Решение Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2016 по делу N СИП-237/2016

Требование: О признании незаконным решения Роспатента.

Обстоятельства: Оспариваемым решением отказано в удовлетворении возражений истца, правовая охрана оспариваемого товарного знака оставлена в силе ввиду его соответствия требованиям ГК РФ и отсутствия сходства до степени смешения с товарным знаком истца.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку оспариваемый и противопоставленный товарные знаки не ассоциируются друг с другом в целом, следовательно, товары, в отношении которых они зарегистрированы, несмотря на их однородность, не будут смешиваться в гражданском обороте.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 27 июня 2016 г. по делу N СИП-237/2016

Полный текст решения изготовлен 27 июня 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего — судьи Голофаева В.В.,

судей — Рогожина С.П., Тарасова Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Шовть Е.А.,

рассмотрел в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Террако-Швеция» (ул. Мясницкая д. 46, корп. 2, стр. 1, Москва, 101990 ОГРН 1027739298542) о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 125993, ОГРН 1047730015200) от 27.01.2016 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 522078.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью «Лайн Трейдинг ДВ» (ул. Бородинская, 46/50, оф. 315, Приморский край, г. Владивосток, 690105 ОГРН 1112539000320).

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителя: Исаев А.Е., по доверенности от 22.01.2016;

от Роспатента: Лебедева А.В., по доверенности от 22.01.2016.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Террако-Швеция» (далее — заявитель, общество «Террако-Швеция», общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) о признании незаконным решения от 27.01.2016 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 522078.

Заявленное обществом «Террако-Швеция» требование мотивировано тем, что оспариваемое решение Роспатента от 27.01.2016 не соответствует нормам законодательства в области правовой охраны товарных знаков, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности.

Доводы заявителя сводятся к тому, что он является заинтересованным в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 522078, так как, по его мнению, есть реальная опасность смешения этого товарного знака с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 426168, принадлежащим заявителю. Это может привести к сокращению объемов реализации продукции и ущербу деловой репутации заявителя, поскольку он не имеет возможности контролировать качество продукции под сходным товарным знаком.

Оспаривая выводы Роспатента об отсутствии сходства до степени смешения оспариваемого товарного знака с товарным знаком заявителя, общество «Террако-Швеция» указывает на полное совпадение товаров, в отношении которых эти товарные знаки зарегистрированы, что свидетельствует о большей вероятности их смешения.

Также общество в своем заявлении ссылается на ошибочность сравнительного анализа, проведенного Роспатентом на предмет фонетического сходства сравниваемых обозначений; отмечает, что некоторые гласные при произношении обозначений сливаются, в связи с чем словесные элементы обоих обозначений различаются всего на один звук, произносящийся в конце слова. Кроме того пять звуков, из общего количества семи звуков обоих обозначений, с которых начинается их восприятие, как указывает заявитель, полностью совпадают.

Указывая на отсутствие однозначного перевода сравниваемых обозначений, заявитель полагает, что наличие в них общего элемента «хэнди» (handy), означающего в переводе «удобный, сподручный», создает представление об одинаковых свойствах соответствующих товаров.

Роспатент в своем отзыве возражал против удовлетворения заявленного требования, указывал на несостоятельность доводов заявителя и правомерность оспариваемого решения. Сослался на необоснованность довода заявителя о том, что правовая охрана товарного знака была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен правообладатель оспариваемого товарного знака — общество с ограниченной ответственностью «Лайн Трейдинг ДВ» (далее — третье лицо, общество «Лайн Трейдинг ДВ», правообладатель).

В судебном заседании представитель заявителя поддержал заявленные требования; представитель Роспатента в удовлетворении заявленных требований просил отказать.

Третье лицо, надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, своего представителя в суд не направило. На основании положений статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в его отсутствие.

В приобщении к материалам дела отзыва третьего лица судом отказано в связи с отсутствием доказательств его направления иным участвующим в деле лицам, заявившим в судебном заседании о его неполучении.

Выслушав доводы заявителя и Роспатента, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд признает заявленные обществом «Террако-Швеция» требования не подлежащими удовлетворению в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения заявителем не оспариваются, установлены статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено следующее.

Согласно сведениям Государственного реестра товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации, товарный знак со словесным обозначением «HAND ECOL» зарегистрирован Роспатентом 11.09.2014 на имя общества «Лайн Трейдинг ДВ» (свидетельство Российской Федерации N 522078, дата приоритета 24.01.2013).

В Роспатент 01.07.2015 поступило возражение общества «Террако-Швеция» против предоставления правовой охраны указанному товарному знаку, мотивированное тем, что правовая охрана ему предоставлена в нарушение подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, согласно которому не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет. В обоснование своего возражения общество «Террако-Швеция» указало, что оспариваемый товарный знак «HAND ECOL» по свидетельству Российской Федерации N 522078 является сходным до степени смешения с товарным знаком «ХЭНДИКОАТ HANDYCOAT» по свидетельству Российской Федерации N 426168, принадлежащим обществу «Террако-Швеция», что создает угрозу смешения потребителями данного товарного знака с товарным знаком общества «Террако-Швеция» и может привести к ущербу его деловой репутации и сокращению объемов реализации продукции под товарным знаком общества «Террако-Швеция».

Решением Роспатента от 27.01.2016 в удовлетворении возражения общества «Террако-Швеция» отказано, правовая охрана оспариваемого товарного знака оставлена в силе ввиду его соответствия требованиям подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ и отсутствия сходства до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 426168.

Ссылаясь на ошибочность указанных выводов Роспатента, общество «Террако-Швеция» обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании оспариваемого решения Роспатента от 27.01.2016 недействительным.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (24.01.2013) нормативными правовыми актами, подлежащими применению при оценке его охраноспособности, являются часть четвертая ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32).

Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака предусмотрены статьей 1483 ГК РФ.

В силу подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Согласно пункту 1 статьи 1513 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено по основаниям и в сроки, которые предусмотрены статьей 1512 ГК РФ, путем подачи возражения против такого предоставления в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подпунктами 1 — 4, 6, 7 пункта 2 и пунктом 3 статьи 1512 ГК РФ, могут быть поданы заинтересованным лицом (пункт 2 статьи 1513 ГК РФ).

В соответствии с положениями пункта 14.4.2 Правил N 32 обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В соответствии с положениями пункта 14.4.2.2 Правил N 32 словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями; комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Признаки, перечисленные в этом пункте, могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно подпункту «а» пункта 14.4.2.2 Правил N 32 звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение.

Исходя из подпункта «б» того же пункта, графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание.

Смысловое сходство определяют на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей; в частности, совпадение значения обозначений в разных языках; совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей (подпункт «в» пункта 14.4.2.2 Правил N 32).

При этом вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы. Экспертиза в силу части 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации назначается лишь в случае, когда для сравнения обозначений требуются специальные знания (пункт 13 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»).

При рассмотрении настоящего спора судом установлено, что оспариваемый товарный знак «HAND ECOL» по свидетельству Российской Федерации N 522078 состоит из двух словесных элементов «HAND» и «ECOL», являющихся лексическими единицами английского языка.

Так, слово «HAND» в переводе означает «рука; ручной; управляемый в ручную» (http://slovari.yandex.ru.), а слово «ECOL» представляет собой сокращение от слов «ecology», «ecological» и может быть переведено и как прилагательное «экологический» и как существительное «экология» (http://slovari.yandex.ru.).

Согласно приведенному в материалах заявки N 2013701801 описанию, обозначение означает «рука экологии» и представляет собой общеупотребительное сочетание, вызывающего у потребителя коннотации с экологией, чистотой, заботой о природе, что может играть существенную роль в выборе потребителем строительных материалов.

Противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 426168 состоит из двух словесных элементов «ХЭНДИКОАТ» и «HANDYCOAT», при этом «ХЭНДИКОАТ» является транслитерацией словесного элемента «HANDYCOAT», а словесный элемент «HANDYCOAT», представляет собой слово английского происхождения, включающее лексические единицы «HANDY», в переводе означает «ловкий, умелый, удобный, находящийся под рукой» (http://slovari.yandex.ru.), и «СОАТ», в переводе означает «пиджак, пальто, верхняя одежда, оболочка» (http://slovari.yandex.ru.).

Таким образом, Роспатентом правильно указано, что словесный элемент «HANDYCOAT» может быть переведен как «удобное пальто», «ловкая оболочка», «находящийся под рукой пиджак» и т.д. При этом, по мнению Роспатента, данная словесная комбинация не несет какого-то смыслового значения, а, значит, не вызывает определенной ассоциативной связи у потребителя.

Сравнительный анализ оспариваемого и противопоставленного товарных знаков по фонетическому критерию сходства, по мнению суда, свидетельствует об их различии. Так, оспариваемый товарный знак «HAND ECOL» состоит из двух слов и имеет прочтение как (‘хэнд-‘и-кол), в то время как противопоставленный товарный знак «ХЭНДИКОАТ HANDYCOAT» прочитывается как (‘хэн-ди-ко-ат).

В связи с указанным, несмотря на наличие в сравниваемых обозначениях «HAND ECOL» и «HANDYCOAT / ХЭНДИКОАТ» совпадающих звуков, количество слогов различно (3/4), отсутствуют совпадающие слоги.

При этом суд учитывает, что сходство словесных обозначений может быть не только звуковым, но и графическим, а также смысловым.

В рассматриваемом случае последних двух видов сходства (графического и смыслового) не наблюдается, так как один из товарных знаков состоит из российского транслитерованного обозначения и обозначения латинскими буквами «ХЭНДИКОАТ HANDYCOAT», а второй — из двух слов, состоящих из латинских букв «HAND ECOL». Фонетическое же сходство имеется лишь в незначительной степени.

Кроме того, сравниваемые обозначения «HAND ECOL» и «HANDYCOAT» могут восприниматься потребителем по-разному в силу и уровня знания иностранного языка. Учитывая преимущественное отсутствие глубоких знаний английского языка среди основных потребителей товара, территорией реализации которого является Российская Федерация, следует предположить, что визуальный критерий для них будет иметь преимущественное значение по сравнению с фонетическим и семантическим.

Что касается графического критерия сходства, то он, по мнению суда, не оказывает существенного влияния на восприятие сравниваемых обозначений, поскольку они выполнены стандартными шрифтами без каких-либо изобразительных элементов, которые могли бы поспособствовать запоминанию потребителем.

Оценив документы, представленные заявителем в Роспатент с возражением, суд соглашается с выводом Роспатента о том, что они не подтверждают возникновение у потребителей ассоциативной связи между оспариваемыми товарными знаками, с одной стороны, и иным лицом (не правообладателем), с другой стороны.

Таким образом, оспариваемый и противопоставленный товарные знаки не ассоциируются друг с другом в целом, следовательно, товары, в отношении которых они зарегистрированы, несмотря на их однородность, не будут смешиваться в гражданском обороте.

Принимая во внимание вышеперечисленные обстоятельства, суд, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации материалы дела, приходит к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, принятого уполномоченным органом в соответствии с требованиями действующего законодательства, в связи с чем требование общества «Террако-Швеция» о признании оспариваемого решения недействительным удовлетворению не подлежит.

Понесенные расходы по уплате государственной пошлины за подачу настоящего заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180, 197 — 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

решил:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья
В.В.ГОЛОФАЕВ
Судьи
С.П.РОГОЖИН
Н.Н.ТАРАСОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code