Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27.06.2016 N Ф06-9246/2016 по делу N А65-16847/2015

Требование: О признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа, отмене постановления о привлечении к ответственности по части 2 статьи 14.31 КоАП РФ.

Обстоятельства: Антимонопольный орган признал общество виновным в нарушении законодательства о защите конкуренции, выразившемся во взимании с отправителей внутренней почтовой корреспонденции отдельной платы за нанесение оттиска франкировальной машины.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт совершения правонарушения не подтвержден.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 июня 2016 г. N Ф06-9246/2016

Дело N А65-16847/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 21 июня 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 июня 2016 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Хабибуллина Л.Ф.,

судей Егоровой М.В., Мухаметшина Р.Р.,

при участии представителей:

заявителя — Созиновой Э.Н., доверенность от 22.03.2016 N 1530/юд, Петрова В.О., доверенность от 11.02.2016 N 1397-1/юд, Логиновой А.В., доверенность от 10.03.2016 N 1507/юд, Галактионовой И, доверенность от 09.06.2016 N 1607/юд, Подгузовой К.Г., доверенность от 11.02.2016 N 1397-1/юд, Ахметова Л.К., доверенность от 26.02.2016 N 1.5.6.6.20.12-22/394,

ответчика — Черновой В.В., доверенность от 31.12.2015 б/н,

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России»

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.10.2015 (судья Ситдиков Б.Ш.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2016 (председательствующий судья Драгоценнова И.С., судьи Филиппова Е.Г., Юдкин А.А)

по делу N А65-16847/2015

по заявлению Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России», г. Москва, к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан, г. Казань, о признании незаконными и отмене решения, предписания и постановления,

установил:

федеральное государственное унитарное предприятие «Почта России» (далее — ФГУП «Почта России», Почта России, предприятие) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании недействительным решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан (далее — антимонопольный орган, управление) от 14.04.2015 по делу N 05-225/2014. Заявитель также просил признать незаконным и отменить постановление антимонопольного органа от 05.08.2015 по делу А05-853/2015 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), в виде 6 429 725 рублей 84 копеек штрафа.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.10.2015 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2016 решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

В кассационной жалобе ФГУП «Почта России» просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании объявлялся перерыв с 14.06.2016 до 13 часов 30 минут 21.06.2016.

Проверив законность обжалуемых актов в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд кассационной находит их подлежащими отмене по следующим основаниям.

Решением антимонопольного органа от 14.04.2015 по делу N 05-225/2014 ФГУП «Почта России» в части неправомерного взимания с отправителей внутренней почтовой корреспонденции (простых отправлений весом более 20 гр., заказных и партионных отправлений) отдельной платы за нанесение оттиска франкировальной машины, признано нарушившим пункт 10 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции, Закон).

На основании указанного решения антимонопольным органом заявителю выдано предписание по делу N 05-225/2014, которым предприятию в течение трех месяцев с момента получения настоящего предписания (со дня окончания действия оснований, вызвавших приостановление исполнения предписания), предписано не допускать нарушение пункта 10 части 1 статьи 10 Закона, а именно, указать «Татарстан почтасы» — филиалу заявителя на недопустимость взимания с отправителей почтовой корреспонденции (простых отправлений весом более 20 гр., заказных и партионных отправлений) отдельной платы за нанесение оттиска франкировальной машины.

Данные обстоятельства послужили основанием для вынесения управлением 05.08.2015 постановления А05-853/2015 о привлечении заявителя к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.31 КоАП РФ.

Полагая, что решение, предписание и постановление антимонопольного органа не соответствует действующему законодательству, ФГУП «Почта России» обратилась в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что рынок услуг по нанесению оттисков франкировальных машин не имеет самостоятельного экономического значения; действия Управления Федеральной почтовой связи «Татарстан почтасы» (далее — УФПС «Татарстан почтасы») — филиала предприятия по наклеиванию почтовых марок либо нанесению оттиска франкированной машины (при условии приема письменной корреспонденции в объекте почтовой связи и оплаты денежными средствами) не являются отдельной услугой, а являются составной частью универсальной услуги почтовой связи, связанной с приемом и отправкой письменной корреспонденции.

Суды установили, что рынок услуг по наклеиванию почтовых марок на письменную корреспонденцию (в случае оплаты услуг почтовой маркой) является неконкурентным. В соответствии со статьями 3, 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях» (далее — Закон о естественных монополиях) деятельность по оказанию услуг Общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи относится к естественно-монопольным видам деятельности. Поэтому суды, сославшись на пункт 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции, сделали вывод о том, что предприятие занимает доминирующее положение на рынке услуг общедоступной почтовой связи как субъект естественной монополии.

Суды также пришли к выводу о том, что деятельность по проставлению оттисков франкировальной машины на письменную корреспонденцию является составной частью этапа приема почтовых отправлений и, следовательно, относится к универсальным услугам почтовой связи, затраты на осуществление которых не требуют дополнительной тарификации.

Как указали суды, основанием для взимания дополнительной платы оператором почтовой связи должно являться проведение какой-либо операции, то есть отправитель почтовой корреспонденции должен получить взамен какую-либо выгоду (ему должна быть оказана определенная услуга, в которой он нуждается). По мнению судов, из системного толкования пункта 25 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 15.04.2005 N 221 и пункта 24 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации (далее — Минкомсвязи России) от 31.07.2014 N 234 (далее — Правила N 234), можно прийти к выводу о том, что нанесение оттиска франкировальной машины производится для того, чтобы сотрудники объекта почтовой связи могли убедиться в том, что услуга по пересылке почтового отправления действительно оплачена. Суды согласились с доводами антимонопольного органа о том, что включение услуги по проставлению оттиска франкировальной машины в состав универсальных услуг почтовой связи подтверждается Положением о ведении операторами почтовой связи раздельного учета доходов и расходов по оказываемым услугам почтовой связи, утвержденным Министерством информационных технологий и связи Российской Федерации от 11.09.2007 N 107 (далее — Положение N 107).

В подтверждении своих выводов суды сослались также и на письмо Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Республике Татарстан (далее — Роскомнадзор по Республике Татарстан) от 18.03.2015 N 1887-03/16, в котором отмечено, что действия оператора почтовой связи по наклеиванию либо по нанесению оттиска франкировальной машины (при условии приема письменной корреспонденции в объект почтовой связи и оплаты денежными средствами) являются составной частью универсальной услуги почтовой связи, связанной с приемом и отправкой письменной корреспонденции.

В этой связи суды посчитали неправомерным взимание филиалом предприятия УФПС «Татарстан почтасы» отдельной платы за нанесение описка франкировальной машины на письменную корреспонденцию и признали заявителя нарушившим пункт 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции (злоупотребление заявителем своим доминирующим положением путем нарушения порядка ценообразования).

Между тем судебная коллегия считает, что судами не учтено следующее.

Согласно части 1 статьи 5 Закона о защите конкуренции доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.

В соответствии с пунктом 1.1 Приказа Федеральной антимонопольной службы России от 28.04.2010 N 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке» (далее — Приказ N 220) данный порядок используется для анализа состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта (хозяйствующих субъектов) и выявления иных случаев недопущения, ограничения или устранения конкуренции, в том числе при рассмотрении дел о нарушениях антимонопольного законодательства.

При проведении анализа состояния конкуренции антимонопольный орган дает оценку обстоятельствам, влияющим на состояние конкуренции, в том числе условиям доступа на товарный рынок, долям хозяйствующих субъектов на рынках определенного товара, соотношению долей покупателей и продавцов товара, периоду существования возможности оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на товарном рынке (часть 8 статьи 5 Закона о защите конкуренции).

Однако из решения антимонопольного органа не следует, именно на каком рынке было совершено вменяемое заявителю правонарушение, поскольку в нем указано и на рынок услуг общедоступной почтовой связи и на рынок услуг по пересылке простой и заказной письменной корреспонденции и на рынок услуг по пересылке внутренней письменной корреспонденции. Часть выводов оспариваемого решения основана на аналитическом отчете об исследовании рынка услуг по нанесению (наклеиванию) государственных знаков почтовой оплаты (далее — ГЗПО) на письменную корреспонденцию, продуктовые границы которого определены как услуги по наклеиванию почтовых марок. При этом антимонопольный орган в резолютивной части отчета распространил выводы, сделанные в отношении услуги по наклеиванию почтовых марок, на услуги по франкированию.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что технологический процесс наклеивания марок существенно отличается от процесса нанесения оттисков франкировальных машин. В соответствии с письмом Федеральной службы по тарифам от 13.08.2014 N ШС-8791/8 операции по нанесению оттиска включают в себя подготовку машины к работе, включение машины, взвешивание корреспонденции, сортировку по весовой градации, выставление тарифа, франкированию. Данные операции применимы только к деятельности по франкированию, но не к наклеиванию марки. Следовательно, применение судами пункта 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции с учетом разницы производственных процессов франкированию и наклеивания марок, не обосновано.

Суд кассационной инстанции признает ошибочными выводы судов о том, что надлежащим является проведение анализа состояния конкуренции на рынке услуг по пересылке внутренней письменной корреспонденции, так как деятельность по нанесению оттисков франкировальных машин не имеет самостоятельного экономического значения и входит (должна входить) в состав универсальных услуг почтовой связи.

В соответствии со статьей 3 Закона о естественных монополиях товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров.

Судебная коллегия считает, что ни услуга по наклеиванию марок, ни услуга по нанесению оттисков франкировальных машин не подпадают под указанное определение. Данные услуги имеют общую цель и результат (оплат услуг почтовой связи) и отправитель может самостоятельно выбрать, какой услугой воспользоваться. При этом у отправителя есть несколько вариантов подтвердить факт оплаты, в том числе воспользовавшись услугами предприятия (заказав услугу по наклеиванию марок либо услугу по проставлению оттиска франкировальной машины), или без участия предприятия (наклеив марку самостоятельно, приобретя франкировальную машину, обратившись за аналогичной услугой к третьему лицу). В случае, когда отправитель не пользуется соответствующими услугами предприятия, плата за такую услугу не взимается.

Таким образом, услуга по нанесению оттиска франкировальной машины может быть заменена в потреблении на услугу, оказываемую иным хозяйствующим субъектом, либо действием, осуществляемым отправителем самостоятельно. Поэтому услуги по простановке оттиска франкировальной машины не соответствует признакам естественно-монопольного вида деятельности, перечисленным в статье 3 Закона о естественных монополиях.

Антимонопольный орган исключил ряд возможностей по проставлению ГЗПО потребителями, что противоречит порядку определения продуктовых границ товарного рынка в соответствии с разделом 3 Приказа N 220. Это привело к неверному выводу об отсутствии самостоятельного экономического значения услуг по проставлению ГЗПО и, соответственно, к включению данных услуг в состав универсальной услуги почтовой связи по приему и отправке письменной корреспонденции. Это, в свою очередь, повлекло ошибочное отнесение услуг по нанесению оттиска франкировальных машин к сфере деятельности субъекта естественной монополии и признанию положения заявителя при оказании данной услуги доминирующим.

При этом в соответствии с пунктом 24 Правил N 234 подтверждением оплаты услуг почтовой связи по пересылке простой и заказной письменной корреспонденции, оказываемых организациями федеральной почтовой связи, являются государственные знаки почтовой оплаты, в качестве которых используются: а) почтовые марки, наклеиваемые на письменную корреспонденцию или наносимые типографским способом на почтовые конверты и почтовые карточки; б) оттиски государственных знаков почтовой оплаты, наносимые франкировальными машинами; в) иные знаки, установленные Федеральным агентством связи и наносимые типографским способом.

В соответствии с пунктом 25 названных Правил обязанность по наклеиванию почтовой марки лежит на отправителе корреспонденции. В связи с тем, что все перечисленные способы нанесения государственных знаков почтовой оплаты служат подтверждением при отправлении письменной корреспонденции оплаты услуг почтовой связи по пересылке письменной корреспонденции, положения названного пункта Правил можно распространить и на иные ГЗПО, включая оттиски франкировальных машин.

Следовательно, обязанность по нанесению ГЗПО лежит на отправителе, и отправитель сам решает, каким именно способом исполнять данную обязанность (самостоятельно либо поручить ее исполнение Почте России, либо третьим лицам). Данные выводы также подтверждаются позицией Минкомсвязи России, изложенной в письме от 24.02.2015 N 1123-2-09 2821.

 

Примечание.

В тексте документа, вероятно, допущена опечатка: Федеральный закон «О почтовой связи» от 17.07.1999 имеет N 176-ФЗ, а не N 76-ФЗ.

 

Кроме того, в соответствии со статьей 2 Федерального закона от 17.07.1999 N 76-ФЗ «О почтовой связи» под универсальными услугами почтовой связи понимаются услуги почтовой связи по удовлетворению нужд пользователей услуг почтовой связи в обмене письменной корреспонденцией в пределах территории Российской Федерации и по доступным ценам. При этом услуги почтовой связи — действия или деятельность по приему, обработке, перевозке, доставке (вручению) почтовых отправлений, а также по осуществлению почтовых переводов денежных средств. То есть понятие «услуги почтовой связи» шире, чем «универсальные услуги почтовой связи». Следовательно, не все действия по приему, обработке, перевозке, доставке (вручению) почтовых отправлений входят (должны входить) в состав универсальных услуг почтовой связи.

Статьей 29 данного Закона установлено, что плата за универсальные услуги почтовой связи определяется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, то есть государственному регулированию подлежит только плата за универсальные услуги почтовой связи.

В соответствии со статьей 4 Закона о естественных монополиях сферой деятельности естественных монополий является оказание услуг общедоступной почтовой связи. Порядок государственного регулирования тарифов на услуги общедоступной почтовой связи на внутреннем рынке Российской Федерации установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 24.10.2005 N 637 «О государственном регулировании тарифов на услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи» (далее — Постановление N 637). Согласно перечню, утвержденному Постановлением N 637, к услугам общедоступной почтовой связи, тарифы на которые регулируются государством, относится услуга по пересылке внутренней письменной корреспонденции (почтовых карточек, писем, бандеролей).

Соответственно, услуга по нанесению ГЗПО, включая оттиски франкировальной машины, не входит в состав универсальных услуг почтовой связи, следовательно, цена на данную услугу не подлежит государственному регулированию и определяется на договорной основе. Таким образом, вывод судов о нарушении заявителем порядка ценообразования не основан на нормах действующего законодательства.

Судебная коллегия находит ошибочными выводы судов о том, что включение услуги по проставлению оттиска франкировальной машины в состав универсальных услуг почтовой связи подтверждается Положением N 107.

В соответствии с пунктом 9 Положения N 107 операторы почтовой связи утверждают перечень однозначно определяемых последовательностей действий или совокупностей функций и заданий, не ограниченных во времени и имеющих распознаваемый результат (далее — производственные процессы) с учетом видов услуг и работ, осуществляемых операторами почтовой связи. Следовательно, конкретный перечень таких операций для каждого производственного процесса определяется оператором почтовой связи самостоятельно, с учетом видов работ и услуг.

При этом пункт 2.1. приложения 3 к Положению N 107, устанавливающий открытый характер перечня нормируемых по времени производственных операций, не может быть истолкован таким образом, чтобы запретить операторам почтовой связи исключать оттуда отдельные процессы при необходимости.

Кроме того, как следует из письма Федеральной службы по тарифам от 13.08.2014 N ШС-8791/8, на основании внутренних документов и распоряжений, утвержденных ФГУП «Почта России», разработаны и утверждены перечни технологических операций по каждой услуге, в том числе при оказании услуг по общедоступной почтовой связи. В соответствии с нормативными документами ФГУП «Почта России», регламентирующие последовательность технологических операций при оказании регулируемой услуги не включены операции по наклейке марок, а также операции по нанесению оттиска франкировальной машины. Данные услуги относятся к прочим почтовым услугам и все затраты, связанные с оказанием данных услуг, в рамках ведения раздельного учета доходов и расходов ФГУП «Почта России» учитываются по статье «Прочие услуги по основной деятельности». Таким образом, затраты по нанесению знаков почтовой оплаты на почтовые отправления не учитываются в себестоимости услуг по пересылке внутренней письменной корреспонденции и в связи с этим не учитываются в тарифах Федеральной службы по тарифам.

Суды согласились с доводами антимонопольного органа о том, что к полномочиям Федеральной службы по тарифам не отнесен вопрос о проверки правильности применения ФГУП «Почта России» тарифа на пересылку внутренней письменной корреспонденции (почтовых карточек, писем, бандеролей). Как указали суды, в соответствии пунктом 7 постановления Правительства Российской Федерации от 24.10.2005 N 637 «О государственном регулировании тарифов на услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи» регулируемые тарифы на услуги связи рассчитываются на основе данных, полученных в ходе раздельного учета расходов, осуществляемого оператором связи. То есть документы, предоставляются непосредственно ФГУП «Почта России» и правильность проверки заполнения содержащейся в нем информации, к полномочиям Федеральной службы по тарифам не отнесено.

Между тем в соответствии с Положением о Федеральной службе по тарифам, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 332 «Об утверждении Положения о Федеральной службе о тарифах», Федеральная служба по тарифам в рассматриваемый период являлось федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять правовое регулирование в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги) в соответствии с законодательством Российской Федерации и контроль за их применением, за исключением регулирования цен и тарифов, относящегося к полномочиям других федеральных органов исполнительной власти, а также федеральным органом исполнительной власти по регулированию естественных монополий, осуществляющим функции по определению (установлению) цен (тарифов) и осуществлению контроля по вопросам, связанным с определением (установлением) и применением цен (тарифов) в сферах деятельности субъектов естественных монополий.

Соответственно, утверждая тарифы, в том числе и по пересылке внутренней письменной корреспонденции Федеральная служба по тарифам устанавливает (исходит) из процесса формирования таких тарифов. Кроме того, Федеральная служба по тарифам в названном письме указала, что в настоящее время тарифы на пересылку внутренней письменной корреспонденции не покрывают себестоимость.

Поддерживая позицию антимонопольного органа, суды исходили из письма Роскомнадзора по Республике Татарстан от 18.03.2015 N 1887-03/16, согласно которому действия оператора почтовой связи ФГУП «Почта России» по наклеиванию марки или нанесению оттиска франкировальной машины (при условии приема письменной корреспонденции в объекте почтовой связи и оплаты денежными средствами) являются составной частью универсальной услуги почтовой связи.

Как указали суды, позиция Минкомсвязи России, изложенная в письме от 24.02.2015 N П23-2-09-2821, также не опровергает вышеизложенное, в том числе позицию Роскомнадзора по Республике Татарстан.

Вместе с тем позиция, выраженная Роскомнадзором по Республике Татарстан и положенная в основу оспариваемых судебных актов, противоречит разъяснениям, данным Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (далее — Роскомнадзором России) в письме от 16.10.2015 N 07ИО-92658, в котором Роскомнадзор России отметил, что рассмотрел позицию своего территориального органа (Роскомнадзора по Республике Татарстан) и считает выводы, сделанные в письме от 18.03.2015 N 1887-03/16, некорректными. В письме Роскомнадзор России указал, что услуга по нанесению государственных знаков почтовой оплаты, в том числе в виде оттиска франкировальной машины, отнесена к иным услугам почтовой связи и в процесс оказания универсальных услуг почтовой связи не входит.

В свою очередь, Минкомсвязи России в письме от 24.02.2015 N П23-2-09-2821 указало на то, что в соответствии с пунктами 24, 25 Правил N 234, нанесении на почтовое отправление государственных знаков почтовой оплаты является обязанностью пользователя услугами почтовой связи и не является составной частью услуги по пересылке письменной корреспонденции. Одновременно с этим следует, что пользователь услугами связи вправе как самостоятельно наносить государственных знаков почтовой оплаты на письменную корреспонденцию, так и обратиться за получением данной услуги во ФГУП «Почта России».

Антимонопольный орган и суды сочли, что пункт 24 Правил N 234 имеет место только при определенных обстоятельствах (в случае самостоятельной отправки письменной корреспонденции либо, если отправитель желает оплатить почтовую услугу марками). Однако данный вывод из разъяснений Минкомсвязи России не следует.

Также следует учесть и то, что Роскомнадзор по Республике Татарстан письмом от 19.10.2015 N 7867-03/16 отозвал свой ответ, направленный письмом от 18.03.2015 N 1887-03/16 в адрес антимонопольного органа. В названном письме от 19.10.2015 Роскомнадзор по Республике Татарстан отметил, что исходя из требований законодательства Российской Федерации в области почтовой связи услуга по нанесению государственных знаков почтовой оплаты, в том числе в виде оттиска франкировальной машины отнесена к иным услугам почтовой связи и не входит в процесс оказания универсальной услуги почтовой связи.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии в действиях заявителя признаков нарушения, предусмотренного пунктом 10 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции.

В силу статей 198, 200 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ненормативный правовой акт антимонопольного органа может быть признан недействительным при одновременном несоответствии его закону и нарушении им прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Решение антимонопольного органа и основанное на нем предписание в данном случае не соответствуют законодательству и нарушают права и законные интересы заявителя, поэтому у судов отсутствовали основания для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Поскольку постановление управления о привлечении ФГУП «Почта России» к административной ответственности основано на обстоятельствах, установленных антимонопольным органом при рассмотрении дела N 05-225/2014 и изложенных в решении, оно также подлежит признанию незаконным и отмене.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права.

Поскольку судами первой и апелляционной инстанций фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, суд кассационной инстанции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным, не направляя дело на новое рассмотрение, отменить принятые по делу судебные акты и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных ФГУП «Почта России» требований в полном объеме.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 19.10.2015 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.02.2016 по делу N А65-16847/2015 отменить.

Заявленные требования Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» удовлетворить.

Признать недействительными решение и предписание Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан от 14.04.2015 по делу N 05-225/2014.

Признать незаконным и отменить постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан от 05.08.2015 по делу А05-853/2015 о привлечении Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.31 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Возвратить Федеральному государственному унитарному предприятию «Почта России» из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину в размере 1500 рублей, перечисленную по платежному поручению от 13.04.2016 N 3050.

Выдать справку на возврат излишне уплаченной государственной пошлины.

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Татарстан в пользу Федерального государственного унитарного предприятия «Почта России» 6000 рублей государственной пошлины по заявлению, апелляционной и кассационной жалобам.

Поручить Арбитражному суду Республики Татарстан выдать исполнительные листы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Ф.ХАБИБУЛЛИН
удьи
М.В.ЕГОРОВА
Р.Р.МУХАМЕТШИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code