ОСОБЫЙ ХАРАКТЕР ИСКА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ИМУЩЕСТВА ОТ АРЕСТА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЕГО СПЕЦИФИЧЕСКИХ ЧЕРТ

О.Л.Серегина

Аннотация. В работе рассмотрен теоретический вопрос правовой природы иска об освобождении имущества от ареста. Исследуется положение данного иска в законе и в системе способов защиты; обсуждены позиции сторонников отнесения его к разным способам защиты гражданских прав и права собственности в частности. Такое средство защиты права, как иск об освобождении имущества от ареста, активно применяется в судебной практике; в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи. Иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) является безусловно вещным, с его помощью осуществляется защита вещных прав лиц. Особенностью является то, что данные участники отношений не имеют отношения к исполнительному производству, в рамках которого накладывается арест на спорное имущество.

Ключевые слова: требование, опись имущества, освобождение, специфика, признание права.

Такое средство защиты права, как иск об освобождении имущества от ареста, активно применяется в судебной практике. Правовым основанием использования такого требования на практике являются, в частности, положения Федерального закона «Об исполнительном производстве». Согласно ч. 1 ст. 119 данного закона в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.

Точное наименование данного иска в целом закрепилось в законе, судебной практике и научных источниках. Однако оно чаще является двойным: иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). В приведенной выдержке из Федерального закона «Об исполнительном производстве» используется союз «или», что дает почву для научных и теоретических изысканий на этот счет. Практики не видят проблемы в таком явлении; достаточно распространен феномен двойного наименования определенных институтов, таких как несостоятельность (банкротство), финансовая аренда (лизинг). Тем не менее неоднократно поднимался вопрос об уточнении единственно верной формулировки.

Позиции в целом различны. Существуют мнения, что необходимо разделять эти виды исков, обращаясь к иску об освобождении имущества от ареста, когда нужно освободить все имущество в целом, а иск об исключении имущества из описи подавать, когда необходимо освободить лишь часть имущества. Однако считаем такие измышления безосновательными, так как предлагаемые иски сложно развести на практике. Их идентичность заключается в одинаковом характере предмета и основания исков. А различие — только в объеме имущества. Из анализа норм законодательства в целом становится ясно, что приведенные наименования исков аналогичны друг другу.

Иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи) является безусловно вещным, ведь с его помощью осуществляется защита вещных прав лиц. Кроме того, особенностью является то, что данные участники отношений не имеют отношения к исполнительному производству, в рамках которого накладывается арест на спорное имущество.

Требование исключить из описи представляет собой один из видов признания права. Его основным содержанием является само признание права, и дополнительно оно включает в себя требование побудить к действию, освободить от ареста.

При исключении имущества из описи бывает недостаточно одного только факта признания, так как вещь может храниться в соответствующих органах. Поэтому нередко необходимо помимо исключения имущества из описи заявлять требование возвратить имущество.

В литературе такое требование иногда расценивается в качестве виндикационного иска. В частности, позиция В.А. Тархова такова: в иске об освобождении имущества от ареста используется такое средство защиты, как виндикационный иск, так как действительным собственником описанного имущества является не должник, а иное лицо, значит, основания для описи и изъятия имущества отсутствуют.

Позднее автор указал, что вне зависимости от того, что при аресте имущества владение собственника может быть нарушено, а может быть и не нарушено, возможность соединения в одном требовании виндикационного и негаторного исков не превращает их в нечто третье [2, с. 87].

Нам видится, что напротив, превращает. В данном случае это не примитивное объединение двух видов исков. Это конкретный вид иска, обладающий, тем не менее, некоторыми чертами, присущими виндикационному, негаторному и всегда иску о признании права собственности.

В действовавшем ранее Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23 апреля 1985 г. № 5 «О практике рассмотрения судами Российской Федерации дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» было указано, что при рассмотрении дел данной категории судам необходимо тщательно проверять, является ли истец собственником имущества, на которое наложен арест, либо владеет им в силу закона или договора. Для этого в необходимых случаях могут быть истребованы уголовные дела, произведен осмотр вещей, исследованы регистрационные удостоверения, паспорта на вещи, документы о покупке товаров в кредит и т. п. Пункт 8 данного постановления закреплял, что в случае признания исковых требований обоснованными суду следует иметь в виду, что если конфискованное имущество находится у финансового органа или передано им торговым, другим организациям для реализации, переработки либо безвозмездно, но еще не реализовано или не обращено в переработку, то это имущество передается истцу в натуре. Кроме финансового органа к участию в деле привлекаются указанные организации, и на них возлагается обязанность по возврату имущества.

Таким образом, судебная практика находит наличие особенностей, присущих различным способам защиты: констатация факта принадлежности имущества на праве собственности, изъятие из чужого незаконного владения, устранение нарушений правомочий пользования и распоряжения.

По этой причине ряд авторов соглашается с точкой зрения о том, что иски об исключении имущества из описи (освобождении от ареста) могут носить либо виндикационный, либо негаторный характер в зависимости от того, в чьем владении находится имущество: собственника-истца или другого лица. Но все же многие настойчиво называют это требование разновидностью негаторного иска.

Сторонники такой позиции предлагают абсолютно неоднозначные аргументы в подтверждение негаторного характера освобождения имущества из описи.
Во-первых, указывается, что на требования об освобождении имущества от ареста распространяется общий срок исковой давности, равный трем годам. Однако закон четко устанавливает, что понятие исковой давности не распространяет свое действие не негаторные иски. Таким образом, аргумент, высказываемый в пользу негаторного характера обсуждаемого требования, является, наоборот, аргументом, подтверждающим несхожесть иска об исключении имущества из описи и негаторного иска.

Во-вторых, обсуждается, что при наложении ареста на имущество нарушается только правомочие распоряжения.

Однако необходимо учитывать, что имущество бывает передано на ответственное хранение третьим лицам или вообще оно изначально в момент ареста может находиться не у собственника или у законного владельца. В таком случае при наложении ареста на имущество могут стать нарушенными также правомочия пользования и владения.

Хочется отметить, что если нарушено правомочие владения, то абсолютно невозможно отнести требование об освобождении имущества от ареста к негаторным искам. Кроме того, именно выявленные особенности роднят исключение имущества из описи с требованием о признании права собственности.

Итак, на иск об исключении имущества из описи в отличие от негаторного распространяется действие срока исковой давности, помимо этого для негаторного иска нехарактерен факт признания права истца на имущество.

Те авторы, которые поддерживают такую позицию, не видят нужным определиться с положением иска об освобождении имущества от ареста в законе и в системе способов защиты. Предлагается формулировка, что исключение из описи относится к тем способам защиты прав, которые допускаются законом, и отсылка на ст. 12 ГК РФ, где перечислены способы защиты гражданских прав.

Определено, что удовлетворением требования об исключении из описи имущества суд не признает незаконным акт описи вещей. Подчеркнем, что в такой ситуации подлежит доказыванию неправильность включения в опись конкретного имущества, но не проверка законности всего процессуального акта в целом. Таким образом, говоря о наличии такого способа защиты гражданского права в ст. 12 ГК РФ, не подразумевается, что это способ, зафиксированный в абз. 5 ст. 12, а именно признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Рассматривается также соотнесение с виндикационными исками. Итак, обратимся к ситуации, когда собственник лишается владения. В таком случае орган, вносивший имущество в опись, не совершает тем самым противоправных действий, они направлены на обеспечение законных интересов лиц, а значит, и положения о виндикационном иске применить в данном случае не представляется возможным. Требование об освобождении имущества от ареста — это не требование изъять имущество из чужого незаконного владения.

Кроме того, то лицо, у которого находилось чужое имущество на момент, когда оно было описано, чаще всего являлось законным владельцем. Причиной такого нахождения представляется часто определенная договоренность с собственником имущества. Те лица, по требованию которых имущество было описано, тоже не могут считаться незаконными владельцами. Требование об исключении имущества из описи по вышеуказанным причинам не является синонимом виндикационного иска.

Предлагается воспринимать исключение имущества из описи как требование, объединяющее в себе два других, не теряющих при этом своего значения: признание права собственности и освобождение имущества от незаконного ареста. Во внимание здесь берется совокупность необходимых действий: признание права, снятие ареста с имущества и возврат утраченного имущества для полного восстановления права собственника.

Особенности субъектного состава такого способа защиты, как иск об освобождении имущества от ареста, заключаются в специфике как истцов по делу, так и ответчиков. Предъявляет рассматриваемое требование законный владелец, в том числе собственник, имущество которого ошибочно включено в опись в результате наложения ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов. Ответчиками по таким искам являются должник, у которого произведен арест имущества, и те организации или лица, в интересах которых наложен арест на имущество.

В теории ставится под сомнение вопрос относительно большой доли условности в наименовании перечисленных категорий лиц ответчиками. Основания для таких сомнений следующие: особенность ответчиков по этому иску заключается в том, что они своими действиями никак не могут способствовать исполнению решения, ни к каким действиям не присуждаются, ни к чему не обязываются.

По нашему мнению, не следует незаслуженно сужать рамки понятия «ответчик». Необходимо принимать во внимание, что в ряде случаев, в том числе таких, как признание права собственности, суд, вынося положительное решение по делу, не возлагает на ответчика прямых обязанностей, не обязывает его совершать активные действия, а лишь обязывает соблюдать права и законные интересы собственника, не оспаривать их.

Так что отмеченная особенность ответчика является общей чертой между признанием права собственности и исключением имущества из описи. Эта характеристика отличает их от других способов защиты права [1, с. 104].

Более того, представляется, что и ситуация, когда имущество остается во владении собственника, но его лишают возможности распоряжаться вещью, имеет черты, отражающие общую природу такого требования с иском о признании права собственности.

Таким образом, с нашей точки зрения, являясь видом признания права собственности, иск об освобождении имущества от ареста обладает особым характером, который объясняется:
1) особым субъектным составом;
2) особым способом нарушения правомочий;
3) правомерностью действий ответчиков;
4) сложным составом требования.

В рамках данной научной дискуссии мы придерживаемся позиции, что иск об исключении имущества из описи соотносится с иском о признании права собственности как частное и общее, то есть признание права собственности является родовой категорией в отношении освобождения имущества от ареста.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Серегина, О. Л. Иск о признании права собственности как особое средство его защиты / О. Л. Серегина // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2014. — №> 1 (22). — С. 102-105.
2. Тархов, В. А. Собственность и право собственности / В. А. Тархов, В. А. Рыбаков. — Уфа : Изд-во Уфимского юридического института МВД РФ, 2001. — 420 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2016. № 1 (30)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code