РЕВОЛЮЦИЯ В ТУНИСЕ: ПЕРВЫЕ ШАГИ, ЛОГИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

В.В.Желтов, д-р филос. наук, M.B.Желтов, д-р соц. наук, профессор

На основе анализа зарубежных источников освещаются вопросы предпосылок и логики революционных преобразований в Тунисе, ставшем пионером демократических преобразований в ряде арабских стран Северной Африки и Ближнего Востока.
Ключевые слова: арабский мир, арабские революции, преобразования демократические, ислам, репрессии, демократия.

За последние два года арабский мир потрясли революции, вошедшие в политический словарь как «арабская весна», вызвавшая к жизни глубокие социальные и политические изменения более чем в 20-ти странах Северной Африки и Ближнего Восток.

Толчок арабским революциям положили события в Тунисе, легендарными фигурами которых стали два тунисца. Речь идет, прежде всего, о Мохамме- де Абузизи, который 17 декабря 2010 г. совершил самосожжение, подобно Яну Палаху в период «пражской весны» в 1968 г., в знак протеста против невыносимого социального и политического порядка. Вторая фигура, менее драматичная, — это Ахмед аль-Хафанауи, который на одной из главных улиц туниской столицы на следующий день после бегства диктатора из страны кричал, выражая свою радость: «Мы постарели в ожидании этого исторического дня!».

При этом он показывал на свои волосы, ставшие рано седыми. «Аль-Джазира»1 превратила эту сцену в рекламный ролик, который принес данному герою панарабскую известность.

Молодой человек с седыми волосами был не единственным символом движения. Глубокие перемены в стране, заставившие диктатора сбежать из Туниса, поразили не только тунисцев, но и вызвали, с одной стороны, интерес, а с другой — опасения многих европейцев, поскольку на «старом континенте» немало выходцев из стран Северной Африки.

Мохаммед Абузизи был не первым, выразившим всю безнадёжность своего социального статуса перед лицом власти. Но его поступок превратил его в «икону» молодёжи, лишённой перспектив в будущем2. Более того, в жесте отчаяния Мохаммеда Абузизи получил своё выражение протест против угнетения тысяч и тысяч лиц молодых тунисцев, которые отождествляли, вольно или невольно, себя с ним. Скромный продавец овощей и фруктов фактом самосожжения словно разбудил силы, которые дремали в душе народа. Манифестации, которые последовали в стране вслед за актом отчаяния, поразили своим размахом: они прошли по всей стране.

Президент Туниса не смог успокоить народный протест. Не дал результата его визит в госпиталь за неделю до смерти Мохаммеда Абузизи, которому была обещана помощь его семье. Не принесли «умиротворения» и действия весьма многочисленной полиции Туниса.

Видя неспособность полиции справиться с народными выступлениями, президент Туниса принимает решение обратиться за помощью в борьбе с манифестантами к армии. К слову сказать, ресурсы армии Туниса были к тому времени не столь уж велики (примерно 35 000 человек). Армия, как институт государства, не была связана с репрессиями в предшествующие годы и имела в глазах населения благоприятный облик.

Однако армия отказалась использовать в борьбе с народными выступлениями авиацию. Генерал Рашид Аммар3, глава сухопутных войск, убедил Бен Али «отступить», как того требовала улица [1]. Но это было через 28 дней после начала революции.

В последующем армия взяла под свой контроль все центры страны, а полем деятельности полиции стала «улица».

Конец опротестованной власти. К всеобщему удивлению в начале 2011 г. тунисцы, которых считали покорными своему диктатору, пробудились от долгого сна и свергли режим, многие годы казавшийся едва ли не самым спокойным и стабильным в арабском мире.

Энтузиазм и гордость народа, свергнувшего своего диктатора и зовущего к утверждению демократии, вызвали в арабском мире две противоречивых реакции: одну — желание повторить то же самое в своих странах, другую — неистовую злобу со стороны ряда руководителей арабских режимов. Показательно, что только Катар, Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты прислали поздравления руководителям нового Туниса. Факт примечательный. Однако он не свидетельствовал о доброжелательном отношении к событиям в Тунисе. Когда премьер-министр Туниса посещал эти монархии, они не оказали никакой финансовой помощи революционному Тунису. Саудовская Аравия, которая предоставила политическое убежище Бен Али, отказалась принять Эссебси4.

В течение 6-ти месяцев после свержения Бен Али руководители указанных нами монархий не отвечали на привычные традиционные телеграммы, которые направляют по разным поводам друг другу президенты и главы правительств. Саудовская Аравия направила своего министра иностранных дел в Тунис лишь через 9 месяцев после революции. Эти и другие факты предвещали, что Тунису ещё нужно немало пережить трудностей в ближний период.

Поскольку в Тунисе не было «чисток», в полиции, например, с утверждением новой власти в стране продолжали службу немало лиц из числа прежнего её состава. И это имело место не только в полиции. Так, прославившийся репрессивными действиями в 2010 г. Мохаммед Фарес5 был назначен министром. Он известен также и тем, что заключил в тюрьму на четыре месяца блоггера Виссама эль-Тастури.

Люди Бен Али имели примерно месяц для того, чтобы уничтожить дискредитирующие ихдокументы. Комиссар Ламар Трабельси, глава криминальной полиции Туниса, который выполнял немало разных дел прежнего режима, был найден в своем бюро мёртвым. И это не было самоубийством, как было сообщено. Это была насильственная смерть — его тело слишком быстро было предано земле [2].

31 января 2011 г. министр внутренних дел Фархад Раджи6 был взят в заложники, та же участь постигла прибывшего к министру Рашида Аммара3. 1 февраля Раджи квалифицировал эти действия как «заговор против правительства, осуществленный пьяницами и наркоманами». Было бы точнее сказать, что в этом факте можно видеть свидетельство того, что полиция и в новом Тунисе оказалась безнаказанной. К тому же, как указывают многие наблюдатели, нет ясности о структуре данного министерства.

Удушающий полицейский режим. Для понимания сегодняшней ситуации не следует забывать, что независимость в Тунисе существует полстолетия. В стране за это время было два президента. Президент X. Бургиба7 руководил страной вплоть до 1987 г., когда был совершён «медицинский государственный переворот». Опираясь на свою легитимность как «отца-основателя» нации, Бургиба провёл глубокую модернизацию туниского общества. В 1987 г. назначенный Бургибой премьер-министр Бен Али осуществил переворот.

Через 23 года в Тунисе сложилась точно такая же ситуация. Болезнь превратила Бен Али в депрессивного человека, который, надо полагать, осознавал неизбежность отхода от дел. Не случайно парламентом Туниса в 2005 г. был принят закон, который определил условия пенсионного обслуживания президента и всех членов его семьи. Даже в случае смерти Бен Али семья получала бы пожизненное обслуживание за счёт государства.

Как же получил Бен Али неограниченную ничем власть? В начале своего восхождения, в 1960-е гг., Бен Али осуществлял руководство дирекцией военной безопасности. Когда М. Каддафи8 и X. Бургиба (1974 г.) выдвинули проект создания союза между двумя странами, то к удивлению президента Туниса в перечне лиц министров правления союза вопросы военной безопасности ливийский лидер предлагал поручить Бен Али. Это вызвало определённое беспокойство со стороны Бургибы. Он принял решение освободить Бен Али от должности в дирекции военной безопасности и отправил его военным атташе в Марокко. Однако это не помещало Бен Али поддерживать и дальше контакты с Ливией. А Каддафи не скрывал удовлетворения, когда во главе Туниса оказался Бен Али.

Бургиба не без основания настороженно относился к Бен Али. Как потом станет известно, судя по некоторым данным, Бен Али получал существенную финансовую поддержку от ливийского лидера. Это, конечно, отрицалось адвокатом Бен Али. Куда важнее другое. В период действия международных санкций против Ливии (1991-2003 гг.) через Тунис осуществлялись: воздушное сообщение Ливии, банковские трансакции и т.д.
политология

Бен Алн, побывав в должности министра внутренних дел, затем став премьер-министром, а потом и президентом, опасался заговоров против себя и потому всё делал для того, чтобы иметь постоянный всесторонний контроль развития политической жизни. Он лично занимался вопросами безопасности, вникая в любые детали.

Как и в большинстве арабских стран, выборы в Тунисе фальсифицировались. На выборах с 1989 по 2009 гг. Бен Али получал от 99,27 % до «минимум» 89,67 % голосов избирателей. Конституционные поправки от мая 2002 г., как уже отмечалось, открыли путь для законодательного закрепления пожизненного президентства, устранив положение об ограничении избрания на должность тремя сроками.

Для лучшего контроля над приходившем в движение гражданским обществом силы полиции за годы президентства Бен Али были увеличены в 5 раз и насчитывали 130 000 человек, которые опирались в своей деятельности на «стукачей» и комитеты кварталов. Полиция вмешивалась в жизнь лицеев и университетов. Министр внутренних дел получал данные о результатах экзаменов и конкурсов, проходивших в высшей школе, и обладал возможностью вмешиваться в проведение конкурса ещё до его объявления.

Два института, пользуясь специальными неограниченными фондами, были освобождены от внимания Счётной палаты: Министерство внутренних дел и Агентство внешних связей. Это привело к тому, что часть архивов, к величайшему сожалению журналистов, лоббистов, а также политиков разных стран, включая Францию, имевшую тесные, исторически сложившиеся связи с Тунисом, была безвозвратно потеряна.

Задачей Агентства внешних связей было создание привлекательного образа режима в глазах международной общественности. Агентство располагало большими средствами и немало делало для того, чтобы появлялись книги и статьи в прессе, в том числе за рубежом, во славу диктатора. Агентство организовывало встречи с руководителями разных стран, а также приглашало в Тунис «нужных людей».

Семья президента за годы его правления, по сути дела, подчинила себе страну. Многочисленные родственники самого Бен Али и его жён подчинили себе самые рентабельные сектора экономики, не останавливались и перед тем, что «прихватывали» значительную часть доходов от поставок газа из Алжира для нужд национальной экономики.

Логика правления Бен Али, как считают некоторые эксперты, может быть представлена двумя формулами. В начале своего первого мандата Бен Али, казалось, избрал в качестве девиза: «Обогащайтесь, но молчите!». Когда его супруга9 в полной мере проявила свою хищническую сущность, формула приобрела следующее выражение: «Мы обогащаемся, а вы молчите!» [3].

Лейла Трабелси была моложе Бен Али на 21 год и его третьей женой. Имея только начальное образование и низкое происхождение из бедного квартала, она мечтала о судьбе X. Клинтон10 и пригласила специалистов из Европы для того, чтобы стать профессором права. Лица из числа близкого окружения Бен Али свидетельствуют, что время от времени она задавала своему окружению вопрос: «Почему Тунис однажды не может возглавить женщина?».

Приобретая всё большую власть над стареющим мужем, она произнесла заключительную речь его «президентской кампании» 2004 г. ещё до получения окончательных результатов голосования. По сведениям печати, Л. Трабелей постепенно создала свою собственную сеть влияния в правительстве, полиции и высшей администрации. Она управляла значительной частью мафиозных активов режима. По данным «Викиликса»11, она была одной из самых одиозных фигур в Тунисе, имевшей значительный вес в политике страны.

В 2004 г. Лейла выдала замуж свою старшую дочь. В качестве приданного выходцу из обеспеченной семьи она подарила не только роскошный автомобиль, но и права на строительство порта и туристического комплекса. Это позволило проводить через её счет финансы на осуществление проекта в жизнь. И это только лишь один факт всемогущества супруги Бен Али.

Репрессии, вызванные событиями 11 сентября. Тунис по своей природе никогда не был склонен к диктатуре. Его буржуазия, получавшая в своём большинстве, европейское образование, была склона к развитию отношений с Западом. Именно это позволило Бургибе дать некоторые свободы в рамках ислама в годы своего президентства. Под его непосредственным руководством были проведены следующие крупные реформы:
— в социальной жизни — крупномасштабное расширение прав женщин (Бургиба запретил многожёнство и ввёл законодательную процедуру развода), повышение уровня среднего и высшего образования;
— в экономической области — расширение частной собственности в стране;
— в политической области — изменение курса внутренней и внешней политики, изменение конституции, введение светских судов.

В определённой мере политику Бургибы продолжил Бен Али. С конца 1990-х гг. и до сентября 2001 г. в Тунисе получило развитие гражданское общество. Оно стало противодействовать авторитарному режиму. Опираясь на международное общественное мнение, граждане Туниса разоблачали режим, чего, казалось, не замечает Запад, позиция которого во многом определялась тем, что стабильный Тунис предпочтительнее Алжира, находящегося в состоянии гражданской войны.

Взяв в качестве абсолютного приоритета «борьбу против международного терроризма» после 11 сентября 2001 г., Бен Али усилил деятельность репрессивной машины и нанёс тем самым значительный удар по развитию гражданского общества. Менее чем через месяц после теракта в Нью-Йорке Бен Али представил своим партнёрам на Западе список политических беженцев, которых он требовал вернуть в страну. В полную силу стали работать военные трибуналы. Преследованиям подверглись диссиденты любого рода, включая журналистов, «кибер-террористы». Всё это привело к крушению многих завоеваний гражданского общества.

Вся судебная система попала, по сути дела, в подчинение полиции. В середине марта 2007 г. на выходе из мечети шесть молодых людей были арестованы и получили строгое наказание за проведение собрания без разрешения властей.

Защитники прав человека подвергались мерам полицейского контроля прямо в своих жилищах. То же самое делалось в отношении всех, с кем они имели контакты. Телефонные переговоры прослушивались, свобода передвижения ограничивалась, паспорта изымались, как и корреспонденция. Сайты Интернета блокировались или закрывались. К ним не было доступа на территории страны. Они подвергались атакам вирусов. Журналистка и активистка в защите прав человека Сайхем Бенседрин12 испытала на себе преследования, была брошена в тюрьму, оболгана и затем выслана из страны.

Манипулируемая информация. Репрессий не избежали и иностранные представители. Голландский дипломат был вынужден аннулировать встречу с независимой ассоциацией, получив предупреждение МВД о том, что можно действовать только по линии официальных каналов в своих отношениях с представителями гражданского общества. Давление испытывали на себе представители Евросоюза и Швейцарии. В мае 2006 г. дипломаты не смогли попасть в штаб-квартиру туниской организации защиты прав человека, получив специальное предупреждение МВД о нежелательности такого рода контактов.

Подобные действия применялись и по отношению к американцам. Во время визита в Тунис в ноябре 2006 г. Ф.-В.Штайнмайер13, министр иностранных дел Германии, был «санкционирован» за призыв к Тунису проводить реформы в области свобод и прав человека во время встречи учёных Туниса и Германии. Его тут же проинформировали, что его встреча с Бен Али аннулируется. Когда «Аль-Джазира» предоставила слово оппозиционеру, туниский посол в Дохе был отозван властями Туниса. Для донесения вполне определённой информации до мирового сообщества использовались возможности приглашённых профессоров, а также дипломатов.

Освобожденные при помощи Интернета. Интернет [4], спутниковые каналы, социальные сети и мобильные телефоны, прямая передача информации и образов поставили немало вопросов перед силами безопасности. При помощи Буазизи, потом лозунгов манифестаций и информации из социальных сетей население разбило «стену молчания и страха». Режим потерпел поражение в битве образов и коммуникаций. Накануне отъезда Бен Али около 3 млн тунисцев получали подробную информацию в социальных сетях в режиме реального времени. Тунис стал первой африканской и арабской страной, овладевшей Интернетом (1991 г.). И это позволило в течение нескольких лет решительно изменить образ жизни и мысли населения.

В волнениях, которые обрушились на страну, власти обвиняли внешние силы, в частности «Аль-Джазиру». Новые возможности коммуникации оказывали прямое действие, проводя массовую мобилизацию и политизацию требований протестующих. В средствах коммуникации открыто критиковался непотизм и коррупция, которые были порождением окружения президента. Огромная собственность президента и его семьи вызывала гнев населения. Речи Бен Али, его обещания уступок, создания новых рабочих мест и «укрепления» политических свобод не получили отклика у граждан. Страх уступил место сражению.

Ностальгическая оборона бенализма. После успеха «улиц» управление страной в послебеналийский период стремилось заполнить политическую пустоту и обеспечить непрерывность функционирования государства. Теоретически все бывшие руководители в государстве, причастные к практике правления Бен Али, должны были покинуть свои посты под народным давлением, уступив место технократам, призванным осуществить переход страны к качественно новому управлению страной. Однако бастионы бенализма не собирались сдавать свои позиции. Речь идёт, прежде всего, о Министерстве внутренних дел и органах юстиции. В подтверждение этого эксперты приводят разные факты. Так, один из префектов полиции Туниса был арестован за требование к правительству убрать символы прежнего Министерства внутренних дел, которое было связано с коррупцией, пытками и которое в ходе революции уничтожило часть архивов министерства.

Прежние авторитеты власти стремились препятствовать изменениям. Так, директора и охранники тюрем не помешали 11 тыс. заключенных сбежать из мест лишения свободы на следующих день после бегства Бен Али из страны. В апреле 2011 г. сбежало из тюрем ещё 800 заключённых.

Как отмечали некоторые наблюдатели, прежние кадры Министерства внутренних дел могли быть причастны к убийству польского священника Марека Рыбински14, найденного с перерезанным горлом в религиозной школе 18 февраля 2011 года. Правительство и «Эннахда»15 резко осудили это преступление. По результатам расследования вина была возложена на «группу террористов». Однако многие в этом подозревают бывших членов правящей партии, а сделано это было для того, чтобы доказать, что именно Бен Али гарантирует религиозную безопасность и мирное сожительство конфессий.

Политологи отмечают, что представители прежней власти до сих пор располагают немалыми силами, которые могут мешать установлению порядка. Возвратившийся из 20-летнего изгнания из страны лидер «Эннахды» Р. Аль- Ганнуши16 был встречен в аэропорту странными «ультра-исламистами», которые кричали: «Allah Akbar!». Было очевидно, что это заказная акция.

Некоторые политические деятели заговорили о возвращении прежнего, об отказе от того, что несёт с собой ветер революционной весны. В ответ на это либералы и левые силы стремятся структурироваться. 9 марта 2011 г. была распущена бывшая правящая партия RCD17. Её собственность перешла государству. Многие члены партии были лишены возможности влиять на принятие решений. Некоторые деятели бывшего режима были преданы суду. Тунис не раз обращался к Саудовской Аравии об экстрадиции в Тунис бывшего диктатора.

Переходное правительство провело выборы для формирования конституционной ассамблеи. Переходные органы — правительство и комитеты, созданные для осуществления разрыва с прежним режимом, — стремятся продвигать дело демократии в стране.

Более 100 политических партий! Несмотря на то, что страна рекламирует прозрачность во всех областях, от деловой жизни до прессы и политики, инициативы в этом направлении плохо скоординированы. Исчезло Министерство коммуникации, игравшее значительную роль при прежнем режиме, но явно стал виден процесс атомизации политической сцены, на которой действуют 100 политических партий, многие из которых мало известны вообще. После революции, по сути, сохраняется монополия тех же сил в аудиовизуальных средствах информации. И это несмотря на то, что важным требованием сил революции была либерализация СМИ. С большим трудом правительство даёт разрешение на открытие новых СМИ. Вместе с тем гражданское общество весьма активно: коалиция неправительственных организаций, состоящая из 8 ассоциаций, предприняла усилия по открытию 8 тыс. мониторов, чтобы следить вместе с иностранными наблюдателями, в частности от Евросоюза и ООН, за ходом выборов Конституанты.

В этот сложный период население ищет некие индикаторы. Одним из них является нынешний премьер-министр, который входил в команду Бургибы. Несмотря на авторитарный характер власти при Бургибе, он, как «отец нации», сохраняет в глазах многих людей образ реформатора, который весьма активно продвигал права женщин и свёл религию к частной сфере по образу того, что в свое время в Турции сделал Ататюрк18. Это — во-первых. Во-вторых, другой ориентир — ислам [5]. Историческое движение исламистов, представленное партией «Эннахда», запрещённой ранее Бен Али, было легализовано 1 марта 2011 г. и взяло на себя обязательство через своего старого руководителя Ганучи продвигать демократию, используя опыт, накопленный, например, в Турции. Ганучи при этом подтвердил, что он не будет выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах и что он выступает за создание коалиционного правительства. Он подтвердил также и то, что все договоры, заключённые с иностранными партнёрами, будут выполняться, что он выступает за добрые отношения со всеми странами Севера и Юга Средиземного моря.

В Тунисе после революции развернулись дебаты об участии исламистов в публичном пространстве. По этому вопросу страна раскололась. Пример тому — показ фильма в Тунисе, который получил название «Ни Аллах, ни господин». Кинотеатр был атакован группой возмущённых людей, напоминавших, что Тунис — это исламское государство. Создательница фильма получила немало угроз. Ей приписывали публично то, о чём она никогда не говорила. При этом использовалось одно из интервью создателя фильма, которое было сфальсифицировано. Этими же исламистами была открыта страница в Facebook, на которой присутствовали слова оскорблений и анафемы на её счет.

Иллюстрируя важность ислама, эта же страница указала на 35 тыс. врагов свободы сознания и выражения. Эти фанатики осуществляли специальные операции, рекламируя себя как «прокуроров Аллаха на земле», призванных сохранять исламскую мораль.

Создать компромиссную экономику. Революция дорого обходится Тунису, который резко сократил свои показатели роста экономики — с 5 % ежегодно до революции до 1 % после революции.

Особенно большие потери понесла главная отрасль экономики Туниса — туризм. В страну ежегодно прибывало до 6 млн посетителей. Война в Ливии вынудила 35 тыс. тунисцев, работавших в этой стране, вернуться на родину. К тому же сократился экспорт Туниса в Ливию. Около 500 тыс. беженцев прошли через Тунис, в числе которых было примерно 60 тыс. ливийцев.

Многие регионы вновь выражают недовольство перед медленным осуществлением изменений в стране. Беспокойство людей вызывает сокращение покупательной способности различных слоев населения. Создание новых рабочих мест требует времени. Отсутствие работы побуждает многих, особенно молодых людей, становиться эмигрантами.

Несмотря на то, что Тунис не располагает нефтяными ресурсами, скромный по своим масштабам промышленный сектор не испытал серьёзных последствий от революции в стране. К тому же Тунис неплохо «вписался» в развивающийся в мире процесс глобализации. Как полагают специалисты, с учётом происходящих в стране изменений, в частности с учётом ведущейся борьбы с коррупцией, деловые круги могут проявить больший, чем прежде, интерес к увеличению капиталовложений. Определённые надежды временное правительство связывает с возможностью использовать многое из награбленного Бен Али и его окружением. По некоторым оценкам, это составляет примерно 10 млрд долларов. К тому же Тунис надеется на поддержку европейских стран, в частности Франции.

Шансы на успех демократии. Революционные изменения в Тунисе неоднозначно восприняты в арабском мире. И вряд ли следует ожидать активной поддержки новому режиму. Внутри страны также складывается непростое восприятие всего происходящего в стране. Трудности в преобразовании страны, медленные положительные сдвиги вызывают неоднозначное отношение различных групп населения к делу революции. Не исключены и активные действия беналистов, которые могут воспользоваться недовольством части на — селения. Возможны подрывные действия со стороны некоторых соседних арабских стран, в частности Алжира. Определённую обеспокоенность вызывает неспособность полиции навести общественный порядок. Нужно учитывать и то, что военный конфликт в Ливии содействовал тому, что «Аль Каида» исламского Магриба получила возможность хорошо вооружиться. И наконец, радикальные и популистские элементы, получившие доступ к власти, увеличивают разрыв между сторонниками светского и исламского государства, что может вызвать к жизни вооружённый переворот.

Задача туниской революции состоит сегодня в том, чтобы запастись терпением и сосредоточить усилия на проведение в жизнь обдуманных проектов развития, в чём, вне всякого сомнения, страна получит поддержку многих стран и, прежде всего, Европы. Одним из ключевых моментов успеха является точное соблюдение конституционных положений. Другой важный момент — не допустить появления на революционной волне появления некой харизматической фигуры «спасителя».

Список литературы

1. Cf. Basbous A. Le tsunami arabe. P., 2011. P. 88-89.
2. Cf. Puchot P. La revolution confisqu ё e. Enqu ё tesur la transition d ё mocratique en Tunisie. Arles, 2012. P. 60-61.
3. Cf. Basbous A. Le tsunami arabe. P., 2011. P. 95.
4. Желтов B.B., Желтов M.B. Интернет и «арабская весна» // Социогуманитарный вестник. № 2 (9). 2012. С. 85-95.
5. Желтов В.В., Желтов М.В. Религия и «арабская весна» // Вестник КемГУ. 2012. № 2 (50). С. 90-98.

Примечания.
1 «Аль-Джазира» — международная телекомпания со штаб-квартирой в Дохе, столице Катара. Создана в 1996 г. по указу эмира Катара. У компании есть свой сайт, имеющий с 2003 г. англоязычную версию.
2 Лица моложе 25-ти лет составляют 40 % населения, 14 % которого являются безработными. В провинции Сиди Бузид их насчитывалось более трети, многие из которых имели дипломы об образовании.
3АммарРашид (1947 г. рожд.) — начальник штаба туниских вооруженных сил. 13 января 2011 г. отказался выполнять приказ Бен Али применить оружие против граждан страны.
4 Эссебси Беджи Каид (1926 г. рожд.) — туниский политик и юрист, который стал премьер-министром страны 27 февраля 2011 г. До 2011 г. принадлежал партии «Демократическое конституционное объединение», в 2011 г. стал независимым политиком.
5 Фарес Мохаммед (1953 г. рожд.) — туниский инженер и политик. С 1 июля по 24 декабря 2011 г. работал в Министерстве транспорта и оборудования.
6 Раджи Фархад (1952 г. рожд.) — адвокат, министр внутренних дел Туниса с 27 января по 31 марта 2011 года.
7 Бургиба Хабиб (1903-2000) — политический деятель и первый президент Туниса с 25 июля 1957 по 7 ноября 1987 г., с 1975 г. — пожизненный президент.
8 Муаммар бен Мухаммад Абу Меньяр Абдель Салям бен Хамид аль Каддафи (1940-2011) — ливийский государственный и военный деятель, фактический глава Ливийской Джамахирии (1969-2011). Являясь сторонником панарабизма, Каддафи прилагал усилия по объединению страны с рядом других арабских стран, которые окончились неудачно. 27 июня 2011 г. во время гражданской войны в Ливии Международный уголовный суд выдал санкцию на арест Каддафи по обвинению его в убийствах, незаконных арестах и заключениях под стражу. Убит 20 октября 2011 года.
9 Трабелси Лейла (1956 г. рожд.) — супруга Бен Али; сумела обогатить себя и свою семью, вела расточительный образ жизни. В январе 2011 г. уехала с мужем и тремя детьми в изгнание в Саудовскую Аравию. Достаточно подробно семейная жизнь Л. Трабелси описана дворецким Бен Али в его книге (Chrouda Lotfi Ben. Dansl’ombrede- lareine. Neuilly-sur-Seine, 2011).
10 Клинтон Хилари (1947 г. рожд.) — американский политик, супруга 42-го президента США Б. Клинтона (2001-2009), сенатор США (2001-2009), Государственный секретарь США (2009-2013).
11 «Викиликс» — международный социальный сетевой проект. Цель проекта — «неотслеживаемая публикация и анализ документов, ставших доступными вследствие утечки информации».
12 Бенседрим Сайхем (1950 г. рожд.) — туниская журналистка.
13 Штайнмайер Франк-Вальтер (1956 г. рожд.) — немецкий политик, вице-канцлер Германии (2007-2009), министр иностранных дел Германии (2005-2009).
14 Отец Рыбински Марек (1977-2011) — миссионер польского происхождения.
15 «Эннахда» — политическая партия туниских исламистов. Основана 6 июня 1981 г. под названием «Исламское движение тенденции». Сменила название в феврале 1989 года. В настоящее время — крупнейшая политическая сила в стране.
16 Аль-Ганнуши Рашид (1941 г. рожд.) — туниский политик, долгие годы подвергавшийся преследованиям со стороны режима Бен Али, лидер партии «Эннахда».
17 RCD (Демократическое конституционное объединение) — правящая партия в пору президентства Бен Али, который являлся её председателем.
18 Ататюрк Мустафа Кем аль (1881-1938) — османский и турецкий реформатор, политик, государственный деятель и военачальник, основатель и первый лидер Республиканской народной партии Турции, первый президент Турецкой республики, основатель современного турецкого государства.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 1(10). 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code