Расследование преступлений, совершённых в ходе рейдерских захватов

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Расследование преступлений, совершённых в ходе рейдерских захватов

1. Введение

31 июля 2008 года Президентом Российской Федерации Д.А. Медведевым утверждён Национальный план противодействия коррупции, пунктом 9 раздела IV которого руководителю Следственного комитета при прокуратуре России и начальнику Следственного комитета при МВД России поручено усилить контроль за законностью и обоснованностью процессуальных решений, принимаемых по уголовным делам, касающимся захвата имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных средств предприятий, так называемого рейдерства.

Для тех, кто считает противодействие рейдерским захватам если не смыслом жизни, то, по меньшей мере, основным профессиональным занятием, решение Президента весьма знаменательно. Официально утверждён факт, что рейдерство является проблемой всероссийского масштаба, её решение требует контроля на самом высшем государственном уровне, и основной путь решения – уголовное преследование лиц, совершивших преступления, связанные с осуществлением противоправных захватов имущественных комплексов юридических лиц.

Ранее высшее политическое руководство страны неоднократно высказывалось по поводу рейдерства, указывая на необходимость решительной и бескомпромиссной борьбы с этим криминальным явлением.

12 ноября 2008 года на заседании Торгово-промышленной палаты Д.А. Медведев чётко выразил своё отношение к рейдерству, указав, что «за такие действия надо сажать».

В Национальном плане противодействия коррупции заявления высшего руководства государства впервые прибрели документальную форму.

Тот факт, что поручение адресовано непосредственно руководителям двух Следственных комитетов, свидетельствует о доверии, но и в то же время – о высокой ответственности за его выполнение.

Для такого многочисленного ведомства как Следственный комитет при МВД России, выполнение поручения Президента складывается из чёткого, профессионального и добросовестного выполнения каждым сотрудником своих должностных обязанностей на своём месте.

Совершенствование организации расследования преступлений, совершённых в ходе рейдерских захватов – неотъемлемая часть поставленной задачи,  выполнение которой возлагается на центральный аппарат и руководителей следственных органов МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации.

В предлагаемый для изучения материал включена типология рейдерских захватов, составленная на основе наиболее популярных и часто употребляемых схем захвата имущественных комплексов юридических лиц, основные приёмы квалификации таких деяний, а также рекомендации по проведению следственных действий, необходимых в ходе расследования уголовных дел как о преступлениях, совершённых в ходе рейдерских захватов, так и преступлений в сфере экономической деятельности в целом. В основу создания методики положены использованные следователями криминалистические приёмы, позволившие раскрыть преступления данной категории.

 

2. Типология рейдерских захватов

Всестороннее изучение рейдерских захватов как явления позволило сформулировать отдельные системные признаки.

Прежде всего, следует указать, что объектом преступного посягательства являются правовые отношения внутри юридического лица, возникающие в связи с осуществлением его уставной деятельности. Предметом посягательства является имущественный комплекс (предприятие), находящееся в собственности юридического лица или закреплённое за ним на основании иного вещного права.

Эти правовые отношения называются корпоративными.

И.С. Шиткина указывает: «Корпоративные правоотношения – это урегулированные нормами права общественные отношения, возникающие в связи с созданием и деятельностью корпорации. Родовое понятие «корпоративное отношение» применяется к акционерным правоотношениям и правоотношениям, связанным с образованием, деятельностью и прекращением деятельности обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью. При рассмотрении корпоративных отношений можно обозначить два аспекта: корпоративные отношения в узком смысле как внутренние отношения в корпорации, связанные с участием акционеров (участников) в управлении и контроле за деятельностью общества, и в широком смысле как отношения, возникающие в связи с предпринимательской деятельностью корпорации как юридического лица. Второй аспект связан с государственным регулированием создания и деятельности корпораций, например, регулирование эмиссии ценных бумаг, аффилированности хозяйственных обществ»[1].

Если попытаться адаптировать данное определение к уголовному праву, то следует отметить, что целью рейдерского захвата являются правовые отношения, возникающие в связи с управлением имуществом (активами) юридического лица.

Понятие «корпоративного управления» В.В. Долинская определяет как «урегулированное нормами права систему организационных и имущественных отношений, с помощью которой корпоративная организация реализует, представляет и защищает интересы инвесторов, и в первую очередь, акционеров»[2].

В систему корпоративного управления входят следующие элементы: высший орган управления (общее собрание участников), исполнительный орган и непосредственно объект управления активы.

В обычном, «мирном» режиме система корпоративного управления функционирует следующим образом: общее собрание участников назначает исполнительный орган и в пределах компетенции отдаёт ему распоряжения по поводу управления и распоряжения активами. Исполнительный орган (если он единоличный – это генеральный директор, управляющий и т.д.), в пределах своей компетенции и руководствуясь распоряжениями высшего органа управления юридического лица, распоряжается активами. Полученный от этого доход распределяется между участниками корпорации, и, если исполнительный орган не является участником, ему выплачивается вознаграждение.

 

Функционирование системы корпоративного управления

 

Инструментом корпоративного управления в акционерном обществе являются акции, в обществе с ограниченной ответственностью – доли в уставном капитале. Размер пакета акций или доли определяет объём полномочий, которыми могут пользоваться акционеры или участники при управлении корпорацией.

Расстановка сил (распределение долей или акций) фиксируется в уставе, для общества с ограниченной ответственность – дополнительно в учредительном договоре, а для акционерного общества – в реестре акционеров. Распоряжения участников, обязательные для исполнительных органов, фиксируется в протоколах общих собраний, а если участник один – в документе, называемом «решение участника».

В период корпоративного захвата или конфликта рейдеры используют проблемные, поддающиеся разрушению звенья в данной системе, «разрывают» их, и внедрив свой, «подставной» элемент в виде фиктивного органа управления, переключают на него систему управления.

Подставной элемент носит наименование органа управления в том случае, если этого требует ситуация и если рейдеры находят в этом необходимость. Следует отметить, что при малейшей возможности преступные схемы завладения правами на активы «укорачиваются», то есть, такими категориями, как «обычаи делового оборота», представители рейдерского бизнеса не отягощены.

Итак, разрыв системы корпоративного отношения возможен в двух звеньях: «общее собрание участников → исполнительный орган» (А) и «исполнительный орган → активы» (Б).

 

Нарушения в системе корпоративного управления

 

А.

 

Б.

 

Соответственно, типологии противоправного корпоративного захвата имущественного комплекса юридического лица в целом, по нашему мнению, укладываются в схему типа А или Б.

 

Нарушения системы корпоративного управления в звене:

«общее собрание участников → исполнительный орган» (тип А)

 

Хищение долей или акций.

 

Хищение долей в обществе с ограниченной ответственностью связано с регистрацией изменений в Едином государственном реестре юридических лиц, то есть сопровождаются изготовлением фиктивных документов о переходе права собственности на доли и представлением их в орган ФНС.

Такие преступные действия[3] имели место при захвате ООО «Продимпорт» (Республика Мордовия), ООО «Саами» (Мурманская область), и др.

При определённых обстоятельствах рейдеры используют третейские суды, как при захвате ООО «Парада» (Москва, ЦАО), или суды общей юрисдикции, как при захвате ООО «Максим» (Владимирская область), которые подтверждают переход долей незаконным решением или решением, вынесенным по представленным с исковым заявлением фиктивным документам.

Хищение акций с целью вторжения в систему корпоративного управления связано с изготовлением фиктивных передаточных распоряжений и прилагаемых к ним правоустанавливающих документов  (если этого требует закон) и представление их регистратору (реестродержателю) или в депозитарий, где зарегистрировано право собственности лица на акции.

Так, путём представления поддельной доверенности и передаточного распоряжения в депозитарий был похищен контрольный пакет акций ЗАО «На Ильинке» (Москва, ЦАО), который через цепочку сделок перешёл в собственность гражданина США.

Фальсификация договора купли-продажи контрольного пакета акций имела место при захвате ОАО «Мытищинский электромеханический завод» (Московская область).

 

Незаконные операции с реестром акционеров

 

В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах», права акционеров на именные ценные бумаги, предоставляющие право на управление акционерным обществом (акции), должны быть зарегистрированы в реестре акционеров.

При количестве акционеров более 50 реестр должен вестись независимым профессиональным участником рынка ценных бумаг – регистратором.

Наиболее примитивная незаконная операция – хищение реестра акционеров и изготовление другого, в котором рейдеры через подставных лиц или сами имеют контрольный пакет акций. Такие действия совершаются, как правило, в отношении ЗАО, когда реестр акционеров ведётся непосредственно в Обществе. Так произошло при захвате ЗАО «Ступинская металлургическая компания» (Московская область), ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго» (Свердловская область), ЗАО «Русская бакалея» (Краснодарский край), ЗАО «АСУТ» (Москва, ЦАО).

Более изощрённым приёмом следует считать склонение регистратора, ведущего реестр, рейдерами на свою сторону. Оказывая пособничество рейдерам, регистратор в процессе ведения реестра фальсифицирует документы и обеспечивает «плавный переход» контрольного пакета акций к представителям преступной группы. Такие действия совершались при захвате ОАО «Висхом» (Москва, САО).

Вариант незаконной операции с реестром – это заключение от имени подставного исполнительного органа договора на ведение реестра с другим, подконтрольным регистратором, часто в удалённом регионе, создание дублирующего реестра и доказывание его подлинности. Такие действия в большинстве случаев осуществляются в совокупности с другими видами незаконных операций (редко – как самостоятельная преступная операция). Это имело место при захвате ЗАО «На Ильинке» и ЗАО «АСУТ» (Москва, ЦАО), ЗАО «Русская бакалея» (Краснодарский край).

 

Создание на общем собрании акционеров перевеса голосов

 

Если под указанным приёмом понимать не фальсификацию целиком протокола общего собрания, а именно проведение собрания, с повесткой дня, голосованием и другими обязательными атрибутами, то он скорее присущ некриминальному враждебному поглощению, поскольку наше уголовное законодательство (в отличии, например, от французского) не предусматривает ответственности за манипуляции, связанные с общим собранием акционеров.

В связи с этим такие хрестоматийные примеры обеспечения перевеса голосов, как пересылка неугодным акционерам чистого листа в конверте вместо приглашения на собрание, сообщение неверного места и времени проведения собрания или назначение места собрания в летящем пассажирском самолёте, на Багамских островах, и т.д. к предмету расследования относится постольку, поскольку характеризуют течение корпоративного конфликта.

Однако ситуации, когда злоумышленники проводили свои собрания, чаще всего заручившись дублирующим реестром акционеров, встречаются в уголовных делах, когда вяло текущий корпоративный конфликт в конечном итоге переходит в стадию активных «боевых» действий. Это, как правило, происходит после того, как одна из сторон призывает профессиональных рейдеров. Такая ситуация сложилась, например, в развитие корпоративного конфликта вокруг ЗАО «АСУТ».

Но и сами вставшие на преступный путь акционеры, захватив подлинный реестр акционеров, уничтожив его и сфальсифицировав новый, без чьих-либо подсказок и консультаций могут проводить общие собрания акционеров, дабы придать деятельности акционерного общества вид законный и длительный. Так произошло при захвате ЗАО «Корпорация «Уралинвестэнерго».

Но, опять же, следует указать, что такой вид нарушения системы корпоративного управления как самостоятельный способ рейдерского захвата используется крайне редко.

 

«Размывание» пакета акций

 

Контрольный или блокирующий пакет акций или соответствующая доля в уставном капитале ООО имеет своё значение для управления Обществом только при наличии соответствующего процентного соотношения.

Если же в несколько раз увеличить размер уставного капитала, а доли или акции передать подконтрольным лицам, то соотношение может резко измениться.

Такой приём используется рейдерами после законного получения пакета акций, возможности проведения общего собрания или создания видимости его проведения, что позволило бы принять решение об увеличении уставного капитала (это решение относится к исключительной компетенции общего собрания). В частности, подобная операция проводилась при захвате АООТ «Эмитрон» в 1996 году, на заре «рейдерского движения».

При наличии контрольного пакета размывание проводят для устранения неугодных акционеров, которые, имея определённое количество голосов, не позволяют бесконтрольно распоряжаться активами Общества. Такая операция, скорее всего, не содержит признаков уголовно-наказуемого деяния.

Если же ставится задача захвата корпоративного управления при наличии пакета акций менее 50%, принятие решения о дополнительной эмиссии и увеличении уставного капитала не может быть достигнуто законным путём. Это означает, что протокол общего собрания акционеров, проспект акций или отчёт о размещении акций будет содержать фиктивные сведения, иметь признаки фальсификации, то есть такое деяние (помимо основного умысла на завладение правами на имущество юридического лица) содержит признаки преступления, предусмотренного ст. 185 УК Российской Федерации.

 

1. Структура уставного капитала (100 рублей) до его увеличения

2. Структура уставного капитала (1000 рублей) после увеличения

 

Проблема правоприменительной практики заключается в том, что в год в Российской Федерации выявляется не более десяти преступлений, предусмотренных ст. 185 УК РФ. В то же время количество рейдерских захватов в России ежегодно исчисляется сотнями.

 

Нарушения системы корпоративного управления в звене

«исполнительный орган → активы» (тип Б)

 

Регистрация фиктивного исполнительного органа

 

Наиболее часто используемый в России способ захвата предприятия – представление в регистрирующий орган фиктивных документов о назначении «подставного» лица на должность единоличного исполнительного органа юридического лица с дальнейшим отчуждением активов этого юридического лица этим исполнительным органом, в большинстве случаев – без ведома законного собственника.

 

Правовые основы регистрации юридического лица в Российской Федерации

 

Гражданский кодекс Российской Федерации

Статья 51. Государственная регистрация юридических лиц

 

1. Юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц. Данные государственной регистрации включаются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления.…….

2. Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц.

Федеральный закон от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ

«О государственной регистрации юридических лиц

и индивидуальных предпринимателей»

 

Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом……………

Государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее — государственная регистрация) — акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с настоящим Федеральным законом.

 

Статья 8. Сроки и место государственной регистрации

 

1. Государственная регистрация осуществляется в срок не более чем пять рабочих дней со дня представления документов в регистрирующий орган.

 

Статья 9. Порядок представления документов при государственной регистрации

 

1. Документы представляются в регистрирующий орган непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения. Иные способы представления документов в регистрирующий орган могут быть определены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.………

4. Регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов кроме документов, установленных настоящим Федеральным законом.

5. Нотариальное удостоверение документов, представляемых при государственной регистрации, необходимо только в случаях, предусмотренных федеральными законами.

 

Схема захвата юридического лица

 

Первым этапом захвата юридического лица следует считать подготовку фиктивного пакета документов о смене генерального директора для представления их в налоговую инспекцию.

Для реализации данного этапа необходимо располагать информацией о полном наименовании и местонахождении юридического лица, паспортных данных генерального директора и участников, ИНН, КПП и других кодах и номерах юридического лица и др.

Данная информация, в принципе, общедоступна, поскольку размещена в Едином государственном реестре юридических лиц. Однако для того, чтобы её получить из официального источника, необходимо заполнить официальное заявление в регистрирующий орган, в котором указать паспортные данные получателя информации, а также причину получения информации. Такое действие оставляет следы преступления, поскольку заявление может быть изъято. Кроме того, ЕГРЮЛ не содержит информации о месте жительства (регистрации) генерального директора, серии и номере его паспорта.

Практика показывает, что в большинстве случаев такую информацию предоставляет так называемый «внутренний агент» — сотрудник компании, либо необоснованно, по его мнению, уволенный, либо имеющий иные претензии к руководству предприятия. Разумеется, он представляет информацию рейдерам небезвозмездно, более того, специализированные подразделения крупных рейдерских организаций направленно занимаются поиском таких людей.

Данные действия содержат признаки состава преступления, предусмотренного ст. 183 УК Российской Федерации (незаконное получение сведений, составляющим коммерческую, налоговую или банковскую тайну).

В реальности сбор информации редко попадает в орбиту расследования.

Уголовно квалифицируемое деяние начинается с момента изготовления подложного заявления формы 14001 о внесении изменений в ЕГРЮЛ, в котором подделывается подпись заявителя. Кроме того, необходимо, чтобы подпись была нотариально заверена. Опять же, подпись и печать нотариуса может быть подделана, но они могут быть и подлинными. В данном случае следует рассматривать причастность нотариуса к совершению преступления в составе организованной преступной группы, либо наличие в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ст. 203 УК Российской Федерации.

Второй этап – непосредственно совершение регистрационных действий в налоговой инспекции.

Законодательство даёт беспрепятственную возможность регистрации сведений о юридическом лице в ЕГРЮЛ. Однако, в подавляющем большинстве случаев рейдеры не пускают реализацию этого этапа «на самотёк», а предпочитают использовать коррупционные связи в налоговых органах. На фоне широкомасштабной кампании в средствах массовой информации о противодействии рейдерству любую регистрацию фиктивных сведений следует рассматривать как совершённую с противоправной заинтересованностью соответствующих должностных лиц.

Так, по уголовному делу о покушении на захват ОАО «Концерн «Химпласт» регистрация сведений о назначении «подставного» генерального директора была совершена специалистом налоговой инспекции 1-й категории (молодым человеком 1988 года рождения) в обеденный перерыв. В это время был свободен компьютер, через который вносятся изменения в ЕГРЮЛ, а также были доступны штампы, фиксирующие внесение этих изменений.

Любопытно, что через восьмерых посредников из трёх тысяч долларов США, предложенных заказчиком, до налогового инспектора дошло лишь три тысячи рублей незаконного вознаграждения.

Получив свидетельство о регистрации сведений в ЕГРЮЛ, рейдеры приступают к третьем этапу – совершению неоднократных сделок с активами (недвижимостью) с целью создания добросовестного приобретателя (анализ ГК – имущество у добросовестно приобретателя может истребовано когда доказано, что он знал о преступном происхождении имущества и др.).

Для осуществления данной операции необходима информация, как минимум, о наличии и местонахождении активов. В том случае, если это недвижимость, которая составляет предмет посягательства более чем в 90% случаев, необходимо осуществить государственную регистрацию сделки (более подробно – в следующем §).

На этапе создания добросовестного приобретателя криминальную операцию по захвату имущественного комплекса юридического лица следует считать оконченной. Ранее считалось, что рейдеры реализуют захваченную недвижимость третьим лицам и получают таким путём преступную прибыль. Однако расследование ряда уголовных дел, а также иная информация показывают, что крупные рейдерские структуры владеют недвижимостью через подставные юридические лица и получают прибыль непосредственно от её эксплуатации. При удобном стечении обстоятельств, особенно если бывший собственник прекратил сопротивление и попытки вернуть захваченное имущество, рейдеры оформляют объекты непосредственно в свою собственность.

Так, некоторые из руководителей широко известной компании «Р», в своё время олицетворявшей рейдерское движение в стране, после её распада стали крупными владельцами недвижимости. Имеют место и другие примеры.

Этому несколько причин. Прежде всего, найти покупателя на проблемный актив иногда достаточно сложно, поскольку о захвате предприятия, как правило, известно. Покупатель, не желающий потерять приобретённое имущество, изучает его юридическую историю и неизбежно выяснит его преступное происхождение.

Во-вторых, недвижимость по-прежнему остаётся одним из самых привлекательных объектов инвестирования.

Расследуя уголовные дела о рейдерских захватах, необходимо уделять особое внимание выявлению и доказыванию возможной аффилированности юридических лиц, получивших в собственность захваченные здания или помещения, с лицами или структурами, осуществившими захват.

Так, по уголовному делу о мошенническом завладении правами на здание по адресу: г. Москва, Космодамианская наб., д. 22, принадлежащего ЦНИИ эпидемиологии, путём изучения детализаций телефонных переговоров следователь установил связь между выгодоприобретателем (лицом, выступающим от имени компании, ставшей собственником имущества) и исполнителем (лицом, осуществившим операцию по фиктивной купле-продаже здания) и раскрыл преступление.

Преступление по захвату имущественного комплекса квалифицируется, как правило, по ст. 159 УК Российской Федерации (мошенничество, то есть завладение правами на чужое имущество путём обмана и злоупотребления доверием).

 

Регистрация фиктивной сделки

 

В последнее время появилась тенденция упрощения схемы рейдерского захвата. В регистрирующий орган представляются документы о фиктивной купле-продаже недвижимости компании-«мишени». После регистрации сделки имущество выбывает из владения законного собственника, и рейдеры проводят цепь сделок, как выше упомянуто, для создания добросовестного приобретателя

 

Правовые основы регистрации недвижимого имущества в Российской Федерации

 

Гражданский кодекс Российской Федерации

Статья 131. Государственная регистрация недвижимости

 

1. Право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

2. В случаях, предусмотренных законом, наряду с государственной регистрацией могут осуществляться специальная регистрация или учет отдельных видов недвижимого имущества.

 

Статья 551. Государственная регистрация перехода права собственности на недвижимость

1. Переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

 

Федеральный закон от  года № 122-ФЗ

«О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»

 

Статья 2. Понятие государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

 

1. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также — государственная регистрация прав) — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

 

Схема захвата недвижимости

 

Разделение данного преступления на этапы является чисто условным, поскольку все действия полностью охватываются одним умыслом, тесно взаимосвязаны, и правильно квалифицируются как мошенничество (ст. 159 УК РФ).

Совершение такого преступления невозможно без коррупционных связей в подразделениях Федеральной регистрационной службы. Из вышеприведённых законодательных актов следует, что выявление фальсифицированных сделок в полном объёме зависит от доброй воли регистратора. Если же «липовая» сделка прошла процедуру регистрации, в действиях соответствующего должностного лица усматриваются признаки недобросовестного исполнения служебных обязанностей. Как иллюстрацию можно привести то обстоятельство, что большое количество уголовных дел по захватам недвижимости возбуждено по выявленным регистраторами фиктивным документам о купле-продаже недвижимости.

Наличием коррупционных связей обусловлено и упрощение схемы захвата. Нет необходимости усложнять криминальную операцию противоправными действиями в налоговых органах, если есть возможность ограничиться регистрацией фиктивной сделки купли-продажи недвижимости.

Как разновидность данной схемы рейдерского захвата можно считать следующую технологию, основанную на регистрации прав на недвижимость

 

Создание фиктивного права на имущество

Это уникальное, по сути, юридическое явление нашего общества, которое могло быть создано при сочетании нашей правовой системы и нашего (по-прежнему социалистического) правосознания.

Суть данного преступления заключается в создании некоего правоустанавливающего документа, утверждающего, что именно эта (а никакая другая) организация изначально имеет право на определённый объект недвижимости со времён столь давних (как сказал классик «времён очаковских и покоренья Крыма»), что все архивы утеряны и восстановить что-либо невозможно.

Именно этот документ без какой-либо элементарной проверки ложится в основу регистрации права собственности на объект недвижимости. Причём в ряде случаев сам документ является такой грубой подделкой, различимой невооружённым глазом, что не вызывает сомнения определённая заинтересованность сотрудников УФРС, осуществивших регистрацию сделки.

Правовые основы регистрации ранее возникшего права

 

Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ

«О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»

 

Статья 6 Признание ранее возникших прав

1. Права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего федерального закона, признаются юридически действительными….. Государственная регистрация таких прав производится по желанию их обладателей. (прим. П.С. – соответственно, в любое удобное для них время)

 

Схема захвата юридического лица

 

Схема совершения проста:

1) изготавливается решение исполкома Бауманского, Ленинского или любого другого советского учреждения тех времён (1990 года), согласно которому здание или помещение передаётся в пользование с правом выкупа кооперативу «Ромашка»;

2) спустя три-пять лет кооператив «Ромашка» продаёт это здание или помещение АОЗТ или ТОО «Василёк», который в необходимое время перерегистрируется соответственно в ЗАО или ООО;

3) уже в наше время два юридических лица, а именно: ЗАО «Василёк» и новое, полностью легитимизированное юридическое лицо обращаются в управление Федеральной регистрационной службы и представляют документы прежних времён и совершенно свежий договор купли-продажи, в результате чего право собственности регистрируется на новое предприятие.

Дальнейшая технология «создания» добросовестного приобретателя выше описана достаточно подробно.

В целом данное деяние укладывается в диспозицию ст. 159 УК Российской Федерации, в том случае, если удаётся доказать, что изначальные документы были фиктивными (как это было по уголовному делу по факту захвата ЗАО «Агроснаб» в пользу ЗАО «Доминаната», когда преступники нарушили юрисдикцию ранее существовавших исполкомов, то есть подготовили решение Киевского исполкома по территории Ленинского). Кроме того, необходимо доказать, что изготовили эти документы именно те люди, которые впоследствии предъявили свои претензии на здание.

Иногда обе стороны конфликта, как это происходит по уголовному делу вокруг здания журнала «Новое время», доказывают, что именно их решение исполкома или иного органа исполнительной власти (вплоть до решений райкомов КПСС) являются правильными и являются началом именно той цепочки, в конце которой правообладателями здания стали именно они. Утеря архивов, несоответствие регистрационных номеров и другие «нестыковки», как правило, в таком случае, их не смущают.

В большинстве случаев возникает справедливая мысль – а не гражданские ли это правоотношения, и есть ли в них вообще состав преступления? Проблема в том, что в самых неподходящих случаях, во всех цепочках самых назаконных юридически значимых действий всегда имеет место регистрация права по фиктивным документам. Кто-то хотел решить всю проблему быстро, одни действием. Кроме того, нельзя игнорировать, например, имевшую места попытку силового входа в здание журнала «Новое время» по всем канонам рейдерского искусства.

 

Создание фиктивного судебного документа

 

Правовая основа

Конституция Российской Федерации

Статья 46

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод

Статья 47

1. Никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых он отнесено законом

 

Гражданский процессуальный кодекс

Российской Федерации

Статья 3. Право на обращение в суд

1. Заинтересованное лицо вправе  в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

2. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

 

Получение решения суда по фиктивным документам, устанавливающим право одной из сторон на имущество – процедура достаточно сложная

В ходе судебного процесса одна из сторон предъявляет поддельный договор, финансовый или иной документ, суд выносит соответствующее решение.

Так было по уголовному делу по факту попытки захвата торгового центра «Тишинка». В суде был предъявлен вексель от имени администрации данного торгового центра, превышающего номиналом все активы данного предприятия. Печать, подпись и все реквизиты не просто не соответствовали, а визуально отличались от настоящих. Все ходатайства со стороны ответчика были отклонены, а в описательной части указано, что ответчик не представил убедительных доказательств того, что вексель выдан не им. Суд вынес решение о взысканий долга, и судебный приставы приступили к исполнительному производству, но следователь, возбудивший уголовное дело по ч. 3 ст. 183 УК Российской Федерации (подделка ценной бумаги), изъял всё исполнительное производство вместе с подлинником исполнительного листа, признал вещественным доказательством и приобщил к материалам уголовного дела. Так была предотвращена попытка рейдерского захвата.

Имеют место более сложные случаи.

По уголовному делу, потерпевшим в котором был гражданин Арцруни (известный бизнесмен, Почётный строитель России), от истца к ответчику действительно, состоялась передача крупной суммы денег в оплату имущественного комплекса, и даже имелась банковская проводка. Однако, видимо, ввиду нежелания показывать перед фискальными органами истинное движение своих денежных средств, эти средства были проведены как заёмные.

«Партнёр» по бизнесу через некоторое время не преминул воспользоваться данной ситуацией. Сделав «задним числом» фиктивный договор займа (к чему привлёк директора, которого Арцруни уволил незадлого до этого с должности), предъявив настоящую выписку о движении денежных средств, он без труда взыскал гигантскую денежную сумму, став в итоге собственником здания в центре Москвы. Только в результате значительных усилий имущество было возвращено законному собственнику.

Создание фиктивного судебного документа могут опираться на более основательные фактические обстоятельства. В частности, по уголовному делу о хищении денежных средств ОАО «МНПЗ» (ГСУ при ГУВД по              г. Москве) установлено следующее.

Проводя в течение нескольких лет денежные средства за поставленные дизельное топливо и мазут и одновременно расходуя их якобы на строительство завода по производству полипропилена, две американские фирмы, контролируемые одни хозяином, создали гигантскую кредиторскую задолженность. Поскольку в договоре поставки нефтепродуктов имелась так называемая «арбитражная оговорка», то есть, указано, что возможные возникшие споры рассматривает Стокгольмский суд, то он и вынес решение в пользу американской фирмы. При этом сумма долга превышала во много раз реальную стоимость активов российского предприятия. Ситуация осложнялась тем, что многочисленные российские судебные инстанции подтвердили решение Стокгольмского суда.

Только доказав, что стоимость реально построенного «завода» по производству пропилена в десятки раз ниже, чем денежные средства, перечисленные на его строительство, следователь вынес соответствующие процессуальные решения, то есть, по сути дела, предотвратил захват крупнейшего в Московском регионе предприятия по производству нефтепродуктов. Взыскание той суммы, решение о чём вынес Стокгольмский суд, неизбежно делало предприятие банкротом, а основным кредитором (а значит, и будущим владельцем) – руководителя двух вышеуказанных американских фирм, гражданина США (к слову говоря, бывшему гражданину СССР, уроженцу Грузии).

Ещё более сложным преступным действием является создание судебного процесса одной группой лиц. Фабрикуется устав, учредительный договор, правоустанавливающие и финансовые документы одной из сторон  процесса без ведома, разумеется, самого являющегося стороной предприятия. Ему предъявляется иск, и фиктивные представители признают его, поскольку этот процесс управляется одной группой лиц. В более изощрённых случаях (как по уголовному делу ООО «Стройвест-2001», следственная часть СУ при УВД по ЦАО г. Москвы) документы фабрикуются от имени истца (который об этом не осведомлён), и от имени которого подаётся иск о расторжении договора купли-продажи имущественного комплекса в Тюменской области. Ответчик иск признаёт. Имущество стоимостью несколько миллионов долларов переходит под контроль преступной группы.

Таким образом, разнообразие способов получения судебного акта, свидетельствующего о праве собственности на объект недвижимости, велико. Объединяет их одно – так или иначе в ходе судебного разбирательства всплывает фиктивный документ (или совокупность документов), который фигурирует как доказательство. По некоторым причинам суд не считает необходимым подвергать его сомнению, назначать по нем в пределах своей компетенции какие-либо исследования, запрашивать орган, его выдавший, отклоняя одновременно какие бы то ни было ходатайства противоположной стороны, а кладёт этот документ в основу принимаемого решения.

Возникает вопрос: в данном деянии содержатся признаки преступления, предусмотренного частью 1 ст. 303 УК Российской Федерации – фальсификация доказательства по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем.

При наличии доказательств в отношении судьи речь может вестись и о ст. 305 УК Российской Федерации «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта», однако это практика крайне редка.

Однако вернёмся к фальсификации доказательств. Прежде всего, данная норма относится к прокурорской подследственности. По судебной практике, сложившейся неизвестно каким образом, где зафиксированной и как применяемой, прокурорские следователи полагают, что пока сам суд не признает доказательства сфальсфицированными и не исключит их перечня доказательств (а некоторые считают – пока суд вообще не вынесет отрицательного решения по иску) – возбуждать уголовное дело по ст. 303 УК РФ нельзя.

В результате этого следователь органов внутренних дел избежание имущественного вреда или с целью его возмещения вынуждены на сегодняшний день возбуждать уголовные дела по ст. 159 УК РФ.

При этом фальсифицированные документы, предъявленные в суде, в данном случае, являются средством обмана и введения в заблуждение с целью хищения имущественного комплекса, вокруг которого ведётся этот процесс.

3.  МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ РЕЙДЕРСКИХ ЗАХВАТОВ

Говоря о методике расследования рейдерских захватов, следует понимать, что каждый раз, расследуя уголовное дело по факту рейдерского захвата, следователь имеет дело с нестандартной ситуацией, к которой нельзя подходить с типовыми шаблонами.

В данном случае нельзя использовать традиционную схему: «осмотр места происшествия» — «первоначальные следственные действия» — «экспертизы» — «следственные действия, направленные на окончание» и др.

В ходе расследования рейдерского захвата осмотр места происшествия – редкость, он имеет значение в том случае, если произошёл силовой захват, да ещё и удалось выдворить рейдеров. Количество случаев силовых захватов стремительно сокращается. В тех же ситуациях, когда потребовался осмотр места происшествия – написано более чем достаточно методических рекомендаций, как качественно, правильно, с соблюдением всех требований современной криминалистики произвести осмотр места происшествия. По этим причинам не будем акцентировать внимание именно на данном первоначальном следственном действии.

Представляется, что нужно методологически реформировать саму схему методики и определить основные направления работы по уголовному делу, возбуждённому по признакам преступления, совершённого в ходе рейдерского захвата:

1. Перечень устанавливаемых по уголовному делу фактов

2. Необходимые для этого следственные действия.

 

УСТАНАВЛИВАЕМЫЕ ПО ДЕЛУ ФАКТЫ

 

Первый тезис в процессуальной форме изложен в ст. 73 УПК Российской Федерации «Обстоятельства, подлежащие доказыванию»», к которым относятся событие преступления, виновность, обстоятельства, характеризующие личность, характер и размер вреда, а также обстоятельства, исключающие наказание, смягчающие, отягчающие, влекущие освобождение от ответственности, а также подтверждающие, что имущество может подлежать конфискации.

Для следователя, возбудившего или получившего в производство уголовное дело по факту рейдерского захвата, наиболее важным является, безусловно, первый вопрос – событие преступления.

Если проанализировать этот вопрос в русле вышеуказанной методологии, то следует начать с того, что мы имеет место, прежде всего,  переход права собственности на определённый объект недвижимости.

 

Переход права собственности

 

Первое, в чём должен убедиться (удостовериться) следователь, решая вопрос о наличии события преступления, был ли незаконным данный переход права собственности.

Переход права собственности между двумя равноправными хозяйствующими субъектами возможен только путём договора

Часть третья ст. 154 Гражданского кодекса гласит, что для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон.

Отсутствие воли прежнего собственника однозначно свидетельствует о незаконности перехода права собственности.

Однако с точки зрения рейдеров есть ещё много способов разрушить эту, простую, казалось бы, цепочку.

Прежде всего, можно доказать, что прежний субъект вовсе не был собственником, право его мнимое, а вот у них, рейдеров – право действительное. Яркий пример тому – уголовные дела о хищении здания на Космодамианской наб. или хищение здания Агроснаб (приведены выше).

Во-вторых, доказать, что законный собственник не является последним и после него появился ещё один – действительный собственник, и право собственности, опять же, является мнимым. В данном случае как пример – уголовное дело о хищении здания журнала «Новая Жизнь» (также см. выше).

В-третьих, можно реализовать довод о том, что прежнего собственника нет или не было вообще (поскольку речь идёт о хозяйствующем субъекте – юридическом лице). Таким примером является уголовное дело о хищении здания ООО «Реванш», когда после проведения фиктивных операций в УФРС это юридическое лицо слили с другим (опять же путём подачи фиктивных документов в УФНС), и оно прекратило своё существование. В другой ситуации, с целью защиты от рейдерского нападения и сохранения своих прав на недвижимость, ЗАО «АСУТ» поменяло название на ЗАО «Серафимовец», а также место регистрации – Москву на Ростовскую область, рассчитывая сбить рейдеров со следа. Ей это не удалось, но цель всё же было достигнута – время было выиграно, новое нападение было успешно отражено.

Таким образом, строить систему доказывания необходимо с восстановления вышеуказанной цепочки: собственник – здание[4].

Эти две правовых категории: юридическое лицо и объект недвижимости где-то и когда-то начали свой путь. В одной из точек их линии пересеклись. Следователь не имеет другой альтернативы, как отследить все эти линии от начала до конца.

Когда инвестор начал сам строить здание, или трудовой коллектив приватизировался в ЗАО или ООО и получил в собственность находившееся на балансе помещение – ситуация значительно проще, хотя и там, и тут имеют место свои «подводные» камни.

Чаще недвижимость проходит сложный путь приватизации, сочетающийся с отчуждениями разного рода.

Следует помнить, что рейдеры выискивают слабое звено в цепи, для того, чтобы разорвать его с наименьшими затратами. Следователь должен сделать фактически тоже самое, но с противоположной целью – установить событие преступления, и затем в ходе расследования восстановить  законность.

Итак, один из первых вопросов, который следователь должен разрешить в ходе расследования (или, если ему пока повезло, в ходе рассмотрения материала доследственной проверки) – является потерпевший (заявитель) истинным собственником объекта недвижимого имущества.

Второй вопрос, гораздо более сложный, но не менее важный. Известно, что не всякое собрание людей – юридическое лицо, и не всякое юридическое лицо – коллектив. В законе (главным образом, в главе 4 Гражданского кодекса РФ, а также в профильных законах – «Об АО», «Об ООО» и др.) чётко изложены требования к юридическому лицу. А также известны случаи, и закон их не запрещает, когда юридическое лицо состоит из одного человека (в таких юридических лицах не бывает корпоративных конфликтов).

В остальных случаях – когда участников юридического лица много, время от времени случаются корпоративные конфликты. В такой ситуации, когда хозяйствующий субъект является законным собственником актива, кто в нём законный руководитель – самый сложный вопрос.

По существу, следователь не должен отвечать на него – в чистом виде это вопрос гражданской юрисдикции. Выяснять, чей пакет акций или доля в уставном капитале больше, решение какого органа правильное, а какого – нет, и в конечном итоге, кто генеральный директор, участники юридического лица должны решать в арбитражном суде.

Однако когда эти же самые участники начинают убивать друг друга, правоохранительные органы вынуждены вмешиваться (на этот раз – работники прокуратуры).

Чуть менее сурово, но тоже уголовно наказуемо, когда участники корпоративного конфликта сами совершают пресловутые рейдерские действия – объявляя себя единственными хозяевами, отчуждают имущество, производя в одностороннем порядке регистрационные действия с недвижимостью, реорганизуют и ликвидируют юридические лица, и вообще, вводят частные силовые подразделения – здесь, к сожалению, есть компетенция органов внутренних дел.

Казалось бы, бы чего проще – вычленить уголовно-наказуемые деяния и провести по ним расследование. Однако, каждый участник судопроизводства привносит своё видение ситуации и вплетает корпоративный конфликт в простое, на первый взгляд, уголовное дело.

Ещё сложнее ситуация складывается, когда одна из сторон призывает на помощь «профессионалов» — рейдерскую группу, готовую оказать помощь (пример —  уголовное дело АСУТ). Как правило, они в жёсткой форме такую помощь оказывают, но не редки случаи, когда рейдеры выбрасывают на улицу сначала «заказанного» участника корпоративного конфликта, а затем и самого «заказчика» (уголовное дело «Факт-строй»).

В такой ситуации следователь обязан:

1. Детально установить, кому и сколько акций (долей в уставном капитале) принадлежало с момента учреждения юридического лица.

2. Установить, кому и на каком основании «перешли» акции (доли) выбывших участников (например, не оплативших долю в уставном капитале), кто из них по-прежнему считает себя участником юридического лица и, даже может быть, принимает участие в общем собрании.

3. Для акционерного общества: кем вёлся и у кого хранился реестр акционеров, вносились ли в него своевременно записи, кто ещё имел к нему доступ, либо он переходил из рук в руки, что составляло систему ведения реестра (передаточные распоряжения, договоры купли-продажи акций и др.), сохранились ли документы системы ведения реестра, возможно ли по ним подтверждение (восстановление) данных самого реестра акционеров.

4. Правильно ли хронологически велись проколы общих собраний участников, хранились ли они у одного лица, каков был порядок проведения собраний (реально ли собирались и голосовали участники или протокол передавался из рук в руки для подписи).

5. Кто, когда, каким составом участников юридического лица назначался руководитель юридического лица (генеральный директор, президент, управляющий и т.д.). Оформлен ли протокол собрания участников об избрании, соответствует ли он хронологии, оформлен ли он в обычно порядке, либо отличается по своим внешним признакам, является «внеочередным», нумерация не соответствует предыдущим протоколам и др.

6. Соответствует избрание руководителей в протоколах данным из Единого государственного реестра юридических лиц (по выпискам из ЕГРЮЛ).

7. У кого хранился устав юридического лица, передавался ли он кому-то, как вносились изменения в устав, оформлялись ли они протоколами собрания участников, идут ли эти протокол в хронологическом порядке и оформлен ли он в соответствии с другими протоколами.

8. Предусмотрен ли уставом совет директоров, в каком составе, регулярно ли проводились заседания совета директоров, составлялись ли протоколы, хранились ли они в хронологическом порядке, у кого, передавались ли?

9. Важно: к чьей компетенции согласно уставу относится избрание генерального директора, а также распоряжение активами свыше 25% активов юридического лица (совету директоров или общему собранию акционеров).

Это далеко не полный перечень вопросов для выяснения, кто же главный в юридическом лице и чьи решения правильны.

Но выяснив хотя бы их, следователь может сделать вывод, какая из сторон конфликта имеет больший аванс правоты (установить, кто единственно прав в такой ситуации, объективно невозможно), и следовательно, какая из этих сторон совершает большее количество правонарушений, а какая – защищается.

Этот вывод следователя носит сугубо внутренний характер, необходимый для установления истины по уголовному делу, и не является основанием для принятия каких-либо процессуальных решений, касающихся управления Обществом, владения имуществом и др. Следователь не может поменять собой арбитражный суд, а тем более оказывать давление на, возможно, имеющийся судебный процесс, направляя, например, различные письма в адрес судьи или председателя суда, указывая, что следствием установлены те или иные факты, проведены экспертизы по тем или иным документам, предъявлено обвинение в мошенничестве какому-либо участнику процесса и т.д. Это прямое вмешательство в спор хозяйствующих субъектов, от чего предостерегал органы внутренних дел бывший Президент Российской Федерации, а ныне Председатель Правительства Российской Федерации В.В. Путин, и что будет расцениваться Следственным комитетом как превышение процессуальных полномочий следователя или руководителя следственного органа.

Здесь же следователь установит, какие нарушения произошли в системе корпоративного управления в звене «общее собрание → исполнительный орган».

Итак, установив, кто в реальности, является владельцем контрольного пакета, и вопреки чьему решению произведено отчуждение какого-либо актива предприятия, можно двигаться дальше и рассматривать вопрос:

В чём незаконность перехода права собственности на объект недвижимости?

Если, как уже неоднократно указывалось, произошёл «вброс» фиктивной документации в орган Федеральной налоговой службы для перерегистрации сведений о юридическом лице, либо в орган Федеральной регистрационной службы для перерегистрации права собственности на объект – эта ситуация представляется достаточно простой с точки зрения определения незаконности. Однако подлежит тщательному анализу с точки зрения криминалистической.

В случае совершения незаконных регистрационных действий в органах Федеральной налоговой службы (выше указано – согласно Федерального закона № 129-ФЗ там осуществляется регистрация сведений о юридических лицах, которые вносятся в Единый государственный реестр юридических лиц) в обязательном порядке необходимо изымать юридическое дело на данное хозяйственное общество.

В юридическом деле должно содержаться заявление формы 14001, в котором в формализованном виде отражаются те изменения, которые заявитель просит внести в ЕГРЮЛ.

Если следователю известно, что совершён рейдерский захват юридического лица, он должен предполагать (выстроить версию) о том, что в данном заявлении содержатся изменения, касающиеся единоличного исполнительного органа (в заявлении и всех прочих документах налоговой инспекции он именуется «лицо, имеющее право действовать без доверенности») или участников (учредителей) юридического лица.

Соответственно, подпись заявителя, вероятно, подделана.

Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что сотрудники налоговой инспекции не уполномочены проверять и тем более удостоверять личность того, кто представил заявление (а это не всегда может быть лично сам заявитель), тем более что закон допускает пересылку документов по почте, а в ряде инспекций по западному образцу имеется «лоток», в который эти документы кладутся без всякого контроля, в конце рабочего дня сотрудником инспекции изымаются и принимаются в работу.

Таким образом, личность того, кто фактически начал рейдерский захват, представив документы для регистрации фиктивных сведений в ЕГРЮЛ, согласно действующему законодательству установить невозможно[5].

Именно по этой причине не зарегистрировано ни одного преступления по ст. 171 УК РФ в части представления недостоверной информации в регистрирующий орган.

Однако следует обратить внимание на важную особенность. Согласно ч. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона № 129-ФЗ подпись заявителя должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. Это означает, что на последней странице заявления имеется печать, фамилия и инициалы, номер нотариального действия в реестре и иные реквизиты нотариуса, проверившего личность заявителя в момент подписания заявления.

В реестре нотариальных действий этого нотариуса под номером, который имеется в заявлении, должны быть указаны паспортные данные лица, производившего свидетельствование подписи. Наличие паспортных данных даст возможность изъять в ОВД по месту выдачи данного паспорта форму № 1, содержащую полные данные на лицо, которое производило вышеуказанное нотариальное действие.

Это может дать направление к раскрытию преступления.

Не исключено, что в представленном заявлении все подделано от начала да конца, в том числе печать нотариуса, а номер нотариального действия вымышлен. К этому надо быть готовым, и начать раскрытие преступления с другой версии.

Однако, практика показывает, что в ряде случае не отрабатывается даже эта простая цепочка: «заявитель → лицо, представившее заявление → нотариус».

Заявление о совершении регистрационных действий содержит отметки различных должностных лиц налоговой инспекции (сотрудник, принявший заявление, внёсший регистрационные изменения, подготовивший свидетельство о регистрации и т.д. – «конвейер»), все они подлежат установлению и допросу в качестве свидетеля по вопросам, касающимся их работы с заявителем и документами по юридическому лицу, которое подверглось рейдерскому захвату. Если кто-либо из них помнит заявителя, может его опознать, то необходимо произвести опознание по фотографии с формы № 1 (как её установить, сказано выше), а если есть подозреваемый – то предъявить его для опознания лично.

Второй документ, который представляется в налоговую инспекцию вместе с заявлением – протокол общего собрания участников (акционеров), в котором содержится решение участников о переизбрании генерального директора или перераспределении долей.

Никаких требований к этому документу закон не содержит, хотя именно в нём имеется главное волеизъявление, ведущее в дальнейшем к отчуждению недвижимости этого юридического лица: о смене корпоративного управления (то есть, разрыв системы корпоративного управления в звене «исполнительный орган → активы»).

Указанный протокол имеет наиважнейшее доказательственное значение как первое из числа средств совершения преступления. Он несёт на себе следы преступления: подписи и рукописные записи лиц, виновных в совершении преступления, следы печатающего устройства и красителей, которыми выполнены тексты и записи, в конце концов, следы пальцев рук и потожировых выделений (это, как правило, вообще не исследуется в ходе расследования уголовных дел данной категории). По меньшей мере, изъяв данный протокол в оригинале (что можно считать большой удачей для следователя), нужно назначить почерковедческую экспертизу по подписям участников якобы проведённого собрания, и, получив заключение об их подделке, доказать тем самым незаконность совершения регистрационных действий, то есть, установить событие преступления.

Следует обратить внимание на то, что при регистрации представляется документ об оплате государственной пошлины, то есть, платёжной квитанции Сберегательного банка России. При оплате пошлины в банковском учреждении плательщик предъявляет свой паспорт, светокопию которого обязаны сделать сотрудники отделения Сбербанка. По реквизитам на квитанции, изъятой в УФНС, следователь может установить номер отделения, где и изъять копию паспорта лица, которое готовило, а, возможно, и представляло впоследствии пакет фиктивных документов в регистрирующий орган.

Выполнив вышеперечисленные следственные действия и обеспечивающие их оперативно-розыскные мероприятия, следователь может считать, что факт незаконной регистрации фиктивных сведений в Едином государственном реестре юридических лиц им отработан, и может переходить к следующему этапу расследования.

Как уже выше говорилось, захват корпоративного управления в юридическом лице – не самоцель. Если внутри юридического лица идёт корпоративный конфликт, регистрационные действия о назначении генеральным директором представителя то одной, то другой стороны конфликта могут продолжаться бесконечно долго. Это представляет интерес для следователя тогда, когда есть прямые основания для возбуждения и расследования уголовного дела. Повторим в который раз, что вмешательство в корпоративный конфликт – прямое нарушение должностных обязанностей.

Если же следователь и имеет дело с рейдерским захватом, то есть, с вторжением извне, то после внесения недостоверных сведений об единоличном исполнительном органе в ЕГРЮЛ следует немедленное отчуждение недвижимости и регистрация сделки в территориальном подразделении Федеральной регистрационной службы.

Установление незаконности такой регистрации – важный этап расследования.

Для этого надлежит изъять юридическое дело, которое заводится на каждый объект недвижимости, прошедший регистрацию.

В нём согласно Федеральному закону № 122-ФЗ должно находиться заявление о регистрации прав на недвижимость или сделки с ним, договор купли-продажи в оригинале, копия правоустанавливающего документа предыдущего собственника продаваемого имущества, выписка из Единого государственного реестра юридических лиц, а также поэтажный план здания (помещения), выдаваемый в территориальном подразделений бюро технической инвентаризации (БТИ).

В том случае, если регистрация сделки с недвижимостью является следующим шагом после регистрации фиктивного исполнительного органа в налоговой инспекции, то документы, содержащиеся в юридическом деле, не содержат подделки и недостоверной (с формальной точки зрения) информации, ведь стороной договора выступает лицо, прошедшее официальную регистрацию в УФНС.

Однако эти документы являются важнейшим доказательством самого факта мошеннического завладения правами на имущество как неотъемлемой части объективной стороны преступления.

Всё, что совершено до этого – только лишь начальная стадия (приготовление) совершения хищения[6], и именно отчуждение объекта недвижимости (а право собственности на него возникает только с момента регистрации в УФРС) является противоправным безвозмездным изъятием имущества из правомерного владения собственника в соответствии с теорией уголовного права.

Проведя следственные действия в органе УФРС, следователь доказывает, что субъект преступления распорядился похищенным имуществом по своему усмотрению, то есть с этого момента

Однако, как указано выше, рейдерский захват имущества может осуществляться путём прямой регистрации фиктивной сделки. Напомним, что, выбрав такой путь захвата, рейдеры не вносят изменения в Единый государственный реестр юридических лиц, а сразу готовят пакет фиктивных документов о купле-продаже зданий и подают его в орган УФРС.

В отличие от регистрации документов в налоговой инспекции, где закон не обязывает и не наделяет правами проверки достоверности должностных лиц, производящих регистрацию, Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в части 3 ст. 9 относит к компетенции федерального органа в области государственной регистрации:

— проверку действительности поданных заявителем документов и наличия соответствующих прав у подготовившего документ лица или органа власти;

— проверку наличия ранее зарегистрированных и ранее заявленных прав.

А в соответствии с ч. 1 ст. 13 государственная регистрация прав проводится в следующем порядке:

— прием документов, представленных для государственной регистрации прав, регистрация таких документов;

правовая экспертиза документов и проверка законности сделки и т.д.

Таким образом, столкнувшись с фактом регистрации фиктивной сделки о купле-продаже недвижимости, следователь должен понимать, что должностное лицо УФРС либо допустило невнимательность, граничащую с преступной халатностью, либо обременено какими-либо коррупционными отношениями с рейдерами.

Как правило, в таких случаях регистраторы ссылаются на искусно изготовленные подделки, наличие паспорта, удостоверившего личность подателя документов и т.д.

Действительно, как правило, документы, представленные в УФРС отличаются высоким качеством подделки.

При этом рейдеры должны располагать полным объёмом информации относительно самого юридического лица и отчуждаемого недвижимого имущества.

Следователю необходимо знать, что поддельным в таком случае является, прежде всего, договор купли-продажи объекта недвижимости, и поддельными являются подпись и печать продавца (собственника имущества). Покупателем в таких случаях выступают так называемые фирмы-«однодневки». Закон не требует нотариального заверения договора, однако в ряде случаев по желанию сторон это действие производится.

Согласно статье 16 Федерального закона государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного ими на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности.

Нотариально удостоверяются копии учредительных документов юридического лица, являющихся стороной договора.

Во всех случаях после установления реквизитов нотариуса необходимо произвести выемку его реестров, в которых имеются записи о нотариальном удостоверении договора и (или) доверенности.

Кроме того, как выше указывалось, при регистрации сделки требуется поэтажный план из БТИ, который выдаётся либо собственнику здания (помещения), либо доверенному лицу. Оригинал доверенности подлежит выемке, и далее его отработка факта его нотариального удостоверения производится по аналогичной схеме.

Необходимо тщательно исследовать документ об уплате государственной пошлины – квитанцию из Сберегательного банка России. Это ещё один путь удостоверения личности заявителя, поскольку копия паспорта копируется в банке при оплате указанной пошлины.

Более сложным является вопрос о проверке наличия ранее зарегистрированных прав, а также удостоверения личности физического лица.

Здесь полномочия по выявлению подделки закон фактически предоставляет регистратору, то есть от его доброй воли зависит, пройдут ли регистрацию представленные документы.

В данном случае многое зависит от правильно выстроенной тактики допроса сотрудников УФРС, принимавших документы, производивших их правовую экспертизу и осуществлявших регистрацию в Едином государственном реестре прав (ЕГРП). Следователь должен знать положения Федерального закона № 122-ФЗ и соответственно ему формулировать вопросы свидетелю.

Рекомендуется обратить внимание на срок регистрации. В соответствии с ч . 3 ст. 13 указанного закона регистрация осуществляется в месячный срок. Однако по решению руководителя подразделения Федеральной регистрационной службы регистрация может быть совершена в ускоренном порядке. Это обстоятельство в ряде случаев может свидетельствовать о том, что есть определённая взаимосвязь между рейдерским захватом и таким порядком регистрации.

Изъяв пакет поддельных документов и проведя судебно-почерковедческую экспертизу, следователь докажет незаконность регистрации сделки купли-продажи недвижимого имущества.

Все те же самые обстоятельства следует устанавливать и исследователь при регистрации якобы ранее возникшего, а на самом деле фиктивного права на имущество (о чём сказано выше), но с учётом одной особенности. Основным документом в данном случае будет датированное достаточно давними сроками фиктивное решение исполкома (в период существования советской власти) или иного органа государственной власти о передачи здания или помещения какому-либо (как правило, вымышленному) юридическому лицу. В такой ситуации следователю необходимо производить следственные действия в архивах указанного органа, попытаться установить допросить лицо, якобы подписавшее это решение, исследовать порядок регистрации таких решений и т.д.

Следует также отработать всю цепочку юридических лиц, которые якобы передавали, продавали, уступали, вносили в уставный капитал и т.д. недвижимость, ставшую предметом преступного посягательства.

Установление фиктивности первоначального решения о передаче имущества чаще всего сложностей не вызывает.

Гораздо более сложной является ситуация с получением судебного решения на основании представленных в суд фиктивных документов.

Технология совершения такого рейдерского захвата описана выше. Проблема процессуального характера заключается в том, что суд не выдаёт оригиналы документов, поскольку согласно ГПК РФ гражданское дело может истребовать только вышестоящий суд при пересмотре вынесенного решения.

Согласно части 2 статьи 10 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, соответственно, допрошен в качестве свидетеля он быть не может.

Таким образом, рамки проведения расследования в такой ситуации весьма сужены.

Следственный комитет проводит интенсивное обобщение судебно-следственной практики в этом направлении, и мы будем крайне признательны коллегам, которые готовы поделиться опытом расследования таких уголовных дел и преодоления сопутствующих проблем.

Однако ещё более сложными представляются рекомендации по установлению лиц, совершивших преступления, связанные с рейдерским захватом имущественного комплекса юридического лица.

С одной стороны, правила доказывания виновности субъекта преступления изложены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, а поскольку процессуальные нормы не подлежат расширительному толкованию, добавить тут нечего.

С другой стороны, действия рейдеров в ряде случаев отличаются такой оригинальностью и своеобразием, что подобрать универсальный инструмент в виде отдельной методики установления лица, совершившего рейдерский захват, и доказывания его вины весьма сложно.

Вместе с тем, анализ статистических данных за 2008 год показывает, что более 70% уголовных дел о рейдерских захватах приостановлены в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого, на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Это означает, что следователи ещё пока не знают, как доказывать вину рейдеров — иногда действующие лица известны и скрываться ни от кого не намерены.

Основные приёмы выявления паспортных данных лиц, совершавших регистрационные действия в УФНС, УФРС описаны выше.

Однако практика показывает, что основная версия таких лиц: они не сознавали, что совершают общественно опасное деяние. Другими лицами, в чьей добросовестности они были убеждены, им были переданы документы, которые они считали подлинными. Такую версию опровергнуть крайне сложно. В большинстве случаев эти лица так и остаются свидетелями по уголовному делу.

Таким образом, при расследовании уголовных дел о рейдерских захватах следует выдвинуть ряд аксиом, то есть, таких положений, которые следует принимать без доказательств (не в уголовном деле, разумеется), и отталкиваться от них при создании дальнейшей системы доказательств.

1. Рейдерский захват всегда совершается организованной группой.

Данное положение выдвинуто от противного, исходя из того, что совершить захват в одиночку невозможно.

У любого рейдерского захвата всегда есть заказчик – лицо, оплачивающее расходы (очевидно, немалые) на совершение юридических, регистрационных и иных действий в нужном русле, то есть, в первую очередь, под контролем. В любом из наших учреждений бюрократическая система устроена таким образом, что бесконтрольно документ может попасть в самое непредсказуемое место.

Исполнителями любого рейдерского захвата являются юристы – люди, в совершенстве знающие законодательство, свободно ориентирующиеся в нём, знающие все пробелы, и способные принять неординарное решение. Коррупционные связи имеют свойство дифференциации, то есть, один юрист (адвокат) знает судейский корпус, другой вхож в Федеральную налоговую или Федеральную регистрационную службу, третьи организуют поддержку средств массовой информации.

Как правило, должен быть «свой» нотариус. Должностные лица УФНС и УФРС тоже могут быть осведомлены о едином преступном умысле.

В случае, если дело дошло до силового захвата, в состав преступной группы входит, как минимум, руководитель частного охранного предприятия. В последнее время для этого часто используются судебные приставы-исполнители, необходимо иметь в виду и возможную их причастность.

2. Выгодоприобретатель – главный подозреваемый.

Ранее существовало убеждение, что рейдерский захват заканчивается продажей захваченного актива третьим лицам, непричастным к преступлению и неосведомлённым о преступном происхождении актива.

В настоящее время в результате анализа следственной практики мы приходим к выводу, что это утверждение неверно по двум основаниям (о чём уже ранее упоминалось):

а) приобретатель в предвидении существенных финансовых затрат при покупке здания или помещения, как правило, тщательно изучает его юридическую историю, и это позволяет элементарно выявить факт корпоративного конфликта или конкретного рейдерского захвата. Покупать проблемный актив разумный предприниматель не будет ни при каких условиях;

б) если же объект недвижимости, ставший объектом рейдерского захвата, по каким-либо причинам всё же куплен, и только после этого стало известно о преступном происхождении прав на него, покупатель первым начинает бить тревогу и забрасывать все окружающие его органы внутренних дел заявлениями о совершении преступления, о том, что он сам стал жертвой мошенничества и т.д.

В противном случае лицо, ставшее собственником недвижимого имущества, и является выгодоприобретателем в результате совершения преступления. История развития рейдерского движения в России выявила интересную тенденцию: инвестиционные компании, отличавшиеся крайне агрессивно политикой поглощения предприятий, не брезговавшие никакими средствами для достижения своих целей, выйдя из «бизнеса», в одночасье стали крупными владельцами недвижимости.

В связи с этим следователю нужно отчётливо понимать, что если «добросовестный приобретатель» молчит о приобретении им проблемного актива, то он и есть заказчик преступления или, что бывает чаще всего, фиктивный собственник, находящийся под контролем организаторов рейдерского захвата. Следовательно, его добросовестность создана фиктивным путём, только лишь для того, чтобы в течении срока исковой давности собственник не мог его отсудить.

В правоприменительной практике Великобритании существует такой процессуальный приём – «срывание корпоративной оболочки». Он заключается в том, что суд, разбирая корпоративный конфликт, в том числе и содержащий элементы преступлений, не принимает во внимание никакие правовые отношения между юридическими лицами (большая часть из которых может быть фиктивными), а сразу рассматривает в качестве ответчика (и обвиняемого) конкретное физическое лицо, которое стало собственником спорного имущества или пробрело иные выгоды.

Разумеется, технологии англосаксонской правовой системы с трудом применимы в отечественном праве, в том числе и право суда в ходе рассмотрения гражданского дела устанавливать факт преступления и сразу определять меру наказания, однако следует признать, есть рациональное зерно в «срывании корпоративной оболочки». Следователь может использовать этот приём хотя бы для того, чтобы определить для себя, кто же реальный инициатор преступления, а затем заниматься отысканием доказательств его вины.

3. Исполнители и выгодоприобретатель связаны между собой.

Единственный способ доказать виновность группы лиц, совершивших рейдерский захват – доказать их преступную связь.

Показателен опыт следователя ГСУ при ГУВД по г. Москве, раскрывшего преступление по захвату недвижимого имущества, принадлежащего ЦНИИ эпидемиологии. Следователь проанализировал детализацию телефонных переговоров лица, выступавшего представителем собственника здания, выделил нескольких абонентов, с которыми это лицо вело наиболее интенсивные переговоры в дни регистрации фиктивной сделки купли-продажи, и из числа этих абонентов установил мужчину, соответствующего приметам, которые дали сотрудники УФРС. После проведения опознания по фотографии было установлено лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого.

Признак организованной преступной группы в каждом уголовном деле доказывается по-своему. Так, в уголовном деле по факту захвата ООО «Продимпорт» (СУ при МВД по Республике Мордовия) организатор захвата и один из исполнителей ранее вместе отбывали наказание в одном исправительно-трудовом учреждении.

Необходимо изучить личность исполнителей и выгодоприобретателей, установить возможные «точки пересечения» их биографий, и на этом строить доказательственную базу.

Разумеется, наиболее вероятное доказательство преступных связей – показания свидетелей или самих подозреваемых (обвиняемых). В последнем случае получение признательных показаний зависит от мастерства следователя.

Давая рекомендации по привлечению в качестве обвиняемых в совершении рейдерских захватов, укажем, что следователи регулярно используют формулировку «совместно с неустановленными лицами» в том случае, если в регистрационных действиях участвовали лица с вымышленными паспортными данными или не удалось выйти на конкретного организатора или заказчика преступления. Важно доказать элемент обмана или злоупотребления доверием (об этом подробно сказано выше).

Подводя итог вышесказанному, отметим, что расследование уголовных дел о рейдерских захватах требует решительности и наступательности. Необходимо действовать быстро и жёстко. Сомнения и промедление в этом случае – враг следователя.

Опыт последних нескольких лет противодействия рейдерским захватам даёт основания утверждать, что только быстрые и решительные действия следователя совместно с оперативными сотрудниками (в том числе и обоснованное избрание меры пресечения, соответствующей тяжести совершённого преступления) обеспечивают результативное расследование.

Поскольку данные методические рекомендации будут совершенствоваться, Управление контроля и методического обеспечения убедительно просит высказывать замечания по существу изложенного, вносить предложения, делиться положительным опытом расследования и указывать проблемы, с которыми следователи сталкиваются в ходе расследования конкретных уголовных дел.

 

 

Сводная таблица по методике расследования

рейдерских захватов

 

 

Вопрос, подлежащий выяснению

Следственные действия

1. Является ли заявитель (потерпевший) законным собственником объекта недвижимости
  1. Изъять в УФНС по месту регистрации (либо в архивах МРП, органа исполнительной власти и др.) документы о его регистрации, реорганизации, переименовании, возможном изменении юридического адреса
  2. Изъять в УФРС по месту регистрации права собственности документы о всех собственниках на данный объект недвижимости
  3. Изъять в органах БТИ документы, содержащие данные о балансодержателе объекта недвижимости
  4. Изъять в органе управления имуществом инвестиционный контракт, содержащий данные о застройщике
2. Какая из сторон при наличии корпоративного конфликта имеет право защищать интересы юридического лица и выступать от имени законного собственника объекта, то есть, быть заявителем (потерпевшим) 1. Изъять в офисе, бухгалтерии, архиве иных помещениях юридического лица все документы с момента его создания (учреждения), касающиеся распределения долей (акций), а именно: устав, учредительный договор, реестр акционеров, документы, составляющие систему ведения реестра (передаточные распоряжения, договоры-купли-продажи акций, долей в уставном капитале, и др.), все протоколы общих собраний участников (акционеров), заседаний совета директоров (наблюдательного совета), и осмотреть.

2. Допросить всех участников юридического лица и установить, какой размер акций находился в их собственности с момента создания, как изменялся, перепродавался, кто из акционеров выбыл из состава в связи со смертью, увольнением, уходом на пенсию, неоплатой доли в уставном капитале и иным причинам. Кто избирался генеральным директором, когда, каким решением, в какой обстановке происходило общее собрание участников (акционеров), кто был фактическим руководителем хозяйственной деятельностью предприятия, пользовался авторитетом коллектива, мог претендовать на занятие поста руководителя, какие решения об отчуждении каких активов (главным образом, недвижимости) принимались и др.

3. Получить выписку из Единого государственного реестра юридических лиц и сверить её данные с фактическим назначением руководителя, распределением долей в уставном капитале.3. Незаконность регистрации в УФНС сведений о юридическом лице1. Изъять юридическое дело с нотариально заверенным заявлением формы 14001 о внесении изменений в ЕГРЮЛ, протоколом общего собрания участников (акционеров), квитанцией об оплате и другими имеющими значение для дела документами.

2. Провести судебно-почерковедческую экспертизу по подписям и записям в заявлении и протоколе собрания участников (при необходимости – квитанции).

3. Допросить сотрудников УФНС, принимавших документы и осуществлявших регистрационные действия.

4. Допросить нотариуса, заверявшего заявление формы 14001, изъять реестр нотариальных действий, осмотреть его на предмет наличия паспортных данных лица, производившего нотариальные действия.

5. Изъять в отделении Сберегательного банка России копию паспорта лица, производившего оплату государственной пошлины, осмотреть его.

6. В отделе внутренних дел, выдавшем паспорт, изъять форму № 1 с фотографией владельца паспорта.

7. Предъявить для опознания фотографию указанного лица сотрудникам УФНС, нотариусу и другим лицам.

8. Принять меры к установлению места нахождения данного лица.4. Незаконность регистрации в УФРС о купле-продаже недвижимости1. Изъять юридическое дело с договором купли-продажи недвижимого имущества либо актом органа государственной власти о передаче недвижимого имущества, нотариально удостоверенными копиями учредительных документов, доверенностью (при наличии), поэтажным планом БТИ, квитанцией об оплате государственной пошлины, или копией документа, удостоверяющего личность (при наличии) и другими имеющими значение для дела документами.

2. Провести судебно-почерковедческую экспертизу по подписям и записям в заявлении, договоре купли-продажи (при возможности – по подписи в акте органа государственной власти, при необходимости – квитанции).

3. Допросить сотрудников УФНС, принимавших документы, производивших правовую экспертизу документов и осуществлявших регистрационные действия. Обратить особое внимание на удостоверение личности заявителя, проверку наличия ранее зарегистрированных прав и подлинников подтверждающих документов (напр. свидетельства о собственности на недвижимое имущество), необходимости ускоренной регистрации (если такой порядок применялся).

4. Изъять в БТИ заявление о выдаче поэтажного плана, нотариально удостоверенную доверенность, допросить сотрудников БТИ, принимавших заявление, выполнявших и выдававших поэтажный план.

5. Допросить нотариуса, заверявшего договор купли-продажи, уставные документы, доверенность, изъять реестр нотариальных действий, осмотреть его на предмет наличия паспортных данных лица, производившего нотариальные действия.

6. Изъять в отделении Сберегательного банка России копию паспорта лица, производившего оплату государственной пошлины, осмотреть его.

7. В отделе внутренних дел, выдавшем паспорт, изъять форму № 1 с фотографией владельца паспорта.

8. Предъявить для опознания фотографию указанного лица сотрудникам УФНС, нотариусу и другим лицам.

9. Принять меры к установлению места нахождения данного лица.5. Установление лиц, совершивших преступление, доказывание признака организованной преступной группы1. Установление лиц, представлявших интересы юридических лиц при совершении регистрационных действий и выступавших от имени этих юридических лиц (в соответствии с разделами 3, 4).

2. Установление выгодоприобретателя (нового собственника) похищенного имущества путём выемки правоустанавливающих документов (согласно п. 1 раздела 4).

3. Проведение оперативных и оперативно-технических мероприятий (в т.ч. получение детализации телефонных переговоров) по установлению связи лиц, производивших регистрацию фиктивных сведений в УФНС, УФРС, и выгодоприобретателя (нового собственника) похищенного имущества.

4. Изучение личности указанных лиц (получение информации с места учёбы, прежних мест работы, для ранее судимых – из мест лишения свободы, и др.) для установления фактов «пересечения» их биографий.

5. Допрос лиц, причастных к регистрации сведений в УФНС, УФРС, участвующих в финансово-хозяйственной деятельности юридического лица, в том числе в корпоративных конфликтах, по вопросам согласованных действий исполнителей и организаторов (заказчиков) и наличия признаков организованной группы.

6. Допрос подозреваемых по вопросам их взаимоотношений.

7. Привлечение в качестве обвиняемых, следственные действия, направленные на окончание расследования.

 


[1] Корпоративное право: учебник для студентов вузов, обучающихся по направлению «Юриспруденция» /отв. Ред. – И.С. Шиткина.М.: 2008, с 18, 19.

[2] Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М.: 2006. С. 420, 421.

[3] В дальнейшем в качестве иллюстраций будут указаны только те деяния, которые установлены в ходе производства по уголовным делам, находившимся или находящимся в производстве следственных органов МВД России.

[4] Очевидно, что типовой рейдерский захват путём фальсификации документов в налоговой инспекции и последующим вторжением рейдеров на территорию предприятия не требует таких сложных логических построений и методика его гораздо проще. В самой методике всё это будет учтено.

[5] Справедливости ради следует отметить, что в некоторых налоговых инспекциях по своей инициативе (видимо, на фоне негативного общественного мнения по отношению к рейдерам) проверяют документы лиц, представивших заявления. Так, в г. Шахты Ростовской области налоговый инспектор не только проверила документы, но и откопировала их, что позволило раскрыть попытку рейдерского захвата ООО «Серафимовец».

[6] Повторим, что действия, выразившиеся в регистрации фиктивных сведений в УФНС, подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ (представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения), но если это деяние причинило крупный ущерб (250 тыс. рублей) гражданам, организациям или государству.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code