Часть 2. Расследование хищений и незаконного оборота драгоценных металлов. Учебно-методическое пособие

2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА И ХИЩЕНИЙ ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ

2.1. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕЗАКОННОГО ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ

Статья 191 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга. Статья в настоящее время содержит две части, первая из которых, содержащая основной состав, относится к преступлениям небольшой тяжести, а вторая, предусматривающая ряд квалифицирующих признаков – к тяжким преступлениям.

Уголовно-правовая характеристика предполагает прежде всего определение состава рассматриваемого преступления.

Родовым объектом для данного преступления является совокупность общественных отношений в сфере экономики;

видовым объектом – отношения в сфере экономической деятельности;

непосредственным объектом следует считать отношения в сфере легального оборота драгоценных металлов и драгоценных камней, а также жемчуга.

Легальный порядок оборота драгоценных металлов подробно рассмотрен в главе первой данной работы. Нарушение правил, установленных законодательством, образует состав преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ. Как выше указывалось, прямых запретов законодательство о драгоценных металлах и камнях, как правило, не содержит, однако при этом оборот драгоценных металлов и камней носит строго разрешительный характер, все что прямо не дозволено законом или совершается в нарушение установленных законом правил, создает состав преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ.

Статья 191 УК носит отсылочный характер, соответственно, предъявляя обвинение, необходимо точно указывать, какие именно правила нарушил обвиняемый. Прежде всего, необходимо указать:

Федеральный закон от 26 марта 1998 г. № 41-ФЗ (в ред. от 9.05.2005) «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»;

Положение о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации, утвержденное постановлением Правительства России от 30 июня 1994 г. № 756 (в ред. от 24.08.2004);

Правила учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и продукции из них, а также ведения соответствующей отчетноститверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 28 сентября 2000 г. № 731) и другие вышеуказанные нормативно-правовые акты. Вполне допустимо указание локальных нормативных актов, действующих в данной конкретной организации, деятельность которой связана с драгоценными металлами.

Предмет преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, составляют драгоценные металлы, природные драгоценные камни либо жемчуг. Поскольку в данной работе мы рассматриваем только борьбу с посягательствами на драгоценные металлы, иных предметов посягательства мы касаться не будем. Понятие драгоценных металлов и их составляющих подробно рассмотрено в главе первой нашей работы. Кроме того, предмет рассматриваемых преступлений подробно рассмотрен в главе третьей пособия, посвященной криминалистической характеристике.

Следует учитывать, что к драгоценным металлам относятся не только предметы, содержащие значительный процент таковых, но и сырье – руды, концентраты, штейн и др. с незначительным содержанием драгоценного металла. Посягательство на сырье, содержащее драгоценные металлы, образует состав преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, при условии, что виновный действовал умышленно.

Исходя из вышеизложенного, объем разового неправомерного изъятия из производства продукции и продуктов, содержащих драгоценные металлы платиновой группы, колеблется от нескольких граммов до сотен килограммов.

Действующее законодательство, в частности Федеральный закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» позволяет отнести продукты вышеуказанных категорий к драгоценным металлам в любом виде и состоянии и квалифицировать незаконный оборот таких веществ по ст. 191 УК РФ.

Некоторые состояния драгоценных металлов не относятся к предмету преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ:

1) ювелирные изделия, то есть предметы, различные украшения, изготовленные с использованием различных видов художественной обработки из драгоценных металлов в сочетании с драгоценными, полудрагоценными, поделочными цветными камнями и другими материалами природного или искусственного происхождения либо изготовленные только из драгоценного металла;

2) другие бытовые изделия из драгоценных металлов, то есть предметы, не являющиеся личными украшениями, используемые в повседневной жизни (посуда, портсигары, табакерки, мундштуки, чернильные приборы, предметы культа, оружие и т.п.);

3) лом ювелирных и других бытовых изделий, то есть ломаные, негодные для применения по прямому назначению, но годные для переработки предметы (деформированные кольца и т.д.);

4) произведения искусства, изделия старины и антиквариата, изготовленные с использованием драгоценных камней и металлов.

Во всех перечисленных случаях не имеет значения, изготовлены ли указанные ценности промышленным или кустарным способом, и имеется ли на них пробирное клеймо.

5) сусальное золото (тончайшие золотые пленки, наносимые на изделия в декоративных целях);

6) диски из драгоценных металлов для зубопротезирования;

7) государственные награды, выполненные из драгоценных металлов и камней;

8) монеты из драгоценных металлов, находящиеся в обращении на территории РФ, а также единичные экземпляры коллекционных монет.

Незаконные операции с перечисленными предметами могут быть при наличии соответствующих признаков квалифицированы как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ). Драгоценные металлы во всех иных состояниях относятся к предмету преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ.

Для правильной квалификации по ст. 191 УК РФ необходимо точно определить стоимость драгоценного металла в соответствии с учетными ценами, устанавливаемыми Банком России. Следует исходить из цен, которые были установлены на день совершения преступления (см. параграф 1.5 данной работы). При совершении незаконных операций в отношении различных видов сырья драгметаллов необходимо определять стоимость химически чистого вещества (п. 7 Правил учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней и продукции из них, а также ведения соответствующей отчетности (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 28 сентября 2000 г. № 731); см. параграф 1.11 данного пособия). При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступления, следует исходить из розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. Стоимость имущества может быть определена на основании заключения экспертов (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.95 № 5 в ред. 27.12.02 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»[1]).

Для квалификации по ч. 1 ст. 191 УК РФ стоимость, физическое состояние и размеры драгоценного металла не имеют значения, вместе с тем нельзя забывать о малозначительном деянии (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Так, явно малозначительным является факт совершения сделки по продаже кофемолки, содержащей остатки драгметаллов весом 0,34 г стоимостью 33 руб. 51 коп.

В ч. 2 ст. 191 УК имеется квалифицирующий признак крупного размера совершенного деяния, что в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ, при котором стоимость драгметалла, послужившего предметом незаконных операций, должна превышать 250 тысяч рублей.

Объективную сторону незаконного оборота драгоценных металлов составляют следующие действия:

1. Совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, в нарушение правил, установленных законодательством РФ. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка) (ст. 153 – 154 Гражданского кодекса РФ).

В любом случае сделка, в том числе и односторонняя, носит характер юридически значимого акта, создающего права и обязанности или хотя бы видимость такового – в тех случаях, когда сделка противоречит закону и реально никаких прав и обязанностей не создает. В связи с этим не может считаться сделкой и квалифицироваться по ст. 191 УК РФ присвоение найденного драгметалла. Однако подобные случаи могут быть квалифицированы по ст. 192 УК РФ, если найденные драгметаллы по стоимости составляют крупный размер, т.е. свыше 250 тыс. рублей.

Применительно к незаконным операциям с драгоценными металлами встречаются следующие виды сделок:

купля-продажа

мена

дарение

заем

передача для хранения

передача для перевозки.

Сделки с драгоценными металлами, совершенные в нарушение правил, установленных законодательством, противоречат закону и с гражданско-правовой точки зрения ничтожны. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (ст. 168 ГК РФ). Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки – в случае исполнения сделки обеими сторонами – в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации (ст. 169 ГК РФ).

Ошибочным является квалификация изъятия драгметалла при хищении как незаконной сделки с указанным предметом. Хищение не может рассматриваться как сделка, так как последняя предполагает хотя бы внешнее соответствие гражданско-правовому понятию сделки и участие двух сторон.

Вместе с тем, если имеются доказательства намерений подозреваемого сбыть похищенное путем совершения сделки (во всяком случае это обстоятельство надо выяснять), его действия должны квалифицироваться как приготовление к совершению незаконной сделки с драгметаллами в крупном размере по совокупности  с хищением (ст. 158,  ч. 1 ст. 30  и ч. 2 ст. 191 УК РФ).

2. Незаконное хранение драгоценных металлов. Под незаконным хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением указанных предметов во владении виновного: в жилище, в служебном помещении, сокрытие в тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность. Так, Я. в течение 10 дней незаконно хранил в своей квартире платиновый концентрат, содержащий драгоценные металлы платину, палладий, золото, серебро, рутений, родий, иридий, общим весом 7,420 кг на сумму 1 821 347 руб. Его действия квалифицированы по п. б ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку незаконного хранения драгоценного металла в крупном размере.

Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.

Хранение возможно и при себе, то есть в карманах одежды, дамской сумочке или других личных вещах, находящихся непосредственно при обвиняемом. Различные способы сокрытия драгоценного металла под одеждой, тем более с использованием специально изготовленных приспособлений явно указывают, что виновный имел умысел на незаконное хранение драгметалла. У., работавший чистильщиком, по окончании рабочей смены пытался похитить никелевый шлам, содержащий драгметаллы, весом 4,6 кг, стоимостью 12 333 руб. При этом У. упаковал шлам в пакет, который закрепил липкой лентой на животе под верхней одеждой, однако на проходной был задержан. У. осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ; по ч. 1 ст. 191 УК РФ по факту хранения драгметалла оправдан, так как суд посчитал эти действия способом совершения хищения. Так же квалифицированы судом действия Г., которая на своем рабочем месте на участке электролиза тайно собрала в пакет 2,6 кг шлама, содержащего драгоценный металл палладий, стоимостью 1803 руб., закрепила на себе спортивным медицинским поясом, и пыталась вынести через проходную, но была задержана. По нашему мнению, такая квалификация не соответствует объему содеянного, так как действия У. и К. явно указывают на усилия по сохранению драгметалла.

Вместе с тем, если виновный был задержан сразу после изъятия драгметалла в производственном помещении, состава незаконного хранения в его действиях не усматривается, так как само понятие хранения предполагает некоторое обеспечение сохранности предмета.

Если в производственном помещении драгметалл хранится в месте, для этого не предназначенном, например, в шкафчике для одежды, в письменном столе, в санузлах и т.д., такие действия следует во всяком случае квалифицировать как незаконное хранение, возможно по совокупности с покушением на хищение драгметалла, если таковое установлено. Так, З., работая более 4 лет аппаратчиком селенового отделения металлургического цеха, зная о том, что продукция цеха – теллуровый цементат – содержит значительное количество драгметалла и имеет высокую стоимость, хранил более суток в своем шкафу в раздевалке пакет с указанным продуктом (весом 4, 408 кг стоимостью 257 293 руб.), который был изъят при проверке сотрудниками милиции. Поскольку факт изъятия драгметаллов установлен не был (З. утверждал, что пакет с продукцией ему некто положил на хранение), то действия З. квалифицированы по п. 1 ч. 2 ст. 191 УК РФ.

Незаконное хранение возможно и у других, посторонних лиц, при условии, что последние не осведомлены о факте хранения и содержимом. Так, С. незаконно хранил готовую продукцию металлургического цеха – концентрат драгоценных металлов общим весом 152, 819 кг, содержащий рутений, родий, палладий, серебро, платину, золото, на общую сумму 19 127 773 руб., что относится к крупному размеру. При этом часть драгметаллов С. хранил в количестве 23 пакетов у себя дома, 5 пакетов общим весом 18,939 кг передал для хранения своему знакомому Х., который не был осведомлен о содержании пакетов, 3 пакета общим весом 25, 66 кг хранил некоторое время при себе в поясе, и был задержан с ними сотрудниками милиции. Действия С. квалифицированы по ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку хранения драгоценных металлов в крупном размере.

3. Незаконная перевозка драгоценных металлов. Под незаконной перевозкой этих предметов следует понимать их перемещение на любом виде транспорта, но не непосредственно при обвиняемом. Это умышленные действия по перемещению указанных предметов из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства и в нарушение общего порядка перевозки указанных предметов. Преступление считается оконченным с момента начала перевозки, независимо от того, была ли перевозка успешной. Перевозку следует отличать от хранения при себе – если обвиняемый следует любым транспортом, при этом имея драгметаллы в карманах одежды, в сумке или другой ручной клади – это следует квалифицировать как хранение, а не как перевозку. Вместе с тем, если искомые предметы находятся в чемоданах дорожных сумках, рюкзаках и иных специально предназначенных для транспортировки багажа местах, деяние следует квалифицировать как перевозку.

В некоторых случаях перевозка выступает как способ изъятия драгметалла с территории предприятия. Такие действия следует квалифицировать как хищение по совокупности с незаконной перевозкой драгметаллов.

Например, Б. и З., действуя по предварительному сговору, похитили на производстве никелевые аноды, содержащие драгметаллы платину, палладий, родий, золото, серебро общим весом 4 494, 6 кг стоимостью 1 443 436 руб., при этом похищенное было вывезено К. с территории предприятия на тракторе. Впоследствии Б. и З. продали похищенное Ц. Действия Б. и З. следует квалифицировать по п. б ч. 4 ст. 158 – кража по предварительному сговору группой лиц в особо крупном размере и п. б, в ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку перевозки и совершения сделки с драгметаллами по предварительному сговору группой лиц, в крупном размере. Действия тракториста К. квалифицируются по ч. 5 ст. 33 и п. б ч. 4 ст. 158 и п. б ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку незаконной перевозки драгоценных металлов в крупном размере.

Было бы ошибочным рассматривать вывоз драгметалла с территории предприятия с использованием транспортного средства только как способ хищения, поскольку в данном случае имеется идеальная совокупность преступлений. К., водитель грузовика, по предварительному сговору с Ш. пытался вывезти с территории предприятия 854 кг никелевого шлама, содержащего драгметаллы, стоимостью 976063 руб., но был задержан на проходной. К. осужден ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ за покушение на совершение кражи в крупном размере по предварительному сговору группой лиц; по п. б, в ч. 2 ст. 191 УК РФ К. оправдан, что по нашему мнению, занижает его ответственность.

4. Незаконная пересылка драгоценных металлов. Под незаконной пересылкой следует понимать перемещение в виде почтовых, багажных отправлений, с нарочным либо иным способом, когда транспортировка этих средств и веществ осуществляется в отсутствие отправителя. Пересылку следует считать оконченной с момента сдачи рассматриваемых предметов для пересылки[2].

Состав рассматриваемого преступления:

альтернативный – совершение каждого из перечисленных действий образует самостоятельный состав преступления;

формальный – преступление следует считать оконченным с момента совершения названных действий независимо от наступивших последствий.

Ошибочным было бы связывать момент окончания рассматриваемого преступления с возможностью для виновного распорядиться драгоценными металлами, так как этот признак относим только к хищениям. Незаконное хранение, перевозка драгоценных металлов возможны как оконченный состав и на территории предприятия, вне зависимости от того, каковы возможности виновного в данных условиях по распоряжению предметом преступления.

Совершение каждого из перечисленных действий образует оконченный состав преступления. Вместе с тем действия: совершение сделки, приобретение, хранение, перевозка или пересылка, выполненные в отношении одного и того же предмета, объединенные единым умыслом, не образуют совокупности преступления. Такие действия следует рассматривать как единое продолжаемое преступление и давать единую квалификацию всем совершенным в отношении одного и того же предмета действиям. При этом единство умысла устанавливается прежде всего по объективным признакам, когда действия обвиняемых (или группы лиц) образуют последовательность, относятся к одному и тому же предмету в виде драгметалла определенного вида и состояния и направлены сначала на то, чтобы получить его, сохранить и прибыльно реализовать. Так, Я. приобрел у неустановленного лица платиновый концентрат 7,420 кг, содержащий платину, палладий, золото, серебро, рутений, родий, иридий, на общую сумму 1 821 347 руб., хранил у себя дома, а затем продал. Действия Я. квалифицируются по п. б ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку крупного размера и совокупности преступлений не образуют.

Выясняя наличие в деянии состава преступления, следует, прежде всего, установить, имеются ли нарушения правил, установленных законом, и если имеются, то выяснить, какие именно субъекты допустили выявленное нарушение. Если субъект является законным собственником или владельцем драгоценных металлов и правомочен совершать операции с драгметаллами, и при этом допускает отступление от правил хранения или перевозки, то уголовной ответственности его действия не влекут. Например, не подлежат уголовной ответственности по ст. 191 УК РФ руководители и сотрудники добывающей организации, хранящие драгметаллы в плохо оборудованных хранилищах.

Однако в том случае, когда в результате нарушения правил совершение операций с драгметаллами передоверяется постороннему лицу, не имеющему соответствующих полномочий, действия и того и другого лица следует считать уголовно наказуемыми. Умышленное хранение и перевозка драгметаллов лицами, не имеющими на это прав в соответствии с законодательством, создает уголовную ответственность по ст. 191 УК РФ, хотя бы это лицо выполняло поручение по хранению или перевозке от законного собственника или владельца драгметаллов.

Правила хранения и транспортировки драгметаллов подробно изложены в главе первой данной работы. Наиболее детально они регламентированы Инструкцией о порядке учета и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней, продукции из них и ведения отчетности при их производстве, использовании и обращении (утверждена приказом Министерства финансов РФ от 29.08.01 № 68н).

Субъект преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ общий — вменяемое физическое лицо старше 16 лет.

Необходимо выяснить, насколько законным является владение драгметаллом со стороны данного субъекта, где и когда субъект получил рассматриваемые предметы. Если они получены на законных основаниях, то во всяком случае хранение и перевозку драгметаллов вменять данному субъекту нельзя.

В том случае, когда преступление совершается в организации, задачей следователя является выяснение вопроса о том, кто именно из руководителей и персонала организации виновен в преступном нарушении правил оборота драгметаллов. Действия руководителя и ответственных сотрудников при этом могут быть квалифицированы по совокупности со ст. 201 УК РФ.

Субъективная сторона – умысел, полагаем, что возможен как прямой, так и косвенный умысел. Необходимо устанавливать, что субъект заведомо знал о том, что предмет является драгоценным металлом, прежде всего на это указывают объективные данные – вид и состояние драгметалла, способ хранения (тайники, специальные хранилища и т.д.). При перевозке на преступные намерения явно указывает отсутствие каких-либо целей поездки кроме транспортировки драгметалла. Важное значение для доказывания вины имеет установление практического опыта обвиняемого по работе с драгметаллами. Необходимо детально выяснять род деятельности, квалификацию, с тем, чтобы доказать несомненные знания и опыт обвиняемого, позволяющие отличить драгоценный металл от прочих предметов. Заявления о том, что субъект не знал о незаконном характере своих действий, юридического значения не имеют.

Часть 2 ст. 191 УК РФ содержит два квалифицирующих признака:

б) совершение деяния в крупном размере, то есть в отношении драгметалла стоимостью свыше 250 тыс. рублей (см. выше);

в) организованной группой, группой лиц по предварительному сговору. Указанный признак представляет значительную сложность при квалификации. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ). Устанавливая в действиях виновных предварительный сговор необходимо выяснять, как именно происходил сговор, имел ли он место до начала совершения преступления, имело ли место распределение ролей в группе, и какие именно действия совершены каждым из соучастников.

Исходя из смысла ч. 2 ст. 35 УК РФ, уголовная ответственность за незаконный оборот драгметаллов, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственно незаконную операцию осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления, например: по заранее состоявшейся договоренности подстраховывали от возможного обнаружения совершаемого преступления; предоставляли транспортные средства для перевозки драгметаллов; подыскивали покупателей; предоставляли помещения для хранения драгметаллов, создавали необходимые условия для совершения сделок, содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ[3].

Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ). Организованная группа характеризуется прежде всего таким признаком, как устойчивость – она действует достаточно длительное время, и нацелена на систематическое совершение преступлений, либо на совершение одного, но требующего серьезной длительной подготовки. Организованная группа характеризуется четким распределением ролей, действия соучастников квалифицируются как действия соисполнителей, без ссылки на ст. 33 УК РФ, при этом некоторые из членов группы в соответствии с определенной им задачей могут непосредственно не касаться предмета преступления.

Нельзя считать членами группы субъектов, выступающими с разных сторон при совершении двусторонней или многосторонней незаконной сделки с драгметаллами: например, продавца и покупателя. Так, следует признать ошибочной квалификацию по признаку организованной группы по п. в ч. 2 ст. 191 УК РФ действия П., который приобрел у неустановленных лиц две пластиковых емкости с концентратом драгметалла общим весом 3, 155 кг стоимостью 488 804 руб. и перепродал указанные ценности С. и А. При этом по обстоятельствам дела очевидно, что последние не составляли единой преступной группы с П., так как обращались к постороннему специалисту для определения качества и количества вещества, которое они приобрели у П. Организованная группа характеризуется согласованностью действий, единой преступной целью, которой в данном случае не просматривается. Действия П. следовало квалифицировать по п. б ч. 2 ст. 191 УК РФ – по признаку крупного размера, а действия С. и А. — по п. б, в ч. 2 ст. 191 УК РФ – по признаку крупного размера, а также совершения группы лиц по предварительному сговору.

В группе, совершающей незаконный оборот драгметаллов, типичным является такое распределение ролей, когда один из соучастников совершает незаконное хранение драгметалла, другой осуществляет незаконную перевозку, а третий – незаконный сбыт драгметалла. В таком случае действия каждого из соучастников следует квалифицировать по ч. 2 ст. 191 УК РФ, вменяя каждому совершение всей последовательности действий, которые выполнены членами группы в совокупности.

Несмотря на то, что незаконный оборот драгметаллов, как указано выше – состав формальный, возможны стадии приготовления и покушения на совершение рассматриваемого преступления. При этом как приготовление квалифицируются такие действия как подыскание соучастников, планирование, поиск покупателей драгметалла, подыскание и подготовка транспортного средства и т.д. Следует принимать во внимание, что ч. 1 ст. 191 УК относится к преступлениям небольшой тяжести, и доказывать стадию приготовления к незаконному обороту драгметаллов, если не установлен крупный размер или совершение преступления организованной группой, бессмысленно. Поскольку ч. 2 ст. 191 УК относится к преступлениям тяжким, соответственно, приготовление к такому преступлению уголовно наказуемо. Покушение – стадия совершения умышленного преступления, при которой начинает выполняться объективная сторона деяния. В том случае, когда обвиняемый встретился с предполагаемым покупателем для продажи драгметалла, погрузил драгметалл в транспортное средство для перевозки, его действия рассматриваются как покушение на незаконный оборот драгметаллов.

 

2.2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХИЩЕНИЙ ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ

В связи со спецификой данной работой мы рассмотрим только те виды хищений драгметаллов, которые непосредственно связаны с выполнением служебных и профессиональных обязанностей на производстве: кража, мошенничество, присвоение или растрата. Безусловно, драгметаллы становятся предметом таких преступлений, как грабеж, разбой, вымогательство, хищение предметов, имеющих особую ценность, однако рассмотрение всех перечисленных видов хищений значительно превысило бы допустимый объем работы и не имело бы прямого отношения к преступлениям, совершаемым на производстве.

Отметим вначале общие для всех видов хищений признаки (прим. 1 к ст. 158 УК):

1. Объектом хищений является собственность. Предметом хищения является имущество. Имущество как предмет хищения должно обладать следующими признаками:

1) оно должно иметь стоимость. Изъятие вещей, не имеющих материальной ценности, не образует состава хищения;

2) имущество должно быть чужое. Если даже обвиняемый является материально ответственным лицом или руководителем организации, это не означает, что собственность на имущество переходит к нему, и соответственно, неправомерное распоряжение имуществом может создавать состав преступления;

3) стоимость имущества должна превышать один МРОТ (с 1.09.2005 МРОТ составляет 800 рублей, с 1.05.2006 – 1100 рублей[4]). Хищение чужого имущества путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает один МРОТ, при отсутствии квалифицирующих признаков, предусмотренных ст. 158 – 160 УК РФ (ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

2. По объективной стороне хищения относятся к материальным составам преступлений: это изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного. Изъятие имущества, когда виновный не получил возможности им распорядиться, образует стадию покушения на хищение. Оконченным хищение следует считать, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению, например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»[5]. Далее – ППВС от 27.12.02).

Хищения драгметалла, совершенные на производстве, по общему правилу, следует считать оконченными с того момента, когда драгметалл вынесен через проходную с территории предприятия. При этом, как выше указано, даже минимальное по времени хранение драгметалла позволяет квалифицировать действия виновных по совокупности со ст. 191 УК РФ.

Если виновный задержан на проходной при попытке выноса драгметалла с территории предприятия, его действия следует квалифицировать как покушение на хищение. Так, Г., не являясь работником металлургического цеха, проник на территорию предприятия, одев рабочий халат, и пытался вынести в портфеле с территории 5, 816 кг концентрата драгметаллов на сумму 767 тысяч 54 руб. Его действия следовало квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 УК РФ, по совокупности с ч. 2 ст. 191 УК РФ, по признаку незаконного хранения. Следствием ошибочно действия Г. квалифицированы только по ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку совершения сделки с неустановленным лицом, хотя таковая подтверждалась только показаниями подозреваемого.

В том случае, если виновный, воспользовавшись недостатками учета на производстве, изъял драгметалл и спрятал его, готовясь к выносу с территории предприятия, его действия должны квалифицироваться как покушение на хищение по совокупности с незаконным хранением драгметалла (ст. 30 и 158 – 160, и ст. 191 УК РФ). Не охватывающей всего объема содеянного следует признать в данном случае квалификацию только по ст. 191 УК РФ, так как само по себе неправомерное изъятие драгметалла уже следует рассматривать как признак объективной стороны хищения.

Б., работая более 3 лет аппаратчиком металлургического цеха, достоверно знал, что вырабатываемая в цехе продукция в своем составе содержит драгоценные металлы, которые возможно реализовать по высокой цене. Находясь на работе, Б. в обжиговом отделении металлургического цеха изъял из контейнера теллуровый цементат, расфасовал в 4 полиэтиленовых пакета, и перенес с свой индивидуальный шкаф в раздевалке, где хранил 2 дня. Похищенный продукт содержал драгоценные металлы – платину, палладий, золото, серебро — общим весом 13,491 кг на сумму 255 тысяч 792 руб., что является крупным размером. Однако преступление не было доведено Б. до конца по независящим от него обстоятельствам, похищенная продукция была обнаружена при проверке шкафчиков и изъята работниками милиции. Действия Б. квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158, по совокупности с ч. 2 ст. 191 УК РФ.

Если виновный задержан при попытке изъятия драгметалла, такие действия подлежат квалификации как покушение на хищение, так как объективная сторона хищения – а именно изъятие – уже начала выполняться.

Вместе с тем, если виновный изъял драгметалл и перепродал его на территории предприятия, его действия следует рассматривать как изъятие драгметалла и обращение в свою собственность, т.е. как оконченный состав хищения. Квалификация в таком случае идет по совокупности по ст. 158 – 160 и ст. 191 УК.

3. Изъятие имущества должно быть противоправным, то есть оно производится не в порядке исполнения судебного решения, приговора суда.

4. Изъятие должно быть безвозмездным. Компенсация по инициативе похитителя, явно не соответствующая стоимости похищенного, не меняет квалификации.

5. Последствием хищения является причинение имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу имущества. Учитывается только прямой ущерб, то есть убыль имущества у собственника (владельца). Неполученные доходы как ущерб, причиненный хищением, не рассматривается.

6. Имущество может быть обращено в собственность виновного или других лиц. Если имущество обращается в собственность других лиц, виновный должен быть в их обогащении каким-либо образом заинтересован: это могут быть родственники, друзья, деловые партнеры и т.д.

7. По субъективной стороне хищение совершается с прямым умыслом. Применительно к хищению драгметаллов необходимо устанавливать, что виновный знал, что предмет является драгметаллом, и имел приблизительное представление о его стоимости. Это особенно важно, если драгметаллы изымаются из производственных помещений в упакованном виде. Так, К., работая аппаратчиком металлургического цеха, в селеновом отделении обнаружил в контейнере пакет с продукцией. К. изъял пакет и перенес для хранения в свой шкаф в раздевалке, где хранил более 2 месяцев. В пакете находился концентрат, содержащий драгметаллы палладий, платину, золото, серебро общим весом 19, 234 кг, стоимостью 579 124 руб. Действия К. квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158 по совокупности с п. б ч. 2 ст. 191 УК РФ (по признаку крупного размера).

8. Хищение совершается с корыстными целями (точнее – по корыстным мотивам), то есть виновный стремится в результате хищения получить наживу, обогатиться, либо стремится к обогащению других, близких ему, лиц. Не образуют состава хищения противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество (п. 7 ППВС от 27.12.02).

Кража есть тайное хищение чужого имущества. При краже потерпевший не знает о том, что имущество изымается у него. Виновный и потерпевший в личные контакты по поводу передачи имущества не вступают. При этом «тайность» – признак прежде всего субъективный, сам виновный должен воспринимать свои действия как скрытые, тайные для окружающих. При хищении с производства предпринимаются разные способы маскировки, создаются тайники и т.д. Не имеет значения, что фактически за виновным осуществляется скрытое наблюдение, или его случайно заметили окружающие. Важно, чтобы он такого наблюдения не заметил сам. Если же, несмотря на то, что похититель обнаружил наблюдение, он продолжает свои действия, их следует квалифицировать как грабеж. Возможны ситуации, когда присутствующие при краже драгметалла в процессе производства лица не осознают смысла и противоправности действий похитителя, содеянное в таком случае также квалифицируется как кража.

Как кража без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158 УК) может быть квалифицирован вынос драгметалла с территории предприятия.

Как кражу следует квалифицировать любые действия работников по противоправному изъятию драгметалла в процессе производства, если при этом работник не предпринимает документальных и иных сложных приемов сокрытия, маскировки убыли драгметалла, и если при этом драгметалл не находится на его подотчете.

По части 2 ст. 158 УК для хищений на производстве имеют значение следующие квалифицирующие признаки:

а) группа лиц по предварительному сговору. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК). Факт сговора должен быть установлен следствием. Понятие сговора нельзя сводить к словесным переговорам, так как сговор возможен в разных формах, в том числе и конклюдентными действиями. Согласованность действий соучастников во всяком случае указывает на наличие сговора. Так, З., Ш., С. проходя железнодорожным путям, обнаружили платформу с контейнером, где находилась продукция комбината, содержащая драгметаллы – файнштейн, и стали изымать куски этого продукта, перенося вручную в заброшенный вагончик, находящийся на расстоянии около 30 м. Охраной они были задержаны, драгметалл изъят из вагончика. Действия указанных лиц должны быть квалифицированы по п. а, б ч. 2 ст. 158 УК – кража с проникновением в хранилище, по предварительному сговору группой лиц. Хотя факт переговоров между похитителями не установлен расследованием, тем не менее совместность и согласованность действий соучастников указывают на наличие предварительного сговора между ними. Состав кражи окончен, так как виновные уже получили возможность распорядиться похищенным, спрятав его в вагончике. Вместе с тем  хранение драгметалла в рассматриваемом случае является слишком кратковременным и не может вменяться по совокупности с кражей.

В группе лиц по предварительному сговору возможно распределение ролей, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (участвовали во взломе хранилищ, по заранее состоявшейся договоренности вывозили похищенное, подстраховывали других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК (п. 10 ППВС от 27.12.02). Вместе с тем, если группа слаженно и четко действует длительное время, систематически отработанным способом изымая драгметаллы, то ее следует рассматривать как организованную группу, с распределением ролей, и действия всех соучастников квалифицировать по п. а) ч. 4 ст. 158 УК без ссылки на ст. 33 УК.

Если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовали в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовашего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ (п. 8, 10 ППВС от 27.12.02).

б) незаконное проникновение в помещение либо иное хранилище. Помещение – это строения и сооружения, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Хранилище – сооружение, оборудованное ограждением либо техническими средствами, или обеспеченные иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (прим. 3 к ст. 158 УК). К помещениям относятся цеха, административные здания, служебные кабинеты. К хранилищам следует относить складские помещения, сейфы, иные места, специально оборудованные для хранения драгметаллов.

Для квалификации действий виновных с применением рассматриваемого признака необходимо устанавливать незаконность проникновения, то есть тот факт, что виновный не имел доступа в то помещение, хранилище, откуда он совершил изъятие драгметалла. Если виновный в силу своих служебных обязанностей имел доступ в данное помещение, хранилище, либо находился в помещении с ведома или по приглашению тех сотрудников, которые работают в данном помещении, хранилище (хотя бы они при этом нарушали правила), то незаконным такое проникновение считать нельзя.

Кража квалифицируется как совершенная путем свободного доступа, независимо от того, работал ли он непосредственно на том участке производства, где изготавливалась продукция, содержащая драгметаллы, если на этот участок не был отделен от других производств. Например, К., работая огнеупорщиком металлургического цеха, пользуясь отсутствием рабочих плавильного отделения, собрал осколки металла – вторичный анод, содержащий драгметаллы платину, палладий, серебро общим весом 1, 509 кг, стоимостью 52 924 руб., упаковал в пакет и перенес для хранения в свой шкаф в раздевалке, где указанная продукция была обнаружена и изъята охраной при проверке раздевалки. Действия К. квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 по совокупности с ч. 1 ст. 191 УК РФ.

По ч. 3 ст. 158 УК имеет значение квалифицирующий признак крупного размера похищенного. Крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб. (примечание 4 к ст. 158 УК. Об определении стоимости драгметаллов см. главу 1). Если хищение совершается в группе, то следует исходить из общей стоимости похищенного всеми участниками преступной группы (п. 25 ППВС от 27.12.02).

Часть 4 ст. 158 УК устанавливает следующие квалифицирующие признаки:

а) совершение преступления организованной группой. В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлению преступного умысла. Признаками организованной группы являются: длительное существование группы, систематическое совершение преступлений, техническая оснащенность группы, тщательная подготовка к совершению преступлений, наличие специальной подготовки и опыта у членов группы и т.д. Действия всех участников организованной группы независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ (п. 15 ППВС от 27.12.02).

Например, М. создал организованную группу, в которую входили работники предприятия, продукция которого содержит драгметаллы, а также владельцы автотранспорта. Сам М. не имел отношения к предприятию по изготовлению драгметаллов. Организованная группа систематически совершала хищения продукции предприятия, содержащей драгметаллы – никелевого шлама. Имело место распределение ролей – одни участники группы изымали продукцию с предприятия, другие вывозили ее для дальнейшего хранения, при чем машины были оборудованы тайниками для перевозки драгметаллов. Сам М. хранил похищенное в своем гараже, где также производилась расфасовка никелевого шлама в пакеты. Следующие участники группы занимались подысканием покупателей и реализацией похищенного драгметалла. Всего было похищено и продано 791, 5 кг никелевого шлама, на сумму 727 380 руб. Действия участников группы должны быть квалифицированы по п. а ч. 4 ст. 158 и п. в ч. 2 ст. 191 УК РФ.

б) в особо крупном размере. Особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая один млн. рублей (прим. 4 к ст. 158 УК).

Мошенничество – это хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 159 УК). Вследствие преступного интереса собственно к предмету – драгметаллу, для хищений на производстве неактуальной является такая форма мошенничества как приобретение права на чужое имущество. Обман как намеренное создание ложных представлений о своих намерениях также нехарактерен. При квалификации мошенничества наиболее часто встречается хищение драгметалла путем злоупотребления доверием. Любая деятельность, связанная с производством драгметаллов изначально предполагает доверие к работникам, несмотря на мероприятия по охране ценностей. Поэтому преступные махинации работников с целью хищения драгметаллов следует рассматривать именно как злоупотребление доверием.

Мошенничество следует отграничивать от кражи. Как указано выше, мошенничество имеет место, когда виновный совершает сложные целенаправленные действия, направленные не только на то, чтобы изъять драгметалл, спрятать его, а затем вынести с территории предприятия, но и на то, чтобы хищение не было обнаружено. К таким действиям относятся создания излишков драгметалла за счет снижения пробы изделий, искажение сведений в учетных документах.

Присвоение или растрата – это хищение чужого имущества, вверенного виновному (ст. 160 УК). От кражи и мошенничества отличается тем, что драгметаллы находятся в подотчете виновного, который, как правило, является материально ответственным лицом. Присвоение либо растрата от кражи отличается тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищаемого им имущества. Как присвоение или растрата должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу служебных обязанностей, договорных отношений или специального поручения организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению и др.). Изъятие имущества, вверенного виновному, путем замены его на менее ценное, совершенное с целью присвоения или обращения в собственность других лиц, должно квалифицироваться как хищение в размере стоимости изъятого имущества. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное лицом, не обладающим указанными выше правомочиями, но имеющим к нему доступ в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, подлежит квалификации как кража (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4[6]).

Квалификация по совокупности преступлений. Квалификация по совокупности покушения на хищение и незаконного хранения драгметаллов является наиболее типичной для посягательств на драгметаллы, совершаемых на производстве. Такая квалификация типична для преступных посягательств на драгметаллы, которые совершаются на производстве. Например, В. , слесарь-ремонтник металлургического производства, вынес из обжигового цеха готовую продукцию – концентрат драгоценных металлов весом 2,500 кг на общую сумму 327 539 руб. и хранил более 10 дней в своем шкафчике в раздевалке, где драгметалл был обнаружен и изъят сотрудниками милиции. Действия В. правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 191 УК РФ.

При квалификации хищений драгоценных металлов важно отличать единое продолжаемое преступление от совокупности тождественных преступлений. В едином продолжаемом преступлении действия виновного направлены на последовательную реализацию преступного умысла, который состоит, как правило, в хищении как можно большего количества подотчетного драгметалла. Такое преступление считается оконченным с момента пресечения действий виновного. Так как преступные группы совершают хищения драгоценных металлов, как правило, систематически, одним и тем же отработанным способом, такие действия могут быть квалифицированы как единое продолжаемое хищение (кража, мошенничество или присвоение и растрата в зависимости от способа) в крупном или особо крупном размере. При этом учитывается общее количество похищенного драгметалла. Так, С., работая в цехе электролиза никелевого производства, систематически в течение полугода счищал с анодов никелевый шлам, упаковывал в пакеты, выбрасывая в окно за пределы территории, где подбирал пакеты, грузил в свою машину и вывозил в свой гараж, где хранил с целью дальнейшей реализации. За одну смену ему удавалось изъять таким образом 3-4 пакета. Всего им было похищено, перевезено и хранилось 767, 9 кг никелевого шлама, который содержал платину, палладий, серебро, общей стоимостью 5 222 350 руб. Действия С. квалифицируются по ч. 3 ст. 158 и п. б. ч. 2 ст. 191 УК РФ по признаку крупного размера.

В некоторых случаях в рассматриваемых преступлениях имеет место конкуренция общей и специальной нормы, например, при скупке – продаже похищенного драгметалла. Ст. 191 УК является специальной статьей по отношению к ст. 175 УК, и сбыт похищенного драгметалла следует квалифицировать по ст. 191 УК, без указания ст. 175 УК.


[1] Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 7.
[2] См. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О Судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (Бюллетень Верховного Суда РФ, № 5, 2002) и от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами (Бюллетень Верховного Суда РФ, № 7, 1998).
[3] См. п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (Бюллетень Верховного Суда РФ № 2, 2003).
[4] Федеральный закон «О минимальном размере оплаты труда» № 82-ФЗ от 19.06.2000 в ред. 29.12.04 (СЗ РФ, 2000, № 26, ст. 2729).
[5] Бюллетень Верховного Суда РФ, 2003, № 2.
[6] Сборник Постановлений ПВС СССР 1924 – 1977 г. ч. 2 . М.: Известия, 1978 г.

Часть 1.  Часть 2.  Часть 3.  Часть 4.  Часть 5.  Часть 6.  Часть 7.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code