Постановление ЕСПЧ от 06.10.2015 «Дело «Горщук (Gorshchuk) против Российской Федерации» (жалоба N 31316/09)

По делу обжалуется жалоба заявителя на то, что он подвергся пыткам во время содержания под стражей в правоохранительных органах с целью заставить его признаться в совершении преступлений, а также на отсутствие эффективного расследования по его жалобе на жестокое обращение. По делу допущены нарушения требований статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «ГОРЩУК (GORSHCHUK) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалоба N 31316/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 6 октября 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского Д.Г. Николаева.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 6 января 2016 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Горщук против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Андраша Шайо, Председателя Палаты,
Элизабет Штайнер,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Эрика Месе,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 8 сентября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура

  1. Дело было инициировано жалобой N 31316/09, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Сергеем Петровичем Горщуком (далее — заявитель) 30 мая 2009 г.
  2. Интересы заявителя представляли юристы межрегиональной неправительственной организации «Комитет против пыток», расположенной в г. Нижнем Новгороде. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. Заявитель жаловался на жестокое обращение со стороны полиции и на отсутствие эффективного расследования в связи с этим.
  4. 31 августа 2011 г. Европейский Суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации.

 

Факты

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявитель родился в 1969 году и проживает в г. Нижнем Новгороде.
  1. Предполагаемое жестокое обращение с заявителем во время содержания в полиции

 

  1. В августе 2007 года тело мужчины со множественными ранениями было найдено в общественном парке г. Нижнего Новгорода, по факту убийства было возбуждено уголовное дело.
  2. 14 сентября 2007 г. заявитель был задержан сотрудниками милиции Управления внутренних дел Канавинского района Нижнего Новгорода (далее — Канавинский РУВД) в доме в деревне Дружково Нижегородской области. Он был доставлен в Канавинский РУВД с М.К., Н., С., которые находились в доме вместе с ним в то время. Они прибыли в 20.00 и были допрошены теми же сотрудниками милиции в отношении убийства.
  3. Как утверждает заявитель, М.К. был избит и дал показания об участии в убийстве, которые он подтвердил в ходе очной ставки с заявителем в присутствии следователя по делу об убийстве. Впоследствии он отказался от этих показаний.
  4. Примерно 2.30 сотрудники милиции допросили заявителя, требуя от него признания в убийстве. Он отказался и предположительно был избит.
  5. В 5.55 был составлен официальный протокол о его задержании в качестве подозреваемого в убийстве.
  6. Жестокое обращение с заявителем предположительно продолжалось до прибытия следователя из Канавинского районного следственного отдела Управления Следственного комитета при прокуратуре Нижегородской области (далее — Следственный комитет), который проводил расследование по делу. Следователь прибыл примерно в 6.30 и допросил заявителя в присутствии адвоката. Он отказался давать признательные показания.
  7. В 9.20 заявитель был помещен в изолятор временного содержания Канавинского РУВД (далее — ИВС). Согласно представленным документам он дал два объяснения в отношении происхождения его травм, в частности, ссадины на щеке и синяка на груди. В одном из показаний говорилось, что он получил травмы «до (прибытия) в ИВС», тогда как в другом указывалось — «14 сентября на Советской улице в деревне Дружково».
  8. Примерно в 19.30 заявитель был доставлен в Следственный изолятор N СИЗО-52/1 <*>. Он был осмотрен дежурным врачом, который сообщил о следующих травмах начальнику администрации изолятора: кровоизлияния в верхней части груди размером до 7 см, гематомы на левом плече, ссадина на подбородке и отек на затылке. Заявитель жаловался начальнику следственного изолятора, что был избит сотрудниками Канавинского РУВД 15 сентября 2007 г., и ходатайствовал о проведении проверки. Информация о предполагаемом жестоком обращении была направлена в Канавинскую районную прокуратуру, которая передала ее в Следственный комитет 26 сентября 2007 г.

———————————

<*> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Нижегородской области» (примеч. редактора).

 

  1. В ноябре 2007 года двое сотрудников милиции посетили заявителя в СИЗО N 52/1 и предположительно под угрозами требовали от него признания в убийстве. Он подписал признание, которое позднее отозвал. Он впоследствии предстал перед судом по обвинению в убийстве. В деле отсутствует информация относительно итогов разбирательства.

 

  1. Проверка по жалобе на предполагаемое жестокое обращение с заявителем
  1. Отказ Следственного комитета возбудить уголовное дело

 

  1. Следователь Следственного комитета провел предварительную проверку, в ходе которой он допросил оперативного сотрудника Канавинского РУВД К., проводившего задержание заявителя и привод его в Управление внутренних дел для допроса следователем по делу об убийстве. К. утверждал, что физическое насилие в отношении заявителя не применялось.
  2. 3 октября 2007 г. следователь, ссылаясь на объяснения К. и пункт 2 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса (далее — УПК РФ), отказался в возбуждении уголовного дела в соответствии с частью первой статьи 286 Уголовного кодекса (далее — УК РФ) (превышение должностных полномочий) на основании отсутствия состава преступления.
  3. 8 апреля 2008 г. начальник Следственного комитета отменил постановление следователя на том основании, что проверка была неполной, а решение преждевременным. Он, в частности, указал, что должны быть допрошены заявитель, сотрудники милиции, проводившие задержание, следователь по делу об убийстве и сотрудники ИВС. Он также распорядился запросить документы ИВС в отношении состояния здоровья заявителя и оценить вред, причиненный здоровью заявителя.
  4. Н. утверждала в ходе дополнительной проверки, что она не заметила каких-либо повреждений у заявителя в Управлении внутренних дел. Сотрудник милиции М. сообщил, что милиция получила информацию относительно возможного участия заявителя в убийстве, поэтому было установлено его местонахождение, и он был доставлен в милицию и допрошен. Следователь по делу об убийстве и М. утверждали, что не заметили каких-либо повреждений у заявителя, настаивая, что насилия в отношении него применено не было.
  5. 17 апреля 2008 г. следователь, ссылаясь на пункт 1 части первой статьи 24 УПК РФ, постановил, что уголовное дело по статье 286 УК РФ не может быть возбуждено из-за отсутствия события преступления. Постановление было отменено 27 мая 2008 г. на основании того, что проверка была неполной.
  6. В ходе дополнительной проверки следователь допросил двух оперативных сотрудников К. и А., которые дали сходные показания с М. (см. § 18 настоящего Постановления).
  7. 2 июня 2008 г. следователь вновь отказал в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления. Показания заявителя были опровергнуты показаниями следователя по делу об убийстве, сотрудниками милиции К. и М., Н., а также его собственными показаниями, данными по прибытии в ИВС, о том, что он получил ссадину на щеке и синяк на груди «14 сентября на Советской улице в деревне Дружково» (см. § 12 настоящего Постановления).

 

  1. Судебная проверка отказа в возбуждении уголовного дела на основании статьи 125 УПК РФ

 

  1. 3 октября 2008 г. судья Канавинского районного суда отклонил жалобу заявителя на постановление следователя от 2 июня 2008 г., постановив, что она не может быть рассмотрена на основании статьи 125 УПК РФ, поскольку касается вопросов, которые должны быть рассмотрены во время разбирательства по делу заявителя, проходившего в районном суде.
  2. 1 декабря 2008 г. Нижегородский областной суд отменил это решение и прекратил производство на том основании, что рассмотрение жалобы заявителя на постановление следователя в отдельном производстве от его дела может повредить правовой оценке его признания как доказательства. Такая оценка должна быть произведена во время разбирательства по уголовному делу заявителя.

 

  1. Мнения медицинских экспертов

 

  1. Представитель заявителя получил следующие заключения медицинских экспертов по поводу его травм на основании описания, сделанного в СИЗО N 52/1 15 сентября 2007 г.
  2. Врач М. утверждал 16 февраля 2009 г., что отек на затылке заявителя мог быть получен в результате удара тяжелым предметом. Нельзя было исключить, что все повреждения были получены 14 или 15 сентября 2007 г.
  3. Судебно-медицинский эксперт И. из Нижегородского областного бюро судебно-медицинской экспертизы указал в своем заключении от 13 марта 2009 г., что кровоизлияния на груди, гематома на левом плече и ссадина на подбородке могли быть причинены тупым предметом 14 или 15 сентября 2007 г.

 

Право

  1. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 3 Конвенции на то, что подвергся жестокому обращению в милиции, и в соответствии со статьей 13 Конвенции на то, что последующее расследование не было эффективным.
  2. Европейский Суд рассмотрит оба аспекта жалобы на основании статьи 3 Конвенции, которая предусматривает:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы
  1. Жестокое обращение с заявителем во время содержания под стражей в милиции

 

  1. Власти Российской Федерации признали нарушение прав заявителя, гарантированных статьей 3 Конвенции.
  2. После нахождения под стражей в милиции у заявителя были обнаружены следы травм (см. описание в § 12 и 13 настоящего Постановления и соответствующие заключения медицинских экспертов в § 25 и 26 настоящего Постановления).
  3. С учетом медицинских документов исправительных учреждений и заключений медицинских экспертов травмы на голове, щеке, груди и плече заявителя соответствовали его показаниям о том, что его избили сотрудники милиции. Неучтенные в рамках внутригосударственного разбирательства и признанные властями Российской Федерации они должны рассматриваться как обусловленные формой жестокого обращения, за которое власти несут ответственность.
  4. Таким образом, Европейский Суд находит установленным, что заявитель был подвергнут жестокому обращению в отделении милиции. Жестокое обращение было намеренным и вызвало в нем значительный страх, тоску и моральные страдания. С учетом природы и обстоятельств жестокого обращения Европейский Суд приравнивает его к бесчеловечному и унижающему достоинство обращению (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салман против Турции» (Salman v. Turkey), жалоба N 21986/93, § 100, ECHR 2000-VII, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Гефген против Германии» (Gafgen v. Germany), жалоба N 22978/05, § 87 — 93, ECHR 2010, Постановление Европейского Суда по делу «Насакин против Российской Федерации» (Nasakin v. Russia) от 18 июля 2013 г., жалоба N 22735/05, § 51 — 55, и Постановление Европейского Суда от 16 октября 2014 г. по делу «Мостипан против Российской Федерации» (Mostipan v. Russia), жалоба N 12042/09 <*>, § 58 — 61).

———————————

<*> См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2014. N 12 (примеч. редактора).

 

  1. Соответственно, имело место нарушение материально-правового аспекта статьи 3 Конвенции.

 

  1. Обязанность государства по проведению эффективного расследования

 

  1. Заявитель, который имел следы травм после нахождения в милиции, утверждал по прибытии в СИЗО, что был избит сотрудниками милиции в Канавинском РУВД 15 сентября 2007 г. (см. § 13 настоящего Постановления). Следовательно, власти были надлежащим и достаточным образом осведомлены о его жалобах на жестокое обращение. Они были подтверждены документами исправительных учреждений о его травмах (см. § 12 и 13 настоящего Постановления). Таким образом, они заслуживали доверия и возлагали на государство обязательство провести эффективное расследование.
  2. Европейский Суд ранее устанавливал, что в контексте российской правовой системы в делах с доказуемыми жалобами на обращение, запрещенное статьей 3 Конвенции, на власти возложено обязательство возбудить уголовное дело и провести надлежащее уголовное расследование, в течение которого весь набор следственных мер должен быть проведен, составляющее эффективное средство правовой защиты заявителей от жестокого обращения со стороны сотрудников милиции в соответствии с национальным законодательством. Сам факт отказа национальных властей в возбуждении уголовного дела в связи с достоверными утверждениями заявителя о жестоком обращении в милиции указывал на несоблюдение государством обязательства в соответствии со статьей 3 Конвенции по проведению эффективного расследования (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ляпин против Российской Федерации» (Lyapin v. Russia) от 24 июля 2014 г., жалоба N 46956/09 <*>, § 129 и 132 — 136).

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2015. N 6 (примеч. редактора).

 

  1. Власти Российской Федерации признали, что такое расследование отсутствовало. Европейский Суд не видит оснований для иного заключения в настоящем деле. Он находит, что отказ властей возбудить уголовное дело и провести уголовное расследование жалобы заявителя на жестокое обращение во время содержания под стражей в милиции приравнивается к отсутствию эффективного расследования.
  2. Соответственно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

 

  1. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Ущерб

 

  1. Заявитель требовал 40 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации не комментировали данное требование.
  3. Оценивая указанные обстоятельства на справедливой основе, Европейский Суд присуждает заявителю 17 000 евро, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявитель также требовал 6 379 евро 88 центов в качестве возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в Европейском Суде.
  2. Власти Российской Федерации не комментировали данное требование.
  3. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в той части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле с учетом предоставленных ему документов и вышеизложенных критериев Европейский Суд находит разумным присудить заявителю 3 000 евро в качестве компенсации расходов в рамках разбирательства в Европейском Суде, а также любой налог, обязанность уплаты которого может быть возложена на заявителя. Эта сумма должна быть выплачена на банковский счет представителя заявителя, как просил заявитель.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее материально-правовом аспекте;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее процессуальном аспекте;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 17 000 евро (семнадцать тысяч евро), а также любой налог, подлежащий начислению на указанную выше сумму, в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 3 000 евро (три тысячи евро), а также любой налог, обязанность уплаты которого может быть возложена на заявителя, в качестве компенсации судебных расходов и издержек, подлежащие перечислению на банковский счет представителя заявителя;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 6 октября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда А.ШАЙО

Секретарь Секции Суда С.НИЛЬСЕН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code