Постановление ЕСПЧ от 16.06.2015 «Дело «Компания «Делфи АС» (Delfi AS) против Эстонии» (жалоба N 64569/09)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО «КОМПАНИЯ «ДЕЛФИ АС» (DELFI AS) ПРОТИВ ЭСТОНИИ» <1>
(Жалоба N 64569/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 16 июня 2015 года)
———————————

<1> Перевод с английского языка ООО «Развитие правовых систем»/Под ред. Ю.Ю. Берестнева.

<2> Подробный комментарий к настоящему Постановлению см.: Сучкова М. ДЕЛФИ АС (DELFI AS) против Эстонии: развитие дискуссии об ответственности за оскорбительные высказывания на интернет-порталах//Международное правосудие. 2015. N 3(15).

По делу «Компания «Делфи АС» против Эстонии» Европейский Суд по правам человека, рассматривая дело Большой Палатой в составе:
Дина Шпильманна, Председателя Большой Палаты,
Йозепа Касадеваля,
Гвидо Раймонди,
Марка Виллигера,
Ишиль Каракаш,
Инеты Зиемеле,
Боштьяна М. Цупанчича,
Андраша Шайо,
Леди Биянку,
Ноны Цоцория,
Винсента Э. де Гаэтано,
Ангелики Нуссбергер,
Юлии Лаффранк,
Линос-Александра Сисилианоса,
Хелены Ядерблом,
Роберта Спано,
Йона Фридрика Кьельбро, судей,
а также при участии Йохана Каллеверта, заместителя Секретаря Большой Палаты Суда,
заседая за закрытыми дверями 9 июля 2014 г. и 18 марта 2015 г.,
вынес в последний указанный день следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 64569/09, поданной против Эстонской Республики в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) компанией «Делфи АС», которая является зарегистрированным в Эстонии обществом с ограниченной ответственностью открытого типа (далее — компания-заявительница) 4 декабря 2009 г.
  2. Интересы компании-заявительницы представляли В. Отсманн (V. Otsmann) и К. Турк (K. Turk), адвокаты, практикующие в г. Таллинне. Власти Эстонии (далее — власти государства-ответчика) были представлены в Европейском Суде представителем Эстонской Республики при Европейском Суде М. Куурберг (M. Kuurberg), должностным лицом Министерства иностранных дел Эстонии.
  3. Компания-заявительница утверждала, что по делу было допущено нарушение ее свободы выражения мнения, которая гарантируется статьей 10 Конвенции, выразившееся в том, что ее привлекли к ответственности за комментарии третьих лиц, размещенные на ее новостном интернет-портале.
  4. Жалоба была передана в производство Пятой Секции Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). 1 февраля 2011 г. Европейский Суд изменил состав своих Секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда), и жалоба поступила в производство Первой Секции Европейского Суда в новом составе. 10 октября 2013 г. Палата Европейского Суда в составе: Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты, Элизабет Штейнер, Ханлара Гаджиева, Мирьяны Лазаровой Трайковской, Юлии Лаффранк, Ксении Туркович, Дмитрия Дедова, судей, а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Первой Секции Суда, — вынесла постановление по настоящему делу. Она единогласно решила объявить жалобу приемлемой для рассмотрения по существу и постановила, что по делу властями государства-ответчика не было допущено нарушения статьи 10 Конвенции.
  5. 8 января 2014 г. компания-заявительница ходатайствовала о передаче дела в Большую Палату Европейского Суда в соответствии со статьей 43 Конвенции. 17 февраля 2014 г. коллегия судей Большой Палаты Европейского Суда удовлетворила ее ходатайство.
  6. Состав Большой Палаты Европейского Суда был определен в соответствии с положениями пунктов 4 и 5 статьи 26 Конвенции и правила 24 Регламента Суда.
  7. И компания-заявительница, и власти государства-ответчика представили дополнительные письменные замечания (пункт 1 правила 59 Регламента Суда) по существу дела.
  8. Кроме того, комментарии по делу были получены от следующих организаций, которым Председатель Большой Палаты Европейского Суда разрешил вступить в производство по делу в качестве третьей стороны (пункт 2 статьи 36 Конвенции и пункт 2 правила 44 Регламента Суда): Хельсинкский фонд по правам человека (Helsinki Foundation for Human Rights), международная организация «Статья 19» («Article 19»), международная организация Access, «Инициатива юридической защиты журналистов и СМИ» («Media Legal Defence Initiative») совместно с еще 28 аффилированными организациями, а также совместные комментарии от Европейской ассоциации цифровых СМИ (European Digital Media Association), Ассоциации изготовителей вычислительной техники и средств связи (Computer and Communications Industry Association (CCIA Europe)) и Панъевропейского объединения ассоциаций европейских поставщиков интернет-услуг (Pan-European association of European Internet Services Providers Associations (EuroISPA)).
  9. Публичное слушание дела состоялось во Дворце прав человека в г. Страсбурге 9 июля 2014 г. (пункт 3 правила 59 Регламента Суда).

В заседании Европейского Суда приняли участие:

(a) от властей государства-ответчика:

М. Куурберг, представитель Эстонской Республики при Европейском Суде,

М. Каур (M. Kaur),

К. Мяги (K. Magi), консультанты;

(b) от компании-заявительницы:

В. Отсманн,

К. Турк, адвокаты.

Европейский Суд заслушал выступления В. Отсманна, К. Турк и М. Куурберг и их ответы на вопросы судей И. Зиемеле, Р. Спано, Г. Раймонди, М. Виллигера и Л. Биянку.

 

ФАКТЫ

  1. Обстоятельства дела

 

  1. Компания-заявительница — общество с ограниченной ответственностью открытого типа (aktsiaselts), зарегистрированное в Эстонии.

 

  1. Предыстория конфликта

 

  1. Компания-заявительница владеет новостным интернетом-порталом DELFI, на котором на дату подачи жалобы ежедневно размещались до 330 статей. DELFI — один из крупнейших новостных ресурсов Эстонии. На нем публикуются новости на эстонском и русском языках в Эстонии, он также функционирует в Латвии и Литве.
  2. В период, относящийся к обстоятельствам дела, в конце информационного блока находились слова «Добавить комментарий», поле для текста комментариев, указания имени комментирующего лица и адреса его электронной почты (по желанию). Под полями были кнопки «Оставить комментарий» и «Читать комментарии». Комментарии других пользователей можно было прочитать в отдельном разделе. Для того, чтобы зайти в этот раздел, надо было нажать кнопку «Читать комментарии». Комментарии выкладывались на сайт автоматически, они не редактировались и не проверялись компанией-заявительницей. Ежедневно к статьям поступало почти 10 000 комментариев, основная часть из них была анонимной.
  3. Тем не менее была предусмотрена возможность удалять комментарии: любой читатель мог оставить отметку leim (на эстонском языке это слово означает оскорбительное или издевательское сообщение либо сообщение, возбуждающее ненависть в Интернете), и комментарий оперативно удалялся. Кроме того, существовала система по автоматическому удалению комментариев с использованием определенной ненормативной лексики. Лицо, в отношении которого был оставлен клеветнический комментарий, могло уведомить об этом непосредственно компанию-заявительницу, и комментарий сразу же удалялся.
  4. Компания-заявительница предпринимала определенные действия с целью информировать посетителей сайта о том, что оставленные комментарии не являются ее мнением и она не несет ответственности за их содержание. На интернет-сайте DELFI содержались «Правила комментирования», в которых, в частности, указывалось:

«DELFI — техническое средство, предоставляющее возможность пользователям публиковать свои комментарии. DELFI не редактирует комментарии. Авторы комментариев несут ответственность за его или ее комментарий. Необходимо отметить, что имели место случаи привлечения авторов в судах Эстонии к ответственности за содержание их комментариев…

DELFI запрещает комментарии, содержание которых не соответствует добросовестной практике.

Это комментарии, которые:

— содержат угрозы;

— содержат оскорбления;

— разжигают вражду и содержат призывы к насилию;

— подстрекают к противоправным действиям…

— содержат ссылки не по теме, спам или рекламу;

— являются бессмысленными и (или) не относятся к теме обсуждения;

— содержат нецензурные и непристойные выражения…

DELFI имеет право удалять такие комментарии и ограничить доступ их авторов к написанию комментариев…».

Кроме того, в «Правилах комментирования» поясняется работа системы удаления комментариев по обращению заинтересованных лиц.

  1. Власти государства-ответчика отмечали, что у портала DELFI негативная репутация в Эстонии, поскольку на нем публикуются клеветнические комментарии и комментарии, унижающие честь и достоинство. Так, 22 сентября 2005 г. еженедельная газета «Эстонский экспресс» («Eesti Ekspress») опубликовала открытое письмо от имени редакции в адрес министра юстиции, генерального прокурора и канцлера юстиции Эстонии, в котором выражалась озабоченность непрекращающимися насмешками над людьми на интернет-сайтах Эстонии. В письме портал DELFI был назван источником жестоких и грубых издевательских высказываний. 29 сентября 2005 г. адресаты письма ответили на него в номере «Эстонского экспресса». Министр юстиции подчеркнул, что лица в случае оскорбления их чести и достоинства имеют право защищать свою репутацию в суде, предъявив иск к порталу DELFI и потребовав компенсации ущерба. Генеральный прокурор указал правовые нормы закона, устанавливающие уголовную ответственность за угрозы, разжигание ненависти в обществе и развратные действия в отношении несовершеннолетних, и добавил, что порядок наступления ответственности за клевету и оскорбления предусмотрен гражданским судопроизводством. Канцлер юстиции привел нормы законодательства, гарантирующие обеспечение свободы выражения мнения, защиту репутации и доброго имени граждан, включая статьи 1043 и 1046 Обязательственно-правового закона Эстонии (далее — Обязательственно-правовой закон) (Volaoigusseadus).

 

  1. Статья и опубликованные к ней комментарии на новостном интернет-портале

 

  1. 24 января 2006 г. компания-заявительница опубликовала на портале DELFI статью «SLK разрушил планируемую ледовую дорогу». Ледовые дороги являются дорогами общего пользования, которые прокладываются зимой по замерзшему морю, тем самым соединяя материковую часть Эстонии с некоторыми островами. Аббревиатура SLK расшифровывается как «AS Saaremaa Laevakompanii» (общество с ограниченной ответственностью открытого типа «Судоходная компания Сааремаа»). Компания SLK предоставляет паромное сообщение между прибрежными населенными пунктами и некоторыми островами. В период, относящийся к обстоятельствам дела, единственным или основным акционером компании SLK являлся L., который также входил в состав наблюдательного совета.
  2. За 24 и 25 января 2006 г. к статье были оставлены 185 комментариев. Примерно в 20 из них содержались угрозы и оскорбления в адрес L.
  3. 9 марта 2006 г. адвокаты L. потребовали от компании-заявительницы удалить оскорбительные комментарии и выплатить компенсацию морального вреда в размере 500 000 эстонских крон (около 32 000 евро) <1>. Это требование касалось следующих 20 комментариев <2>:

———————————

<1> Так в тексте оригинала. По-видимому, здесь имеется в виду сумма в размере 320 евро (см. §§ 27, 92 и 160 настоящего Постановления) (примеч. редактора).

<2> В соответствии с Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 101-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового регулирования в сфере использования русского языка» в средствах массовой информации запрещается использование нецензурной лексики. Поскольку в тексте оригинала употреблены нецензурные выражения, высказывания, способные унизить, оскорбить честь и достоинства лица, данный фрагмент Постановления приводится без перевода. В случае, если читатели захотят узнать смысл данных высказываний, они могут самостоятельно осуществить их перевод (примеч. редактора).

 

«1. (1) There are currents in .

(2) Open water is closer to the places you referred to, and the ice is thinner.

Proposal — let’s do as in 1905, let’s go to [K]uressaare with sticks and put [L.] and [Le.] in a bag.

  1. Bloody shitheads…

They bathe in money anyway thanks to that monopoly and State subsidies and have now started to fear that cars may drive to the islands for a couple of days without anything filling their purses. burn in your own ship, sick Jew!

  1. Good that [La.’s] initiative has not broken down the lines of the web flamers. go ahead, guys, [L.] into the oven!
  2. [Little L.] go and drown yourself
  3. Aha… [I] hardly believe that that happened by accident… assholes fck
  4. Rascal!!! [in Russian].
  5. What are you whining for, knock this bastard down once and for all [.] In future the other ones… will know what they risk, even they will only have one little life.
  6. …is goddamn right. Lynching, to warn the other [islanders] and would-be men. Then nothing like that will be done again! In any event, [L.] very much deserves that, doesn’t he.
  7. «A good man lives a long time, a shitty man a day or two».
  8. If there was an iceroad, [one] could easily save 500 for a full car, fckng [L.] pay for that economy, why does it take 3 [hours] for your ferries if they are such good icebreakers, go and break ice in Parnu port… instead, fcking monkey, I will cross [the strait] anyway and if I drown, it’s your fault.
  9. And can’t anyone defy these shits?
  10. Inhabitants of Saaremaa and Hiiumaa islands, do 1:0 to this dope.
  11. Wonder whether [L.] won’t be knocked down in Saaremaa? screwing one’s own folk like that.
  12. The people will chatter for a couple of days on the Internet, but the crooks (and also those who are backed and whom we ourselves have elected to represent us) pocket the money and pay no attention to this flaming — no one gives a shit about this.

Once [M.] and other big crooks also used to boss around, but their greed struck back (RIP). Will also strike back for these crooks sooner or later. As they sow, so shall they reap, but they should nevertheless be contained (by lynching as the state is powerless towards them — it is really them who govern the state), because they only live for today. Tomorrow, the flood.

  1. This [V.] will one day get hit with a cake by me.

Damn, as soon as you put a cauldron on the fire and there is smoke rising from the chimney of the sauna, the crows from Saaremaa are there — thinking that… a pig is going to be slaughtered. no way

  1. Bastards!!!! Ofelia also has an ice class, so this is no excuse why Ola was required!!!
  2. Estonian state, led by scum [and] financed by scum, of course does not prevent or punish antisocial acts by scum. But well, every [L.] has his Michaelmas… and this cannot at all be compared to a ram’s Michaelmas <1>. Actually sorry for [L.] — a human, after all… :D:D:D

———————————

<1> Это намек на эстонское выражение «для каждой крысы наступит свой Михайлов день». Исторически имеется в виду истребление кастрированных крыс осенью в районе Михайлова дня (29 сентября), но сегодня оно используется в значении «от судьбы не уйдешь» (примеч. переводчика).

 

  1. …If after such acts [L.] should all of a sudden happen to be on sick leave and also next time the ice road is destroyed… will he [then] dare to act like a pig for the third time? 🙂
  2. Fucking bastard, that [L.]… could have gone home with my baby soon… anyway his company cannot guarantee a normal ferry service and the prices are such that… real creep… a question arises whose pockets and mouths he has filled up with money so that he’s acting like a pig from year to year.
  3. You can’t make bread from shit; and paper and internet can stand everything; and just for my own fun (really the state and [L.] do not care about the people’s opinion)… just for fun, with no greed for money — I pee into [L.’s] ear and then I also shit onto his head. :).»
  4. В ту же дату компания-заявительница удалила оскорбительные комментарии. Это случилось приблизительно спустя шесть недель после их публикации.
  5. 23 марта 2006 г. компания-заявительница направила ответ на обращение адвокатов L. Компания-заявительница уведомила L. о том, в соответствии с обязательством удалять комментарии в случае обращения заинтересованного лица они были удалены, но она отказывается выплатить компенсацию морального вреда.

 

  1. Гражданский иск к компании-заявительнице

 

  1. 13 апреля 2006 г. в Харьюский (Harju) уездный суд поступил гражданский иск L. к компании-заявительнице.
  2. На судебном заседании 28 мая 2007 г. представители компании-заявительницы утверждали, inter alia <2>, что ранее имели место ситуации, например во время «бронзовой ночи» (тогда произошли беспорядки, вызванные переносом Монумента павшим во Второй мировой войне («Бронзового солдата») в апреле 2007 года), по своей инициативе компания «Делфи АС» удаляла по 5 — 10 тысяч комментариев в день.

———————————

<2> Inter alia (лат.) — в числе прочего, в частности (примеч. переводчика).

 

  1. Уездный суд своим решением от 25 июня 2007 г. отказал L. в удовлетворении его исковых требований. Уездный суд заключил, что компания-заявительница не может нести ответственность согласно Закону Эстонии «Об услугах информационного общества» (teenuse seadus), основанному на нормах Директивы об электронной коммерции (Директивы Европейского парламента и Совета Европейского союза от 8 июня 2000 г. N 2000/31/ЕС «О некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности, электронной коммерции, на внутреннем рынке»). Уездный суд решил, что необходимо различать разделы для комментариев и разделы на новостном портале компании-заявительницы, предназначенные для размещения материалов журналистов. Управление компанией-заявительницей первым из указанных разделов фактически было механического и пассивного характера. Компания-заявительница не может считаться лицом, опубликовавшим комментарии, а также она не имеет каких-либо обязательств проверять их.
  2. Таллиннский окружной суд 22 октября 2007 г. удовлетворил жалобу L. Окружной суд счел, что уездный суд сделал неправильный вывод об отсутствии ответственности компании-заявительницы согласно Закону Эстонии «Об услугах информационного общества». Окружной суд отменил решение уездного суда и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  3. 21 января 2008 г. Государственный суд Эстонии <3> отказал в рассмотрении жалобы компании-заявительницы.

———————————

<3> В Эстонии Государственный суд является кассационным судом, исполняющим также функции суда конституционного надзора (примеч. редактора).

 

  1. 27 июня 2008 г., повторно рассмотрев дело, Харьюский уездный суд вынес решение в пользу L. Следуя указаниям окружного суда и опираясь на нормы Обязательственно-правового закона, уездный суд заключил, что Закон Эстонии «Об услугах информационного общества» не применяется. Уездный суд также отметил, что компания-заявительница разместила на своем интернет-сайте информацию о том, что комментарии не редактируются и что запрещено публиковать комментарии, не соответствующие добросовестной практике, и что она имеет право удалять подобные комментарии. Кроме того, действовал механизм, позволяющий пользователям сообщать компании-заявительнице о нежелательных комментариях. Однако уездный суд решил, что этих мер не хватает и их недостаточно для эффективной защиты личных прав других лиц. Уездный суд установил, что необходимо признать, что комментарии опубликовала сама компания-заявительница, которая не может избежать ответственности, несмотря на размещение заявления о том, что она не отвечает за их содержание.
  2. Уездный суд решил, что сама опубликованная на новостном портале DELFI статья была взвешенной. Однако многие комментарии к ней были вульгарными по форме, унизительными, диффамационными и нарушили честь, достоинство и репутацию L. Эти комментарии выходили за пределы обоснованной критики и являлись простыми оскорблениями. В итоге суд заключил, что фигурирующие по делу комментарии не попадают под защиту свободы выражения мнения и что имело место нарушение личных прав L. Уездный суд присудил L. в качестве компенсации морального вреда 5 000 эстонских крон (320 евро).
  3. 16 декабря 2008 г. Таллиннский окружной суд, рассмотрев решение уездного суда, оставил его без изменения. Окружной суд отметил, что у компании-заявительницы отсутствовало обязательство осуществлять предварительный мониторинг размещаемых на ее новостном портале комментариев. Однако приняв такое решение, она должна была создать какую-либо эффективную систему с целью оперативного удаления с портала противоправных комментариев. Окружной суд пришел к выводу, что меры, принятые компанией-заявителем, были недостаточными и что возложение бремени по мониторингу комментариев на потенциальных потерпевших противоречит принципу добросовестности.
  4. Вместе с тем окружной суд отклонил довод компании-заявительницы об отсутствии ее ответственности согласно Закону Эстонии «Об услугах информационного общества». Он установил, что компания-заявительница не была техническим посредником, что касается комментариев, и ее деятельность имела не просто технический, автоматический и пассивный характер, напротив, она предлагала пользователям оставлять комментарии. Следовательно, компания-заявительница оказывала не технические, а информационные услуги.
  5. 10 июня 2009 г. Государственный суд Эстонии, рассмотрев жалобу компании-заявительницы, отклонил ее, согласившись с решением окружного суда по существу, но внес некоторые изменения в его мотивировочную часть.
  6. Государственный суд Эстонии отметил следующее:

«…10. Палата [Государственного суда Эстонии] приходит к выводу, что утверждения, содержащиеся в жалобе, не дают оснований для отмены решения окружного суда. Вывод, сделанный в решении окружного суда, верен, однако в ход юридических рассуждений суда необходимо внести изменения и дополнения на основании пункта 2 статьи 692 Гражданского процессуального кодекса [Эстонии].

  1. Стороны не оспаривают следующих обстоятельств:

— 24 января 2006 г. на принадлежащем ответчику интернет-портале DELFI была опубликована статья «SLK разрушила планируемую ледовую дорогу»;

— ответчик предоставляет посетителям интернет-портала возможность оставлять комментарии к статьям;

— из опубликованных [avaldatud] <1> комментариев к указанной статье 20 содержат уничижительные отзывы об истце [L.];

———————————

<1> Эстонские слова avaldama/avaldaja имеют два значения: во-первых, они означают «публиковать информацию» и, соответственно, «лицо, которое эту информацию опубликовало», а во-вторых, «предавать информацию огласке» и, соответственно, «лицо, которое предало эту информацию огласке».

 

— ответчик удалил уничижительные комментарии, получив письмо истца от 9 марта 2006 г.

  1. Правовой спор между сторонами касается вопросов о том, опубликовал ли ответчик эти комментарии в рамках осуществления своей профессиональной деятельности по смыслу положений Обязательственно-правового закона, являются ли эти комментарии по своему содержанию противоправными, и несет ли ответчик ответственность за опубликование противоправных комментариев.
  2. Палата согласна с выводом окружного суда, согласно которому к ответчику не применяются обстоятельства освобождения от ответственности, предусмотренные статьей 10 ЗУИО [Закона «Об услугах информационного общества»].

Согласно пункту 6 статьи 2 Закона Эстонии «О технических нормах и правилах» к услугам информационного общества относятся услуги, указанные в пункте 1 статьи 2 ЗУИО. В соответствии с данным положением ЗУИО «услугами информационного общества» являются услуги, оказываемые в форме экономической или профессиональной деятельности по непосредственному запросу получателя этих услуг, при этом стороны не находятся одновременно в одном и том же месте. Эти услуги включают в себя обработку, хранение или передачу данных электронными средствами, предназначенными для цифровой обработки и хранения данных. Таким образом, важными условиями оказания услуг информационного общества являются оказание услуг без физического присутствия сторон, передача данных электронными средствами и оказание услуги на возмездной основе по запросу пользователя этой услуги.

В статьях 8 — 11 ЗУИО говорится об ответственности поставщиков различных услуг информационного общества. В статье 10 ЗУИО сказано, что, если оказываемая услуга заключается в размещении информации, предоставленной получателем услуги, то поставщик услуг не несет ответственности за информацию, хранящуюся по запросу получателя этой услуги, при условии, что: 1) поставщику услуг неизвестно о содержании этой информации и в том, что касается требований о возмещении ущерба, он не знает о фактах или обстоятельствах, указывающих на противоправную деятельность или информацию; 2) узнав об указанных выше обстоятельствах, поставщик услуг немедленно удаляет соответствующую информацию или блокирует доступ к ней. Следовательно, данное положение применяется, если оказываемая услуга заключается в размещении информации на сервере (поставщика услуги) и предоставлении пользователям доступа к этой информации. При соблюдении требований, предусмотренных статьей 10 ЗУИО, поставщик такой услуги освобождается от ответственности за содержание размещенной им информации, так как поставщик услуги просто играет роль посредника по смыслу указанного положения, не являясь при этом инициатором информации и не внося в нее изменений.

Поскольку в основе Закона «Об услугах информационного общества» лежит Директива Европейского парламента и Совета Европейского союза от 8 июня 2000 г. N 2000/31/ЕС «О некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке» (Директива «Об электронной коммерции»), при толковании положений данного Закона следует также принимать во внимание принципы и цели этой Директивы. Статьи 12 — 15 Директивы, послужившие основой для статей 8 — 11 ЗУИО, дополняют пункт 42 преамбулы Директивы. Согласно этому пункту основания освобождения от ответственности, предусмотренные статьями 12 — 15 Директивы, действуют только в тех случаях, когда деятельность поставщика услуг информационного общества ограничивается техническим процессом эксплуатации сети передачи данных, с помощью которой осуществляется передача или временное хранение информации, становящейся доступной третьим лицам, и обеспечением доступа к ней, а единственной целью этой деятельности является повышение эффективности передачи информации. Данная деятельность имеет просто технический, автоматический и пассивный характер, предполагающий, что поставщик услуг информационного общества не знает о содержании передаваемой или размещаемой информации и не может его контролировать. Таким образом, на основания освобождения от ответственности, предусмотренные статьями 12 — 15 Директивы, не могут ссылаться поставщики так называемых информационных услуг, осуществляющие контроль за содержанием размещаемой ими информации.

Палата разделяет позицию окружного суда, по мнению которого деятельность ответчика по опубликованию комментариев имеет не только просто технический, автоматический и пассивный характер. Целью ответчика является не просто оказание промежуточных услуг. Ответчик встроил в свой новостной портал раздел для комментариев, предлагая посетителям сайта дополнять новости их собственными суждениями [hinnangud] и мнениями (комментариями). В разделе для комментариев ответчик активно призывает оставлять комментарии к информационным материалам, которые размещаются на портале. Количество посещений портала ответчика прямо пропорционально количеству комментариев, а доход от публикуемой на интернет-портале рекламы, в свою очередь, зависит от [количества посещений]. Следовательно, ответчик экономически заинтересован в размещении комментариев. То, что ответчик не пишет комментариев сам, не означает, что он не контролирует раздел для комментариев. Ответчик принимает правила, действующие в разделе для комментариев, и вносит в данный раздел изменения [удаляет комментарии] в случае нарушения правил. Получатели же услуг ответчика, напротив, не могут ни изменять размещенные ими комментарии, ни удалять их. Они могут лишь сообщать о неподобающих комментариях. Таким образом, ответчик может определять, какие из оставленных комментариев будут опубликованы, а какие нет. То, что ответчик не пользуется этой возможностью, не позволяет прийти к выводу, что он не контролирует размещение комментариев. Палата согласна с позицией окружного суда, согласно которой ответчик, определяющий, какая информация размещается в разделе для комментариев, оказывает информационную услугу, и к этой услуге в настоящем деле не применяются основания освобождения от ответственности, предусмотренные статьей 10 ЗУИО.

  1. По делу не оспаривается, что 24 января 2006 г. ответчик опубликовал на интернет-портале DELFI статью «SLK разрушила планируемую ледовую дорогу». С точки зрения уездного суда, следует считать, что ответчик опубликовал еще и комментарии к ней. Окружной суд, согласившись с изложенной позицией, отметил: ссылка ответчика на нарушение его права на свободу выражения мнения указывает на то, что, по его мнению, комментарии опубликовал именно он, а не те, кто их написал. По мнению Палаты, в настоящем деле комментарии по смыслу положений Обязательственно-правового закона опубликовали и ответчик, и те, кто их написал. У истца есть право выбирать, к кому из них подать иск. Иск был предъявлен только к ответчику.

Палата дала определения понятиям «предание информации огласке» и «сторона, предающая информацию огласке» в пункте 24 решения от 21 декабря 2005 г. по гражданскому делу N 3-2-1-95-05. Она пришла к выводу, что для целей применения статьи 1047 Обязательственно-правового закона предание информации огласке [avaldamine] означает ее передачу третьим лицам, а сторона, предающая информацию огласке, это лицо, передающее информацию третьим лицам. Кроме того, Палата пояснила, что, когда речь идет об опубликовании [avaldamine] информации в СМИ, стороной, предавшей огласке [опубликовавшей] эту информацию [avaldaja], может быть как лицо, передавшее информацию для опубликования в СМИ, так и медийная компания. Опубликование новостей и комментариев на интернет-сайте тоже является журналистской деятельностью [ajakirjanduslik tegevus]. Вместе с тем ввиду особого характера интернет-СМИ [internetiajakirjandus] отсутствуют разумные основания требовать от оператора портала редактировать комментарии до их опубликования так же, как при опубликовании аналогичных комментариев в печатных СМИ [ ]. В силу того, что издатель [] [печатных СМИ] осуществляет редактирование комментариев, он является инициатором их опубликования, тогда как на интернет-портале инициаторами опубликования комментариев являются те, кто их написал и благодаря кому они появились на сайте для всеобщего ознакомления. Поэтому оператор портала это не лицо, которому сообщается информация. Из-за [своей] экономической заинтересованности в опубликовании комментариев и издатель [] печатного средства массовой информации, и оператор интернет-портала являются сторонами, опубликовавшими [предавшими огласке] [avaldajad] комментарии в порядке осуществления предпринимательской деятельности.

В случаях, касающихся оценочных суждений [], порочащих лицо и посягающих на его честь и доброе имя, при определении понятия «опубликование [предание огласке]» и «сторона, опубликовавшая [предавшая огласке] информацию», не имеет значения, следуют ли эти оценочные суждения из опубликованной [преданной огласке] информации, и являются ли они уничижительными по своему содержанию… Таким образом, опубликование [предание огласке] информации — это передача третьим лицам оценочного суждения о человеке (пункт 1 статьи 1046 Обязательственно-правового закона) и/или сведений, на основе которых можно вынести оценочное суждение, а лицо, публикующее [предавшее огласке] оценочные суждения, — это тот, кто передает подобные суждения (hinnangud] и сведения третьим лицам. В настоящем деле комментарии были доступны неограниченному кругу лиц (выставлены на всеобщее обозрение).

  1. В ответ на содержащиеся в жалобе ответчика утверждения о том, что окружной суд неправильно применил статью 45 Конституции Эстонии, поскольку, оправдывая вмешательство в осуществление свободы выражения мнения, он сослался не на положения закона, а на принцип добросовестности и что удаление комментария с сайта является вмешательством в осуществление свободы выражения мнения лицом, которое этот комментарий разместило, Палата поясняет следующее.

Осуществление любого основного права ограничивается пунктом 2 статьи 19 Конституции, которая предусматривает, что каждый при осуществлении своих прав и свобод и при исполнении своих обязанностей должен уважать и учитывать права и свободы других лиц, а также соблюдать закон. Первое предложение пункта 1 статьи 45 Конституции предусматривает, что каждый имеет право на свободу выражения мнения, то есть право свободно распространять информацию любого содержания любым способом. Это право ограничено содержащимся в Конституции запретом покушаться на честь и доброе имя кого бы то ни было (статья 17). Палата полагает, что при разрешении коллизии между свободой выражения мнения, с одной стороны, и честью и добрым именем лица, с другой стороны, нужно принимать во внимание, что статья 17 Конституции, сформулированная в виде запрета, запрещает не любые посягательства на честь и доброе имя лица, а только их очернение (статья 1046 Обязательственно-правового закона). Другими словами, игнорирование указанного запрета ведет к нарушению Конституции (статьи 11 Конституции). Второе предложение пункта 1 статьи 45 Конституции предусматривает возможность ограничения свободы выражения мнения законом в целях защиты чести и доброго имени лица.

Ограничением свободы выражения мнения в интересах защиты чести и доброго имени лица можно считать следующие положения Обязательственно-правового закона: подпункт 4 пункта 1 статьи 1045, пункт 1 статьи 1046, пункты 1, 2 и 4 статьи 1047, пункты 1 и 2 статьи 1055 и пункт 2 статьи 134. Уездный суд признал посягательство на честь истца безосновательным, следовательно, оно являлось противоправным, поскольку в комментариях не было какой-либо дискуссии по теме статьи — они просто оскорбляли истца с целью унизить его достоинство. Окружной суд согласился с этой позицией. Палата приходит к выводу, что, если толковать статью 1046 Обязательственно-правового закона в соответствии с Конституцией, то противоправным является любое посягательство на честь лица. Суды дали обоснованную правовую оценку 20 комментариям оскорбительного характера. Они правильно пришли к выводу, что эти комментарии являются клеветой, так как они имеют грубый характер, унижают человеческое достоинство и содержат угрозы.

Палата не согласна с позицией окружного суда, согласно которой удаление комментариев противоправного характера, затрагивающих личные права истца, не является вмешательством в осуществление свободы выражения мнения теми, кто написал комментарии. По мнению Палаты, вмешательством в осуществление основного права можно считать его ограничение по любому поводу. Однако вмешательство в осуществление свободы выражения мнения лиц, размещающих комментарии, со стороны оператора интернет-портала является обоснованным, поскольку при осуществлении своей профессиональной деятельности оператор портала в силу положений Конституции (статья 17) и закона (статья 1046 Обязательственно-правового закона) обязан уважать честь и доброе имя третьих лиц и избегать причинения им вреда (подпункт 4 пункта 1 статьи 1045 Обязательственно-правового закона).

  1. Согласно решению окружного суда комментарии были противоправными по своему содержанию и неподобающими с лингвистической точки зрения. Оценочные суждения… являются неподобающими, если осмотрительному читателю очевидно, что они являются грубыми по содержанию и направлены на то, чтобы унизить человеческое достоинство или высмеять человека. В комментариях отсутствует информация, которая потребовала бы чрезмерных усилий по установлению их авторов по инициативе оператора сайта. Таким образом, утверждение ответчика о том, что он не знал и не должен был знать о противоправности указанных комментариев, является несостоятельным.

В силу предусмотренного законом обязательства избегать причинения вреда ответчик должен был предотвратить опубликование комментариев явно противоправного содержания, но не сделал этого. В соответствии с пунктом 3 статьи 1047 Обязательственно-правового закона опубликование сведений или иных материалов не считается противоправным, если лицо, предавшее огласке подобные сведения или иные материалы, или лицо, получившее эти материалы, были правомерно заинтересованы в их разглашении и если тот, кто предал указанные сведения огласке, проверил достоверность этой информации или иных материалов настолько тщательно, насколько это соответствует степени тяжести потенциального нарушения. Опубликование неподобающих с лингвистической точки зрения оценочных суждений, посягающих на честь другого лица, нельзя оправдать ссылкой на обстоятельства, указанные в пункте 3 статьи 1047 Обязательственно-правового закона: такие суждения не следуют из преданной огласке информации, а появились и были опубликованы с целью причинения ущерба чести и доброму имени лица. Следовательно, опубликование комментариев явно противоправного характера также является незаконным. Опубликовав комментарии, о противоправном содержании которых он должен был знать, ответчик не удалил их со своего сайта по собственной инициативе. При таких обстоятельствах суды обоснованно признали бездействие ответчика незаконным. Ответчик обязан возместить причиненный истцу ущерб, поскольку суды установили, что ответчик не доказал отсутствия своей вины [] (пункт 1 статьи 1050 Обязательственно-правового закона)…».

1   2   3   4   5   6   7

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code