспекты данной концепции уже исследовались в российском правоведении (см., например, работы С.А. Авакьяна, С.С. Алексеева, Н.В. Витрука, В.Д. Зорькина, А.В. Корнева, В.Н. Кудрявцева, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, В.В. Маклакова, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, B. Д. Перевалова, И.Н. Сенякина, Б.А. Страшуна).
5 См.: Избранные конституции зарубежных стран: учебное пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. М., 2011. C. 201.
6 См.: Большой словарь иностранных слов / сост. А.Ю. Москвин. М., 2005. С. 538.
7 См.: Конституции буржуазных стран: в 2 т. / под ред. Ю.В. Ключникова. М.;Л., 1935. Т. 1. С. 85.
8 См.: Избранные конституции зарубежных стран: учебное пособие / отв. ред. Б.А. Страшун. С. 224.
9 См.: Латынина Ю. Карательная операция «Вертикаль» // Новая газета. 2012. 16 марта.

Вестник Саратовской государственной юридической академии № 1(108), 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code