Решение ЕСПЧ от 03.03.2015 «О приемлемости жалобы N 43443/04 «Геннадий Александрович Червяков (Gennadiy Aleksandrovich Chervyakov) против Российской Федерации» и 17 других жалоб»

По делу обжалуются жалобы заявителей, бывших и действующих военнослужащих, членов их семей, на длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в их пользу, согласно которым органы государственной власти были обязаны предоставить им жилье. Жалобы в части неисполнения внутригосударственных судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, должны быть исключены из списка подлежащих рассмотрению дел, в остальной части жалобы признаны необоснованными и отклонены в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ
О ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 43443/04 «ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЧЕРВЯКОВ (GENNADIY ALEKSANDROVICH CHERVYAKOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1> И 17 ДРУГИХ ЖАЛОБ <2>

(3 марта 2015 года)
———————————
<1> Перевод с английского ООО «Развитие правовых систем»/Под ред. Ю.Ю. Берестнева.

<2> См. приложенный список.

По делу «Геннадий Александрович Червяков против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 3 марта 2015 г. в составе:
Изабель Берро, Председателя Палаты,
Элизабет Штайнер,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Ксении Туркович,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеупомянутые жалобы, поданные в даты, указанные в приложении,

принимая во внимание ходатайство, представленное властями Российской Федерации с просьбой к Европейскому Суду исключить жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению, и комментарии заявителей на это ходатайство,

проведя заседание, вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

 

  1. Заявителями по делу являются 18 граждан Российской Федерации. Их личные данные указаны в приложении.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. Жалобы были коммуницированы властям Российской Федерации в частях, касающихся задержек в исполнении судебных решений, вынесенных в пользу заявителей, и отсутствия эффективных внутригосударственных средств правовой защиты в этом отношении.
  4. Факты дел, как они представлены сторонами, могут быть кратко изложены следующим образом.

 

  1. ОБЩИЕ ФАКТЫ ДЛЯ ВСЕХ ДЕЛ

 

  1. Заявители — военнослужащие, состоящие на действительной военной службе, у которых заканчивается срок службы, или члены семей военнослужащих.
  2. В пользу заявителей были вынесены вступившие в законную силу судебные решения, налагающие обязательства предоставить им жилье. Ответчиками по всем делам выступали органы государственной власти (в большинстве случаев войсковые части или Министерство обороны Российской Федерации). В некоторых случаях суды присуждали заявителям дополнительные выгоды, такие как денежные компенсации или выполнить обязательства в натуре. Эти судебные решения стали общеобязательными и подлежащими исполнению. Детали соответствующих взысканий, присужденных судами Российской Федерации, и даты их вступления в законную силу обобщены в приложении. Их исполнение было затянуто на значительный период времени.
  3. Согласно утверждениям властей Российской Федерации все судебные решения были исполнены в даты, указанные в приложении.

 

  1. ФАКТЫ, КАСАЮЩИЕСЯ УСЛОВИЙ ИСПОЛНЕНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

 

  1. Заявитель по жалобе N 4527/09 обжаловал в суде решение службы судебных приставов от 25 июля 2007 г. о прекращении исполнительного производства. 22 января 2008 г. Хамовнический районный суд г. Москвы отклонил эту жалобу как необоснованную. 19 июня 2008 г. это судебное решение было оставлено без изменения вступившим в законную силу решением Московского городского суда.
  2. По жалобе N 18948/09 решением от 15 января 2007 г. местной жилищной комиссии заявителю была выделена трехкомнатная квартира в жилом доме по конкретному адресу. Представляется, что с февраля 2007 года заявитель проживал в этой квартире. 20 июля 2008 г. органы власти заключили с заявителем договор социального найма в отношении квартиры (см. приложение). 17 апреля 2009 г. было вынесено официальное разрешение заселить жилой дом, и 2 ноября 2009 г. было зарегистрировано право государственного органа — ответчика на оперативное управление жилым домом. Заявитель утверждал, что квартира не отвечала санитарным требованиям, и обратился в суд с гражданским иском к властям с требованием отремонтировать квартиру. 15 ноября 2010 г. Выборгский городской суд отклонил это требование как необоснованное. 16 декабря 2010 г. это судебное решение было оставлено без изменения вступившим в законную силу решением Ленинградского областного суда.

 

ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявители жаловались, ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в их пользу.
  2. Заявители по делам N 32208/08, 4527/09, 41103/09, 43315/09 также жаловались со ссылками на статью 13 Конвенции на отсутствие эффективных внутригосударственных средств правовой защиты в отношении длительного исполнения судебных решений, вынесенных в их пользу.
  3. Некоторые заявители представили дополнительные жалобы со ссылками на ряд статей Конвенции.

 

ПРАВО

  1. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ В ОДНО ПРОИЗВОДСТВО

 

  1. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда Европейский Суд решил объединить жалобы в одно производство ввиду их сходной фактической и правовой основ.

 

  1. ЖАЛОБЫ, КАСАЮЩИЕСЯ НЕИСПОЛНЕНИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ВЫНЕСЕННЫХ В ПОЛЬЗУ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

 

  1. Односторонние ходатайства властей Российской Федерации по компенсации вреда и возражения заявителей

 

  1. Власти Российской Федерации указали Европейскому Суду, что внутригосударственные судебные решения были полностью исполнены в различные даты, указанные в приложении. Власти Российской Федерации представили односторонние ходатайства, направленные на то, чтобы разрешить вопросы, поднятые в жалобах заявителей. В этих ходатайствах власти Российской Федерации признали факт длительного неисполнения судебных решений, вынесенных в пользу заявителей. Они также объявили, что готовы выплатить заявителям суммы, перечисленные в приложении, в качестве компенсации морального вреда и при необходимости в качестве возмещения материального ущерба. Предложения властей Российской Федерации в кратком виде изложены в приложении к настоящему Постановлению. В остальной части ходатайств говорилось следующее:

«…По этой причине власти Российской Федерации предлагают Европейскому Суду исключить [данные жалобы] из списка подлежащих рассмотрению дел. Власти Российской Федерации предлагают, чтобы настоящее ходатайство было принято Европейским Судом в качестве «любой другой причины», обосновывающей исключение дела из списка подлежащих рассмотрению дел, как указано в подпункте «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции.

Денежные суммы, [указанные ниже], предназначены для покрытия любых сумм возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда, равно как компенсации судебных расходов и издержек, и они будут освобождены от любого налогообложения. Эти суммы будут выплачиваться в течение трех месяцев с даты извещения сторон о решении, вынесенном Европейским Судом в силу пункта 1 статьи 37 Конвенции. В случае невыплаты [этих сумм] в течение указанного трехмесячного срока власти Российской Федерации обязуются выплатить штрафные санкции, рассчитываемые как простые проценты в размере предельной годовой процентной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

Данные выплаты составят окончательное разрешение дела».

  1. Заявителям было предложено представить комментарии к односторонним ходатайствам властей Российской Федерации, если они этого захотят. Некоторые из заявителей не представили замечаний. Другие оспорили реальные даты исполнения судебных решений и (или) утверждали, что власти не соблюдали надлежащие условия исполнения судебных решений, вынесенных в их пользу (детали соответствующих доводов см. ниже, §§ 21 — 23 и 24 — 29 настоящего Решения). Некоторые из заявителей считали, что им полагается дополнительная компенсация материального ущерба (см. §§ 32 — 35 настоящего Решения). Наконец, некоторые были не согласны с суммами, предложенными в качестве компенсации морального вреда, и представили свои расчеты по данному поводу.

 

  1. Мнение Европейского Суда о ходатайствах властей Российской Федерации в отношении компенсации вреда

 

  1. Европейский Суд отмечает, что статья 37 Конвенции предусматривает, что он вправе на любой стадии производства по делу исключить жалобу заявителя из списка подлежащих рассмотрению им дел в тех случаях, когда обстоятельства соответствуют одному из заключений, указанных в подпунктах «a» — «c» пункта 1 этой статьи. Подпункт «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции наделяет Европейский Суд правом исключить жалобу заявителя из списка подлежащих рассмотрению им дел:

«…по любой другой причине, установленной Судом, если дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным».

  1. Европейский Суд напоминает, что при определенных обстоятельствах он вправе исключить в порядке применения подпункта «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции жалобу заявителя из списка подлежащих рассмотрению дел на основе одностороннего ходатайства государства-ответчика, даже если заявитель желает дальнейшего рассмотрения дела. С этой целью Европейский Суд тщательно рассмотрит эти ходатайства в свете принципов, сформулированных в его прецедентной практике, в частности, в Постановлении по делу «Тахсин Аджар против Турции» (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Тахсин Аджар против Турции» (Tahsin Acar v. Turkey, жалоба N 26307/95, §§ 75 — 77, ECHR 2003-VI, Решение Европейского Суда по делу «Компания «ВАЗА Спулька з о.о.» против Польши» (WAZA Spolka z o.o. v. Poland) от 26 июня 2007 г., жалоба N 11602/02, а также Решение Европейского Суда по делу «Сулвиньская против Польши» (Sulwinska v. Poland), жалоба N 28953/03)).

 

(a) Наличие четкой и обширной прецедентной практики по данному вопросу

 

  1. Европейский Суд отмечает, что он выработал обширную прецедентную практику по вопросу о длительном неисполнении судебных решений, налагающих на власти Российской Федерации выполнить обязательства в натуре (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Кравченко и другие (дела о предоставлении жилья военнослужащим) против Российской Федерации» (Kravchenko and Others (military housing) v. Russia) от 16 сентября 2010 г., жалобы N 11609/05 и др. <1>, Постановление Европейского Суда по делу «Калинкин и другие против Российской Федерации» (Kalinkin and Others v. Russia) от 17 апреля 2012 г., жалобы N 16967/10 и др. <2>, Постановление Европейского Суда по делу «Ильюшкин и другие против Российской Федерации» (Ilyushkin and Others v. Russia) от 17 апреля 2012 г., жалобы N 5734/08 и др., и среди последних примеров пилотное Постановление Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации» (Gerasimov and Others v. Russia) от 1 июля 2014 г., жалобы N 29920/05 и др. <3>)).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2011. N 6 (примеч. редактора).

<2> См.: там же. 2013. N 5 (примеч. редактора).

<3> См. там же. 2014. N 11 (примеч. редактора).

 

(b) Характер признаний властей Российской Федерации и вопрос об адекватности предлагаемой им компенсации вреда

 

  1. Европейский Суд полагает, что ходатайства, представленные властями Российской Федерации, несомненно, имели целью разрешить все вопросы, поднятые соответствующими жалобами. Европейский Суд удовлетворен тем, что власти Российской Федерации признали, по крайней мере по существу, нарушение конвенционных прав заявителей в результате длительного неисполнения судебных решений, вынесенных в их пользу.
  2. Европейский Суд далее отмечает, что заявители выдвинули ряд возражений, относящихся как к точности информации, предоставленной властями Российской Федерации, так и адекватности предлагаемой компенсации, и далее рассмотрит эти группы возражений.

 

(i) Возражения заявителей, относящиеся к датам исполнения судебных решений, вынесенных в их пользу

 

  1. Некоторые из заявителей согласились с тем, что судебные решения, вынесенные в их пользу, были исполнены, но оспаривали фактически даты их исполнения. Европейский Суд вновь подтверждает, что он обычно считает дату заключения договора социального найма жилья датой предоставления жилья (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Кравченко и другие (дела о предоставлении жилья военнослужащим) против Российской Федерации», § 30). Обращаясь к настоящим жалобам, Европейский Суд не находит ни в выводах внутригосударственных судов, ни в конкретных доводах заявителей ничего такого, что дало бы основание отойти от этой позиции. Например, по делу по жалобе N 18948/09 заявитель утверждал, что судебное решение, вынесенное в его пользу, было исполнено 17 апреля 2009 г., когда власти выдали ордер на заселение жилого дома (см. § 9 настоящего Решения). Однако из доводов заявителя, представленных властям Российской Федерации и Европейскому Суду, усматривается, что в действительности он проживал в квартире с начала 2007 года (ibid.). При таких обстоятельствах, соглашаясь с тем, что дата официального договора социального найма жилья, подтверждающего право заявителя на квартиру, заключенного с ним спустя более года, 20 июля 2008 г., должна быть принята как дата исполнения судебного решения, Европейский Суд отвергает последующие доводы, касающиеся либо даты официального ex post facto <4> разрешения заселить дом, либо даты регистрации права ответчика — государственного органа на жилой дом как не относящиеся к делу. Аналогичным образом по делу по жалобе N 7922/09, в котором заявитель утверждал, что судебное решение было исполнено в день приватизации квартиры (22 июля 2011 г.), Европейский Суд не может согласиться с таким доводом, поскольку внутригосударственное судебное решение предписывало властям предоставить заявителю квартиру по договору социального найма жилья, но оно не касалось последующей приватизации квартиры.

———————————

<4> Ex post facto (лат.) — здесь: после свершившегося факта, задним числом (примеч. редактора).

 

  1. По делу по жалобе N 42108/09 заявитель утверждал, что судебное решение было исполнено, когда он был уволен с военной службы (25 марта 2011 г., а не в ноябре 2010 года, как было указано властями Российской Федерации). Европейский Суд на основе предоставленных документов отмечает, что на самом деле заявителю была предоставлена квартира 10 ноября 2010 г., а затем, 23 марта 2011 г., он был уволен с военной службы, что на четыре месяца позже, чем указано в ходатайстве властей Российской Федерации. Таким образом, из доводов заявителя, представленных властям Российской Федерации и Европейскому Суду, усматривается, что главный вопрос его жалобы состоит в том, что ему не предоставили квартиру, что, в свою очередь, стало препятствием для увольнения со службы, обусловленного предоставлением жилья. Именно дату выделения квартиры власти Российской Федерации указывали в своем одностороннем ходатайстве. В этих обстоятельствах Европейский Суд не готов отвергнуть ходатайство только на этом основании при условии, что предложение о компенсации вреда, сделанное властями Российской Федерации, было адекватным (мнение Европейского Суда см. ниже, §§ 30 — 31, 36 настоящего Решения).
  2. Наконец, заявитель по делу по жалобе N 4532/09 также высказал свое несогласие с фактической информацией, предоставленной властями Российской Федерации в односторонних ходатайствах. Однако его доводы не подкреплены какими-либо объяснениями или доказательствами, и, соответственно, Европейский Суд отклоняет их как необоснованные.

 

(ii) Возражения, касающиеся статуса внутригосударственных судебных решений в исполнительном производстве и условий их исполнения

 

  1. Некоторые из заявителей оспорили факт полного исполнения внутригосударственных судебных решений. Европейский Суд вновь подтверждает свою неизменную позицию, заключающуюся в том, что внутригосударственные суды находятся в наилучшем положении, чтобы оценить надлежащий способ исполнения судебных решений и решить вопрос, было ли и когда обеспечено полное и надлежащее исполнение судебного решения. В соответствии со своей устоявшейся прецедентной практикой Европейский Суд требует, чтобы любой спор был бы в первую очередь рассмотрен внутригосударственными судами (например, иски сторон в деле о решении судебных приставов-исполнителей продолжить или закрыть исполнительное производство). Европейский Суд может отойти от этого принципа и согласиться с доводом о ненадлежащем исполнении судебного решения только в случае вопиющего несоответствия актов ответчика — государственного органа требованиям судебного решения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации», § 173, и цитируемые в нем нормы прецедентной практики). Европейский Суд считает, что ни одно из возражений, сделанных заявителями, не указывает на такое несоответствие по следующим причинам.
  2. Заявители по жалобам N 43443/04 и 4527/09 утверждали, что квартиры были предоставлены им без учета количества членов их семей. Европейский Суд отмечает, однако, что в соответствии с внутригосударственным судебным решением, вынесенным в пользу заявителя, по жалобе N 43443/04 сам заявитель был единственным выгодоприобретателем по иску. По делу N 4527/09 заявитель довел эту жалобу до сведения внутригосударственного суда в деле против судебных приставов-исполнителей, но его жалоба была отклонена как необоснованная (см. § 8 настоящего Решения). Европейский Суд не видит причин отойти от выводов суда Российской Федерации и отклоняет данное возражение. Аналогичным образом заявитель по жалобе N 18948/09 указал, что предоставленная ему квартира не отвечала соответствующим санитарным нормам. Европейский Суд замечает, что иск заявителя к властям по поводу ремонта квартиры был отклонен (см. § 9 настоящего Решения). Европейский Суд не видит причин не согласиться с выводами внутригосударственного суда и отклоняет соответствующее возражение, считая достоверной версию властей Российской Федерации.
  3. Заявитель по жалобе N 50340/07 указал, что квартира была предоставлена в другом городе, чем тот, который выбрал заявитель. Европейский Суд полагает, что фактически заявитель согласился с городом, предложенным властями, и подписал все соответствующие документы. Европейский Суд соответственно удовлетворен тем, что судебное решение было исполнено, как указано властями Российской Федерации.
  4. Заявители по жалобам N 32208/08 и 36990/08 утверждали, что судебные решения, которыми присуждались льготы, иные, чем жилье, не были исполнены способом, ожидаемым заявителями. Европейский Суд вновь подтверждает в этом отношении, что внутригосударственные власти находятся в наилучшем положении, чтобы оценить надлежащий способ подсчета льгот, включая виды и размеры выплат, на которые заявитель имеет право (см. mutatis mutandis Решение Европейского Суда по делу «Сиротин против Российской Федерации» (Sirotin v. Russia) от 14 сентября 2006 г., жалоба N 38712/03). Европейский Суд замечает, что заявители не поднимали вопрос о способе исполнения судебных решений, вынесенных в их пользу, перед внутригосударственными властями. Например, заявители могли бы ходатайствовать о разъяснении первоначальных судебных решений (см., например, Решение Европейского Суда по делу «Богатырев против Российской Федерации» (Bogatyrev v. Russia) от 27 августа 2009 г., жалоба N 22960/04). В отсутствие такого разъяснения Европейский Суд считает достоверными доводы властей Российской Федерации (см. mutatis mutandis упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу «Сиротин против Российской Федерации», а также Постановление Европейского Суда по делу «Тихов и другие против Российской Федерации» (Tikhov and Others v. Russia) от 27 марта 2008 г., жалоба N 14296/03, § 25) и приходит к заключению, что судебные решения, о которых идет речь, были полностью исполнены.
  5. Заявители по жалобам N 43443/04, 32208/08, 7922/09, 41103/09, 42108/09 утверждали, что квартиры были предоставлены им после увольнения с военной службы, а не до того, как это было предусмотрено судебными решениями. Европейский Суд указывает, что заявители не поднимали данный вопрос перед внутригосударственными властями. По этой причине Европейский Суд считает достоверными доводы властей Российской Федерации (см. mutatis mutandis упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу «Сиротин против Российской Федерации», упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Тихов и другие против Российской Федерации») и приходит к заключению, что судебные решения, о которых идет речь, были надлежащим образом исполнены.
  6. Наконец, заявители по жалобам N 30003/09 и 39826/09 утверждали, что власти отказались зарегистрировать их в предоставленных им квартирах и (или) разрешить их приватизацию. Европейский Суд отклоняет эти утверждения как не подкрепленные какими-либо доказательствами.

 

(iii) Адекватность предложенной компенсации

 

  1. Европейский Суд далее напоминает, что адекватность предложений о компенсации должна быть оценена с надлежащим вниманием к тому, какое значение она имеет для заявителя в каждой конкретной жалобе, и к размерам справедливой компенсации, присуждавшейся Европейским Судом в рамках Конвенции в схожих обстоятельствах (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации», § 132, Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 2)» (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04 <1>, § 154, ECHR 2009).

———————————

<1> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2009. N 4 (примеч. редактора).

1   2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code