Постановление ЕСПЧ от 28.05.2015 «Дело «Y. (Y.) против Словении» (жалоба N 41107/10)

По делу обжалуется необоснованное затягивание уголовного дела по обвинению в сексуальном нападении на заявительницу. По делу допущено нарушение статьи 3 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЯТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «Y. (Y.) ПРОТИВ СЛОВЕНИИ» <*>
(Жалоба N 41107/10)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 28 мая 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского Ю.Ю. Берестнева.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 28 августа 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).
По делу «Y. против Словении» Европейский Суд по правам человека (Пятая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Марка Виллигера, Председателя Палаты,
Ангелики Нуссбергер,
Боштьяна М. Цупанчича,
Анны Юдковской,
Андре Потоцкого,
Хелены Едерблом,
Алеши Пейхала, судей,
а также при участии Клаудии Вестердийк, Секретаря Палаты,
заседая за закрытыми дверями 31 марта 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

  1. Дело было инициировано жалобой N 41107/10, поданной против Республики Словения в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданкой Словении Y. (далее — заявительница) 18 июля 2010 г. Председатель Палаты удовлетворил ходатайство заявительницы не разглашать ее имя (пункт 4 правила 47 Регламента Суда).
  2. Интересы заявительницы представлял Й. Алин (J. Ahlin), адвокат, практикующий в г. Любляне. Власти Словении были представлены своим Уполномоченным Б. Йовин Храстник (B. Jovin Hrastnik).
  3. Заявительница утверждала, что уголовное дело по обвинению в сексуальном нападении на нее было необоснованно затянуто, не было беспристрастным и заставило ее пережить несколько травматичных ситуаций, нарушавших ее личностную неприкосновенность.
  4. 20 февраля 2012 г. власти Словении были официально уведомлены о жалобе.

 

Факты

  1. Обстоятельства дела
  1. Предыстория вопроса

 

  1. Заявительница родилась на Украине в 1987 году и прибыла в Словению в 2000 году вместе с сестрой и матерью, которая вышла замуж в Словении.
  2. С июля по декабрь 2001 года в возрасте 14 лет заявительница предположительно подвергалась нападениям сексуального характера со стороны друга семьи Х., которому в то время было 55 лет и который вместе со своей женой часто заботился о заявительнице и помогал ей готовиться к конкурсам красоты.
  3. В июле 2002 года заявительница рассказала своей матери о предполагаемых сексуальных нападениях со стороны Х., но не хотела говорить об этом с кем-либо еще.
  4. 15 июля 2002 г. священник дал показания сотрудникам полиции г. Марибора, в которых сообщил, что мать заявительницы рассказала ему о своих подозрениях о сексуальном насилии со стороны Х. в отношении ее дочери.

 

  1. Полицейское расследование

 

  1. 16 июля 2002 г. мать заявительницы подала уголовную жалобу против Х., в которой она указала, что Х. неоднократно заставлял заявительницу вступать с ним в половую связь.
  2. 17 июля 2002 г. сотрудники полиции г. Марибора допросили заявительницу, и она описала, как Х. принуждал ее к различным действиям сексуального характера. Что касается времени этих событий, заявительница утверждала, что Х. первый раз попытался поцеловать ее до июля 2001 года, когда она начала работать моделью для модных показов. Заявительница назвала еще ряд случаев, когда Х. сексуально домогался ее. Один раз Х. лег на нее сверху, когда она спала у него в доме, и попытался вступить с ней половую связь, одной рукой раздвинув ей ноги, а другой закрывая рот, чтобы она не кричала, но ему помешал его младший сын, который поднялся по лестнице. В другой раз, когда они ходили в бассейн, Х. хватал заявительницу под водой. Еще один раз Х., предположительно, отвез заявительницу в принадлежавшую его семье заброшенную мастерскую и имел с заявительницей оральный секс. Более того, по словам заявительницы, Х. заставлял заявительницу удовлетворять его орально как минимум три раза: у него дома, в гараже компании и фургоне, припаркованном в лесу недалеко от города. В последний раз заявительница предположительно, попыталась сбежать. Однако, не зная местности, она вернулась к фургону. Заявительница утверждала, что Х. несколько раз пытался вступить с ней в половую связь, но она не уверена, удалось ли ему это физически. Заявительница также рассказала, что пыталась защищаться, плакала и отталкивала Х., но безуспешно.
  3. Заявительницу осмотрел эксперт-гинеколог, который подтвердил, что она является девственницей. Кроме того, в июле и августе 2002 года сотрудники полиции допросили Х., который отрицал какие-либо сексуальные взаимоотношения с заявительницей, и еще троих свидетелей.
  4. После ряда неудачных попыток получить от сотрудников полиции конкретную информацию о прогрессе в ходе расследования, мать заявительницы подала жалобу в районную прокуратуру г. Марибора.
  5. 27 июня 2003 г. прокуратура направила в полицию г. Марибора письмо, требуя незамедлительно направить им уголовную жалобу, поданную против Х.
  6. 18 августа 2003 г. полиция направила в прокуратуру отчет, в котором сообщалось, что заявительница не смогла сообщить подробности своих жалоб и указать места, где предположительные домогательства имели место. Сотрудники полиции отметили, что им показалось, что заявительница находилась в состоянии сильного психологического стресса и боялась реакции своей матери. Они пришли к выводу, что было невозможно подтвердить жалобы заявительницы о насильственных действиях сексуального характера, а также невозможно установить причины серьезного эмоционального расстройства.

 

  1. Судебное следствие

 

  1. 28 августа 2003 г. прокуратура подала ходатайство о проведении судебного следствия в отношении Х., основываясь на обвинении в сексуальных домогательствах в отношении несовершеннолетней возрастом до 15 лет. В запросе утверждалось, что Х. заставлял заявительницу вступить с ним в оральный секс и как минимум три раза имел с ней половые отношения, несмотря на ее несогласие и предполагаемое сопротивление.
  2. 7 января 2005 г. Х. вызвали к следственному судье районного суда г. Марибора. Х. отказался давать устные показания. 10 марта 2005 г. Х. в присутствии своего адвоката представил письменное заявление, в котором он отрицал предъявленное ему обвинение. Он также представил медицинское заключение, согласно которому у него с рождения не действовала левая рука.
  3. 26 мая 2005 г. следственный судья вынес постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Х. Жалоба Х. на указанное постановление была отклонена досудебной коллегией районного суда г. Марибора.
  4. 17 октября 2005 г. заявительница была допрошена в качестве свидетельницы в Люблянском районном суде, которому поручили провести допрос, поскольку свидетельница проживала на территории его юрисдикции. 8 ноября 2005 г. допрос продолжился. Х. и его адвокат не были уведомлены о допросе. Заявительница подробно сообщила, когда, где и как происходили предполагаемые преступления. Сначала она описала нападение в доме Х., когда она там спала, повторив, что Х. помешал его сын. По словам заявительницы, второе нападение произошло, когда вместо того, чтобы отвезти заявительницу домой, Х. припарковал автомобиль в лесу и принудительно поцеловал ее. Затем Х. раздел заявительницу, раздвинул ей ноги одной рукой, удерживая руки другой, и снова попытался совершить с ней половой акт, но у него не получилось. Заявительница также рассказала, что в другой раз Х. отвез ее в заброшенную семейную мастерскую и совершил с ней оральный секс. Она утверждала, что пыталась вырваться из его захвата, но Х. снова схватил руками ей запястья и ударил ладонью по лицу. Опять же была попытка совершения полового акта, но безуспешная. Х. приказал заявительнице никому не говорить о них или он сделает так, что ее и ее семью депортируют из Словении. Заявительница добавила, что она хорошо помнила эти три случая, и все события произошли именно так, как она их описала, но имел место также ряд аналогичных инцидентов в период с июля по декабрь 2001 года.
  5. 13 и 20 декабря 2005 г. жена Х. и еще один свидетель дали показания следственному судье районного суда г. Марибора.
  6. 13 января 2006 г. районный суд г. Копера по просьбе районного суда г. Марибора допросил свидетельницу Д. (D.), которая сообщила, что заявительница рассказала ей о предположительных принудительных действиях сексуального характера в отношении ее.
  7. 14 апреля 2006 г. следственный судья <*> допросил свидетельницу Х. (H.), которая работала в компании Х. и его жены. Х. сообщила, что она не замечала, чтобы Х. действовал бы ненадлежащим образом по отношению к заявительнице в помещениях компании.

———————————

<*> Поскольку ранее в тексте без уточнений упоминаются Люблянский районный суд, районный суд г. Марибора и районный суд г. Копера, далее перевод строго следует оригинальному тексту, где просто указывается «суд» (примеч. переводчика).

 

  1. 16 мая 2006 г. следственный судья назначил эксперта-гинеколога Б. для установления возможности участия заявительницы в половых актах в период с июля по декабрь 2001 года. Эксперт проконсультировалась с заявительницей, которая отказалась от медицинского осмотра. Среди прочего она сказала Б., что, несмотря на попытки Х., фактического полового акта не было. Во время консультации эксперт показала заявительнице ортопедическое заключение, согласно которому Х. не мог пользоваться левой рукой так, как описывала заявительница, на что заявительница ответила, что видела, как Х. поднимал определенные тяжести. Более того, Б. показала заявительнице полицейский отчет, в котором говорилось, что заявительница не смогла сообщить подробности нападений и точные места, и спросила, почему она не защищалась от Х., например, отбиваясь или царапаясь. Заявительница ответила, что она не защищалась и не могла этого делать. 19 июня 2006 г. эксперт подготовил заключение, которое было основано на материалах дела, включая результаты гинекологического осмотра от 2002 года, который свидетельствовал, что в 2002 году заявительница не жила половой жизнью, а также на разговоре с заявительницей. Эксперт установил, что ничто с уверенностью не указывало на то, в рассматриваемое время заявительница вступала бы в половую связь с Х. В дополнение к своему медицинскому заключению эксперт представил комментарий о том, что в изложении заявительницей событий имелись явные несоответствия. Из заключения следовало, что ни одно из несоответствий не касалось медицинского вопроса.
  2. 20 июня 2006 г. следственный судья назначил проведение экспертизы специалисту в клинической психологии Р. Проведя беседу с заявительницей, эксперт представил 4 июля 2006 г. свое заключение, в котором указал следующее:

«С 2001 года Y. проявляла симптомы жертвы сексуального и другого вида насилия (эмоциональные, поведенческие и физические симптомы)…

Кроме эмоциональных последствий, девочка демонстрировала крайне типичное поведение в отношении примененного к ней насилия, а также некоторые физические симптомы (расстройство сна, ночные кошмары, обмороки). Симптомы перечислены в отчете…

Тяжесть последствий, в частности, физических и сексуальных, в настоящее время трудно оценить. Но как краткосрочные последствия, так и долгосрочные последствия могут быть предсказаны. Их действительная степень станет очевидной на ключевых этапах жизни девочки и в стрессовых ситуациях…

Из-за этих эффектов, которые наиболее серьезны у ребенка в психологической сфере…, крайне важно, был ли реально совершен половой акт с ребенком во время жестокого поведения нападавшего или нет…

Сексуальные линии поведения могут быть надлежащим образом оценены только экспертом в клинической психологии…».

  1. 15 сентября 2006 г. районная прокуратура г. Марибора предъявила Х. обвинение в насильственных действиях сексуального характера в отношении ребенка в возрасте до 15 лет, что предусмотрено пунктами 1 и 2 статьи 183 Уголовного кодекса Словении. Возражение Х. против обвинения было отклонено досудебной коллегией районного суда г. Марибора 20 октября 2006 г.

 

  1. Судебное разбирательство

 

  1. Районный суд г. Марибора назначил слушания на 27 июня 2007 г. Однако оно было перенесено по ходатайству Х., основанному на документе, из которого следовало, что Х. на несколько недель взял больничный.
  2. Затем слушание было назначено на 3 октября 2007 г., но было отложено по просьбе адвоката Х. Следующее слушание должно было быть проведено 12 ноября 2007 г. Из-за отсутствия одного из присяжных слушание было отложено. Впоследствии Х. сообщил суду, что он собирался в деловую поездку, поэтому следующее слушание было назначено на 16 января 2008 г.
  3. 16 января 2008 г. Х. не появился в суде. 17 января 2008 г. он представил больничный лист.
  4. 25 января 2008 г. адвокат Х. сообщил суду, что Х. отменил его доверенность и что впредь его будет представлять другой адвокат, М. (M.). Однако суд не получил новую доверенность на имя адвоката М. Поскольку Х. обвинялся в уголовном преступлении, требовавшем обязательной помощи адвоката, 28 января 2008 г. суд назначил М. в качестве назначенного судом адвоката.
  5. 14 марта 2008 г. суд провел судебное заседание, на которое не пустили публику по причине защиты частной жизни и общественной морали. Суд выслушал показания Х. В судебном заседании адвокат заявительницы потребовал дисквалификации адвоката Х. М. на том основании, что в 2001 году заявительница и ее мать консультировались с ним по рассматриваемому делу. М. отрицал, что он когда-либо видел заявительницу или ее мать, и сказал, что он только знал, что адвокат, в чьей фирме он работал в рассматриваемое время, представлял мужа-иностранца матери заявительницы в ходе процедуры развода. Коллегия суда отклонила ходатайство заявительницы, постановив, что не было законных оснований для дисквалификации адвоката.
  6. 14 марта 2008 г. Х. представил письменные ходатайства, утверждая, что он не мог применить физическую силу к заявительнице, поскольку при рождении у него была серьезно повреждена левая рука и она на 15 см короче, чем правая. Х. настаивал, что он практически не пользовался больной рукой. Более того, он утверждал, что он сам и члены его семьи помогали заявительнице и ее сестре интегрироваться в новое общество и выучить словенский язык, в то время как их мать занималась своими личными делами. По словам Х., обвинения в сексуальном насилии были инициированы матерью заявительницы, которая хотела выманить у Х. деньги.
  7. 14 апреля 2008 г. суд провел второе слушание по делу. Х. допросил прокурор в основном относительно использования его левой руки, и в этом отношении пришел к выводу о том, что, хотя Х. обычно управлял автомобилями с автоматической коробкой передач, он иногда водил небольшую машину с механической коробкой передач. Однако, когда его спросили, водил ли он когда-либо грузовой автомобиль, Х. ответил, что это не имело отношения к делу, признав тем не менее, что у него есть лицензия на управление всеми видами автомобилей. Затем для дачи показаний была вызвана заявительница, и суд удовлетворил ее просьбу, чтобы Х. удалили на это время из зала суда. Перечисляя случаи сексуального насилия со стороны Х., заявительница неоднократно плакала, и в связи с этим слушание приостановили на несколько минут. Затем заявительницу допросил М., адвокат Х., который спрашивал, какой у нее был рост в рассматриваемое время и сколько она весила. Заявительница стала очень агрессивной и спросила М., почему, являясь лицом, который первый выслушал ее историю, он задавал такие вопросы и теперь выступал адвокатом Х., М. ответил, что это было частью тактики ведения дела. Из-за стрессового состояния заявительницы слушание было отложено.
  8. 9 мая 2008 г. суд провел третье заседание. Допрос заявительницы продолжился в отсутствие Х. На вопрос о том, что она думает о ситуации спустя время, заявительница расплакалась и сказала, что никто не помог ей и что производство по делу длилось уже несколько лет, в течение которых ее заставляли переживать травмирующие моменты снова и снова.
  9. 27 августа 2008 г. заявительница подала надзорную жалобу в соответствии с Законом о защите права на безотлагательное судебное разбирательство (далее — Закон 2006 года) с целью ускорить производство по делу.
  10. 26 сентября 2008 г. суд провел четвертое заседание в отсутствие публики, на котором Х. лично задал заявительнице сотню вопросов, начав с комментария в форме вопроса: «Верно ли, что ты сказала мне и показала, что можешь плакать по собственному желанию и все тебе верят?». Из протокола судебного заседания неясно, ответила ли заявительница на этот вопрос. Затем Х. задал заявительнице ряд вопросов, направленных на доказывание того, что они виделись в основном только на встречах их семей или когда заявительница, которой нужно было куда-то подъехать или ей нужна была другая помощь, активно искала его компанию. Среди заданных Х. вопросов были следующие: «Верно ли, что я не мог напасть на тебя вечером на мероприятии, как ты утверждала 14 апреля?», «Верно ли, что если бы я хотел удовлетворить свои сексуальные пожелания, я хотя б раз позвонил тебе?», «Почему ты позвонила мне в сентябре и попросила вывезти тебя из города, если я уже пять раз совершил над тобой сексуальное насилие до этого дня?», «Зачем ты мне звонила, потому что я точно никогда тебе не звонил?» или «Верно ли, что ты специально попросила вывезти тебя одну из города, поскольку ты хотела поговорить со мной и отпраздновать свой успех на конкурсе красоты?». Заявительница настаивала, что она не звонила Х. и не была инициатором каких-либо поездок с ним, но он сам звонил ей. Х. также спросил заявительницу, говорила ли она ему, что, когда у нее будет партнер, она будет сверху, поскольку хотела доминировать.
  11. Более того, Х. утверждал, что обвинения в сексуальном насилии были сфабрикованы матерью заявительницы. Поэтому он задал заявительнице ряд вопросов о ее матери, включая ее знание словенского языка, ее работу и личные отношения. Кроме того, Х. представил заявительнице медицинское заключение, в котором указывалось, что у него серьезно повреждена левая рука. Заявительница настаивала, что видела, как Х. использовал левую руку в повседневной жизни, включая вождение автомобиля, ношение детей на руках и ношение детских школьных рюкзаков, коробок для обеда и бутылок. Во время допроса Х. оспорил точность и достоверность ответов заявительницы, обширно комментируя описанные ею обстоятельства и опровергая ее версию событий. Он продолжил это делать даже после того, как председательствовавший судья разъяснил ему, что у него будет возможность представить свои комментарии после допроса заявительницы.
  12. Во время перекрестного допроса Х. повторил ряд вопросов и получил за это соответствующее предупреждение от председательствовавшего судьи. Более того, председательствующий судья запретил семь вопросов, которые, как он полагал, не имели отношения к делу.
  13. Три раза суд объявлял небольшие перерывы из-за того, что заявительница находилась в смятении и плакала. После одного из таких перерывов Х. спросил заявительницу, будет ли ей лучше, если они все пойдут поужинают, как они делали раньше, и, может быть, тогда она не будет столько плакать.
  14. В какой-то из моментов заявительница попросила судью отложить судебное заседание, поскольку задаваемые ей вопросы вызывали у нее чрезмерный стресс. Однако после того, как Х. сказал ей, что следующее заседание могло быть проведено только 19 ноября 2008 г., когда он вернется из деловой поездки, заявительница, плача, сказала, что Х. должен продолжить допрос, поскольку она хочет со всем этим покончить. В итоге после четырехчасового перекрестного допроса заявительницы председательствовавший судья отложил судебное заседание до 13 октября 2008 г.
  15. На следующем судебном заседании были допрошены жена Х., его теща и сотрудник его компании, которые утверждали, что Х. очень мало использовал левую руку и, конечно, не мог поднимать тяжести.
  16. 24 ноября 2008 г. было проведено шестое судебное заседание. Х. допрашивал заявительницу полтора часа. Во время допроса адвокатом Х. М. заявительница снова утверждала, что уже рассказала ему всю историю некоторое время назад. М. отрицал это, отмечая, что если бы он узнал такое, то посоветовал бы заявительнице отправиться в больницу и в полицию. Как только допрос заявительницы закончился, допросили ее мать, большей частью о ее личной жизни.
  17. В конце заседания адвокат Х. М. подтвердил, что он сталкивался с матерью заявительницы, когда работал в юридической фирме вместе с адвокатом, который представлял мать заявительницы в рамках определенных процедур. Он также заявил, что в течение трех дней уведомит суд о том, будет ли он просить о дисквалификации в представлении интересов Х. в данном деле. 25 ноября 2008 г. М. попросил суд отстранить его от участия в деле, поскольку некоторые высказывания матери заявительницы задели его лично.
  18. В судебном заседании 15 декабря 2008 г. суд отклонил ходатайство М., установив, что отсутствовали предусмотренные законом основания для его дисквалификации. Кроме того, был допрошен в качестве свидетеля эксперт-гинеколог Б. Он признал, что с целью прояснения обстоятельств он в своем заключении обратился к определенным вопросам, которые не входили в запрос следственного судьи. Вместе с тем он повторил, что в рассматриваемое время заявительница не вступала в половые отношения.
  19. На восьмом судебном заседании 22 января 2009 г. суд допросил эксперта в клинической психологии Р., которая снова сообщила, что сексуальное насилие, которое произошло очень давно, не могло быть подтверждено материальными доказательствами, а оценены могут быть только его психологические последствия. Эксперт также повторила, что у заявительницы были явные симптомы применения к ней сексуального насилия.
  20. 20 февраля 2009 г. суд назначил еще одного эксперта-гинеколога Т. с целью получения заключения о том, могла ли заявительница в рассматриваемое время вступать в половую связь, учитывая результаты медицинского обследования (см. § 11 настоящего Постановления). 10 марта 2009 г. эксперт представил свое заключение, в котором говорилось, что указанные результаты не соответствовали версии событий в изложении заявительницы.
  21. 16 марта 2009 г. суд провел судебное заседание, на котором назначил Н. (N.), эксперта-ортопеда, составить заключение относительно того, мог ли Х. с учетом травмы левой руки совершить действия, в которых его обвиняла заявительница.
  22. 5 мая 2009 г. эксперт Н. представил заключение, согласно которому левая рука у Х. была сильно повреждена, поэтому ряд событий не мог происходить так, как это описывала заявительница.
  23. 8 июня 2009 г. суд провел судебное заседание, на котором допросил эксперта Н. На вопросы адвоката заявительницы Н. пояснил, что он основывал свое мнение на медицинской карте Х., рентгеновских снимках и осмотре Х., предоставленных Х.
  24. 9 июля 2009 г. было проведено судебное заседание. Заявительница просила, чтобы Н. допросили еще.
  25. 29 сентября 2009 г. суд провел 12-е, последнее судебное заседание по делу. На заседании заявительница и прокурор допросили эксперта Н., который утверждал, inter alia <*>, что Х. мог пользоваться левой рукой, только чтобы помочь правой руке при выполнении определенных задач, но левая рука была практически лишена мышечной силы. По мнению эксперта, Х. не мог развести заявительнице ноги левой рукой и не мог снять свои брюки, как утверждала заявительница. В ответ на вопрос прокурора о том, была ли его оценка основана на предположении, что заявительница сопротивлялась Х. изо всех сил, Н. заявил: «Я не основывал своего вывода на этом предположении, поскольку я не знал, оказывала она сопротивление или нет». На вопрос о том, могла ли заявительница, которой на тот момент было 14 лет, оказать сопротивление Х., который, предположительно, лежал на ней, эксперт ответил, что он полагал, что могла. Н. также сообщил, что, хотя у Х. правая рука была более чем развита физически, он не мог напасть на заявительницу способом, описанным ею.

———————————

<*> Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).

 

  1. После допроса Н. заявительница, которая заказала и получила еще одно ортопедическое заключение вне судебной процедуры, в котором указывалось, что Х. все еще мог ограниченно пользоваться левой рукой, потребовала назначить еще одну ортопедическую экспертизу на том основании, что имелись сомнения в выводах Н. Это ходатайство, а также ходатайство заявительницы в адрес Европейского Суда вызвать в качестве свидетельницы ее сестру и бывшего мужа ее матери, которые, предположительно, видели, как Х. гребет в лодке двумя руками, были отклонены судом как лишенные необходимости. Более того, также было отклонено ходатайство прокурора о повторном осмотре заявительницы.
  2. В конце слушаний суд огласил приговор, признав Х. невиновным по всем пунктам обвинения. Ввиду этого приговора суд порекомендовал заявительнице продолжать поддерживать иск о компенсации ущерба, который она подала в гражданский суд в ходе рассмотрения уголовного дела.
  3. 15 декабря 2009 г. заявительница подала новую надзорную жалобу в соответствии с Законом 2006 года. 22 декабря 2009 г. она получила из суда ответ, в котором сообщалось, что в указанный день ей были направлены письменные обоснования приговора.
  4. В письменных обоснованиях суд разъяснял, что экспертное заключение ортопеда оспаривало способность Х. осуществлять некоторые действия, описанные заявительницей, для осуществления которых ему бы пришлось использовать обе руки. Как объяснил эксперт, Х. даже не мог двигать левой рукой в позиции, позволявшей ему снять брюки или раздвинуть ноги заявительницы. По мнению суда, тот факт, что некоторые из утверждений заявительницы были опровергнуты экспертом, бросает тень сомнения на всю ее версию событий. На основании принципа толкования любого разумного сомнения в пользу обвиняемого (in dubio pro reo) суд оправдал Х. Что касается заключения эксперта-психолога Р., которая установила, что заявительница пережила сексуальное насилие, суд отметил, что нельзя было проигнорировать приговор, вынесенный в рамках другого дела, касавшегося бывшего мужа матери заявительницы, в котором компетентный суд признал, что он вступал в половые отношения на глазах заявительницы и ее сестры и также ненадлежащим образом вел себя по отношению к заявительнице.
  5. 30 декабря 2009 г. прокурор подал жалобу, в которой он критиковал суд за то, что тот не учел факт того, что вследствие своего возраста, пола и массы тела Х. был намного сильнее чем заявительница и находился в привилегированном положении вследствие его экономического и социального статуса. Более того, прокурор отметил, что Х. ездил на автомобилях с ручной коробкой передач, что требовало от него использования обеих рук. Прокурор также утверждал, что рассматриваемое преступление не требовало, чтобы половой акт был совершен насильно. Было достаточно, чтобы заявительница не хотела этого. Прокурор также подчеркнул, что производство по делу шло уже восемь лет, что усиливало травму, полученную заявительницей.
  6. Жалоба была отклонена окружным судом г. Марибора 26 мая 2010 г. Суд установил, что приговор суда первой инстанции был ясным и четким в части, где представлялись доводы относительно сомнений в том, что Х. совершил предполагаемые преступные действия.

56. Впоследствии заявительница просила генерального прокурора подать требование о защите законности (чрезвычайная мера). 28 июля 2010 г. генеральный прокурор сообщил заявительнице, что указанное требование могло быть подано только по вопросам, касающимся права, а не оценки фактов, что просила сделать заявительница.

1   2   3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code