Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.12.2015 N Ф06-4402/2015 по делу N А55-20703/2014

Требование: О взыскании стоимости работ по диагностике двигателя и промывке топливной системы автомобиля, восстановительного ремонта топливной системы автомобиля, приобретенного некачественного топлива, буксировки автомобиля, стоимости почтового экспресс отправления, штрафа.

Обстоятельства: Истец указал на неисправность автомобиля, возникшую в результате заправки данного автомобиля некачественным топливом ответчика.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку доводы истца подтверждены, ответчиком не представлены доказательства того, что неисправность автомобиля вызвана его ненадлежащей эксплуатацией.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 декабря 2015 г. N Ф06-4402/2015

Дело N А55-20703/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 22 декабря 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 25 декабря 2015 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Федоровой Т.Н.,

судей Махмутовой Г.Н., Хайбулова А.А.,

при участии представителей:

истца — Мельникова И.М. (доверенность от 15.10.2015 б/н);

ответчика — Лисецкого С.К. (доверенность от 10.09.2015 N 3),

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «СмартСервис+», г. Самара

на решение Арбитражного суда Самарской области от 09.07.2015 (судья Степанова И.К.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 (председательствующий судья Филиппова Е.Г., судьи Драгоценнова И.С., Юдкин А.А.)

по делу N А55-20703/2014

по исковому заявлению Федерального государственного бюджетного учреждения «Средне-Волжское бассейновое управление по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов», г. Самара (ИНН 6316027793, ОГРН 1036300563970) к обществу с ограниченной ответственностью «СмартСервис+», г. Самара (ИНН 6317077733, ОГРН 1096317001043) о взыскании денежных средств,

установил:

Федеральное государственное бюджетное учреждение «Средне-Волжское бассейновое управление по рыболовству и сохранению водных биологических ресурсов» (далее — ФГБУ «Средневолжрыбвод», истец) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «СмартСервис+» (далее — ООО «СмартСервис+», ответчик) о взыскании 2150 руб. стоимости работ по диагностике двигателя и промывке топливной системы автомобиля, 202 265 руб. стоимости восстановительного ремонта топливной системы автомобиля, 1116 руб. 50 коп. стоимости приобретенного некачественного топлива, 7000 руб. стоимости буксировки автомобиля на станцию технического обслуживания (СТО), 672 руб. 70 коп. стоимости почтового экспресс отправления, 8154 руб. штрафа, предусмотренного пунктами 11.2 — 11.3 государственного контракта.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 09.07.2015, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015, исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ООО «СмартСервис+» обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит их отменить, ссылаясь на то, что истцом не доказаны размер ущерба в виде стоимости восстановительного ремонта автомобиля, причинно-следственная связь между заправкой топливом и поломкой автомобиля. Суд незаконно взыскал штраф, указанный в пункте 11.2 контракта, в пользу истца, поскольку данный штраф вправе требовать ответчик в свою пользу за нарушение истцом условий контракта. Истец нарушил положения контракта о порядке, сроках и способах предъявления претензии ответчику за качество топлива.

Проверив законность обжалуемых судебных актов в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей сторон в судебном заседании, судебная коллегия считает жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и подтверждается материалами дела, 13.05.2014 истец приобрел у ответчика 35 литров дизельного топлива по цене 31 руб. 90 коп. за литр на сумму 1116 руб. 50 коп. по топливной карте N 0411004922 на основании государственного контракта от 18.04.2014 N 0342100017114000001-0053119-01 (далее — контракт), на АЗК N 101, расположенном около Осиновского кольца в Безенчукском районе Самарской области, 200 м юго-восточнее п. Осинки на 69 км автодороги от г. Самара.

Топливо было заправлено в принадлежащий истцу автомобиль марки FORD TRANSIT VAN г/н Т 276 АТ 163 RUS, что подтверждается чеком от 13.05.2014 N 0000023496.

Согласно доводам истца примерно через 20 — 25 мин. движения после заправки двигатель перестал работать и вышеуказанный автомобиль остановился недалеко от села Андросовка Безенчукского района Самарской области, что подтверждают водитель автомобиля Кондрашова М.В., гидробиологи Ермоленко Д.А. и Самыкиной М.В., допрошенные судом первой инстанции в качестве свидетелей.

В связи с тем, что при визуальном осмотре автомобиля причину его неисправности установить не удалось, автомобиль был эвакуирован на СТО официального дилера FORD по адресу: г. Самара, ул. Южное шоссе, д. 12.

В результате проведенного технического осмотра 16.05.2014 сотрудниками СТО установлено, что причиной поломки автомобиля является неисправность топливной системы, которая обусловлена наличием осадка (воды) в топливе.

Согласно доводам истца он в соответствии с пунктом 3.4.6 контракта в течение 24 часов с момента получения данных осмотра автомобиля, указывающих на поставку некачественного топлива, известил поставщика топлива — ответчика о факте поломки автомобиля и о необходимости проверки качества поставленного топлива телефонограммой.

По утверждению истца, в связи с тем, что прошло длительное время между моментом заправки на АЗК N 101 до момента получения результатов осмотра автомобиля отсутствовала возможность отбора контрольной пробы на АЗК N 101 из ТРК, с которой осуществлялась заправка, поэтому контрольная проба была осуществлена только из бака неисправного автомобиля.

Согласно акту экспертного исследования от 27.05.2014 N 1469/08-4 нефтепродукт, представленный на исследование, на момент исследования по углеводородному составу не соответствует товарному дизельному топливу. По содержанию серы нефтепродукт соответствует ЕВРО вид II. Имеет наличие посторонней примеси, не смешивающейся с нефтепродуктом, что не допускается ни одним ГОСТом на дизельное топливо. В подтверждение данных доводов истец представил акт отбора проб топлива от 16.05.2014; договор от 22.05.2014 N 148 на проведение экспертных исследований нефтепродуктов.

На основании полученных данных указанного экспертного исследования и технического заключения от 20.06.2014 N 379/1-06.14 истец направил ответчику претензию от 16.06.2014 N 2097 относительно поставки некачественного товара (топлива) с требованием возмещения ущерба и уплаты штрафа, которая получена ответчиком 17.06.2014, что подтверждается копией почтового уведомления.

В связи с неполучением ответа на претензию истец письмом от 05.08.2014 N 2624 предложил ответчику в целях объективной оценки качества товара провести повторный отбор для повторного экспертного анализа проб топлива с привлечением представителей сторон и эксперта.

Письмом от 19.06.2014 ответчик отклонил указанную претензию со ссылкой на недоказанность того факта, что топливо, отпущенное по представленному чеку с АЗК, является именно тем образцом, который был предоставлен экспертному учреждению на исследование.

Повторный отбор проб топлива состоялся 07.08.2014 в 14 час 30 мин. по месту нахождения автомобиля: г. Самара, ул. Владимирская, 1А в присутствии представителя ответчика Колосова О.В., эксперта федерального бюджетного учреждения Самарская лаборатория судебной экспертизы Кирюхиной Н.В. и представителей истца, что подтверждает акт отбора проб нефтепродуктов (топлива) от 07.08.2014.

Образцы проб топлива переданы эксперту по договору на проведение экспертных исследований от 28.07.2014 N 168 с сопроводительным письмом от 08.08.2014 N 2672 в упаковке, соответствующей описанию, для проведения экспертизы.

Согласно акту экспертного исследования от 15.08.2014 N 2043/8-6 пробы топлива, представленные на исследование, на момент исследования по углеводородному составу соответствуют среднедистиллятным нефтепродуктам, и не соответствуют товарному дизельному топливу. По содержанию серы нефтепродукты соответствуют ЕВРО вид II. Имеют наличие воды и механических примесей, что не допускается ни одним ГОСТом на дизельное топливо.

Определением суда от 27.01.2015 по ходатайствам истца и ответчика назначена судебная экспертиза с поручением ее проведения эксперту федерального бюджетного учреждения Самарская лаборатория судебной экспертизы Соловьеву В.В.

Согласно заключению эксперта от 15.06.2015 N 913/4-3, 914/4-3 топливная система транспортного средства FORD TRANSIT VAN (дизель), VIN Z6FXXXESFXCK69263 г/н Т 276 АТ находится в неисправном состоянии; причиной возникновения неисправности топливной системы транспортного средства FORD TRANSIT VAN (дизель) 2012 года выпуска VIN Z6FXXXESFXCK69263 г/н Т 276 АТ является попадание внутрь топливной системы воды; установить, возникла ли обнаруженная неисправность топливной системы в результате заправки транспортного средства FORD TRANSIT VAN (дизель) 2012 года выпуска VIN Z6FXXXESFXCK69263 г/н Т 276 АТ некачественным дизельным топливом или иным способом экспертным путем не представляется возможным; стоимость восстановительного ремонта транспортного средства FORD TRANSIT VAN (дизель) 2012 года выпуска VIN Z6FXXXESFXCK69263 г/н Т 276 АТ для устранения имеющейся в нем неисправности может составлять: 224 036 руб. 54 крп.; ответить на поставленный вопрос о времени и дате заправки топлива, находящегося в топливной системе автомобиля, не представляется возможным в связи с отсутствием научно обоснованной общепринятой методики определения времени и даты заправки топливом, находящимся в настоящее время в топливной системе автомобиля; неисправность топливной системы транспортного средства FORD TRANSIT VAN (дизель) 2012 года выпуска VIN Z6FXXXESFXCK69263 г/н Т 276 АТ носит эксплуатационный характер.

Судами установлено, что топливный бак автомобиля опечатывался 13.05.2014 и после отбора проб топлива 16.05.2014 в присутствии представителя сервисной службы Попова А.С. и представителей истца, что подтверждается фотоматериалами, копией пломбы от 13.05.2014, копией пломбы от 16.05.2014, прилагаемой к акту отбора проб топлива от 07.08.2014.

Из представленных доказательств следует, что горловина топливного бака, находящаяся под пломбой, закрыта крышкой со специальным замком, топливный бак оснащен специальным внутренним клапаном, через который топливо попадает в топливный бак из ТРК под давлением.

По объяснениям истца предыдущая заправка автомобиля осуществлялась 12.05.2014 на той же АЗК N 101.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В пунктах 12, 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Суд первой инстанции, исследовав представленные доказательства в совокупности и во взаимосвязи, сделал правомерный вывод о доказанности истцом всех необходимых для взыскания убытков обстоятельств, включая размер ущерба, связанного с оплатой стоимости работ по диагностике двигателя и промывке топливной системы автомобиля на сумму 2150 руб.; стоимости восстановительного ремонта топливной системы автомобиля на сумму 202 265 руб.; стоимости приобретенного некачественного топлива на сумму 1116 руб. 50 коп.; стоимости буксировки автомобиля на станцию технического обслуживания в сумме 7000 руб.; стоимости почтового экспресс-отправления в размере 672 руб. 71 коп.

Довод ответчика о несоблюдении истцом досудебного порядка предъявления требований об уплате неустоек (штрафов, пеней) суд первой инстанции обоснованно отклонил, так как в претензии от 16.07.2014 N 2097 истец требовал уплаты штрафа.

Довод ответчика о несоблюдении истцом требований пунктов 3.4.6, 14.2 контракта по вопросу извещения поставщика об обнаружении некачественных нефтепродуктов судом также не принят, поскольку из материалов дела со всей очевидностью следует, что ответчику было известно о данных обстоятельствах, однако ответчик не принял никаких мер по проверке качества товара (топлива), факт получения телефонограммы не опровергает. Отсутствие отбора пробы из резервуара с АЗК не лишает истца права предъявить претензию по качеству товара.

При указанных обстоятельствах исковые требования судом первой инстанции обоснованно удовлетворены.

Доводы ответчика о непроведении отбора проб из резервуара на АЗК N 101, осуществившего отпуск нефтепродуктов заказчику, обоснованно отклонен судом апелляционной инстанции, поскольку данное обстоятельство само по себе не препятствует реализации права истца на предъявление претензии ответчику по качеству поставленного топлива и при этом не может лишать истца права на представление доказательств в подтверждение заявленных требований.

Кроме того, ответчик сам нарушил положения пункта 9.3 контракта. Инструкция по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов в организациях нефтеобеспечения, утвержденная приказом министерства энергетики от 19.06.2003 N 231, предусматривает, что организация и проверка качества топлива, в том числе, по жалобам, лежит на поставщике, а не на заказчике (пункт 1.1 — 1.3 Инструкции).

Доводы ответчика о том, что им предоставлены все необходимые документы, свидетельствующие о надлежащем качестве поставленного заказчику топлива, также обоснованно отклонены судами.

Из предоставленных ответчиком документов следует, что не соответствует дата поставки топлива на АЗК N 101 датам, указанным в товарно-транспортной накладной от 08.05.2014 и письме ОАО «Самаранефтепродукт» от 23.09.2014 N 24/674 (период поставки с 10.05.2014 по 13.05.2014).

 

Примечание.

Текст документа приведен в соответствии с оригиналом. Вероятно, здесь и далее по тексту имеется в виду Приказ Минэнерго РФ от 19.06.2003 N 231, а не N 23.

 

В нарушение пунктов 3.6 и 3.7 Инструкции, утвержденной приказом Минэнерго РФ от 19.06.2003 N 23, поставщиком не предоставлены доказательства осуществления приемо-сдаточного анализа топлива при приемке — в день поступления продукта, на АЗК N 101, а именно: 08.05.2014 согласно товарно-транспортной накладной. При этом слитое с автомобильной цистерны топливо могло перемешаться с содержимым резервуаров автозаправки, что объясняет различие видов топлива (вид 1 и вид 2), указанного в экспертном заключении и сертификате соответствия.

Акт отбора проб топлива от 12.05.2014 и протокол испытания топлива от 14.05.2014 N 984 невозможно сопоставить с предоставленным ООО «СмартСервис+» паспортом на нефтепродукт, сертификатом соответствия и товарно-транспортной накладной, так как в нарушение пункта 3.11 и приложения N 3 Инструкции, утвержденной приказом Минэнерго РФ от 19.06.2003 N 23, в акте отбора проб от 12.05.2014 не указана следующая информация: место отбора проб (АЗК N 101 или Кряжский терминал, откуда производилась поставка топлива на АЗК N 101), поскольку сама по себе печать АЗК N 101 не свидетельствует о месте отбора проб; наименование поставщика топлива — графа N 6 формы акта (для идентификации партии); дата отгрузки топлива — графа N 6 формы акта (для идентификации партии); объем, с которого отбираются пробы — графа N 4 формы акта (для идентификации партии).

Согласно пункту 9.2 контракта стороны предусмотрели, что достаточным доказательством некачественности поставленных нефтепродуктов является: предоставление фискального чека АЗС и акта экспертизы независимой экспертной организации.

Вместе с тем истцом предоставлены дополнительные письменные доказательства: фискальный чек за 12.05.2014 — автомобиль заправлялся на АЗК N 101 два раза подряд 12.05.2014 и 13.05.2014; акты приема-сдачи топливных карт; расшифровка операций по топливным картам; свидетельские показания; приказ о выезде передвижной гидро-биологической лаборатории, которой по документам (согласно контракту на приобретение автомобиля) является данная машина; акт приемки оказанных услуг от 15.05.2014 N 2369 по эвакуации автомобиля, свидетельствующий о том, что данный автомобиль был взят эвакуатором 13.05.2014 в непосредственной близости от АЗК N 101 — село Андросовка, как указано в объяснениях свидетелей.

Кроме того, с учетом наличия гарантийного срока на товар, установленного пунктом 9.4 государственного контракта и на основании пункта 2 статьи 467 ГК РФ продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет факт поставки качественного товара; что недостатки товара возникли по вине покупателя после поставки товара.

Ответчиком не доказаны указанные обстоятельства.

Ссылка ответчика на неисправность автомобиля до заправки автомобиля не подтверждена надлежащими доказательствами. Согласно сервисной книжке, представленной истцом, автомобиль проходил технический осмотр, был исправен, до 13.05.2014, в ином случае автомобиль не выпускается в рейс.

При проведении диагностики автомобиля 16.05.2014, 19.05.2015, а также при проведении авто технической экспертизы 19.05.2015, не установлено данных, указывающих об обратном — на предшествующую замену узлов, агрегатов, нарушение конструктивной целостности автомобиля.

Довод ответчика о том, что автомобиль эксплуатировался после поломки 13.05.2014, также обоснованно отклонен. Истец, возражая на данный довод, указал, горловина бака закрывалась на ключ и опечатывалась, снабжена специальным клапаном, через который топливо попадает в ТРК под давлением, соответственно, дозаправка не осуществлялась. В последующем, топливо с автомобиля было слито полностью в 07.08.2014 при повторном отборе проб топлива, что отражено представителем ответчика в акте отбора проб топлива.

Коды ошибок неисправностей автомобиля: Р2266 — низкое напряжение в электрической цепи датчика наличия воды в топливе, Р2269 — состояние наличия воды в топливе полностью идентичны как при проведении первой диагностики непосредственно после эвакуации автомобиля с места поломки, так и при проведении авто технической экспертизы 19.05.2015. В свою очередь, несоответствие путевого листа и показаний одометра указывают лишь на техническую ошибку в путевом листе, поскольку пробег автомобиля на одометре менее пробега указанного в путевом листе. Следовательно, автомобиль не мог эксплуатироваться после 13.05.2014.

Довод ответчика о том, что истцом не доказан размер ущерба является несостоятельным, поскольку перечень и стоимость работ по восстановлению автомобиля определены в экспертном заключении, путем направления запроса официальными представителями марки FORD в Самаре.

Доводы жалобы о недоказанности причинения ущерба необоснованны. Заключение от 15.06.2015 N 913/4-3 не содержит сведений о проведении исследования экспертом Соловьевым В.В. отстойника воды в корпусе топливного фильтра на предмет наличия (отсутствия) воды, объеме отстойника воды, какими техническими средствами измерялось количество воды в отстойнике.

В заключении отсутствуют данные о проверке срабатывания датчика на панели приборов автомобиля, свидетельствующего о попадании воды в ТНВД.

Вместе с тем истцом в подтверждение исковых требований представлена справка от 01.07.2015 N 276/3, выданная сервисным центром ООО «Мастер Кар», на базе которого осуществлялось проведение экспертизы.

Кроме того, обор проб топлива 07.08.2014 происходил не из топливного отстойника (снизу), как на то указывает ответчик, а из топливных магистралей, подходящих к ТНВД.

Таким образом, довод ответчика со ссылкой на экспертное заключение, о том, что неисправность автомобиля, связана с его ненадлежащей эксплуатацией, является необоснованным.

Кроме того, экспертом Соловьевым В.В. не дан ответ на основной вопрос, связаны ли неисправности топливной системы автомобиля с использованием некачественного топлива, несмотря на то, что в распоряжение эксперта предоставлено экспертное заключение собственного экспертного учреждения, подтверждающее наличие некачественного топлива (с механическими примесями и содержанием воды).

Однако в материалах дела имеются информационные письма специализированного автосервиса ООО «Мастер Кар» от 25.06.2015 N 276/2 и официальных представителей FORD от 30.06.2015 N 125, указывающие на обратное, а именно: на невозможность попадания воды в ТНВД иначе как с топливом из бензобака.

Ссылки ответчика о не подтверждении экспертным учреждением, что форсунки и топливный насос не работают, необоснованны, так как эксперт не смог установить данных обстоятельств. Вывода о том, что форсунки и топливный насос находятся в рабочем состоянии, заключение эксперта также не содержит.

Доводы жалобы о том, что вода, ставшая причиной возникновения ржавчины, могла попасть в систему не только из-за заправки некачественным топливом, но и из-за несвоевременного удаления воды из отстойника топливного фильтра в процессе обычной эксплуатации автомобиля, обоснованно отклонены, так как надлежащими доказательствами не подтверждены.

При таких обстоятельствах судами сделан правильный вывод о наличии причинно-следственной связи между выявленными неисправностями и заправкой автомобиля некачественным топливом, что истцом доказаны размер ущерба в виде стоимости восстановительного ремонта автомобиля, причинно-следственная связь между заправкой топливом и поломкой автомобиля.

Доводы ответчика о нарушении истцом положений контракта о порядке, сроках и способах предъявления претензии ответчику за качество топлива являются необоснованными. Имевшее место извещение истцом ответчика о поставке некачественного топлива телефонограммой может быть принято во внимание и при отсутствии на то прямого указания в контракте. При этом само по себе несоблюдение установленного контрактом срока направления претензии не лишает ответчика такого права (обязанности).

Кроме того, истец в момент поступления информации о некачественном топливе — 16.05.2014 не имел возможности оперативно известить ответчика иным способом, поскольку в реквизитах контракта отсутствует указание на адрес электронной почты и номер факса ответчика, как на то ссылается ответчик.

Факт получения телефонограммы установлен судами.

Приведенные в кассационной жалобе доводы правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций, основанных на нормах права и материалах дела, не опровергают и направлены на переоценку доказательств, что в соответствии с главой 35 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает правовых оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Самарской области от 09.07.2015 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.09.2015 по делу N А55-20703/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Т.Н.ФЕДОРОВА
Судьи
Г.Н.МАХМУТОВА
А.А.ХАЙБУЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code