Решение ЕСПЧ от 16.09.2014 «Дело «Михаил Витальевич Самсонов (Mikhail Vitalevich Samsonov) против Российской Федерации» (жалоба N 2880/10)

По делу обжалуется жалоба на неисполнение окончательного судебного решения по делу о взыскании задолженности по заработной плате с предприятия в связи с недостаточностью денежных средств у предприятия. Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «МИХАИЛ ВИТАЛЬЕВИЧ САМСОНОВ (MIKHAIL VITALEVICH SAMSONOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 2880/10)
РЕШЕНИЕ

(16 сентября 2014 года)
———————————

<1> Перевод с французского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

 

По делу «Михаил Витальевич Самсонов против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 16 сентября 2014 г. Палатой в составе:
Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Эрика Месе,
Ксении Туркович,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
изучив жалобу, поданную 16 января 2007 г.,
принимая во внимание объяснения, предоставленные властями государства-ответчика, и ответные объяснения заявителя,
проведя заседание, вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

 

  1. Заявитель Михаил Витальевич Самсонов является гражданином Российской Федерации, который родился в 1953 году и проживает в г. Глазове.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

 

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

  1. Судебное решение о выплате заработной платы

 

  1. Решением от 23 мая 2005 г. мировой судья г. Глазова Удмуртской Республики обязал работодателя заявителя, Государственное унитарное предприятие Удмуртской Республики машинно-технологическая станция «Глазовская» (далее — предприятие-должник) (см. § 17 настоящего Решения), выплатить заявителю 19 329,36 рублей в качестве задолженности по заработной плате. Решение подлежало немедленному исполнению, и в тот же день был выписан исполнительный лист. 1 июня 2005 г. заявителю был выдан исполнительный лист. Согласно уставу предприятия последнее осуществляло свою деятельность в области сельского хозяйства и продовольственной промышленности, а именно занималось сельскохозяйственными работами, транспортировкой строительных материалов, машин, удобрений и сельскохозяйственной продукции, а также различного рода строительством и ремонтом.

 

  1. Исполнительное производство по решению суда и процедура признания банкротства предприятия-должника

 

  1. 3 июня 2005 г. арбитражный суд начал процедуру банкротства в отношении предприятия-должника и назначил временного управляющего.
  2. 6 июня 2005 г. служба судебных приставов г. Глазова начала исполнительное производство по решению суда от 23 мая 2005 г.
  3. 1 июля 2005 г. временный управляющий уведомил службу судебных приставов о начале процедуры банкротства и попросил предоставить в его распоряжение все исполнительные листы, выписанные в отношении предприятия-должника.
  4. Согласно информации, предоставленной властями Российской Федерации, в отношении руководителя предприятия-должника был составлен протокол от 15 июля 2005 г., поскольку он отказался подчиниться распоряжениям службы судебных приставов. 18 августа 2005 г. временно исполняющий обязанности директора был официально предупрежден о том, что он подлежит привлечению к ответственности в случае неисполнения судебных решений, вынесенных против предприятия-должника.
  5. 6 сентября 2005 г. заявитель получил 10 021,71 рублей в качестве частичного исполнения решения суда.
  6. 28 ноября 2005 г. Арбитражный суд Удмуртской Республики признал предприятие-должника банкротом и назначил ликвидационную комиссию.
  7. 23 октября 2007 г. тот же суд рассмотрел ходатайство ликвидационной комиссии о прекращении процедуры ликвидации. Он установил, что в силу недостаточности средств предприятия могли быть осуществлены лишь текущие платежи, а долговые требования не могут быть удовлетворены. После рассмотрения отчета ликвидационной комиссии суд принял решение о прекращении процедуры ликвидации предприятия-должника.
  8. 9 ноября 2007 г. соответствующая информация о ликвидации была внесена в Государственный реестр юридических лиц.

 

  1. Судебные действия по привлечению к ответственности службы судебных приставов за неисполнение судебного решения

 

  1. В неустановленную дату заявитель подал гражданский иск против регионального Управления федеральной службы судебных приставов <1>, службы судебных приставов г. Глазова, а также Государственного казначейства в связи с частичным неисполнением решения от 23 мая 2005 г. Прежде всего заявитель требовал выплаты недостающей суммы. Он также предъявлял претензии к службе судебных приставов за отсутствие попытки продать имущество, принадлежащее предприятию-должнику, за отсутствие со стороны службы судебных приставов предложения о передаче непроданного описанного имущества, а также за превышение, как он утверждал, двухмесячного срока, предусмотренного законом для исполнения судебных решений. Он добавил, что бездействие судебных приставов причинило ему вред, компенсации которого он и требовал.

———————————

<1> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Управление Федеральной службы судебных приставов по Удмуртской Республике (примеч. редактора).

 

  1. 25 апреля 2006 г. мировой судья судебного участка N 3 г. Глазова отказал заявителю в удовлетворении иска. В своем решении он указывал, что согласно статьям 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) вред причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов (или их должностных лиц), подлежит компенсации за счет средств государственной казны. Кроме того, он указал, что заявитель должен представить доказательства незаконных действий судебных приставов, предполагаемой вины и наличия причинно-следственной связи между этими действиями и предполагаемым ущербом. Он решил, что истец не выполнил эту обязанность, поскольку, с одной стороны, действия судебных приставов не содержат признаков нарушения закона, а с другой стороны, они не причинили какого-либо вреда. В заключение судья отмечал, что сумма, запрашиваемая заявителем, была равна сумме невыплаченной заработной платы. Однако, по мнению судьи, ответчики не могли нести ответственность за невыплату заработной платы третьей стороной. В итоге он пришел к выводу о том, что наличия какого-либо ущерба, причиненного заявителю, установлено не было.
  2. Заявитель подал кассационную жалобу. Решением от 20 июля 2006 г. Глазовский районный суд оставил решение от 25 апреля 2006 г. без изменений по тем же основаниям.

 

  1. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

 

  1. Законодательство об унитарных предприятиях (правовой статус, имущество, сфера деятельности)

 

  1. Статья 49 ГК РФ предусматривает, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительном документе, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. За исключением, среди прочих, унитарных предприятий — термин исключительно российского права — коммерческие организации могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. В соответствии со статьей 50 ГК РФ юридическими лицами могут быть организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (коммерческие организации) либо не имеющие извлечение прибыли в качестве такой цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками (некоммерческие организации).
  2. Согласно статье 113 ГК РФ унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. Имущество унитарного предприятия является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия (часть первая статьи 113, статья 2 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях») (далее — Закон о предприятиях). Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (часть вторая статьи 113 ГК РФ).
  3. Закон о предприятиях различает два типа унитарных предприятий: а) федеральное государственное предприятие и муниципальное предприятие, имущество которых находится в их хозяйственном ведении, и б) казенное предприятие, основанное на праве оперативного управления (пункт 2 статьи 2). Последующее внутригосударственное законодательство выделяет лишь предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения.
  4. В организационно-правовой форме унитарных предприятий действуют государственные и муниципальные предприятия (часть первая статьи 113 ГК РФ).
  5. Пункт 4 статьи 8 Закона о предприятиях перечисляет условия, при которых возможно создание унитарного предприятия. В частности, это случаи, когда приватизация имущества запрещена: например, из соображений государственной безопасности, для решения социальных задач (в том числе для контроля за ценами на определенные товары), для осуществления деятельности, предусмотренной федеральным законодательством исключительно для унитарных предприятий или производства товаров, изъятых из гражданского оборота.
  6. Унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом. Унитарное предприятие не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества (Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования) (часть пятая статьи 113 ГК РФ, пункт 1 статьи 7 Закона о предприятиях).

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 14 Гражданского кодекса РФ часть 7 отсутствует, имеется в виду часть 7 статьи 114.

 

  1. Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование не несут ответственности по обязательствам государственного или муниципального предприятия, за исключением случаев, если несостоятельность (банкротство) такого предприятия вызвана собственником его имущества. В указанных случаях на собственника при недостаточности имущества государственного или муниципального предприятия может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (часть седьмая статьи 14 ГК РФ, часть третья статьи 56 ГК РФ, пункт 2 статьи 7 Закона о предприятиях).
  2. Согласно статье 11 Закона о предприятиях имущество унитарного предприятия формируется за счет имущества, закрепленного за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления собственником этого имущества, доходов унитарного предприятия от его деятельности, иных не противоречащих законодательству источников. В соответствии со статьей 16 Закона о предприятиях унитарное предприятие за счет остающейся в его распоряжении чистой прибыли создает резервный фонд. Средства резервного фонда используются исключительно для покрытия убытков унитарного предприятия. Согласно статье 17 Закона о предприятиях собственник имущества государственного или муниципального предприятия имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении такого предприятия. Статья 23 Закона о предприятиях предусматривает, что крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 10% уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 000 раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда. Решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества унитарного предприятия. Аналогично все заимствования осуществляются унитарным предприятием только по согласованию с собственником (статья 24 Закона о предприятиях).
  3. В соответствии с пунктом 3 статьи 18 Закона о предприятиях движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Согласно пункту 10 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» совершенные унитарным предприятием сделки, в результате которых предприятие лишено возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом, являются ничтожными независимо от их совершения с согласия собственника.

 

  1. Правовые нормы и судебная практика о полномочиях собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении

 

  1. Согласно статье 295 ГК РФ собственник имущества решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации. Он осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Собственник утверждает показатели экономической эффективности деятельности унитарного предприятия и контролирует их выполнение (подпункт 12 пункта 1 статьи 20 Закона о предприятиях). Собственник имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия (часть первая статьи 295 ГК РФ).

Предприятие не вправе распоряжаться этим имуществом без согласия собственника (часть вторая статьи 295 ГК РФ).

  1. Бухгалтерская отчетность унитарного предприятия подлежит обязательной ежегодной аудиторской проверке. Унитарное предприятие по окончании отчетного периода представляет бухгалтерскую отчетность органам государственной власти Российской Федерации, органам государственной власти субъекта Российской Федерации или органам местного самоуправления (статья 26 Закона о предприятиях).
  2. Если унитарное предприятие не может распоряжаться имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения (то есть, помимо прочего, продать его, сдать в аренду или заложить) без согласования с собственником, оно имеет право это делать в отношении другого имущества, за исключением случаев, предусмотренных законом. Согласно положениям ГК РФ и других правовых актов (часть вторая статьи 299 ГК РФ) унитарное предприятие владеет на праве хозяйственного ведения плодами, продукцией и доходами от использования имущества, а также имуществом, приобретенным унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям.
  3. Право хозяйственного ведения имуществом прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренном для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника (часть третья статьи 299 ГК РФ). Право собственности прекращается, помимо прочего, в случае отказа от него (часть первая статьи 235, статья 236 ГК РФ).
  4. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации подчеркнул, что государственные и муниципальные предприятия пользуются всеми правами, предоставленными законом собственнику, на судебную защиту закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения имущества, включая право на предъявление виндикационного и негаторного исков, в том числе и в отношении собственника указанного имущества (см. пункт 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

В 2010 году Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отметили, что в соответствии с положениями федерального законодательства собственник, передавший имущество в хозяйственное ведение унитарного предприятия, не вправе распоряжаться этим имуществом, независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия (см. упоминавшееся выше совместное Постановление от 29 апреля 2010 г. N 10/22, пункт 5, абзац 3).

  1. С конца 2008 года арбитражные суды выработали практику относительно отчуждения и передачи имущества. Эта практика касается двух следующих аспектов. С одной стороны, было установлено, что ни ГК РФ, ни иное законодательство не предусматривали право собственника изымать имущество. С другой стороны, было решено, что пункт 3 статьи 18 Закона о предприятиях налагал запрет для унитарного предприятия, обладающего имуществом на праве хозяйственного ведения, отказываться от этого имущества, поскольку его отчуждение препятствует осуществлению деятельности, задачи и цели которой указаны в уставных документах. Среди многочисленных дел следует упомянуть, например, Постановление от 25 ноября 2008 г. N Ф09-8506/08-С6, вынесенное Федеральным арбитражным судом Уральского округа. Организация М. оспаривала законность решения местной администрации — собственника имущества, принадлежащего организации на праве оперативного управления, об изъятии недвижимого имущества. Внутригосударственные арбитражные суды отклонили иск на основании того, что передача имущества имела место на основании запроса самой организации и в соответствии со статьями 229 и 336 ГК РФ (см. § 27 настоящего Решения). Арбитражный суд Уральского федерального округа отменил эти решения. Он удовлетворил иск организации, признав, что передача имущества произошла в нарушение законодательства, поскольку в результате это препятствовало организации в осуществлении деятельности, задачи и цели которой были определены уставными документами.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду Определение ВАС РФ от 16.06.2011 N ВАС-6841/11, а не Постановление.

 

  1. Арбитражные суды следовали этому обоснованию в ряде последующих решений (см., например, Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 июня 2011 г. N ВАС-6841/11, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 января 2010 г. N Ф07-13570/2009 и Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23 декабря 2013 г. N Ф09-13129/13).

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: постановление ФАС Уральского округа от 25.03.2008 имеет N Ф09-1893/08-С6, а не Ф-1893/08-С06.

 

  1. В отличие от этого в некоторых случаях по другим делам арбитражные суды подтверждали право собственности на изъятие имущества, принадлежащего унитарному предприятию. Так, Постановлением от 4 декабря 2008 г. N Ф08-7268/2008 Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа отклонил иск ликвидационной комиссии унитарного предприятия. По мнению суда, изъятие имущества местной администрацией-собственником противоречило закону по следующим причинам: а) собственник принял решение о ликвидации или реорганизации унитарного предприятия, б) использование имущества не соответствовало уставным целям предприятия, и в) само предприятие отказалось от имущества (см. схожую мотивировку в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25 марта 2008 г. N Ф-1893/08-С06).

 

  1. Правовые положения и судебная практика, касающиеся субсидиарной ответственности государства в отношении долгов унитарного предприятия

 

  1. Как предусмотрено в части третьей статьи 56 ГК РФ, а также в пункте 2 статьи 7 Закона о предприятиях, учредитель юридического лица или собственник имущества не несет ответственности по обязательствам юридического лица, как и последнее не несет ответственности по обязательствам учредителя или собственника, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ и учредительными документами юридического лица. Эти положения, кроме того, предусматривают, что в случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица спровоцирована действиями учредителя, собственником имущества или иными лицами, которые вправе давать ему обязательные указания или которые могут каким-либо иным способом определять его действия, может возникать их субсидиарная ответственность в отношении обязательств юридического лица в случае недостатка у последнего средств.
  2. 20 февраля 2013 г. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа вынес Постановление N Ф06-11590/12 по иску ликвидационной комиссии унитарного предприятия «Тепловые сети» г. Волгограда к администрации города. Ликвидационная комиссия ходатайствовала об установлении субсидиарной ответственности собственника имущества. По ее мнению, изъятие имущества предприятия, предпринятое в обеспечение уплаты долга, привело к несостоятельности последнего. Арбитражный суд разрешил дело в пользу ликвидационной комиссии. Он решил, что положения законодательства не предоставляют собственнику право на изъятие имущества. В поддержку своих выводов он ссылался на судебную практику Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а именно на Постановление от 29 апреля 2010 г. N 10/22 (см. § 28 настоящего Решения). Он установил, что собственник изъял имущество, используемое предприятием, что препятствовало последнему в осуществлении его экономической деятельности и получению дебиторской задолженности, что привело впоследствии к несостоятельности предприятия. Он отклонил довод ответчика, согласно которому в момент изъятия имущества предприятие уже проявляло признаки несостоятельности, обосновав это тем, что данное обстоятельство не может исключать ответственность собственника.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду Определение ВАС РФ от 20.05.2010 N ВАС-6138/10, а не Постановление.

 

  1. По последнему пункту судебная практика неоднозначна. Например, в Постановлении от 20 мая 2010 г. N ВАС-6138/10 Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, отказав в направлении дела на рассмотрение в порядке надзора, отклонил иск организации «К. и Co». Эта организация ходатайствовала об установлении субсидиарной ответственности местной администрации, которая изъяла имущество унитарного предприятия. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не установил причинно-следственной связи между изъятием имущества и несостоятельностью предприятия в связи с тем, что последнее уже имело признаки несостоятельности на момент изъятия имущества.
  2. 6 марта 2012 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия вынесла апелляционное определение по делу N 33-133/2012. В этом деле Т. после увольнения подал против предприятия иск о возмещении ущерба. Было вынесено решение в пользу него, однако его попытки добиться исполнения судебного решения были напрасны из-за недостаточности средств у предприятия. Он подал иск против Федерального казначейства с требованием о компенсации задолженности по заработной плате в соответствии с положениями законодательства, предусматривающими субсидиарную ответственность Федерального казначейства в отношении долгов унитарного предприятия. Региональный суд отказал Т. в удовлетворении иска в связи с тем, что пункт 2 статьи 7 Закона о предприятиях неприменим к предприятиям, которые не были объявлены несостоятельными.
  3. Постановлением по делу N Ф08-717/2006, рассмотренному Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа, местной администрации было передано имущество унитарного предприятия. С момента банкротства последнего все имущество, включая переданное администрации, было предназначено для уплаты дебиторской задолженности. Местная администрация предприняла попытки исключить это имущество из «своего» имущества, добиваясь признания того, что уплата долгов за счет этого имущества de facto <1> считается реализацией ее субсидиарной ответственности. Кроме того, последняя возникала исключительно в тех пределах, в которых собственник спровоцировал банкротство своими действиями или обязательными к исполнению указаниями. В своем решении, ставшем окончательным 15 марта 2006 г., суд напомнил, что в случае банкротства долги подлежат оплате за счет имущества предприятия, включая то, которое было передано в хозяйственное ведение и без обязательного согласия собственника. Таким образом, уплата долгов не предполагает сама по себе возникновения субсидиарной ответственности собственника.

———————————

<1> De facto (лат.) — фактически (примеч. редактора).

 

  1. Концепция реформ в отношении унитарных предприятий

 

(a) Концепция управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации, 1999 год

 

  1. Постановление Правительства Российской Федерации от 9 сентября 1999 г. N 1024 «О концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации» (далее — Концепция) стало результатом анализа соответствующего законодательства об унитарных предприятиях и практики его применения. В нем выявляются недостатки таких предприятий и намечены этапы реформы. Данный анализ основан на следующих элементах: действующее законодательство наделяло унитарное предприятие широкими полномочиями в отношении управления имуществом собственника. На практике эти функции исполнялись руководителем, который был защищен трудовым законодательством. В отличие от этого полномочия собственника перечислялись исчерпывающим образом, и законом было запрещено вмешательство органов государственной власти в деятельность предприятия. Так, фактически государство не могло ни давать предприятию обязательных указаний, ни контролировать использование государственной собственности, ни даже принимать дисциплинарные меры в отношении руководителя предприятия. Нормативно-правовая база для унитарных предприятий была недостаточна, и не существовало реестра унитарных предприятий, в котором была бы информация об их активах, финансовом положении и результатах их деятельности. На практике руководители унитарных предприятий превышали свои полномочия, например, переводя ресурсы в предприятия-спутники, заключая контракты в свою пользу, расхищая имущество и не предоставляя актуальных отчетов о деятельности предприятия. Это привело к росту количества предприятий в состоянии банкротства. Наконец, унитарные предприятия были признаны в основном неприбыльными. Государство не располагало достаточными возможностями для управления и контроля за всеми предприятиями. Назрела необходимость в радикальной реформе системы управления.

Во-первых, Концепция предусматривала оценку унитарных предприятий и составление перечня тех, которые осуществляли свою деятельность в стратегических для государства отраслях (национальная безопасность, общественный транспорт, социальная политика), в соответствии с четко сформулированными критериями. Рекомендовалась реструктуризация предприятий, которые не отвечали этим критериям, в частности, путем приватизации.

Во-вторых, Концепция предусматривала создание государственных органов, с одной стороны, для определения задач унитарных предприятий, а с другой, для контроля за результатами их деятельности.

В-третьих, в Концепции предлагался ряд мер, направленных на приведение положения унитарных предприятий в соответствие с действующим законодательством. Помимо прочего, предусматривались меры, направленные для контроля за деятельностью руководителей предприятия. В Концепции делалось заключение о том, что реализация этих указаний требует разработки и принятия соответствующей нормативно-правовой базы.

 

(b) Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, 2009 год

 

  1. Согласно Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, принятой решением Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108, унитарное предприятие представляет собой уникальную форму юридического лица, которое не является собственником имущества и правоспособность которого ограничена. Такое предприятие не имеет права заключать договоры, предполагающие распоряжение «его» имуществом, без согласия собственника (учредителя). Все договоры, заключаемые им, признаются ничтожными, если они лишают предприятие возможности осуществлять деятельность, задачи и цели которой определены в его учредительных документах (пункт 3 статьи 18 Закона о предприятиях). Следовательно, подписание договоров с этими предприятиями подвергается постоянному риску оспаривания со стороны собственников, в то время как последние не несут никакой материальной ответственности за последствия такого «управления».

Таким образом, согласно концепции подобная форма юридических лиц не имеет перспектив в будущем. В концепции рекомендовалось провести их перевод в частные предприятия с долевым участием государственных образований. Учитывая потребности Российской Федерации, по мнению авторов концепции, следовало сохранять унитарные предприятия лишь в наиболее важных отраслях национальной экономики.

 

  1. Правовые положения о трудовом договоре руководителя унитарного предприятия

 

(a) Положения, регулирующие назначение и ответственность руководителя унитарного предприятия

 

  1. Во главе унитарного предприятия находится руководитель, который назначается собственником или его уполномоченным органом и который подотчетен собственнику (часть четвертая статьи 113 ГК РФ, статья 1 Закона о предприятиях). Собственник имущества унитарного предприятия вправе предъявить иск о возмещении убытков, причиненных унитарному предприятию, к руководителю унитарного предприятия (статья 25 Закона о предприятиях).

 

(b) Положения, регулирующие прекращение трудового договора с руководителем унитарного предприятия

 

  1. Статья 278 Трудового кодекса Российской Федерации, с изменениями, введенными Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ, допускает прекращение трудового договора с руководителем унитарного предприятия, в том числе, в связи с принятием такого решения собственником имущества (часть вторая статьи 278).

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Постановление Правительства РФ N 234 «О порядке заключения трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий» имеет дату 16.03.2000.

 

  1. В Постановлении Правительства Российской Федерации от 16 марта 200 г. N 234 «О заключении трудовых договоров и аттестации руководителей федеральных государственных унитарных предприятий» конкретизируются основания расторжения трудового договора (например, в случае невыполнение руководителем унитарного предприятия решений Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, принятых в отношении унитарного предприятия в соответствии с их компетенцией, нарушения требований законодательства в отношении переданного собственником имущества, а также в случае наличия на унитарном предприятии по вине его руководителя более чем трехмесячной задолженности по заработной плате). Там же определены правила аттестации руководителей унитарных предприятий.

 

  1. Положения, регулирующие исполнение судебных решений, вынесенных в отношении унитарных предприятий и казенных предприятий

 

  1. Положения Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве», касающиеся порядка исполнения судебных решений, не предусматривают исключений для федеральных/муниципальных государственных предприятий, в отличие от казенных предприятий, чьи счета ведет Федеральное казначейство.
  2. Глава 24 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее — БК РФ) с изменениями, введенными Федеральным законом от 27 декабря 2005 г., устанавливает порядок исполнения судебных решений, вынесенных в отношении государства и казенных предприятий. В последнем указанном случае истец должен представить исполнительный лист в Федеральной казначейство, которое ведет текущие счета предприятия. В случае недостаточности средств для уплаты долга предприятие-ответчик просит орган, ответственный за бюджет, предоставить бюджетную субвенцию (часть пятая статьи 242.3 БК РФ).

44. В случае недостаточности средств организации принимается решение о введении наблюдения, приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, в том числе снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения наблюдения судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате (абзац четвертый пункта 1 статьи 63 Федерального закона N 127-ФЗ от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)»). Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. N 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» в случае осуществления судебным приставом-исполнителем действий в рамках исполнительного производства, которое считается приостановленным, его действия признаются судом незаконными (пункт 6).

1   2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code