Решение ЕСПЧ от 04.11.2014 «О приемлемости жалобы N 20347/09 «Владимир Георгиевич Попов (Vladimir Georgiyevich Popov) против Российской Федерации» и пять других жалоб»

По делу обжалуются жалобы на длительное и неэффективное исполнение судебных решений, вынесенных в пользу заявителей по делу об освобождении земельного участка, экспроприации гаражей заявителей, на присуждение им несоразмерной суммы компенсации за экспроприированное имущество, на предполагаемую общую несправедливость судебного разбирательства, нарушение равенства сторон, пристрастность судов и лишение земли.

Жалобы объявлены неприемлемыми для рассмотрения по существу.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ
О ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 20347/09 «ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ ПОПОВ (VLADIMIR GEORGIYEVICH POPOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1> И ПЯТЬ ДРУГИХ ЖАЛОБ <2>

(4 ноября 2014 года)
———————————

<1> Перевод с английского Г.А. Николаева.
<2> См. приложенный список.

По делу «Владимир Георгиевич Попов против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 4 ноября 2014 г. Палатой в составе:
Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,
Элизабет Штайнер,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Эрика Месе,
Ксении Туркович,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание вышеупомянутые жалобы, поданные 10 апреля 2009 г.,
проведя заседание, вынес следующее Решение:
ФАКТЫ

  1. Заявители являются российскими гражданами, проживающими в г. Москве. Их имена и даты рождения указаны в приложении.
  2. В начале 1960-х годов муниципальные органы г. Москвы санкционировали создание кооператива владельцев гаражей Г. и выделили участок земли для использования кооперативом. Земельный участок остался в муниципальной собственности.
  3. Все заявители являлись членами кооператива Г.
  4. В 2001 году муниципальные власти г. Москвы приняли новый градостроительный план, согласно которому земельный участок, занятый сборными металлическими гаражами, был отведен под жилищное строительство.
  5. 1 декабря 2005 г. срок аренды земельного участка, занятого гаражами, закончился. Муниципальные органы информировали кооператив Г., что аренда не будет возобновлена.
  6. 29 марта 2006 г. мировой судья 125-го судебного участка района Кузьминки г. Москвы признал имущественные права заявителей на гаражи. 22 июня 2006 г. Кузьминский районный суд г. Москвы, рассмотрев жалобу, оставил решение без изменения. На основании этих решений имущество заявителей было внесено в реестр недвижимости Федеральной регистрационной службой по г. Москве.
  7. Впоследствии в 2006 году муниципальные власти утвердили градостроительный проект, и исполнителем проекта была назначена частная строительная компания Т. Заявителям было предписано освободить земельный участок, и им предлагалась компенсация за гаражи или в качестве альтернативы возможность инвестирования в строительство новых паркингов с зачетом стоимости экспроприированных металлических гаражей. Заявители отклонили эти предложения. Муниципальные власти возбудили против них гражданские разбирательства.
  8. 16, 18 и 21 июля 2008 г. Кузьминский районный суд г. Москвы вынес решения об освобождении земельного участка, экспроприации гаражей заявителей и выплате компенсации собственникам компанией Т. Суд присудил каждому заявителю от 8 000 до 8 500 евро в качестве компенсации за экспроприированное имущество на основании экспертной оценки от 12 марта 2008 г. Он отклонил альтернативную экспертную оценку, представленную заявителями, поскольку она была основана на рыночных исследованиях, а не на стоимости конкретного имущества, и не различала сборные гаражи и различные несанкционированные пристройки к ним. Районный суд рассмотрел требования заявителей относительно их права на земельные участки и заключил, что после истечения срока аренды в 2005 году заявители занимали и использовали земельные участки при отсутствии титула или права. Он принял этот факт во внимание при оценке стоимости экспроприированных гаражей, поскольку компенсации требовала только стоимость сборных металлических гаражей.
  9. Заявители обжаловали эти решения.
  10. 16 октября и 6 ноября 2008 г. Московский городской суд полностью поддержал решения нижестоящего суда, отклонив все контраргументы заявителей.
  11. С учетом высокой стоимости сноса гаражей и освобождения занимаемого участка заявители не исполнили решения суда. 29 января 2009 г. Кузьминский районный суд г. Москвы по заявлению муниципальных органов изменил способ исполнения вышеупомянутых решений, обязав заявителей освободить свои гаражи и разрешив муниципальным органам снести их и освободить земельный участок.
  12. К августу 2009 года решения были исполнены в части сноса сборных гаражей и освобождения земельных участков. Что касается выплаты компенсации за экспроприированные гаражи, заявители получили исполнительные листы, но не возбудили исполнительное производство путем передачи в службу судебных приставов. Основная причина такой позиции заявителей заключалась в их намерении и далее обжаловать вышеупомянутые решения в судах.
  13. В июле 2010 года, после нескольких безуспешных попыток пересмотра решений об экспроприации, заявители подали исполнительные листы в Таганский районный отдел Управления Федеральной службы судебных приставов России по г. Москве. К сентябрю 2010 года все платежи были получены заявителями, и судебные приставы окончили исполнительное производство.

 

ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявители жаловались в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции на то, что исполнение решения по поводу гаражей и выплаты компенсации было длительным и имело недостатки. В соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции заявители жаловались на то, что сумма компенсации за снесенные гаражи была несоразмерной. Они также выдвинули другие жалобы в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

ПРАВО

 

  1. В соответствии с пунктом 1 правила 42 Регламента Суда Европейский Суд решил объединить жалобы в одно производство ввиду их сходной фактической и правовой основ.

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявители жаловались на длительное и неэффективное исполнение судебных решений, вынесенных в их пользу. Они ссылались на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части устанавливает следующее:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

  1. Европейский Суд напоминает, что право на суд, гарантированное статьей 6 Конвенции, было бы иллюзорным, если бы правовая система государства-участника допускала бы неисполнение окончательного вступившего в силу решения суда в ущерб одной из сторон. Исполнение решения, вынесенного судом, должно, таким образом, рассматриваться в качестве составной части «судебного разбирательства» для целей статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 1)» (Burdov v. Russia) (N 1) от 7 мая 2002 г., жалоба N 59498/00 <1>, § 34).

———————————

<1> См.: Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год (примеч. редактора).

 

  1. В сфере исполнения окончательного и вступившего в силу судебного решения против частного лица обязанности государства ограничены оказанием необходимой помощи кредитору и обеспечением ее эффективного действия (см. Постановление Европейского Суда по делу «Кунашко против Российской Федерации» (Kunashko v. Russia) от 17 декабря 2009 г., жалоба N 36337/03 <2>, § 38, Решение Европейского Суда по делу «Анохин против Российской Федерации» (Anokhin v. Russia), жалоба N 25867/02, и Постановление Европейского Суда по делу «Фуклев против Украины» (Fuklev v. Ukraine) от 7 июня 2005 г., жалоба N 71186/01, § 84). Ранее Европейский Суд неоднократно указывал, что такая помощь должна быть адекватной, достаточной, тщательной и должна создавать юридический арсенал (l’arsenal juridique), доступный лицу (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Фуклев против Украины», § 84, Постановление Европейского Суда по делу «Фочьяк против Румынии» (Fociac v. Romania) от 3 февраля 2005 г., жалоба N 2577/02, § 69, и Решение Европейского Суда по делу «Дашар против Франции» (Dachar v. France), жалоба N 42338/98).

———————————

<2> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2010. N 9 (примеч. редактора).

 

  1. Кроме того, в противоположность исполнению решений, вынесенных против государства, в случае исполнения решения против частного лица кредитор не освобождается от обязанности возбуждения исполнительного производства, активного участия в нем и сотрудничества с властями (см. mutatis mutandis <3> упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу «Анохин против Российской Федерации», Решение Европейского Суда по делу «Шестаков против Российской Федерации» (Shestakov v. Russia), жалоба N 48757/99, и Постановление Европейского Суда по делу «Сколло против Италии» (Scollo v. Italy) от 28 сентября 1995 г., § 44, Series A, N 315-C).

———————————

<3> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. переводчика).

 

  1. В настоящем деле Европейский Суд признает, что сборные гаражи заявителей были экспроприированы в общественных интересах городского развития. Однако решения Кузьминского районного суда г. Москвы от 16, 18 и 21 июля 2008 г. возложили обязанности на двух частных сторон: во-первых, на заявителей, которые должны были освободить земельные участки, и, во-вторых, на подрядную компанию Т., которая должна была выплатить им компенсацию за снесенные гаражи (см. § 8 настоящего Решения). Кроме того, 29 января 2009 г. районный суд перевел обязанность освобождения земельных участков с заявителей на компанию Т. (см. § 11 настоящего Решения). Соответственно, Европейский Суд полагает, что в настоящем деле обязанность исполнения решения возлагалась на две частные стороны, и каждая из них должна была возбудить отдельное исполнительное производство, активно участвовать в нем и сотрудничать с властями (см. § 18 настоящего Решения).
  2. Европейский Суд отмечает, что вышеупомянутые решения районного суда были исполнены быстро, менее чем за 10 месяцев в части сноса сборных гаражей и освобождения земельного участка. В отношении выплаты компенсации решения были исполнены почти через два года после их вступления в силу, но, согласно собственному признанию заявителей, они представили соответствующие исполнительные листы в службу судебных приставов более чем через полтора года после их получения.
  3. Поскольку заявители не обжаловали эффективность исполнительного производства на внутригосударственном уровне, Европейский Суд полагает, что в настоящем деле необязательно рассматривать вопрос о том, исчерпали ли они доступные внутригосударственные средства правовой защиты, так как жалобы заявителей в любом случае являются явно необоснованными.
  4. Ясно, что сами заявители несут ответственность за полуторалетнюю задержку исполнения решений, вынесенных в их пользу. Европейский Суд не сомневается в том, что заявители имели право воздержаться от представления исполнительных листов в ходе попыток оспаривания законности экспроприации, однако возникшая задержка не может быть отнесена на счет отсутствия старательности или эффективности службы судебных приставов. После того, как заявители инициировали исполнительное производство в 2010 году, компенсация, присужденная по решениям об экспроприации, была выплачена в течение трех месяцев.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод пункт 4 отсутствует, имеются в виду подпункт «a» пункта 3 и пункт 4 статьи 35.

 

  1. Соответственно, жалоба на предположительно длительное и неэффективное исполнение решений, вынесенных в пользу заявителей, должна быть отклонена в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 4 Конвенции.

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА N 1 К КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявители также жаловались на недостаточность компенсации, полученной ими за экспроприированные гаражи. Они ссылались на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая в соответствующей части устанавливает следующее:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права…».

  1. В этом отношении Европейский Суд напоминает, что в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции вмешательство в право на уважение собственности должно установить справедливое равновесие между требованиями общего интереса и защиты фундаментальных прав лица (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу «Спорронг и Ленрот против Швеции» (Sporrong and Lonnroth v. Sweden) от 23 сентября 1982 г., Series A, N 52, p. 26, § 69). В частности, должна существовать разумная связь пропорциональности между применяемыми средствами и целью, достигаемой любой мерой, лишающей лицо его имущества (см. Постановление Европейского Суда по делу «Прессос Компания Навьера С.А.» и другие против Бельгии» (Pressos Compania Naviera S.A. and Others v. Belgium) от 20 ноября 1995 г., § 38, Series A, N 332).
  2. Европейский Суд полагает, что условия компенсации имеют значение для оценки того, соблюдает ли оспариваемая мера требуемое справедливое равновесие, и, в частности, возлагает ли она на заявителей непропорциональное бремя. В этой связи Европейский Суд уже устанавливал, что изъятие имущества без выплаты суммы, разумно связанной с его стоимостью, обычно составляет непропорциональное вмешательство и что полное отсутствие компенсации может считаться оправданным в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции только при исключительных обстоятельствах (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Ян и другие против Германии» (Jahn and Others v. Germany), жалобы N 46720/99, 72203/01 и 72552/01, § 94, ECHR 2005-VI, и Постановление Европейского Суда по делу «Святые монастыри против Греции» (The Holy Monasteries v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, N 301-A, p. 35, § 71).
  3. Обращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд не ставит под сомнение, что сборные металлические гаражи являлись имуществом заявителей и что городское развитие составляло публичный интерес, оправдывавший вмешательство в беспрепятственное использование этого имущества. Кроме того, Европейский Суд отмечает, что заявителям присуждена компенсация за экспроприированные гаражи и, таким образом, единственный вопрос, требующий рассмотрения, заключается в том, была ли пропорциональной сумма компенсации.
  4. В решениях от 16, 18 и 21 июля 2008 г. районный суд присудил каждому заявителю от 8 000 до 8 500 евро компенсации за экспроприированное имущество. При определении стоимости имущества и размера компенсации, присуждаемой заявителям, внутригосударственный суд рассмотрел две экспертные оценки, представленные истцами и ответчиками, что повлекло более низкую и более высокую оценки соответственно.
  5. Из судебного решения по настоящему делу следует, что районный суд руководствовался при выборе экспертной оценки тремя линиями мотивировки (см. § 8 настоящего Решения). Во-первых, в то время как версия заявителей была основана только на рыночных исследованиях, версия истцов основывалась на оценке реального имущества. Во-вторых, более высокие цифры в оценке заявителей частично объяснялись включением различных расширений сборных гаражей, хотя эти расширения были построены без необходимых строительных разрешений и потому были незаконными. В-третьих, версия заявителей не учитывала тот факт, что заявители не имели титула на земельные участки, занятые их гаражами, и что оценка должна была ограничиваться стоимостью сборных металлических гаражей.
  6. В этом отношении Европейский Суд находит существенным, что решение судов Российской Федерации относительно выбора экспертной оценки для использования не было произвольным, а напротив, мотивированным и подкрепленным относимыми и убедительными доводами. Европейский Суд не видит оснований не соглашаться с ними.
  7. Соответственно, жалоба на предположительно недостаточную компенсацию за экспроприированное имущество является явно необоснованным и должна быть отклонена в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 Конвенции.

 

  1. ДРУГИЕ ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявители также представили ряд жалоб в соответствии со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 на предполагаемую общую несправедливость разбирательства, нарушение равенства сторон, пристрастность судов и лишение земли. Однако принимая во внимание предоставленные ему материалы, и насколько обжалуемые вопросы относятся к его юрисдикции, Европейский Суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, данные жалобы подлежат отклонению в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

решил объединить жалобы в одно производство;

объявил жалобы неприемлемыми для рассмотрения по существу.

Председатель Палаты Суда ИЗАБЕЛЬ БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда СЕРЕН НИЛЬСЕН

ПРИЛОЖЕНИЕ

N п/п Номер жалобы Заявитель, дата рождения
1 20347/09 Владимир Георгиевич Попов, 06.10.1950
2 20375/09 Ирина Алексеевна Чичинкина, 01.05.1955
3 20378/09 Игорь Васильевич Евстратов, 19.05.1959
3 20382/09 Олег Эдуардович Никитин, 01.05.1956
5 20385/09 Сергей Геннадьевич Солодягин, 24.03.1960
6 20388/09 Анастасия Алексеевна Кабатова, 06.10.1980

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code