Постановление ЕСПЧ от 12.11.2015 «Дело «Маликов (Malikov) и Ощепков (Oshchepkov) против Российской Федерации» (жалоба N 42981/06)

По делу обжалуется жалоба на отмену в порядке надзора судебного акта, вынесенного в пользу заявителей, в связи с неправильным применением действующего законодательства. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «МАЛИКОВ (MALIKOV) И ОЩЕПКОВ (OSHCHEPKOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 42981/06)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 12 ноября 2015 г.)
———————————

<1> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 12 ноября 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Маликов и Ощепков против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Юлии Лаффранк,
Линос-Александра Сисилианоса, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 20 октября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 42981/06, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданами Российской Федерации И.И. Маликовым, А.А. Ощепковым, С.Ф. Серегиным и А.П. Романенко 28 августа 2008 г.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 26 мая 2010 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.
  4. 22 сентября 2010 г. власти Российской Федерации направили одностороннее ходатайство, в котором они признавали факт нарушения прав заявителей в связи с отменой в порядке надзора постановления суда, вынесенного в их пользу. В ходатайстве было указано, что постановление суда Российской Федерации «было исполнено» до его отмены в порядке надзора.
  5. 18 сентября 2012 г. Европейский Суд решил объединить настоящую жалобу с другими сходными жалобами, по которым власти Российской Федерации также направляли односторонние ходатайства, и прекратил производство по ним в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу «Алов и 10 других заявителей против Российской Федерации» (Alov and 10 Others v. Russia) от 18 сентября 2012 г., жалоба N 27127/05).
  6. 17 июня 2013 г. представитель Российской Федерации в Европейском Суде направил запрос о возобновлении производства по делу в отношении И.И. Маликова и А.А. Ощепкова (далее — заявители). Этот запрос был основан на том факте, что власти Российской Федерации представили в Европейский Суд ошибочную информацию относительно исполнения постановления, вынесенного Актюбинским городским судом 26 июля 2002 г. в отношении этих двух заявителей.
  7. 24 июля 2013 г. И.И. Маликов и А.А. Ощепков подали аналогичные ходатайства в Европейский Суд.
  8. 17 сентября 2013 г. Европейский Суд решил в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Конвенции возобновить производство по делу в отношении жалоб заявителей И.И. Маликова и А.А. Ощепкова.

 

ФАКТЫ

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
  1. Факты, изложенные сторонами, можно представить следующим образом.
  1. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛУ НА ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ

 

  1. Оба заявителя являются пенсионерами. В 2002 году они подали исковые заявления против регионального управления Пенсионного фонда Российской Федерации (далее — Пенсионный фонд) в связи с неправильным расчетом их пенсий. Они утверждали, что Пенсионный фонд не принял во внимание полный срок их службы.
  2. 26 июля 2002 г. Актюбинский городской суд Астраханской области удовлетворил требования заявителей.
  3. 3 сентября 2002 г. Астраханский областной суд оставил постановление без изменений.
  4. 27 января 2003 г. Актюбинский городской суд вынес новое постановление, уточняя, что пенсии заявителей подлежат перерасчету начиная с 19 декабря 2001 г.
  5. 26 января 2005 г. президиум Астраханского областного суда отклонил жалобу о пересмотре в порядке надзора постановления от 26 июля 2002 г., поданную Пенсионным фондом.
  6. 3 марта 2006 г. Верховный Суд Российской Федерации отменил постановления 26 июля и 3 сентября 2002 г., 26 января 2005 г. в связи с неправильным применением действующего законодательства и отклонил жалобы заявителей.

 

  1. ДРУГОЕ ПРОИЗВОДСТВО НА ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ

 

  1. После вынесения Европейским Судом решения о прекращении производства по делу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции (см. § 5 настоящего Постановления) заявители подали повторные заявления в суды Российской Федерации.

 

  1. Ходатайство заявителей о возобновлении производства по делу после решения Европейского Суда о прекращении производства по делу

 

  1. В неустановленную дату заявители ходатайствовали о возобновлении производства, касающегося постановления от 3 марта 2006 г., вынесенного Верховным Судом Российской Федерации, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Нет каких-либо указаний на то, что заявители требовали компенсации материального ущерба, причиненного отменой постановлений, вынесенных в их пользу.
  2. Они утверждали, что решение Европейского Суда о прекращении производства по делу, принятое 18 сентября 2012 г. после признания властями Российской Федерации нарушения прав, являлось вновь открывшимся обстоятельством, требующим возобновления производства по делу.
  3. 15 марта 2013 г. Верховный Суд Российской Федерации установил, что в результате принятия Европейским Судом решения о прекращении производства по делу после признания властями Российской Федерации нарушения прав заявителей, с одной стороны, все суммы, подлежащие уплате по отмененным постановлениям, были выплачены заявителям, а с другой стороны, Европейский Суд не признавал, что постановление в порядке надзора само по себе противоречило Конвенции. Верховный Суд Российской Федерации, таким образом, принял решение об отказе в возобновлении производства по делу.
  4. 8 июля 2013 г. жалоба заявителей о пересмотре в порядке надзора решения Президиума Верховного Суда Российской Федерации была отклонена судьей этого суда.
  5. 18 сентября 2013 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации отклонил ходатайство заявителей о производстве в порядке надзора в соответствии со статьей 391.11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ).

 

  1. Иные производства, инициированные заявителями

 

  1. В неустановленную дату заявители в соответствии с главой 25 ГПК РФ подали жалобу на неисполнение Пенсионным фондом постановления от 26 июля 2002 г. до его отмены 3 марта 2006 г. Они требовали выплаты задолженности по пенсиям согласно постановлению от 26 июля 2002 г., вынесенному Актюбинским городским судом, за период с 19 декабря 2001 г. по 3 марта 2006 г. с последующей индексацией.
  2. 7 ноября 2013 г. Таганский районный суд г. Москвы оставил эту жалобу без рассмотрения, указав, что, поскольку имел место спор о правах заявителей, она должна быть рассмотрена в оспариваемом производстве, а не в соответствии с главой 25 ГПК РФ.
  3. 26 декабря 2013 г. Московский городской суд оставил это постановление без изменений.

 

  1. ПРИМЕНИМЫЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И ПРАКТИКА

 

  1. Обзор соответствующего внутригосударственного законодательства о производстве в порядке надзора, действовавшего на момент рассматриваемых событий, приведен в Постановлении Европейского Суда по делу «Кот против Российской Федерации» (Kot v. Russia) от 18 января 2007 г., жалоба N 20887/03 <1>.

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. N 5 (примеч. редактора).

 

  1. Обзор соответствующего внутригосударственного законодательства о производстве в порядке надзора, вступившего в силу 1 января 2012 г., приведен в Решении Европейского Суда по делу «Абрамян и другие против Российской Федерации» (Abramyan and Others v. Russia) от 12 мая 2015 г., жалобы N 38951/13 и 59611/13, §§ 42 — 45.
  2. Обзор соответствующего внутригосударственного законодательства и практики о возобновлении производства по делу после вынесения постановления Европейским Судом приведен в Постановлении Европейского Суда по делу «Давыдов против Российской Федерации» (Davydov v. Russia) от 30 октября 2014 г., жалоба N 18967/07 <2>, §§ 11 — 15.

———————————

<2> См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2015. N 3 (примеч. редактора).

 

  1. Глава 25 ГПК РФ устанавливает порядок обжалования в суд действий или бездействия государственных органов. В случае, если суд признает такую жалобу обоснованной, он принимает решение об обязанности государственных органов устранить допущенное нарушение (статья 258 ГПК РФ).

 

ПРАВО

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА N 1 К КОНВЕНЦИИ В СВЯЗИ С ПРОИЗВОДСТВОМ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

 

  1. Заявители, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, жаловались на то, что постановление от 26 июля 2002 г. было отменено в порядке надзора. Указанные положения гласят:

«Статья 6 Конвенции

  1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое разбирательство дела… в разумный срок… судом…

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

…Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права…».

 

  1. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

  1. Европейский Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

  1. Европейский Суд ранее признавал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в случаях, когда, как и в настоящем деле, производство в порядке надзора приводило к отмене постановления на основании неправильного применения действовавшего законодательства (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Кот против Российской Федерации»). Учитывая основания, на которые ссылался Верховный Суд Российской Федерации для отмены постановлений судов Российской Федерации, вынесенных в пользу заявителей (см. § 15 настоящего Постановления), Европейский Суд не видит причин отходить от предыдущей судебной практики.
  2. Таким образом, имело место нарушение статьи 6 Конвенции.
  3. Европейский Суд далее отмечает, что постановление суда, хотя в нем и не были указаны конкретные суммы, безоговорочно обязывало государство пересчитать пенсии, назначенные ранее заявителям. Постановление тем самым привело к появлению «имущества» по смыслу статьи 1 Протокола N 1 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Василопулу против Греции» (Vasilopoulou v. Greece) от 21 марта 2002 г., жалоба N 47541/99, § 22, а также Постановление Европейского Суда по делу «Малиновский против Российской Федерации» (Malinovskiy v. Russia), жалоба N 41302/02 <1>, § 43, ECHR 2005-VII (извлечения)). Отмена постановления в нарушение принципа правовой определенности подорвала надежду заявителей на обязательное к исполнению судебное решение и лишила их возможности получить присужденные суммы, которые они законно ожидали получить (см. Постановление Европейского Суда по делу «Довгучиц против Российской Федерации» (Dovguchits v. Russia) от 7 июня 2007 г., жалоба N 2999/03 <2>, § 35).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2005. N 11 (примеч. редактора).

<2> См.: там же. 2008. N 11 (примеч. редактора).

 

  1. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

  1. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. УЩЕРБ

 

  1. Европейский Суд напоминает, что по общему правилу наиболее приемлемой формой компенсации является возвращение заявителей, насколько это возможно, в положение, в котором они находились бы в случае, если бы требования Конвенции не были нарушены (см. Постановление Европейского Суда по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v. Belgium) от 26 октября 1984 г., § 12, Series A, N 85, а также mutatis mutandis <3> Постановление Европейского Суда по делу «Генчел против Турции» (Gencel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, § 27, а также упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Довгучиц против Российской Федерации», § 48).

———————————

<3> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. переводчика).

 

  1. В настоящем деле Европейский Суд признал, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 Конвенции в связи с отменой в порядке надзора окончательного постановления суда, вынесенного в пользу заявителей. Стороны согласились с тем, что постановление от 26 июля 2002 г., вынесенное Актюбинским городским судом, оставленное без изменений 3 сентября 2002 г. Астраханским областным судом и уточненное 27 января 2003 г., осталось неисполненным. Заявители, таким образом, были лишены возможности получить суммы, которые они бы получили, если бы указанное постановление было исполнено властями до его отмены.
  2. Вместе с тем Европейский Суд отмечает, что постановлением от 26 июля 2002 г. заявителям не присуждается конкретных сумм, и в последующих производствах заявители не ссылались на какие-либо конкретные суммы. При таких обстоятельствах Европейский Суд не может принять на себя роль внутригосударственных властей по исчислению сумм, подлежащих выплате по постановлению суда (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ленченков и другие Российской Федерации» (Lenchenkov and Others v. Russia) от 21 октября 2010 г., жалобы N 16076/06, 42096/06, 44466/06 и 25182/07, § 37). Последние находятся в лучшем положении и располагают большими средствами для проведения такой оценки и рассмотрения требований заявителей об индексации. Европейский Суд не упускает из виду и попытки заявителей инициировать производство на внутригосударственном уровне после первого решения Европейского Суда. Однако он отмечает в отношении первого этапа производства, что нет указаний на то, что заявители отдельно требовали компенсации материального ущерба, причиненного в результате отмены постановления суда, вынесенного в их пользу (см. § 17 настоящего Постановления). Что касается второго этапа производства, как следует из постановлений судов Российской Федерации, их требования, которые на этот раз прямо ограничивались компенсацией материального ущерба, представляющего собой разницу между пенсией, которую они получали в период с 19 декабря 2001 г. по 3 марта 2006 г., и пенсией, которую они должны были получать, если бы постановление от 26 июля 2002 г. было исполнено властями до его отмены с последующей индексацией, были отклонены на том основании, что они не прибегли к надлежащей процедуре (см. § 23 настоящего Постановления).
  3. Европейский Суд далее отмечает, что его выводы о нарушении Конвенции в настоящем Постановлении открыли для заявителей возможность требовать возобновления производства по делу в соответствии со статьей 392 ГПК РФ. Европейский Суд, таким образом, полагает, что возобновление гражданско-правового производства и пересмотр вопроса в свете принципов, установленных его прецедентной практикой по сходным делам (см. среди прочих примеров Постановление Комитета Европейского Суда по делу «Ханустаранов против Российской Федерации» (Khanustaranov v. Russia) от 28 мая 2014 г., жалоба N 2173/04 <4>, §§ 57 — 59), стало бы наиболее приемлемым способом восстановления в правах пострадавшей стороны.

———————————

<4> См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2015. N 1 (примеч. редактора).

 

  1. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявителям был причинен моральный вред в результате признанных нарушений, который не может быть компенсирован одним фактом признания. Учитывая обстоятельства дела и исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присуждает каждому заявителю по 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

 

  1. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязано выплатить каждому заявителю по 2 000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 12 ноября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда
ХАНЛАР ГАДЖИЕВ
Заместитель Секретарь Секции Суда
АНДРЕ ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code