ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА КОТОРЫЕ НАСТУПАЕТ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЯМИ 198, 199 УК РФ

Р.В. Бобринёв

Рассматривается проблема, связанная с неоднозначным подходом в науке к вопросу о дифференциации налоговых преступлений на длящиеся и продолжаемые преступные деяния. Обосновывается возможность совершения на практике как длящихся, так и продолжаемых налоговых преступлений. Предлагается алгоритм определения момента окончания длящихся и продолжаемых налоговых преступлений.

Ключевые слова: налоговые преступления, длящиеся преступления, продолжаемые преступления, момент окончания преступления, налогоплательщики, налоги.

 

В процессе квалификации деяний, уголовная ответственность за которые наступает в соответствии со ст. 198, 199 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), осуществляемой как на стадии возбуждения уголовного дела, так и на последующих стадиях уголовного судопроизводства, важно установить — является ли совершённое лицом единое преступление длящимся или продолжаемым ? От этого зависит начало исчисления срока давности привлечения к уголовной ответственности и, соответственно, момент декриминализации совершённого преступного деяния.

Следует сказать, что мнения учёных по этому поводу разделились. Так, некоторые специалисты высказывают точку зрения о том, что составы налоговых преступлений относятся к длящимся уголовно-наказуемым деяниям [1]. Другие, отмечая отсутствие в диспозиции ст. 198 УК РФ такого квалифицирующего признака, как неоднократность, делают вывод о том, что данное преступление по смыслу закона носит продолжаемый характер [2]. Третьи приходят к выводу о продолжаемом характере не только преступного деяния, предусмотренного ст. 198 УК РФ, но и преступления, ответственность за которое наступает в соответствии со ст. 199 УК РФ [3].

На наш взгляд, уклонение физического или юридического лица от уплаты налогов может выступать как в форме длящегося, так и в форме продолжаемого единого преступного деяния. Данное утверждение базируется на следующих рассуждениях и примерах.
Исходя из п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР № 23 от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.1963 № 1), длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определённого преступного деяния [4]. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия или акта преступного бездействия. Следовательно, как отмечается в Постановлении Пленума, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряжённое с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования.

Для того чтобы наглядно продемонстрировать пример длящегося налогового преступления, рассмотрим следующую гипотетическую ситуацию. Индивидуальный предприниматель в 2011 г. находился на упрощённой системе налогообложения. По окончании налогового периода он представил в налоговый орган налоговую декларацию за 2011 г., в которой указал заведомо ложные сведения. 30 апреля 2012 г., т.е. в срок, установленный для уплаты налога, предприниматель перечислил в бюджетную систему РФ не полную сумму единого налога, взимаемого в связи с применением упрощённой системы налогообложения. В ходе камеральной налоговой проверки факт нарушения законодательства о налогах и сборах был вскрыт и составлен акт налоговой проверки. В июле того же года руководителем налогового органа вынесено решение о привлечении предпринимателя к ответственности за совершение налогового правонарушения, в связи с чем предпринимателю направлено требование об уплате налога.

Вследствие неисполнения требования об уплате налога, размер которого позволил предполагать факт совершения нарушения налогового законодательства1, содержащего признаки преступления, руководитель налогового органа в сентябре 2012 г. направил материалы проверки в следственные органы, которые по результатам их рассмотрения возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 198 УК РФ. Исходя из содержания объективной стороны указанного деяния, состоящей из единичного действия по включению в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, сопряжённого с последующим длительным (на протяжении нескольких месяцев) невыполнением обязанности по уплате единого налога в крупном размере, указанное деяние следует считать длящимся. В том случае, если налоговая декларация за 2011 г. предпринимателем не будет представлена вовсе (преступное бездействие), характеристика налогового преступления не изменится, и оно не перестанет быть длящимся, поскольку основное свойство длящегося преступления сохранится.

Под таким основным свойством мы понимаем единый поведенческий акт, реализуемый либо в форме бездействия налогоплательщика, сопряжённого с последующим длительным невыполнением налоговой обязанности, либо в форме действия налогоплательщика, характеризующегося непрерывным осуществлением уклонения от уплаты налога (налогов). При этом не имеет значения плательщиком какого числа налогов выступает юридическое или физическое лицо, поскольку не исполнять обязанность по предоставлению налоговых деклараций или иных документов, представление которых в соответствии с налоговым законодательством является обязательным, а также умышленно не уплачивать налоги можно и в форме бездействия, и в форме действия (действий), когда налоговые декларации по налогам (иные документы) представляются с включёнными в них заведомо ложными данными, а налоги уплачиваются в заведомо меньшем размере либо не уплачиваются вовсе. Главным при характеристике длящихся налоговых деликтов является то, что само преступное деяние (действие или бездействие) было непрерывным и охватывалось единым прямым умыслом налогообязанного лица, направленным на неуплату или не полную уплату в бюджетную систему одного или нескольких налоговых платежей в пределах 3-х финансовых лет подряд2.

Весьма сходны, как указывает Пленум ВС СССР № 23, с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т.е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Однако продолжаемые преступные акты не могут совершаться в форме бездействия и для них не свойственно непрерывное осуществление состава определённого преступного деяния. Примером продолжаемого налогового преступления может служить ситуация, когда налогоплательщик в течение нескольких, не следующих друг за другом налоговых периодов, умышленно представляет налоговую декларацию (налоговые декларации) или иные документы, представление которых в соответствии с налоговым законодательством является обязательным, включив в неё (них) заведомо ложные сведения, обусловившие неуплату или не полную уплату в бюджетную систему налога (налогов) в крупном (особо крупном) размере в пределах 3-х финансовых лет подряд. При этом каждое из составляющих оконченный состав продолжаемого налогового преступления действий по отдельности не может образовывать состав оконченного самостоятельного преступления. В противном случае подобные деяния следует квалифицировать не как единое продолжаемое преступление, а как совершение лицом двух или более длящихся самостоятельных налоговых преступлений (множественность преступлений).

Для примера вновь обратимся к описанной нами гипотетической ситуации. Так, если индивидуальный предприниматель в следующем налоговом периоде (2012 г.) временно прервёт осуществление своей противоправной деятельности, а затем в 2013 г. снова, с той же целью, заключающейся в уклонении от уплаты единого налога, возобновит её, тогда в его действиях (в случае направленности умысла на продолжение предыдущего преступного поведения и наличия в совокупности за два налоговых периода крупного размера неуплаченного налога) будет наличествовать состав продолжаемого налогового преступления. Вместе с тем при отсутствии доказательств наличия у предпринимателя единого прямого умысла, направленного на продолжение преступной деятельности с единой целью, заключающейся в уклонении от уплаты единого налога, а неуплаченная при этом сумма налога за 2011-2013 гг. в соответствии с примечанием к ст. 198 УК РФ составит крупный размер применительно к каждому налоговому периоду, содеянное следует квалифицировать по совокупности 2-х преступлений, каждое из которых будет носить длящийся характер.

Подводя итог, можно заключить, что продолжаемые налоговые преступления характеризуются следующими отличительными чертами, составляющими их основное свойство:

1) в основе деяния лежит единый комплексный поведенческий акт, состоящий из нескольких тождественных преступных действий, направленных на уклонение от уплаты налога (налогов) в крупном или особо крупном размере;

2) действия, составляющие содержание такого акта, совершаются не беспрерывно и соотносятся между собой как части и целое;

3) указанные действия по отдельности не образуют самостоятельных налоговых преступлений, т.е. не являются совокупностью преступлений.

По смыслу уголовного закона все «классические» налоговые преступления, т.е. преступления, за которые уголовная ответственность наступает в соответствии со ст. 198, 199 УК РФ, совершаются, как правило, физическими лицами, не зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей; физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей и физическими лицами, выступающими в качестве руководителей и (или) главных бухгалтеров организации.

Физические лица, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, являются плательщиками небольшого числа налогов (налог на доходы физических лиц, транспортный налог, налог на имущество физических лиц, земельный налог). К уголовной ответственности они, как правило, привлекаются только за уклонение от уплаты налога на доходы физических лиц. Из числа 16-ти налоговых платежей3, установленных НК РФ, физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, названы в качестве налогоплательщиков в 12-ти из них4. Организации также упоминаются в качестве налогоплательщиков по 12-ти налоговым платежам5, в том числе и тем, плательщиками которых являются индивидуальные предприниматели .

Между тем, как уже ранее было отмечено, число налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему, не имеет значения для квалификации преступного деяния, связанного с уклонением от уплаты налогов, в качестве длящегося или продолжаемого.

В подтверждение этого тезиса приведём следующий пример. Выполнение субъектом предпринимательской деятельности в течение единственного сезона (допустим с мая 2011 г. по сентябрь 2011 г.) строительных подрядных работ, сопряжённое с последующим длительным (предположим до 1 февраля 2012 г.) неисполнением обязанности по предоставлению налоговых деклараций по НДС за 2-й и 3-й кварталы 2011 г. и уплате соответствующих обязательных платежей в сроки, установленные законодательством о налогах и сборах, либо внесением в такие документы заведомо ложных сведений, позволивших налогоплательщику незаконно снижать на протяжении 2-х налоговых периодов в крупном или особо крупном размере налоговые отчисления по НДС, следует квалифицировать как длящееся налоговое преступление.

Если вдобавок к этому не представлена декларация по налогу на прибыль организаций за 2011 г. и не уплачен соответствующий фискальный платеж (бездействие), деяние также следует квалифицировать как длящееся.

Напротив, те же действия, объединённые единым умыслом, при производстве сезонных строительных работ (когда в зимний период работы не выполнялись, объекты налогообложения по НДС и налогу на прибыль организаций отсутствовали, обязанность по уплате налогов не возникала) в пределах 3-х финансовых лет подряд надлежит квалифицировать, при достаточности общей суммы неуплаченных налогов, как продолжаемое деяние, запрещённое уголовным законом.

В теории уголовного права распространено мнение, что давность уголовного преследования нужно исчислять с момента фактического прекращения длящегося преступления как по воле виновного, так и по не зависящим от его воли причинам. При совершении продолжаемого преступления срок давности исчисляется с момента совершения последнего преступного действия, являющегося звеном продолжаемого преступления. Таким образом, при совершении длящихся и продолжаемых преступлений течение срока давности начинается с момента фактического, а не юридического окончания преступления [3].

Соглашаясь с таким алгоритмом определения момента окончания длящихся и продолжаемых преступных деяний, мы, тем не менее, полагаем, что для продолжаемых налоговых преступлений момент их окончания должен определяться иначе, а именно исходя из юридического окончания деяния.

Поясним свою позицию. При уклонении от уплаты налога (налогов) срок давности привлечения к уголовной ответственности начинает исчисляться не ранее срока, установленного для уплаты налога (налогов) налоговым законодательством. В некоторых случаях, например, при совершении продолжаемых налоговых преступлений, юридический и фактический момент таких деяний могут даже совпадать. Однако применительно к длящимся налоговым деликтам подобная ситуация практически невозможна, поскольку сам факт неуплаты налога (налогов) вскрывается значительно позже, иногда спустя год или два после истечения срока (сроков) уплаты налога (налогов)6. И всё это время налоговое преступление может длиться вплоть до добровольного исполнения налоговой обязанности, явки с повинной либо иного прекращения преступной ситуации.

Как верно отмечает по этому поводу П.С. Яни: «Не выполненная в установленный срок обязанность уплатить налог не исчезает, а потому с наступлением срока состав не перестаёт выполняться» [5]. Это с очевидностью следует из налогового законодательства, которое не только не связывает с истечением сроков прекращение налоговых обязанностей (ч. 3 ст. 44 НК РФ), но и предусматривает начисление пени за каждый календарный день просрочки в качестве способа обеспечения исполнения таких обязанностей (ст. 75 НК РФ) [6].

В соответствии со ст. 55 НК РФ под налоговым периодом понимается календарный год пли иной период времени применительно к отдельным налогам, по окончании которого определяется налоговая база и исчисляется сумма налога, подлежащая уплате. Сроки уплаты налогов, в силу ст. 57 НК РФ, устанавливаются применительно к каждому налогу (федеральному, региональному и местному).

Они определяются календарной датой пли периодом времени, исчисляемого годами, кварталами, месяцами и днями, а также указанием на событие, которое должно наступить или произойти, либо действие, которое должно быть совершено. Вместе с тем анализ положений налогового законодательства позволяет прийти к выводу о том, что содержащиеся в них положения закрепляют неодинаковую продолжительность налоговых периодов. Так, например, в отношении 7-ми из 12-ти налогов, плательщиками которых являются индивидуальные предприниматели (налог на доходы физических лиц;
единый сельскохозяйственный налог; единый налог, взимаемый в связи с применением упрощённой системы налогообложения; налог, уплачиваемый в связи с применением патентной системы налогообложения; транспортный налог; земельный налог; налог на имущество физических лиц), налоговый период равен календарному году. По трём обязательным платежам (налог на добавленную стоимость, водный налог, единый налог на вменённый доход) налоговый период определен как квартал. Самый короткий налоговый период протяжённостью один месяц установлен в отношении акцизов и налога на добычу полезных ископаемых. Кроме того, для индивидуальных предпринимателей нормативными правовыми актами установлены различные сроки предоставления налоговых деклараций и сроки уплаты обязательных платежей. Нужно отметить, что схожая ситуация со сроками наблюдается в отношении налогов, уплачиваемых организациями.

Таким образом, многовариантность сроков подачи налоговых деклараций и сроков уплаты налогов, обусловленная конкретными публичными интересами, обнаруживает невозможность признания в качестве момента окончания налоговых преступлений срок, установленный налоговым законодательством, если только эти преступления не являются продолжаемыми.

Аналогичная позиция изложена в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 [7], согласно которой моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 или ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством.

Поскольку сроки уплаты налогов не совпадают, а действующая редакция ст. 198, 199 УК РФ допускает возможность сложения нескольких неуплаченных налогов между собой, в том числе за несколько налоговых периодов в пределах 3-х финансовых лет подряд, у правоприменителей возникают обоснованные трудности с определением момента окончания преступного деяния, заключающегося в уклонении от уплаты 2-х или более налогов в пределах 3-х финансовых лет подряд.

Например, ООО «Альфа» путём систематического (на протяжении каждого налогового периода) в течение 2009-2011 гг. умышленного включения в налоговые декларации заведомо ложных сведений уклонилось от уплаты налогов в особо крупном размере — на сумму 34 250 000 руб.

По данному факту 3 октября 2012 г. на основании материалов налоговой проверки было возбуждено уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Среди неуплаченных обществом налогов размер неуплаченного налога на прибыль организаций составил 14 100 000 руб., в том числе: за 2009 г. 4 000 000 руб.; 2010 г. 4 600 000 руб.; 2011 г. 5 500 000 руб.; размер неуплаченного налога на добавленную стоимость (НДС) составил 10 900 000 руб., в том числе: за 1-й квартал 2009 г. 1 000 000 руб.; 2-й квартал 2009 г. 1 000 000 руб.; 3-й квартал 2009 г. 1 200 000 руб.; 4-й квартал 2009 г. 1 100 000 руб.; 1-й квартал 2010 г. 1 000 000 руб.; 2-й квартал 2010 г. 1 100 000 руб.; 3-й квартал 2010 г. 1 200 000 руб.; 4-й квартал 2009 г. 1 300 000 руб.; 1-й квартал 2011 г. 800 000 руб.; 2-й квартал 2011 г. 1 200 000 руб.; размер неуплаченного налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) составил 9 250 000 руб., в том числе: за май 2010 г. 650 000 руб.; июнь 2010 г. 900 000 руб.; июль 2010 г. 1 000 000 руб.; август 2010 г. 600 000 руб.; август 2010 г. 600 000 руб.; сентябрь 2010 г. 700 000 руб.; октябрь 2010 г. 700 000 руб.; ноябрь 2010 г. 600 000 руб.; декабрь 2010 г. 500 000 руб.; январь 2011 г. 700 000 руб.; февраль 2011 г. 600 000 руб.; март 2011 г. 800 000 руб.; апрель 2011 г. 900 000 рублей. Обратившись к данным, мы обнаружим, что сроки для уплаты ранеуказанных федеральных налогов не совпадают между собой, равно как и не совпадают они с фактическим сроком окончания приведённого в примере длящегося налогового преступления.

Мы уже отмечали, что в теории уголовного права распространено мнение о том, что давность уголовного преследования нужно исчислять с момента фактического прекращения длящегося преступления как по воле виновного, так и по не зависящим от его воли причинам. Указание на эту особенность содержится и в п. 4 Постановления Пленума ВС СССР № 23: «Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления или наступлению событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти)».

Представляется, что в контексте реализуемой уголовной политики по борьбе с налоговыми преступлениями и введением в уголовно-процессуальное законодательство [8] нового нереабилитирующего основания прекращения уголовного преследования в отношении налогоплательщиков, выполнивших свои налоговые обязательства перед бюджетной системой РФ (уплативших сумму недоимки, пеней и штрафов), какие-либо активные действия с их стороны, направленные к прекращению преступления, в большинстве случаев, будут исключать необходимость применения давности к совершенным ими налоговым преступлениям.

Так, если подобные действия будут выражены в подаче только уточнённой налоговой декларации без уплаты суммы недоимки, то они будут свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика прямого умысла на уклонение от уплаты налогов, что не позволит вынести решение о возбуждении уголовного дела (отсутствует субъективная сторона преступления). Если такие действия будут выражены в подаче налогоплательщиком уточнённой налоговой декларации и уплате суммы недоимки, тогда уголовное дело также не может быть возбуждено из-за отсутствия состава преступления (отсутствует субъективная и объективная сторона преступления). В случае, когда налогоплательщик в рамках возбуждённого уголовного дела представляет в налоговый орган уточнённую налоговую декларацию и возмещает ущерб бюджетной системе, следователь, руководствуясь ст. 28.1 УПК РФ при наличии соответствующих процессуальных условий, прекращает уголовное дело и уголовное преследование.

Таким образом, вопрос о времени окончания длящегося налогового преступления и сроке, с которого должна исчисляться давность привлечения лица к уголовной ответственности, на наш взгляд, актуален для ситуации, когда налоговое преступление пресекается в результате вмешательства органов власти, а именно следственных органов. В данном случае временем окончания налогового деликта необходимо признать дату вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Все другие даты вынесения налоговыми орга- нами различных актов в рамках налогового контроля не могут рассматриваться в качестве обстоятельств, препятствующих совершению преступления, так как целью налогового контроля является соблюдение налогоплательщиками законодательства о налогах и сборах, а не воспрепятствование совершению преступлений. Так как срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения (п. 4 Постановления Пленума ВС СССР № 23), то его исчисление будет происходить со дня вынесения постановления о возбуждения уголовного дела. Таким образом, срок давности уголовного преследования в отношении ООО «Альфа» должен исчисляться с 3 октября 2012 года. А если это преступление относится к категории тяжких, срок давности привлечения к уголовной ответственности (при отсутствии оснований для его приостановления) истечёт 3 октября 2022 г., т.е. через 10 лет со дня его совершения.

Вместе с тем мы полагаем, что возможно в качестве начала исчисления срока давности уголовного преследования по длящимся налоговым преступлениям следует рассматривать дату явки лица с повинной в следственные органы или органы внутренних дел как в процессе осуществления в отношении него мероприятий налогового контроля или до их начала, так и по окончании таких мероприятий, в том числе на стадии проверки поступивших из налоговых органов материалов, содержащих признаки налогового преступления.

То есть в случае совершения лицом активных действий, направленных к прекращению созданного им в отношениях с бюджетной системой преступного состояния, момент окончания длящегося налогового преступления может предшествовать вынесению постановления о возбуждении уголовного дела. Срок давности в этом случае должен исчисляться соответственно со дня фиксации органами власти акта явки лица с повинной.

Наконец, о моменте окончания продолжаемых налоговых преступлений. Этот момент, о чем мы уже упоминали, отличается от момента окончания длящихся налоговых преступлений. Как следует из п. 5 Постановления Пленума ВС СССР № 23: «Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего преступного действия». Применительно к рассматриваемым деяниям таким моментом может быть только последний день срока, установленного налоговым законодательством для уплаты налога.

В случае неуплаты нескольких обязательных платежей, срок надлежит исчислять также с момента наступления последнего дня срока, установленного для уплаты налога, срок уплаты которого среди остальных является последним.

В основе возникновения любого налогового правоотношения всегда находится определённое, установленное законодательством о

налогах и сборах основание (юридический факт). В качестве юридического факта, вызывающего к жизни налоговое правоотношение, предусматривающее обязанность лица добровольно уплатить налоговый платеж (позитивное обязывание) выступает появление у лица объекта налогообложения.

Модель указанного налогового правоотношения чётко прописана в законе, и субъектам требуется лишь точно следовать данной модели. Характерной её чертой является периодичность (цикличность) возникновения и прекращения, обусловленная наличием налоговых периодов, по окончании которых налогоплательщик должен самостоятельно и в полном объёме исполнить свою налоговую обязанность. Она (налоговая обязанность) вытекает непосредственно из закона, детально регламентирована законом, и возможность отступить от предусмотренной налоговой нормой модели поведения крайне ограничена (а часто вообще невозможна).

По правилам ст. 44 НК РФ срок исполнения обязанности по уплате налога устанавливается законодательством о налогах и сборах применительно к каждому налогу. Наступление последнего дня срока уплаты налога означает окончание одного (позитивного) налогового правоотношения и начало другого (охранительного) налогового правоотношения, предусматривающего негативные последствия для налогоплательщика, характер которых зависит от вида применяемой к нему юридической ответственности. То есть моментом окончания продолжаемого правонарушения, за которое предусмотрена уголовная ответственность, следует считать последний день срока, установленного налоговым законодательством для уплаты налога. Моментом, с которого может реализовываться и реализуется ответственность налогоплательщика, является день, следующий за днём, установленным налоговым законодательством для уплаты конкретного налога.

Например, при уклонении от уплаты НДФЛ в пределах 3-х финансовых лет подряд, когда два противоправных действия налогоплательщика, охватываемых единым преступным умыслом, не образуемых по отдельности самостоятельных налоговых преступлений и осуществляемых не в каждом налоговом периоде, образовали единое преступное деяние, моментом совершения последнего преступного действия будет выступать срок (день месяца), установленный налоговым законодательством для уплаты НДФЛ. Именно в этот день фактически завершается последнее преступное действие.

Список литературы

1. Уголовное право РФ. Общая часть / под ред. А.И. Рарога. М., 2001. С. 119; Пастухов И.Н., Яни П.С. Неуплата налогов и незаконное предприни- мательство: уголовная ответственность. М., 2002. С. 19; Гладких С.Н. О внесении изменений в статьи 198 и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации // Адвокат. 2004. № 3. С. 23.
2. Налоговое расследование / под ред. Ю.Ф. Кваши. М., 2000. С. 276.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. М., 2002. С. 177.
4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.29 № 23 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» в редакции Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.63 № 1 // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1997. С. 6.
5. Михалев В.В., Даньков А.П. Налоговая полиция: вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. М., 2000. С.61, 68; Ларичев В.Д. Уклонение от уплаты налогов с организаций: квалификация составов // Российская юстиция. 1997. № 6. С. 8.
6. Яни П.С. Длящиеся преступления с материальным составом // Российская юстиция. 1999. № 1. С. 40.
7. Черненко Т., Силаев С. О соотношении длящихся и продолжаемых преступлений (на примере уклонения от уплаты налогов и сборов) // Уголовное право.2010.№ 4. С. 76.
8. Российская газета. 2006. 31 декабря.
9. Федеральный закон от 29 октября 2009 г. № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. 2009. 31 декабря. № 255 (5079).

Примечания.

1 Акцизы, НДПИ, НДС, водный налог, ЕНВД, ЕСХН, УСН, патентная система налогообложения, НДФЛ, транспортный налог, земельный налог, налог на имущество физических лиц.
2 В ст.ст. 12-15, 18 НК РФ установлено шесть федеральных налогов, три региональных налога, два местных налога и пять специальных налоговых режима, которые могут предусматривать федеральные налоги, не указанные в ст. 13 НК РФ. Всего, таким образом, шестнадцать налоговых платежей.
3 Мы сознательно не указываем в работе федеральные сборы, поскольку их правовая природа, размеры ставок и порядок уплаты не позволяют в большинстве случаев привлекать к уголовной ответственности по ст. 198, 199 УК РФ плательщиков сборов.
4 Налог на игорный бизнес, акцизы, НДПИ, НДС, водный налог, ЕНВД, земельный налог, транспортный налог, налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций, ЕСХН, УСН.
5 Под налоговым законодательством мы понимаем законодательство РФ о налогах, законодательство субъектов РФ о налогах, нормативные правовые акты муниципальных образований о налогах.
6 Совпадение юридического и фактического момента окончания длящегося преступного деяния, ответственность за которое наступает в соответствии со ст. 198 или ст. 199 УК РФ на практике может иметь место лишь в одном случае. А именно, когда лицо, уклонившееся от уплаты налога на следующий день после истечения срока его уплаты, явится с повинной в органы налоговой администрации, которые в установленном НК РФ порядке зафиксируют факт совершения нарушения законодательства РФ о налогах и сборах, направят требование об уплате доначисленного проверкой налога, дождутся истечения срока, установленного для исполнения требования, направят в связи с неисполнением требования материалы в следственные органы и получат постановление о возбуждении уголовного дела.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(10). 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code