Решение ЕСПЧ от 09.06.2015 «По вопросу приемлемости жалобы N 26562/07 дело «Эмма Тагаева и другие (Emma Tagaeva and Others) против Российской Федерации и шесть других жалоб» Часть 2

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  1. События 4 сентября 2004 г., опознание тел и похороны

 

  1. В ночь на 4 сентября Президент Российской Федерации Путин на несколько часов прибыл в г. Беслан. Он посетил больницу и администрацию города.
  2. Школьное здание оставалось оцепленным солдатами в течение дня 4 сентября.
  3. В 7.00 сотрудники МЧС начали собирать трупы и расчищать завалы. От 112 до 116 обугленных тел были обнаружены в спортивном зале и около 80 трупов в соседних помещениях (раздевалки, тренажерный зал). Представляется, что от 106 до 110 тел были найдены в южном крыле школы и других помещениях, хотя точная информация на этот счет не сообщалась (см. §§ 130 — 133 настоящего Решения). Восемнадцать тел были собраны на дворе. Около 330 тел (включая более 180 трупов детей) были вынесены на школьный двор, а затем отправлены в морг г. Владикавказа.
  4. В течение дня 4 сентября к школе прибыли бульдозеры и грузовики. Оставшиеся обломки были погружены на грузовики и отправлены на городскую свалку. Потерпевшие утверждали, что они и другие местные жители позднее нашли среди мусора ряд важных доказательств, включая личные вещи террористов, такие как рюкзаки и бритвы, человеческие останки, одежду заложников, части СВУ.
  5. 4 сентября, в 18.00, оцепление в г. Беслане было снято. В тот же день после 20.00 части 58-й армии были выведены из города.
  6. 5 сентября 2004 г. состоялись первые похороны. В последующие дни прошли совместные похороны более 100 человек. Местное кладбище было слишком маленьким, и его пришлось расширить, позднее там был установлен мемориал (см. § 425 настоящего Решения).
  7. Однако многие тела обгорели до неузнаваемости. 17 сентября 73 трупа были отправлены в судебно-медицинскую лабораторию в г. Ростове-на-Дону для идентификации путем анализа ДНК. Идентификация и похороны продолжались в декабре 2004 года (см. §§ 340 — 341 настоящего Решения).
  8. 5 и 6 сентября 2004 г. были объявлены днями государственного траура. 6 сентября 2004 г. Президент Российской Федерации Путин выступил с телевизионным обращением к народу, анонсировав будущие меры по улучшению взаимодействия учреждений в борьбе с терроризмом. Он назвал террористический акт «прямой интервенцией международного террора против России».

 

  1. Принятие ответственности за террористический акт

 

  1. 5 сентября 2004 г. веб-сайт Chechenpress.org опубликовал послание, подписанное «президентом Ичкерии Асланом Масхадовым», которое осуждало захват заложников и террористические акты против гражданских лиц, но обвиняло власти Российской Федерации в радикализации чеченцев.
  2. 17 сентября 2004 г. веб-сайт Kavkazcenter.com опубликовал электронное письмо, предположительно Шамиля Басаева, лидера радикального крыла чеченского сепаратистского движения, который использовал титулы «амира бригады мучеников Риядус-Салихийн» и «руководителя Высшего военного маджлисуль шура объединенных сил моджахедов Кавказа». Басаев, который в то время тайно проживал на Северном Кавказе, утверждал, что его «батальон мучеников» произвел нападение на г. Беслан, а также взрывы в г. Москве и теракты на самолетах в августе 2004 года.
  3. В электронном письме указывалось, что специальные силы начали штурм и что СВУ, установленные нападавшими в спортивном зале, не взорвались. Басаев также утверждал, что властям были предъявлены следующие требования: военные действия в Чеченской Республике должны быть прекращены, войска должны быть выведены, а Президент Путин должен уйти в отставку. В письме сообщалось, что все заложники, включая детей, объявили «сухую голодовку», пока эти требования не будут удовлетворены. В письме указывались подробности по поводу количества и видов использованных СВУ, национальности 33 «моджахедов», принявших участие в «операции Норд-Вест» (как они называли нападение на школу), и сообщалось, что группа собралась и тренировалась предшествующие 10 дней под личным руководством Басаева близ села Батако-Юрт [около Пседаха в Ингушетии]. В письме также упоминалось послание Президенту Путину, переданное через Аушева, и приводился его полный текст. Басаев утверждал, что единственный выживший террорист, Нурпаши Кулаев, был включен в состав группы в ночь перед операцией. В документе отмечалось, что руководитель операции «Полковник» звонил ему после начала штурма, чтобы сообщить, что они контратаковали, и последний звонок от него поступил в 2.00 [4 сентября]. Наконец, в письме сообщались затраты на террористические акты в августе — сентябре 2004 года: 8 000 евро на «операцию Норд-Вест», 7 000 долларов США на взрывы в г. Москве и 4 000 долларов США на самолеты.
  4. В августе 2005 года тот же веб-сайт опубликовал другое послание за подписью Шамиля Басаева. В нем содержалось утверждение о том, что член группы, захватившей школу, Владимир Ходов был двойным агентом ФСБ и Басаева и что он обеспечил «прикрытие» группы во время подготовки к нападению и ее беспрепятственное проникновение в Северную Осетию.
  5. 10 июля 2010 г. Басаев был убит взрывом в Республике Ингушетия. Было объявлено, что его смерть стала результатом проведения специальной операции российских служб безопасности, также утверждалось, что взрыв был вызван неосторожным обращением со взрывчаткой.

 

  1. Уголовное дело N 20/849

 

  1. 1 сентября 2004 г. прокурор Прокуратуры Республики Северная Осетия — Алания возбудил уголовное дело N 20/849 по поводу террористического нападения на школу вооруженной группы и убийства 12 мужчин-заложников.
  2. 2 сентября 2004 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Фридинский распорядился о передаче дела по поводу захвата в заложники более 600 человек в Управление Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу. В тот же день Фридинский назначил группу из более чем 60 следователей прокуратур Южного федерального округа под руководством специального следователя Управления Генеральной прокуратуры по Северному Кавказу.
  3. Это расследование несколько раз продлевалось и до сих пор продолжается (приостановлено).
  4. В ходе этого разбирательства были проведены многие важные следственные действия, направленные на установление точных обстоятельств подготовки и проведения террористического акта, а также взрывов в спортивном зале и последующего штурма. Заявители утверждали, что в процессе разбирательства им не был разрешен полный доступ к документам дела, и обжаловали этот аспект разбирательства. По запросу Европейского Суда власти Российской Федерации предоставили список документов, содержавшихся в данном уголовном деле. Согласно списку к 2012 году дело содержало 235 томов, в каждом из которых были в среднем от 200 до 350 листов. Доступная информация может быть кратко изложена следующим образом.

(a) Реконструкция событий, предшествовавших захвату заложников, и идентификация организаторов преступления

  1. Расследование установило, что группа, совершившая террористический акт, была создана Асланом Масхадовым, Шамилем Басаевым, «наемником арабского происхождения» по имени Тауфик аль-Джедани (Абу-Дзейт) и их окружением. Цель группы заключалась в «нарушении общественного порядка и запугивании населения, оказании давления на государственные органы для достижения вывода войск из Чечни». В июле — августе 2004 года указанные лица составили план по захвату большого количества заложников из числа учеников школы N 1 в г. Беслане и их родителей, а также по совершению убийств гражданских лиц, сотрудников милиции и военнослужащих.
  2. Во второй половине августа 2004 года указанные лица создали организованную преступную группу (банду), состоявшую более чем из 30 человек. Среди ее членов были жители Чеченской Республики, Республики Ингушетия, других регионов Российской Федерации и иностранные наемники. Организаторы террористического акта поручили командование операцией активному члену банды Хучбарову из Республики Ингушетия, который использовал кличку «Расул» и радиопозывной «Полковник». Двадцать четыре террориста были опознаны по именам, тогда как, по крайней мере, шестеро лиц остались неопознанными.
  3. 31 августа 2004 г. банда собралась в окрестностях Пседаха в Малгобекском районе Республики Ингушетия. Они имели следующее оружие и боеприпасы (частично полученные в результате нападений в Республике Ингушетия 21 — 22 июня 2004 г.: не менее 20 автоматов Калашникова, четыре пулемета Калашникова (РПК-74 и ПКМ), один танковый пулемет (ПКТ), два переносных противотанковых гранатомета (РПГ-7в), четыре пистолета и соответствующие боеприпасы, включая патроны различных калибров и гранаты. Кроме того, группа имела два одинаковых СВУ из пластита и гексогена, содержавших металлические шарики и электродетонаторы, с радиусом поражения не менее 200 метров, шесть СВУ, сделанных из противопехотных мин кругового поражения ОЗМ-72, и так называемые пояса шахидов — СВУ, содержавшие пластит и метательные элементы из металлических деталей и проволоки. Банда также использовала мобильные телефоны, радиостанцию и портативные радиопередатчики. Бандиты носили камуфляжную одежду, маски и противогазы. Они использовали для передвижения автомобиль ГАЗ-66.
  4. 31 августа 2004 г. Хучбаров сообщил членам банды о предстоящем нападении и распределил между ними роли. Рано утром 1 сентября 2004 г. они направились в Беслан, по пути в селе Хурикау они захватили местного милиционера С.Г. и отняли его пистолет и автомобиль.

(b) Осмотр места преступления

  1. 4 сентября 2004 г., с 7.00 до 18.25, группа следователей и экспертов в присутствии 12 понятых составила описание школьного здания и двора. Осмотр места проводился одновременно с расчисткой завалов и спасательной операцией. Описание составило 43 страницы и сопровождалось видео- и фотоматериалами (более 150 страниц).
  2. Протокол сосредоточился на описании предметов, найденных в школе, включая личные вещи и документы заложников, снаряжение и оружие террористов, повреждения структуры здания, а также тел террористов. Очень мало сведений имелось о расположении и состоянии тел заложников, в частности, страница 24 протокола содержала следующий фрагмент: «[в спортивном зале] от пола до высоты 40-50 см найдены сотни обгоревших тел женщин, детей и мужчин, занимавшие примерно половину поверхности спортивного зала». В протоколе отмечалось, что тела были вынесены сотрудниками МЧС во двор.
  3. В описании столовой на странице 15 не указывалось состояние двух ее окон, выходящих на железную дорогу, и не сообщалось подробностей по поводу характера и масштаба повреждений стен, кроме того, что «следы повреждений от огнестрельного оружия, [повлекшие] падение побелки».
  4. Описание южного крыла на странице 23 ограничивалось следующим: «указанное крыло почти разрушено, сотрудники МЧС расчищают завалы, в результате чего осмотр этого крыла не производится».

(c) Экспертное заключение N 1

  1. По поручениям следствия от октября и ноября 2004 года 23 декабря 2005 г. было представлено заключение «комплексной судебной экспертизы» (далее — экспертное заключение N 1). Экспертам было поручено оценить поведение ОШ, различных военных органов и органов безопасности 1 — 3 сентября 2004 г. Эксперты посетили объекты в г. Беслане и исследовали различные доказательства, включая показания военнослужащих и других свидетелей, фотографии, графические таблицы, записи телефонных и радиопереговоров. Заключение составляло более 70 страниц. В нем делался вывод о том, что действия должностных лиц были законными и обоснованными при имевшихся обстоятельствах. В частности, в заключении указывалось, что члены ОШ и военнослужащие Министерства внутренних дел, Внутренних войск, ФСБ России и МЧС «не совершили нарушений, которые могли иметь причинную связь с негативными последствиями, вызванными террористическим актом 1 — 3 сентября 2004 г. в г. Беслане».
  2. Этот документ широко цитировался и использовался в последующем разбирательстве, хотя позднее был признан недействительным (см. § 166 настоящего Решения).
  3. Заключение сосредоточилось на нескольких вопросах.

(i) Действия Оперативного штаба (ОШ)

  1. Во-первых, в заключении указывалось, что действия ОШ были сосредоточены на переговорах с террористами для обеспечения освобождения и безопасности максимального количества лиц. Требования террористов, переданные через Аушева, не могли служить предметом переговоров, поскольку они угрожали основам конституционного строя и территориальной целостности Российской Федерации.
  2. Привлечение Аушева и Гуцериева в качестве переговорщиков, как ФСБ России предлагала ОШ, и успех миссии Аушева, который вывел 26 человек, послужили средством против эскалации межнационального осетино-ингушского конфликта.
  3. Относительно участия Масхадова в переговорах в заключении указывалось, что Дзасохов и Аушев разговаривали с Закаевым утром 3 сентября и что последний сообщил им, что его связь с Масхадовым оставалась односторонней. Они предложили Закаеву связаться с Шамилем Басаевым, но тот отказался из-за их прежнего конфликта.
  4. В заключении также затрагивался вопрос участия Дзасохова в работе ОШ. В нем указывалось, что утром 1 сентября 2004 г. Дзасохов принял активное участие в работе ОШ. Под его руководством должностные лица обеспечили периметр безопасности вокруг школы, информировали общественность о принятых мерах, доставляли местному населению необходимое продовольствие в культурном центре и развернули полевой госпиталь. Информирование жителей каждый час осуществлял пресс-секретарь президента Республики Северная Осетия — Алания Дзугаев. Дзасохов позаботился о насущных потребностях первого дня захвата, координируя деятельность различных органов и повышая безопасность жизненно важных объектов республики. Когда террористы потребовали его привлечения в качестве переговорщика, Дзасохов был готов пойти к ним, но ОШ формально запретил ему сделать это.
  5. Проанализировав записанные переговоры между террористами и ОШ, а также между террористами внутри здания и их пособниками снаружи (а именно несколько разговоров с лицом, использовавшим позывной «Магас», записанных после начала штурма), эксперты установили, что террористы категорически отказались обсуждать любые меры, направленные на улучшение ситуации заложников, или любые другие темы, кроме политических требований, относящихся к ситуации в Чеченской Республике, и настаивали на том, что заложники добровольно поддержали их, объявив «сухую голодовку». Телефонные переговоры часто прерывались ими в агрессивной манере и без видимых причин. Кроме того, они предвидели и планировали как собственную смерть, как и многочисленные жертвы среди заложников, о чем свидетельствуют приветствия и поддержка, которую выразил им «Магас» после начала штурма. Эти позднейшие разговоры содержали ссылки на «встречу на небесах», «исполнение долга», превращение в мучеников (шахидов), приветствовали убийство неверных и отзывались о ситуации штурма как о «нормальной».

(ii) Предотвращение террористического акта

  1. В заключении упоминались многочисленные телексы, приказы и директивы Министерства внутренних дел и ФСБ России от июля — августа 2004 года, указывавшие на повышенную террористическую угрозу на Северном Кавказе и требовавшие принятия различных мер местной милицией и органами безопасности. С 22 августа все силы Министерства внутренних дел в Южном федеральном округе были переведены на усиленный вариант несения службы. 24 и 31 августа местной милиции было дано указание принять специальные меры для предотвращения террористических актов в День знаний 1 сентября.
  2. Что касается Правобережного РОВД г. Беслана (расположенного рядом со школьным зданием), в заключении отмечалось, что его руководство не приняло некоторые профилактические меры. В частности, сотрудники Правобережного РОВД не были проинструктированы по поводу действий на случай чрезвычайной ситуации, не был введен план повышения безопасности во время церемоний в школах. Единственная сотрудница милиции, присутствовавшая в школе N 1, а именно Д., не была вооружена. Двое других сотрудников милиции, которые должны были охранять школу во время церемонии, отсутствовали. Двое сотрудников транспортной милиции были переведены в другое место для обеспечения проезда колонны Дзасохова по федеральной трассе «Кавказ». В результате террористы имели беспрепятственный доступ к школе и смогли загнать внутрь большое количество заложников. В течение первых 15 минут нападения реакции со стороны местных правоохранительных органов не последовало.
  3. Сотрудники Правобережного РОВД, не получив заблаговременных инструкций и не имея предварительного плана действий на случай террористического акта, получили оружие и боеприпасы в РОВД и к 10.00 организовали оцепление вокруг школы. Информация по поводу захваты школы была немедленно передана в Министерство внутренних дел по Республике Северная Осетия — Алания. Действия руководства Правобережного РОВД характеризовались в заключении как халатность.
  4. Что касается ситуации в Малгобекском районе Республики Ингушетия, в заключении указывалось, что местная милиция не смогла предотвратить сбор и тренировку членов банды в конце августа. Упоминалось уголовное дело против руководителей Малгобекского РОВД (см. § 363 настоящего Решения).

(iii) Действия Внутренних войск

  1. В заключении отмечалось, что военнослужащие Внутренних войск участвовали только во внешнем периметре безопасности вокруг школы, тогда как первый периметр обеспечивали специальные силы ФСБ России. Внутренние войска не принимали участия в боевых действиях, их действия и снаряжение полностью соответствовали законодательству и их задачам.

(iv) Действия специальных подразделений ФСБ России

  1. Военнослужащие специальных сил ФСБ России принимали участие в операции. Они имели обычное оружие, а также специальное снаряжение, такое как переносные гранатометы РПГ-26 и переносные огнеметы РПО-А «Шмель».
  2. Относительно событий 3 сентября 2004 г. заключение представило следующую хронологию. К 13.00 отсутствовал план начала штурма. Две группы специальных сил находились вне г. Беслана, готовясь к возможному развитию ситуации, снайперы и разведывательные группы наблюдали за объектом со своих позиций, группа чрезвычайных ситуаций из 32 человек размещалась между жилыми домами, остальные военнослужащие находились в сборном пункте.
  3. Взрывы, произошедшие в 13.05, были вызваны двумя СВУ. Стрельба в это время не велась, поскольку на школьном дворе работали сотрудники МЧС. В любом случае место взрыва не просматривалось со снайперских позиций.
  4. После двух взрывов пожара в спортивном зале не было. Заложники стали выбегать через проемы в стенах. Террористы открыли огонь из автоматов и пулеметов по бегущим людям. По указаниям руководителя ОШ, военнослужащим специальных сил было приказано спасать заложников. Террористов взяли на прицел группа огневой поддержки и три БТР-80.
  5. Группа военнослужащих проникла в тренажерный зал и вывела оттуда нескольких женщин с маленькими детьми. Затем эта группа вошла в спортивный зал и начала выводить заложников. Террористы открыли по ней огонь. Два военнослужащих легли на пол и открыли ответный огонь, а остальные продолжали выводить заложников. Около 13.40 — 13.50 террористы произвели несколько выстрелов из переносных гранатометов (РПГ-18 «Муха») по спортивному залу, убив и ранив нескольких заложников, ранив двоих бойцов специальных сил и вызвав пожар в спортивном зале.
  6. Спасательная операция продолжалась до 14.40, когда все имеющиеся силы ФСБ России были перегруппированы в соответствии с ранее принятым планом. В 15.00 по приказу командира они начали штурм здания. Их передвижение внутри здания замедлялось недостаточной видимостью из-за дыма и пыли от побелки, а также присутствия заложников, которых террористы использовали в качестве живого щита. Террористы применяли автоматическое оружие, ручные гранаты и переносные гранатометы, тогда как сотрудники ФСБ России были вынуждены ограничиваться одиночными выстрелами, чтобы не причинить чрезмерного вреда заложникам. К 18.00 заложников в здании не осталось. Только обеспечив это, силы ФСБ России начали использовать тяжелое вооружение против террористов, которые отказались сдаться. Ручные гранаты, переносные гранатометы РПГ-20 и огнеметы «Шмель» были впервые использованы после 18.00. В 21.00 был использован танк T-72 для создания проемов в стенах и подавления вражеских огневых точек, поскольку дальнейшее продвижение по зданию было невозможно из-за мин, установленных террористами. Протоколы осмотра и видеоматериалы показывают, что в местах, где террористы были убиты тяжелым оружием, тела заложников обнаружены не были.
  7. Десять военнослужащих специальных сил были убиты во время операции, 11 получили ранения. Потери включали двух подполковников [командиров групп], один из которых скончался в первые минуты штурма, когда он бросился в школу, прикрывая спасающихся заложников, второй погиб в главном актовом зале, пытаясь освободить заложников, содержавшихся там.
  8. В заключении были проанализированы обстоятельства гибели и ран каждого военнослужащего специальных сил, которые имели место 3 сентября с 13.20 до 15.00, и делался вывод о том, что их действия были законными, адекватными и демонстрировали их высокий профессионализм, смелость и самопожертвование.

(v) Действия армии

  1. Командующий 58-й армией Министерства обороны Российской Федерации генерал Соболев был информирован о захвате заложников 1 сентября, в 9.38. В тот же день к 13.30 третье кольцо оцепления было создано вокруг школы военнослужащими 58-й армии. Военнослужащие имели различное автоматическое оружие, переносные гранатометы и минометы, но не использовали их, поскольку их задача сводилась к поддержанию линии безопасности.
  2. Что касается использования военной техники, в заключении указывалось на основе различных описаний, планов, журналов и объяснений военнослужащих, что 2 сентября три танка Т-72 с бортовыми N 320, 325 и 328 были переданы под командование сотрудников ФСБ России. Танки с бортовыми N 320 и 328 маневрировали вокруг школы по распоряжению сотрудников ФСБ России, но не открывали огня. Танк с бортовым N 325 выпустил семь осколочных снарядов калибра 125 мм по столовой, расположенной в правом крыле школы, по указаниям командующего сотрудника ФСБ России. Выстрелы были произведены 3 сентября 2004 г. между 21.00 и 21.30. В заключении был сделан вывод о том, что использование танков имело место после окончания спасательной операции в 18.00, когда вред заложникам не мог быть причинен, и было обусловлено необходимостью подавления вражеского огня наиболее действенным способом.
  3. Во время операции использовалась другая военная техника также под командованием сотрудников ФСБ России. Восемь БТР-80 были размещены в различных точках вокруг школы с 1 или 2 сентября 2004 г. Два из них с бортовыми N 823 и 824 принимали участие в штурме. БТР с N 823 применил тяжелый пулемет (калибра 7,62 мм) между 14.00 и 14.20 для подавления огневых позиций террористов на крыше школы. В то же время БТР с бортовым N 824 дал несколько очередей из тяжелого пулемета по окнам второго этажа, прикрывая бойцов «Альфы», вошедших в здание. Остальная военная техника не принимала активного участия в столкновениях. Эксперты заключили, что применение пулеметов при данных обстоятельствах было полностью адекватным и не могло причинить травм или смерти заложникам.

(vi) Действия МЧС

  1. 1 сентября с 9.35 различные службы МЧС по Республике Северная Осетия — Алания и соседних регионов стали прибывать к школе N 1. Они включали бригады, специализировавшиеся на тушении пожаров, и пожарные автомобили с водяными цистернами. Прибыли спасатели со специальным оборудованием и поисковыми собаками. 1 сентября 2004 г., в 17.00, начали работать с родственниками 14 психологов, к 4 сентября 2004 г. в г. Беслане работал 51 психолог. Центр психологической помощи располагался в культурном центре, куда при необходимости вызывали врачей «скорой помощи». В общей сложности с 1 по 4 сентября 2004 г. в г. Беслане были размещены 254 сотрудника и 70 транспортных средств МЧС.
  2. 3 сентября, в 12.40, четырем сотрудникам спасательной группы МЧС приказали забрать тела со школьного двора. Они получили гарантии безопасности и мобильный телефон для общения с террористами в школе. После взрывов в спортивном зале беспорядочная стрельба террористов с верхнего этажа и крыши убила двоих сотрудников и двоих ранила.
  3. В заключении анализировались действия пожарных команд 3 сентября. В 14.51 была объявлена пожарная тревога. В 15.20 — 15.25 пять бригад прибыли на место. Задержка прибытия была вызвана приказом Андреева, который считал, что пожарные и их автомобили могут быть атакованы террористами, что осложнило бы спасательную операцию. В 15.26 две бригады раскатали пожарные рукава и приступили к тушению огня. Каждая цистерна, содержавшая примерно 2 000 л воды, которые составляли ее полную вместимость, использовалась три — пять минут. Пожарный гидрант в школе не мог использоваться, поскольку находился в зоне военных действий. В 15.35 еще два пожарных подразделения были размещены на северной и восточной сторонах спортивного зала. Заместитель министра МЧС по Республике Северная Осетия — Алания полковник Романов принял на себя руководство работами. Применялись пять пожарных рукавов. Было обеспечено поступление воды из гидранта, расположенного на расстоянии 200 м, пожарные также использовали вновь прибывшие цистерны.
  4. Пожар был локализован и потушен к 21.09. Операция затянулась, поскольку дважды пожарных удаляли из школы по указаниям специальных сил.
  5. Тем временем спасатели МЧС эвакуировали заложников из школьного здания. К 16.00 они вывели более 300 человек, включая 100 детей. Когда пожар был потушен, группы спасателей начали поиск в завалах спортивного зала. Они приостановили работы в 22.25, когда было обнаружено невзорвавшееся СВУ и были вызваны саперы.
  6. Сразу после полуночи 4 сентября начался пожар в южном крыле школьного здания, в помещениях, занятых столовой, мастерскими, библиотекой и актовым залом. Четыре пожарные команды прибыли на место, и пожар был локализован и потушен к 3.10.
  7. 4 сентября, в 7.00, спасатели МЧС при содействии военнослужащих начали расчищать завалы и искать тела. Были собраны 323 трупа и направлены в орган судебной экспертизы в г. Владикавказе. В 19.00 поисковая и спасательная операции в школе были закончены.
  8. В заключении со ссылкой на материалы дела предполагалось, что смерть 112 человек, тела которых были найдены в спортивном зале, была вызвана взрывами СВУ. Обнаруженные там тела были на 70 — 100% обуглены, ожоги были посмертными. Пожарные должны были действовать в экстремальных условиях при наличии угрозы для их жизни. Организация и снаряжение были достаточными для выполнения их задач.

(vii) Обжалование выводов заключения

  1. 9 ноября 2006 г. Ленинский районный суд г. Владикавказа по требованию заявителей признал экспертное заключение N 1 недействительным в силу ряда серьезных нарушений процессуального законодательства, регулирующего назначение экспертов и проведение экспертиз.

(d) Хронология действий ОШ

  1. Следствие установило следующую хронологию действий ОШ (изложенную в экспертном заключении N 1 и позднейших документах).

(i) 1 сентября 2004 г.

  1. Около 10.30 в соответствии с планом действий на случай террористической угрозы, принятым 30 июля 2004 г., был создан ОШ. Первоначально его возглавляли президент Республики Северная Осетия — Алания Дзасохов, руководитель ФСБ по Республике Северная Осетия — Алания и министр внутренних дел по Республике Северная Осетия — Алания Дзантиев. До его назначения 2 сентября 2004 г. руководителем ОШ Андреев отвечал за координацию действий различных правоохранительных и военных органов, включая подразделения ФСБ России, прибывающие в г. Беслан. Два заместителя директора ФСБ России Проничев и Анисимов, которые прибыли в г. Беслан 2 сентября, действовали в качестве консультантов и не вмешивались в руководство операцией.
  2. С 11.00 до 14.00 ОШ обеспечил эвакуацию жителей из прилегающих зданий, а также оцепление школы. Сотрудники милиции и сил безопасности обыскали подвалы и чердаки близлежащих зданий, очистили соседние улицы от припаркованного транспорта и закрыли их для движения, перекрыли местную железнодорожную линию и приняли другие необходимые меры. Чтобы избежать вреда для заложников и других гражданских лиц, было также решено не отвечать на случайные выстрелы террористов. Министерство внутренних дел, ФСБ России и армия вели сканирование радиочастот поблизости от школы.
  3. В 11.05 террористы передали первую записку, содержавшую телефонный номер и имена возможных переговорщиков. Однако телефонный номер был указан неверно, и контакт не мог быть установлен.
  4. С 11.30 до 13.30 вокруг школы были созданы два кордона безопасности из сотрудников милиции и военнослужащих, использовавших 17 БТР. Днем того же дня БТР были выведены из поля зрения террористов с целью избежать провокации.
  5. В 11.40 ОШ начал составлять список заложников.
  6. В 12.35 ОШ предложил муфтию Северной Осетии принять участие в переговорах, но террористы открыли по нему огонь, когда он попытался подойти к захваченному зданию.
  7. В 13.55 все резервные силы милиции Республики Северная Осетия — Алания, включая милиционеров городов и сел, расположенных вдоль административной границы с Республикой Ингушетия, и курсантов милицейской академии, были переведены на усиленный режим несения службы.
  8. В 16.05 заложница Мамитова передала вторую записку с исправленным номером телефона.
  9. Между 16.05 и 17.00 внутри школы послышались выстрелы и взрывы. ОШ поручил З., профессиональному переговорщику из ФСБ по Республике Северная Осетия — Алания, связаться с террористами по телефону. Террорист представился как «Шахид» и сказал, что он убил 10 человек и взорвал еще 20, поскольку власти медлили связаться с ним. Затем он настаивал на том, что лица, указанные в их записке (Зязиков, Дзасохов, Аслаханов и Рошаль), должны прибыть в школу вместе. З. просил дать время на прибытие четырех человек в г. Беслан. Террорист сообщил, что спортивный зал заминирован и будет взорван в случае штурма.
  10. В 16.30 Кастуев бежал из школы, выпрыгнув из окна второго этажа. Он опознал по фотографии одного террориста из Республики Ингушетия, и в тот же день родственники последнего были привезены из Республики Ингушетия сотрудниками ФСБ России. Однако оказалось, что опознание было ошибочным. Данный человек был убит в Республике Ингушетия позднее, оказывая активное сопротивление властям.
  11. В течение дня ОШ собирал информацию о возможных террористах и их родственниках, чтобы привлечь последних к участию в переговорах.
  12. Около 17.00 террористы произвели несколько выстрелов из автоматического оружия и переносных гранатометов. Около 12 тел было выброшено в окно. ОШ принял меры для подготовки эвакуации раненых в местные учреждения здравоохранения, была организована психологическая поддержка родственников заложников.
  13. В 17.45, чтобы помешать распространению недостоверной информации, было решено, что все контакты со средствами массовой информации будут осуществлять Андреев, Дзантиев, Дзугаев, связь с журналистами была поручена Пескову из Администрации Президента Российской Федерации.
  14. В 18.00 Министерство здравоохранения по Республике Северная Осетия — Алания определило больницы для использования, были развернуты 28 автомобилей «скорой помощи».
  15. В 18.30 специальные силы ФСБ России («подразделения Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России») прибыли в г. Беслан и создали свой штаб. Они начали рассматривать различные возможности освобождения заложников и нейтрализации террористов.
  16. В 19.20 сотни бутылок воды, сока и продовольственных наборов были подготовлены штабом для заложников.
  17. В 21.30 Рошаль прибыл в г. Беслан. Террористы отказались принять через него воду или пищу. Они продолжали настаивать на том, что должны прибыть все четыре указанных ими человека. Рошалю было разрешено поговорить по телефону с директором школы, которая описала ситуацию внутри.
  18. В 21.36 ОШ продолжил переговоры с нападавшими. Было высказано предложение привлечь к процессу переговоров журналистов арабской телевизионной компании, но оно было отвергнуто террористами. В то же время ОШ связался с бывшим президентом Республики Ингушетия Аушевым и влиятельным бизнесменом Гуцериевым.
  19. В 22.20 ОШ попытался организовать освобождение заложников за деньги и беспрепятственный пропуск в Чеченскую Республику или Республику Ингушетия. На случай согласия террористов были вызваны 20 автобусов.
  20. К концу этого дня шестеро заложников, сбежавших из школы, были допрошены для получения информации о количестве и расположении террористов внутри школы, а также составлении схемы СВУ.

(ii) 2 сентября 2004 г.

  1. В 9.30 некоторым заложникам было разрешено позвонить своим родственникам с целью оказать давление на власти.
  2. В 10.00 ОШ санкционировал участие в переговорах Гуцериева. Его предложения дать деньги и гарантии беспрепятственного прохода были отклонены террористами.
  3. В 13.00 Андреев выступил перед родственниками заложников и заверил их, что штурма не будет. Это было сделано ввиду распространения слухов среди местного населения и идей создания «живого кольца» вокруг школы из гражданских лиц.
  4. В 13.50 мусульманские лидеры Чеченской Республики, Республик Ингушетия и Северная Осетия — Алания выступили с телевизионным обращением, призвав к миру и предотвращению дальнейших этнических столкновений.
  5. В 14.40 Аслаханов разговаривал с террористами по телефону. Он заверил их в том, что их требования будут переданы лично Президенту Российской Федерации. Террористы настаивали на том, чтобы он прибыл в г. Беслан с Аушевым.
  6. В 14.45 ФСБ России шифрованным сообщением назначила Андреева руководителем ОШ. Список членов штаба включал Дзасохова, руководителя ФСБ по Республике Ингушетия Корякова, командующего 58-й армией генерала Соболева, заместителя командующего Внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации Внукова и других должностных лиц. Все члены ОШ были уведомлены об их назначении.
  7. В 15.23 Аушеву было разрешено войти в школу. С 16.00 до 16.30 он вел переговоры с террористами. В результате его миссии 26 человек были освобождены: дети до двух лет и их матери. Аушев также получил письмо за подписью Шамиля Басаева с требованием о выводе войск из Чеченской Республики.
  8. В 17.30 был проведен дополнительный опрос бывших заложников для получения сведений о размещении заложников и террористов и расположении СВУ.
  9. В 17.40 ОШ принял решение о мерах, направленных на выявление и нейтрализацию возможных пособников террористов вне школы.
  10. В 18.05 Аушев предложил террористам забрать тела. Они согласились рассмотреть это предложение.
  11. В 19.20 террористы сообщили Рошалю, Гуцериеву и З., что заложники отказались принимать пищу, воду и лекарства.
  12. В 20.00 террористы произвели выстрелы из автоматического оружия и переносных гранатометов из окон школы. ОШ распорядился очистить окружающую территорию от припаркованного транспорта.

(iii) 3 сентября 2004 г.

  1. Утром с участием Аушева и Гуцериева было достигнуто соглашение о выносе трупов со школьного двора.
  2. В 12.00 были отобраны сотрудники МЧС и привлечен необходимый транспорт. Они получили соответствующие инструкции и средства коммуникации. В 12.40 сотрудники начали собирать трупы. Один террорист спустился во двор и наблюдал за их работой.
  3. В 13.05 в спортивном зале произошли два сильных взрыва. Часть стены обрушилась, и заложники в панике стали выбегать через образовавшийся пролом. Террористы открыли по ним огонь из автоматического оружия и переносных гранатометов РПГ-18 из окон второго этажа. В результате этого были убиты 29 человек.
  4. В 13.10 руководитель ОШ Андреев отдал письменные указания специальным силам ФСБ России о начале операции, направленной на спасение заложников и нейтрализацию террористов.
  5. В 13.15 первые заложники поступили в больницы городов Беслан и Владикавказ.
  6. В 13.20 один из террористов, Кулаев, был задержан и передан следователям.
  7. В результате взрывов и последующего обстрела погибли не менее 250 заложников, остальных террористы заставили перейти в актовый зал и другие помещения школы.
  8. В 14.50 в спортивном зале начался пожар. Экспертное заключение по поводу пожара и взрывов установило, что источник возгорания находился на крыше спортивного зала, над входом.
  9. Андреев приказал пожарным не вмешиваться немедленно ввиду продолжавшихся столкновений, угрозы для жизни пожарных и риска отложения спасательной операции, что повлекло бы новые жертвы.
  10. ОШ приказал пожарным начать действовать в 15.10. Они прибыли в 15.20 и начали тушить пожар.
  11. В 18.00 спасательная операция окончилась. ОШ приказал развернуть тяжелое вооружение для нейтрализации террористов.
  12. 4 сентября, в 0.30, зачистка школы завершилась, и был организован кордон безопасности. В 1.00 началось разминирование.

(e) Информация о действиях ФСБ России и допрос руководителей ФСБ России

  1. Следствие установило, что два заместителя директора ФСБ России, Проничев и Анисимов, присутствовали в г. Беслане во время кризиса.
  2. Ряд высокопоставленных сотрудников ФСБ России были допрошены в ходе расследования, включая генералов Андреева (допрошен 29 сентября 2004 г.), Корякова (30 сентября 2004 г.), Анисимова и Проничева (октябрь 2005 года). Документы уголовного расследования, представленные властями Российской Федерации, не содержали протокола допроса генерала Тихонова, руководителя центра специальных сил ФСБ России, заместителя руководителя ОШ, ответственного за штурм. Его имя не упоминалось среди свидетелей — членов ОШ в томе 124 дела N 20/849. В списке документов, рассмотренных экспертами, которые подготовили экспертное заключение N 1, также не упоминаются его показания.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code