Постановление ЕСПЧ от 16.06.2015 «Дело «Компания «Делфи АС» (Delfi AS) против Эстонии» (жалоба N 64569/09) Часть 2

1   2   3   4   5   6   7

  1. Дальнейшие события

 

  1. 1 октября 2009 г. компания «Делфи АС» на своем интернет-портале опубликовала заявление о том, что запрещается оставлять новые комментарии лицам, оставившим оскорбительные комментарии, пока они не прочитают «Правила комментирования» и не выразят согласия с ними. Далее было сделано объявлено о наборе компанией «Делфи АС» команды модераторов, которые будут осуществлять мониторинг комментариев после их появления на сайте. В первую очередь модераторы должны проверять все сообщения пользователей о ненадлежащих комментариях. Кроме того, выполняется проверка комментариев на соответствие «Правилам комментирования». В соответствии с опубликованными данными посетители сайта DELFI в августе 2009 года опубликовали 190 000 комментариев. Вместе с тем модераторы удалили 15 000 комментариев (около 8%) с сайта DELFI, которые главным образом представляли собой спам или комментарии, не относящиеся к обсуждаемой теме. При этом доля диффамационных комментариев была менее 0,5% от всех комментариев.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство и практика

 

  1. Конституция Эстонской Республики (Eesti Vabariigi ) устанавливает следующее <1>:

———————————

<1> Текст цитируется по: http://www.skylaser.ee/p_zone/common/Konstitutsioon%20Rus.htm (примеч. редактора).

 

«…Статья 17

Запрещается покушаться на честь и доброе имя кого бы то ни было…

Статья 19

  1. Каждый имеет право на свободную самореализацию.
  2. Каждый, пользуясь своими правами и свободами и исполняя обязанности, обязан уважать и учитывать права и свободы других людей, а также соблюдать законы…

Статья 45

  1. Каждый имеет право свободно распространять идеи, мнения, убеждения и иную информацию устно, печатно, изобразительным или иным способом. Это право может быть ограничено законом в целях охраны общественного порядка, нравственности, прав и свобод, здоровья, чести, доброго имени других людей. Законом это право может быть ограничено применительно к государственным служащим и служащим местных самоуправлений в целях охраны государственной и коммерческой тайны, ставшей им известной в силу служебного положения, либо информации, полученной ими в конфиденциальном порядке, а также в целях охраны семейной и частной жизни других людей и в интересах правосудия.
  2. Цензуры не существует…».
  3. Статья 138 Закона Эстонии «Об общих принципах Гражданского кодекса» (Tsiviilseadustiku seadus) устанавливает принцип добросовестности при реализации прав и исполнении обязанностей. Права не должны осуществляться незаконно или с целью причинить вред другому лицу.
  4. В пункте 2 статьи 134 Обязательственно-правового закона указано следующее:

«При наличии обязанности по возмещению… причиненного лишением свободы без законного основания, а также нарушением иных прав личности, в первую очередь оскорблением чести лица, неимущественный вред должен быть возмещен потерпевшему лицу только в случае, если это оправдано тяжестью нарушения, прежде всего физической или душевными страданиями».

  1. Согласно статье 1043 Обязательственно-правового закона лицо (причинитель вреда), противоправно причинившее вред другому лицу (потерпевшему), обязано возместить вред, если оно виновно () в причинении вреда или несет в соответствии с законом ответственность за причинение.
  2. Статья 1045 Обязательственно-правового закона предусматривает, что причинение вреда противоправно, если, inter alia, вред причинен в результате нарушения какого-то личного права потерпевшего.
  3. Обязательственно-правовой закон далее устанавливает следующее <1>:

———————————

<1> Приводится по: http://zakon24.ee/obazatelstvenno-pravovoj-zakon/ (примеч. редактора).

 

«…Статья 1046. Противоправность причинения вреда личным правам

  1. Оскорбление чести лица, в частности, неподобающими ценностными оценками, неоправданным использованием имени или изображения лица, нарушением неприкосновенности частной жизни или иного личного права, является противоправным, если иное не установлено законом. При установлении противоправности должны приниматься в расчет вид, причина и мотив нарушения, а также соотношение между достигаемой путем нарушения целью и степенью тяжести нарушения.
  2. Нарушение личного права не является противоправным, если нарушение оправданно с учетом иных защищенных законом благ, а также интересов третьих лиц или общественности. В таких случаях при установлении противоправности следует исходить из сравнительной оценки различных защищенных благ и интересов.

Статья 1047. Противоправность разглашения неправильных сведений

  1. Нарушение личных прав либо вмешательство в хозяйственную или профессиональную деятельность лица путем разглашения [avaldamine] касающихся лица или его деятельности неправильных сведений либо неполного или вводящего в заблуждение обнародования фактических данных является противоправным, если разглашающий не докажет, что он при их разглашении или обнародовании не знал или не должен был знать о неправильности либо о неполноте данных.
  2. Разглашение обстоятельства, порочащего честь другого лица или причиняющего ему экономический вред, считается противоправным, если разглашающий не докажет, что разглашенное обстоятельство соответствует действительности.
  3. Несмотря на положения частей 1 и 2 настоящей статьи, разглашение сведений или обстоятельств не считается противоправным, если разглашающий или лицо, которому было объявлено об обстоятельстве, имели к разглашению оправданный интерес и разглашающий проверил достоверность сведений или обстоятельств с основательностью, соответствующей тяжести возможного нарушения.
  4. В случае разглашения неправильных сведений потерпевший вправе требовать от ответственного за разглашение сведений лица опровержения сведений или опубликования поправки за счет разглашающего, независимо от того, было ли разглашение сведений противоправным…

Статья 1050. Вина [suu] как основание ответственности

  1. Причинитель вреда не несет ответственности за причинение вреда, если он докажет, что вред причинен не по его вине [], если иное не предусмотрено законом.
  2. По смыслу настоящей главы при оценке вины [] лица учитываются, в частности, его положение, возраст, образование, знания, способности и иные личные качества.
  3. Если за возмещение вреда несут ответственность несколько лиц, из которых одно или несколько лиц обязаны в соответствии с законом возместить противоправно причиненный вред независимо от их вины, то виновность поведения и форма вины ответственных за возмещение вреда лиц должны учитываться при распределении обязанности по возмещению вреда во взаимоотношениях ответственных за возмещение вреда лиц…

Статья 1055. Запрет деятельности, причиняющей вред

  1. Если противоправное причинение вреда носит постоянный характер либо если поступила угроза противоправным причинением вреда, то потерпевший или лицо, которому угрожают, вправе требовать прекращения причиняющего вред поведения или воздержания от угрозы совершением такого деяния. В случае причинения телесных повреждений, вреда здоровью, нарушения неприкосновенности частной жизни или иных личных прав можно потребовать, в частности, вынести запрет причинителю вреда приближаться к другим лицам (судебное предписание), установить пользование жилищем или средствами связи либо предпринять иные аналогичные меры.
  2. Лицо не вправе требовать прекращения указанного в части 1 настоящей статьи поведения, причиняющего вред, если по разумному пониманию к такому поведению должна проявляться терпимость в сообществе людей или в связи с существенным публичным интересом. В таком случае потерпевший вправе предъявить требование о возмещении противоправно причиненного вреда…».
  3. Закон Эстонии «Об услугах информационного общества» (teenuse seadus) содержит следующие положения <2>:

———————————

<2> Приводится по: http://estonia.news-city.info/docs/sistemsw/dok_iegnpz.htm (примеч. редактора).

 

«…Статья 8. Ограничение ответственности только в случае передачи информации и предложения доступа к сетям передачи данных общего пользования

  1. Если оказываются услуги, заключающиеся только в передаче информации, предлагаемой пользователем услуг, через сети передачи данных общего пользования или в предложении доступа к сетям передачи данных общего пользования, то поставщик услуг не отвечает за содержание передаваемой информации при условии, что он:

1) не инициирует передачу;

2) не выбирает получателя передачи;

3) не отбирает и не изменяет информацию, содержащуюся в передаче.

  1. Действия, связанные с передачей и предложением доступа по смыслу, указанному в части 1 настоящей статьи, содержат автоматическое, промежуточное и временное хранение передаваемой информации в той мере, в какой единственной целью этого является осуществление передачи через сеть передачи данных общего пользования, и при условии, что информация не хранится дольше периода, разумно необходимого для ее передачи.

Статья 9. Ограничение ответственности в случае записи данных в буферной памяти

  1. Если оказываются услуги, заключающиеся в передаче информации, предлагаемой пользователем услуг, через сети передачи данных общего пользования, при этом соответствующий метод передачи требует по техническим причинам записи данных в буферную память и единственной целью данных услуг является более эффективная передача информации другим пользователям услуг на основании их ходатайств, то поставщик услуг в случае автоматического, промежуточного и временного хранения данной информации не отвечает за содержание информации при условии, что он:

1) не изменяет данную информацию;

2) соблюдает условия доступа к информации;

3) соблюдает требования обновления информации, широко признанные и используемые в соответствующей отрасли экономики;

4) не препятствует законному использованию широко признанной и используемой в соответствующей отрасли экономики технологии для получения данных об использовании информации;

5) узнав, что информация удалена из сети в начальной точке передачи, что доступ к ней блокирован либо что судом, учреждением полиции или государственным надзорным органом было дано распоряжение об удалении информации, незамедлительно удаляет соответствующую сохраненную информацию или блокирует доступ к ней.

Статья 10. Ограничение ответственности в случае оказания услуг хранения данных

  1. Если оказываются услуги, заключающиеся в хранении информации, предлагаемой пользователем услуг, то поставщик услуг не отвечает за содержание информации, хранимой на основании ходатайства пользователя услуг, при следующих условиях:

1) поставщику услуг неизвестно содержание информации и в случае требования о возмещении ущерба он не знает о фактах или обстоятельствах, из которых явствует незаконная деятельность или информация;

2) узнав об обстоятельствах, указанных в подпункте 1 настоящего пункта, поставщик услуг незамедлительно удаляет соответствующую информацию или блокирует доступ к ней.

  1. Если пользователь услуг действует в подчинении поставщика услуг или под его надзором, то положения части 1 настоящей статьи не применяются.

Статья 11. Отсутствие обязанности контроля

  1. Поставщики услуг, указанные в статьях 8 — 10 настоящего Закона, не обязаны контролировать информацию, которую они только передают или к которой они предлагают доступ, которую они временно записывают в буферную память с целью передачи или хранят для пользователей услуг, а также они не обязаны искать факты и обстоятельства, свидетельствующие о незаконной деятельности.
  2. Положения части 1 настоящей статьи не ограничивают права должностного лица, осуществляющего надзор, требовать от поставщика услуг сообщить эту информацию.
  3. Поставщик услуг обязан незамедлительно известить компетентное должностное лицо, осуществляющее надзор, о возможных незаконных действиях пользователей услуг, установленных статьями 8 — 10 настоящего Закона, либо о предлагаемой информации и позволить установить тех пользователей услуг, с которыми у поставщика услуг имеются договоры о хранении данных…».
  4. Статья 244 и последующие статьи Гражданского процессуального кодекса Эстонии (Tsiviilkohtumenetluse seadustik) регулируют производство по предварительному доказыванию (eeltoendamismenetlus) — процедуру, в ходе которой допускается сбор доказательств до начала судебного разбирательства, если существует возможность предположить, что доказательства могут быть утеряны или что их последующее использование может быть затруднено.
  5. Государственный суд Эстонии в решении от 21 декабря 2005 г. по делу N 3-2-1-95-05 пришел к заключению, что для целей статьи 1047 Обязательственно-правового закона предание информации огласке (avaldamine) означает ее передачу третьим лицам. Лицо, передавшее информацию тому, кто ее опубликовал в средствах массовой информации (), можно рассматривать как сторону, предавшую информацию огласке (avaldaja), даже если это лицо не опубликовало соответствующую статью (ajaleheartikli avaldaja). Государственный суд придерживался аналогичной позиции и в последующих своих решениях, например, в решении от 21 декабря 2010 г. по делу N 3-2-1-67-10.
  6. В некоторых случаях, связанных с клеветой, во внутригосударственные суды подавались иски к сразу нескольким ответчикам, включая, например, издателя газеты и автора статьи (решение Государственного суда Эстонии от 7 мая 1998 г. по делу N 3-2-1-61-98), издателю газеты и лицу, давшему интервью (решение Государственного суда Эстонии от 1 декабря 1997 г. по делу N 3-2-1-99-97), или к одному издателю газеты (решения Государственного суда Эстонии от 30 октября 1997 г. по делу N 3-2-1-123-97 и от 10 октября 2007 г. по делу N 3-2-1-53-07).
  7. После того, как 10 июня 2009 г. Государственный суд Эстонии вынес решение по делу, по которому компания-заявительница обратилась в Европейский Суд (дело N 3-2-1-43-09), несколько нижестоящих судов пришли к аналогичным выводам по вопросу об ответственности за комментарии к опубликованным в Интернете информационным статьям. Так, в решении от 21 февраля 2012 г. по делу N 2-08-76058 Таллиннский окружной суд оставил без изменения решение нижестоящего суда по иску о защите чести и достоинства, поданному к издателю газеты. Издатель был привлечен к ответственности за клеветнические комментарии в Интернете, размещенные читателями в разделе для комментариев на сайте газеты. Суды Эстонии пришли к выводу, что издатель являлся поставщиком информационных услуг. Они отклонили ходатайство издателя об обращении в Суд Европейского союза за предварительным решением, сочтя очевидным, что ответчик не удовлетворял критериям пассивного поставщика услуг, толкование которым давали ранее Суд Европейского союза и Государственный суд Эстонии, и признав соответствующие нормы достаточно ясными. Соответственно, каких-либо новых указаний от Суда Европейского союза, по их мнению, не требовалось. Кроме того, суды Эстонии отметили, что согласно решению Суда Европейского союза от 23 марта 2010 г. по объединенным в одном производстве делам N C-236/08, C-237/08 и C-238/08 в отношении компаний Google France и Google (ECR 2010, I-2417), именно внутригосударственные суды должны определять нейтральность роли, которую играет поставщик услуг, то есть имеют ли его действия исключительно технический, автоматизированный и пассивный характер, указывающий на то, что у него нет достаточно полной информации о размещенных им данных или что он недостаточно эффективно контролирует эти данные. Суды Эстонии решили, что в рассматриваемом деле роль соответствующего поставщика услуг не была нейтральной. Поскольку к моменту вынесения решения лицо, опубликовавшее клеветнические комментарии, уже удалило их, этот вопрос в решении не освещался, и требования истца о компенсации морального вреда были отклонены. Таллиннский окружной суд пришел к аналогичному выводу в решении от 27 июня 2013 г. по делу N 2-10-46710. В указанном деле новостной интернет-сайт тоже был привлечен к ответственности за клеветнические комментарии читателей, причем требования истца о компенсации морального вреда были отклонены.

 

III. Соответствующие международно-правовые документы

  1. Документы Совета Европы

 

  1. Комитет министров Совета Европы 28 мая 2003 г. на 840-м заседании на уровне представителей министров принял Декларацию «О свободе общения в Интернете». В частях, имеющих отношение к настоящему делу, она предусматривает следующее:

«Государства — члены Совета Европы…

…будучи убеждены в том, что необходимо ограничить ответственность провайдеров, когда они действуют как обычные посредники или когда они добросовестно обеспечивают хостинг доступ к ним или контенту третьей стороны,

напоминая в связи Директиву N 2000/31/ЕС Европейского парламента и Совета от 8 июня 2000 г. о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке (Директива по электронной коммерции),

подчеркивая, что свобода общения в Интернете не должна наносить ущерба достоинству, правам человека и основным свободам других лиц, особенно несовершеннолетних,

учитывая, что должен быть найден баланс между уважением желания пользователей Интернета не раскрывать свою личность и необходимостью для сотрудников правоохранительных органов разыскивать тех, кто несет ответственность за преступные деяния…

Заявляют, что они стремятся придерживаться следующих принципов в сфере общения в Интернете.

Принцип 1. Правила информационного наполнения Интернета

Государства-члены не должны налагать на информационное наполнение (контент) Интернета ограничения, превышающие ограничения, налагаемые на другие средства передачи контента…

Принцип 3. Отсутствие предварительного государственного контроля

Государственные органы не должны за счет мер общего блокирования или фильтрации лишать общественности доступа к информации и другим коммуникациям в Интернете независимо от государственных границ. При этом не исключается возможность установки фильтров для защиты прав несовершеннолетних, в частности, в местах, доступных для них, такие как школы и библиотеки.

При условии гарантированного соблюдения положений пункта 2 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод меры могут быть приняты в целях обеспечения удаления точно идентифицированного интернет-контента, либо блокирования доступа к нему, если компетентные национальные органы власти приняли предварительное или окончательное решение о его незаконности…

Принцип 6. Ограниченная ответственность провайдеров по контролю за содержание информации в Интернете

Государства-члены не должны навязывать провайдерам общую обязанность контролировать содержание интернет-ресурсов, к которым они дают доступ, передают или хранят, либо по активному поиску фактов или обстоятельств, свидетельствующих о незаконной деятельности.

Государства-члены должны обеспечить, чтобы провайдеры не несли ответственности за содержание Интернета, когда их функции ограничены, как это определено национальным законодательством, передачей информации или предоставлением доступа к сети «Интернет».

В тех случаях, когда функции провайдеров шире, и они размещают у себя информацию других пользователей Интернета, государства-члены могут предусматривать их совместную ответственность, если они не предпринимают действий по оперативному удалению или блокированию доступа к определенным информационным ресурсам и услугам, как только они узнают о том, что они носят незаконный характер в соответствии с национальным законодательством, или в случае получения по ним сообщений по фактам и обстоятельствам, в связи с обнаружением незаконности деятельности или информации, которые могут послужить основанием для исков в возмещении ущерба.

При определении в соответствии с национальным законодательством обязательств провайдеров, изложенных в предыдущем пункте, должны быть предприняты меры для соблюдения свободы выражения мнения собственников данного контента в первую очередь, а также соответствующие права пользователей данной информации.

Во всех случаях, упомянутых выше, ограничения ответственности не должны повлиять на возможность введения предписаний, когда поставщики услуг обязаны прекратить или предотвратить, насколько это возможно, распространение информации, которая нарушает закон.

Принцип 7. Анонимность

В целях обеспечения защиты Интернета от контроля и расширения свободного выражения идей и информации государства-члены должны уважать желание пользователей Интернета не раскрывать свою личность. Это не мешает государствам-членам принимать меры и осуществлять сотрудничество в целях установления лиц, виновных в преступных деяниях, в соответствии с национальным законодательством, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и другими международными соглашениями между правоохранительными органами и органами юстиции».

  1. В Рекомендации государствам-участникам N CM/Rec(2007)16 «О мерах по повышению ценности Интернета как общественной службы», принятой 7 ноября 2007 г., Комитет министров Совета Европы отметил, что Интернет может, с одной стороны, значительно расширить возможности по осуществлению определенных прав человека и основных свобод, а, с другой стороны, негативно отразиться на этих и других такого рода правах. Комитет министров рекомендовал государствам-членам создать четкую правовую базу, разграничивающую роль и сферы ответственности всех ключевых участников в области новых информационных и коммуникационных технологий.
  2. В Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-участникам N CM/Rec(2011)7 «О новом понятии средств массовой информации», принятой 21 сентября 2011 г., указано следующее:

«…Комитет министров в соответствии с положениями статьи 15.b Устава Совета Европы рекомендует государствам-членам:

— принять новое, широкое понятие средств массовой информации, которое включает в себя всех лиц, участвующих в производстве и распространении среди потенциально большого круга лиц контента (например, информации, аналитических материалов, комментариев, точек зрения, образования, культуры, искусства и досуга в текстовой, звуковой, визуальной, аудиовизуальной или иной форме) и приложений, направленных на то, чтобы содействовать интерактивным массовым коммуникациям (например, в социальных сетях) или другим основанным на контенте широкомасштабным интерактивным видам деятельности (например, онлайн-играм), при этом сохраняя (во всех этих случаях) редакционный контроль или надзор над контентом;

— осуществлять надзор в рамках потребности в регулировании в отношении всех лиц, предоставляющих услуги или продукцию в медийной экосистеме, так, чтобы гарантировать право лиц искать, получать и распространять информацию в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также распространять на этих лиц действие соответствующих гарантий, позволяющих не допустить вмешательства, которое может в противном случае отрицательно повлиять на права, предусмотренные статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в том числе ситуаций, которые могут привести к ненужному самоограничению или самоцензуре;

— применять критерии, сформулированные в приложении к настоящей рекомендации, при выработке ступенчатого и дифференцированного подхода к лицам, попадающим под новое определение средств массовой информации, на основе соответствующих стандартов Совета Европы в области средств массовой информации с учетом их особых функций в медийном процессе и их потенциального влияния и значения при обеспечении или укреплении эффективного управления в демократическом обществе…».

Приложение к указанной рекомендации в частях, имеющих отношение к настоящему делу, предусматривает следующее:

«…7. Дифференцированный и ступенчатый подход требует, чтобы каждое лицо, услуги которого определены как средство массовой информации или как посредническая или вспомогательная деятельность, извлекал выгоду как из соответствующей (дифференцированной) формы, так и из соответствующего (ступенчатого) уровня защиты, а также чтобы ответственность таких лиц разграничивалась в соответствии со статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и другими стандартами в этой области, разработанными Советом Европы…

  1. Редакционный контроль может проявляться в собственных решениях участников о своей политике в отношении контента, который будет готовиться или распространяться, а также о том, как его представлять или обрабатывать. Традиционные средства массовой информации иногда публикуют четко прописанную редакционную политику, но она может проявляться и во внутренних инструкциях или критериях отбора или обработки (например, проверки или утверждения) контента. В новой коммуникационной среде редакционная политика может выражаться в заявлениях о поставленных задачах или в сроках и условиях использования (в которых могут содержаться очень подробные положения о контенте) или же может быть выражена неофициально, в виде обязательства соблюдать некие принципы (например, «сетевой этикет», слоган)…
  2. В редакционном процессе могут принимать участие пользователи (например, коллегиальный надзор и анализ запросов), когда окончательные решения принимаются в соответствии с внутренне определенным процессом и с учетом конкретных критериев (реактивная модерация). Средства массовой информации нового типа часто прибегают к модерации пользовательских материалов после их опубликования (часто называемой постмодерацией), которая на первый взгляд может быть и незаметна. Редакционные процессы могут быть автоматизированными (например, в том, что касается алгоритма предварительного отбора контента или сопоставления контента с материалами, охраняющимися авторским правом)…
  3. Вместе с тем следует отметить, что различным уровням редакционного контроля соответствуют различные уровни редакционной ответственности. Различные уровни редакционного контроля или редакционных требований (например, регулирование до опубликования по сравнению с регулированием после опубликования) требуют различных форм реагирования и почти очевидно лучше всего позволят дифференцировать ответные меры.
  4. Следовательно, поставщик промежуточных или вспомогательных услуг, который вносит свой вклад в функционирование средств массовой информации или в доступ к ним, но не осуществляет — или не должен осуществлять — редакционный контроль самостоятельно и поэтому несет ограниченную редакционную ответственность или никакой редакционной ответственности вообще, не должен считаться средством массовой информации. Однако деятельность такого поставщика услуг может быть актуальной в контексте средств массовой информации. Тем не менее действия поставщиков промежуточных или вспомогательных услуг в порядке выполнения юридических обязательств (например, удаление материалов на основании распоряжения суда) не должны считаться редакционным контролем по смыслу изложенного выше…
  5. Необходимо подчеркнуть важность роли посредников. Они обеспечивают альтернативные и дополнительные средства или каналы для распространения медийных материалов, расширяя тем самым сферу охвата и повышая эффективность достижения средствами массовой информации своих целей и задач. На конкурентном рынке посредников и вспомогательных служб это может значительно снизить риск вмешательства со стороны властей. Однако учитывая, в какой степени средствам массовой информации приходится на них полагаться в новой экосистеме, существует и опасность цензуры, осуществляемой через посредников и вспомогательные службы. В некоторых ситуациях может возникнуть опасность частной цензуры (со стороны посредников и вспомогательных служб в отношении тех средств массовой информации, которым они оказывают услуги или предоставляют имеющиеся у них материалы)…».
  6. 16 апреля 2014 г. была принята Рекомендация Комитета министров государствам-участникам N CM/Rec(2014)6 «Руководство о правах человека для интернет-пользователей» <1>. В частях, имеющих отношение к настоящему делу, руководство предусматривает следующее:

———————————

<1> Опубликовано в специальном электронном издании «Прецеденты Европейского Суда по правам человека» N 6/2015 (примеч. редактора).

 

«…Свобода выражения мнений и информации

Вы имеете право на поиск, получение и распространение информации и мнений по вашему выбору без какого-либо вмешательства или ограничений. Это означает следующее.

  1. Вы имеете право свободно выражать свое мнение онлайн и право на свободный доступ к информации, а также к мнениям и взглядам других лиц. Это включает политические речи, взгляды на религию, мнения и суждения, которые являются благоприятными и неоскорбительными, а также те, которые могут оскорбить, шокировать или причинить иное беспокойство другим лицам. Вы должны надлежащим образом учитывать право на доброе имя и права иных граждан, включая право на тайну частной жизни.
  2. Могут быть наложены ограничения на высказывания и суждения, которые провоцируют дискриминацию, ненависть или жестокость. Такие ограничения должны быть законными, применяться в узком контексте и подлежать судебному пересмотру…
  3. Вы можете принять решение о сокрытии своей личности онлайн, например, используя псевдоним. Тем не менее вы должны быть информированы о мерах, которые могут быть приняты национальными властями в целях установления вашей личности…».

 

  1. Документы других международных организаций

 

  1. В докладе Совету по правам человека от 16 мая 2011 г. (A/HRC/17/27) Специальный докладчик Совета ООН по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение заявил следующее:

«…25. По сути к правомерным видам информации, которые могут быть ограничены, относятся детская порнография (для защиты прав детей), разжигание ненависти (для защиты прав затрагиваемых сообществ), клевета (для защиты прав и репутации других лиц от необоснованных посягательств), прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида (для защиты прав других лиц) и пропаганда национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющая собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию (для защиты прав других лиц, например права на жизнь)…

  1. Кроме того, Специальный докладчик подчеркивает, что ввиду уникальных особенностей Интернета нормы и ограничения, которые могут считаться законными и соразмерными применительно к традиционным средствам массовой информации, часто не являются таковыми применительно к Интернету. Так, при распространении сведений, порочащих репутацию лица, с учетом возможности потерпевшего осуществить свое право на немедленный ответ для устранения причиненного вреда виды санкций, которые применяются при клевете без использования Интернета, могут оказаться ненужными или несоразмерными…
  2. Специальный докладчик полагает, что цензурные полномочия ни при каких обстоятельствах нельзя передавать частным лицам и что ни одно лицо не должно нести ответственности за размещение в Интернете материалов, автором которых он не является. Действительно, ни одно государство не должно использовать посредников с целью осуществлять цензуру от своего имени или принуждать их к этому…
  3. Посредники играют важнейшую роль в том, чтобы обеспечивать осуществление пользователями Интернета права на свободу выражения мнения и на получение доступа к информации. Поскольку посредники стали оказывать беспрецедентное влияние на содержание распространяемой через Интернет информации и способы ее распространения, государства стали все больше стремиться контролировать их и привлекать их к юридической ответственности в случаях, когда они не предотвращают доступ к материалам, которые считаются противоправными…».
  4. В совместной Декларации Специального докладчика ООН по защите права на свободу мнений и их свободное выражение, представителя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по защите свободы средств массовой информации и Специального докладчика Организации американских государств (ОАГ) по защите свободы выражения мнения, принятой 21 декабря 2005 г., указано, в частности, следующее:

«…Никто не должен привлекаться к ответственности за материалы в Интернете, автором которых он не является, за исключением случаев, когда он признал эти материалы своими собственными или отказался подчиниться указанию суда об удалении этих материалов…».

 

  1. Соответствующие документы Европейского союза и материалы сравнительно-правовых исследований
  1. Документы и судебная практика Европейского союза
  1. Директива N 2000/31/ЕС

 

  1. Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза от 8 июня 2000 г. N 2000/31/ЕС «О некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке» (Директива об электронной коммерции), в частности, предусматривает следующее:

«…9. Свободное перемещение информационных услуг может во многих случаях специфично отражать в праве Сообщества более общий принцип, а именно принцип свободы выражения, закрепленной в пункте 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая была ратифицирована всеми государствами — членами Европейского союза, по этой причине Директивы, которые регулируют оказание информационных услуг, должны обеспечивать право свободно заниматься этой деятельностью в свете вышеуказанной статьи Конвенции, с теми лишь ограничениями, которые предусмотрены пунктом 2 данной статьи и пунктом 1 статьи 46 Договора. Настоящая Директива не имеет цели влиять на основополагающие норм и принципы национального законодательства, связанные со свободой выражения мнения…

  1. Освобождение от ответственности, установленное в этой Директиве, распространяется только на случаи, когда деятельность поставщиков информационных услуг ограничена техническим операционным процессом и возможностью предоставления доступа к сети передачи данных, с помощью которой информация, становящаяся доступной для третьих сторон, передается или временно сохраняется. Эта деятельность имеет только лишь технический, автоматический и пассивный характер, который подразумевает, что поставщик информационных услуги не может контролировать информацию, которая передается или сохраняется.
  2. Поставщик услуг может получить преимущество от исключений, сделанных для «просто передачи информации» или «кэширования», если он никоим образом не заинтересован в передаваемой информации, среди прочего, это требует, чтобы он не изменял информацию, которую он передает. Данное требование не распространяется на действия технического характера, которые осуществляются в течение процесса передачи, поскольку они не изменяют целостность передающейся информации.
  3. Поставщик услуг, который целеустремленно сотрудничает с одним из получателей информации для того, чтобы осуществлять незаконные действия, выходит за пределы «просто передачи информации» или «кэширования» и в результате не может быть освобожден от ответственности, установленной для такой деятельности.
  4. Ограничения ответственности посредника в поставке услуг, установленные в этой Директиве, не влияют на возможность различных судебных запрещений. Такие запрещения могут, в частности, состоять из приказов судов или административных органов, требующих завершения или предотвращения любого нарушения, включая перемещение незаконной информации или отключение доступа к ней.
  5. С целью получения преимуществ от ограничения ответственности поставщик информационных услуг, включающих в себя хранение информации, с момента, когда ему стало известно о незаконной деятельности, должен срочно предпринять действия для устранения возможности доступа или отключения доступа к соответствующей информации; устранение возможности доступа или его отключение должно осуществляться при соблюдении принципа свободы самовыражения и процедур, определенных для этих целей на национальном уровне. Настоящая Директива не влияет на возможности государств — членов Европейского союза устанавливать особенные требования, которые должны быть выполнены до того, как информация будет уничтожена или доступ к ней будет отключен.
  6. Государствам-членам не позволяется налагать на поставщиков услуг обязательства по контролю. Это не касается обязательств по контролю в особых случаях и, в частности, не влияет на обязанность выполнения распоряжений, выданных национальными органами власти в соответствии с внутренним законодательством.
  7. Настоящая Директива не влияет на возможность государств-членов требовать от поставщиков услуг, которые принимают информацию, предоставленную получателями их услуг, применять средства безопасности, которые разумно было бы применять и которые должны удовлетворять нормам национального законодательства, с целью выявления и предотвращения определенных видов незаконной деятельности…

Статья 1. Цель и сфера ее действия

  1. 1. Данная Директива нацелена на обеспечение надлежащего функционирования внутреннего рынка посредством обеспечения свободного движения информационных услуг между государствами-членами…

Статья 2. Определения

Для целей данной Директивы следующие термины должны иметь значение:

  1. a) «информационные общественные услуги» — услуги в значении положений пункта 2 статьи 1 Директивы N 98/34/ЕС с изменениями, внесенными Директивой N 98/48/ЕС;
  2. b) «поставщик информационных услуг» — физическое или юридическое лицо, предоставляющее информационные услуги;
  3. c) «учрежденный поставщик услуг» — поставщик услуг, который эффективно осуществляет хозяйственную деятельность, используя фиксированную организацию, учрежденную на неопределенный период. Наличие и использование технических средств и технологий, требуемых для оказания услуги, сами по себе не создают учреждение поставщика услуг…

Раздел 4. Ответственность посредников

Статья 12. «Простая передача информации» (mere conduit)

  1. В тех случаях, когда информационные услуги состоят в передаче информации, предоставленной получателем услуг, через коммуникационную сеть или в предоставлении доступа к коммуникационной сети, государства-участники должны гарантировать, что поставщики услуг не несут ответственности за переданную им информацию при условии, что поставщик:
  2. a) не инициирует передачу;
  3. b) не выбирает получателя передачи;
  4. c) не выбирает или не исправляет информацию, содержащуюся в передаче.
  5. Передача и предоставление доступа, упомянутые в пункте 1, включают в себя автоматическое, промежуточное и кратковременное хранение передаваемой информации в течение того периода, который необходим для осуществления передачи в коммуникационной сети, при этом предусматривается, что информация не будет храниться в течение более длительного периода, чем необходимо для передачи.
  6. Данная статья не должна влиять на возможности судов или административных органов власти, в соответствии с законодательной системой государства — члена ЕС, требовать от поставщика услуг прекращения или предотвращения нарушений.

Статья 13. «Кэширование»

  1. В тех случаях, когда информационные услуги состоят из передачи информации, предоставленной получателем услуг, через коммуникационную сеть, государства-члены должны гарантировать, что поставщик услуг не несет ответственности за автоматическое, промежуточное и кратковременное хранение информации, выполняемой единственно с целью обеспечения эффективной передачи информации другим получателям услуг по их требованию, при условиях, что поставщик:
  2. a) не модифицирует информацию;
  3. b) выполняет условия в отношении доступа к информации;
  4. c) соблюдает правила обновления информации, распространенные в соответствующей сфере деятельности;
  5. d) не вмешивается в законное использование технологий, распространенных в соответствующей сфере деятельности, для получения данных по использованию информации;
  6. e) предпринимает оперативные меры, нацеленные на удаление или прекращение доступа к информации, которая находилась на хранении, после получения сведений о том, что информация из начального источника трансмиссии была убрана из сети, или доступ к ней был прекращен, а также в случаях, когда суд или административный орган власти потребовал удаления или прекращения доступа к данной информации.
  7. Данная статья не должна влиять на возможности судов или административных органов власти в соответствии с законодательной системой государства-члена, требовать от поставщика услуг прекращения или предотвращения нарушений.

Статья 14. Хостинг

  1. В тех случаях, когда информационные услуги состоят из хранения информации, предоставленной получателем услуг, государства-члены должны гарантировать, что поставщик услуг не несет ответственности за информацию, сохраняемую по просьбе получателя услуг, при условии, что:
  2. a) поставщик не имеет фактических сведений о незаконной деятельности или информации и в отношении требований о возмещении ущерба не осведомлен о фактах или обстоятельствах, из которых незаконная деятельность или информация становится очевидной;
  3. b) при получении таких сведений поставщик предпринимает оперативные действия по устранению или прекращению доступа к информации.
  4. Пункт 1 не должен применяться в случаях, когда получатель услуг действует под влиянием или контролем поставщика услуг.
  5. Данная статья не должна влиять на возможности судов или административных органов власти в соответствии с законодательной системой государства-члена, требовать от поставщика услуг прекращения или предотвращения нарушений, а также не влияет на возможность государств — членов ЕС разрабатывать процедуры, управляющие удалением или прекращением доступа к информации.

Статья 15. Отсутствие мониторинга

  1. Государства-члены не должны налагать на поставщиков при предоставлении ими услуг, указанных в статьях 12, 13 и 14, обязательств по мониторингу информации, которую они передают или хранят, а также обязательств по активному поиску фактов или обстоятельств, указывающих на нелегальную деятельность.

2. Государства-члены могут установить обязательства для поставщиков информационных услуг по предоставлению оперативной информации компетентным органам о подозрениях в отношении нелегальной деятельности, осуществляемой получателем услуг, или в отношении информации, предоставленной получателем услуг…».

1   2   3   4   5   6   7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code