Решение ЕСПЧ от 14.01.2014 «Дело «Александр Михайлович Горбатенко (Aleksandr Mikhaylovich Gorbatenko) против Российской Федерации» (жалоба N 40521/06)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ГОРБАТЕНКО (ALEKSANDR MIKHAYLOVICH GORBATENKO) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 40521/06)
РЕШЕНИЕ

(14 января 2014 года)
———————————

<1> Перевод с английского Д.Г. Николаева.
Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 14 января 2014 г. Палатой в составе:
Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,
Элизабет Штейнер,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Ксении Туркович,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание объяснения властей государства-ответчика и объяснения, представленные в ответ заявителем,
принимая во внимание вышеупомянутую жалобу, поданную 21 августа 2006 г.,
проведя заседание, вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

  1. Заявитель Александр Михайлович Горбатенко является гражданином Российской Федерации, который родился в 1973 году и проживает в г. Омске.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

 

  1. Обстоятельства дела

 

  1. Задержание заявителя и предполагаемое жестокое обращение

 

  1. 31 мая 2005 г. заявитель был задержан по подозрению в причинении вреда здоровью, повлекшего смерть. Он был доставлен в помещение Омского городского Управления внутренних дел в Центральном районе г. Омска <2>. Он был помещен в комнату задержанных. 3 июня 2005 г. заявитель был переведен в изолятор N ИЗ-1 г. Омска <3>. Как утверждает заявитель, одна из камер, в которой он содержался, находилась в ужасающем состоянии.

———————————

<2> Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду Управление внутренних дел по Центральному административному округу г. Омска (примеч. редактора).

<3> Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Омской области» (примеч. редактора).

 

  1. 10 июня 2005 г. заявитель был переведен в Исправительную колонию N ИК-7 <4>, расположенную в том же городе. Тюремный врач осмотрел его по прибытии и сделал следующую запись в медицинской карте:

«[Заявитель] не высказал жалоб. Медицинский осмотр не выявил патологии в органах и системах тела. На теле [заявителя] отсутствуют травмы. Он утверждает, что не болеет венерическими заболеваниями или ВИЧ».

———————————

<4> Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Исправительная колония N 7 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Омской области» (примеч. редактора).

 

  1. Как утверждает заявитель, 10 июня 2005 г., после поступления, он был подвергнут жестокому обращению. Тюремные надзиратели предположительно оскорбляли его, пинали по почкам, надевали на голову противогаз с закрытым воздушным клапаном и били ему по ребрам молотком.
  2. Заявитель указал, что на следующий день его заставили выучить наизусть список обязанностей заключенных. В этот день он был прикован наручниками к радиатору, и его били молотком. Как утверждает заявитель, тюремные надзиратели подвергали его жестокому обращению каждый день с 10 по 15 июня 2005 г.
  3. 16 июня 2005 г. врач исправительной колонии осмотрел заявителя. Соответствующая запись указывала следующее:

«[Заявитель] не имеет жалоб. На коже отсутствуют патологические состояния. Не имеется патологических состояний органов или систем тела. Отсутствуют телесные повреждения».

 

  1. Попытки заявителя обжаловать предполагаемое жестокое обращение

 

(a) Уголовно-правовая жалоба

  1. В неустановленную дату заявитель жаловался в прокуратуру Советского района г. Омска (далее — прокуратура) на то, что подвергся жестокому обращению с 10 по 15 июня 2005 г.
  2. 29 декабря 2005 г. прокуратура отклонила жалобу как необоснованную.
  3. 11 января 2006 г. прокуратура Омской области (далее — областная прокуратура) отменила постановление от 29 декабря 2005 г. как необоснованное и указала прокуратуре провести дополнительную проверку утверждений заявителя.
  4. 20 октября 2006 г. прокуратура вновь отказала в возбуждении уголовного дела. Областная прокуратура уведомила заявителя об этом постановлении письмом от 23 октября 2006 г. и разъяснила заявителю его право обжаловать его в судебном порядке. Заявитель не возбуждал судебного разбирательства в этой связи.

(b) Гражданское разбирательство

  1. В 2010 году заявитель предъявил иск к Исправительной колонии N ИК-7 и Федеральной службе исполнения наказания с требованием компенсации за предполагаемое жестокое обращение, которому он подвергся со стороны тюремных надзирателей с 10 по 15 июня 2005 г.
  2. 22 февраля 2011 г. Советский районный суд отклонил иск заявителя как необоснованный.
  3. 23 марта 2011 г. заявитель обжаловал данное решение.
  4. 25 марта 2011 г. Советский районный суд отклонил жалобу заявителя в связи с пропуском срока для обжалования, отметив, что заявитель не подавал ходатайство о продлении срока обжалования.
  5. 27 апреля 2011 г. Омский областной суд оставил это определение без изменения.

 

  1. Уголовное разбирательство против заявителя

 

  1. 31 мая 2005 г., в день задержания, заявителю была назначена защитник З. Заявитель предположительно находил ее помощь неэффективной и подписал отказ от своего права на адвоката, но не просил следователя назначить ему другого защитника. Опознание и изъятие его личных вещей, имевшие место в этот день, тем не менее, были проведены в присутствии З. Во время опознания на заявителя указали как на лицо, совершившее преступление, свидетели Бор., Бар. и Я. Заявитель не принимал участие в допросах или перекрестных допросах в этот день и сам не давал показаний.
  2. 15 ноября 2005 г. заявитель был признан виновным Первомайским районным судом г. Омска и приговорен к восьми годам и шести месяцам лишения свободы. Он указал, что 11 мая 2005 г. заявитель, который был пьян, избил незнакомого человека на улице. На следующий день потерпевший от нападения заявителя скончался в больнице.
  3. Осуждение заявителя было основано на показаниях свидетелей Бор., Бар. и Я., которые видели, как он бил и пинал потерпевшего во время происшествия. Их показания в суде согласовались с устными показаниями, данными на предварительной стадии разбирательства. Суд также сослался на экспертные заключения, которые связали смерть потерпевшего с травмами, причиненными во время избиения. Судебная экспертиза установила, что пятна крови на одежде заявителя принадлежали потерпевшему. Вина заявителя также подтверждалась, в частности, протоколом опознания от 31 мая 2005 г. Во время судебного разбирательства заявитель был представлен защитником Г.
  4. Заявитель обжаловал обвинительный приговор. Он жаловался на исход дела, в частности, на фактические и правовые выводы, принятие предположительно недопустимых доказательств и на отсутствие эффективной правовой помощи во время опознания 31 мая 2005 г. В период судебного разбирательства или обжалования заявитель не затрагивал вопроса о предполагаемом жестоком обращении с 10 по 15 июня 2005 г.
  5. 2 марта 2006 г. Омский областной суд, рассмотрев жалобу, оставил обвинительный приговор заявителя без изменения. Он подтвердил выводы нижестоящего суда. Областной суд указал, что опознание было проведено в соответствии с применимыми внутригосударственными нормами. Областной суд также отметил, что 31 мая 2005 г. права заявителя на защиту были надлежащим образом обеспечены З.

 

  1. Условия содержания заявителя под стражей в различных учреждениях

 

  1. С 17 июня 2005 г. по 6 февраля 2006 г. заявитель часто переводился из одного учреждения в другое, включая Исправительную колонию N ИК-3 <1> и изолятор N ИЗ-1. Как утверждает заявитель, условия его содержания под стражей и перевозки были ужасающими в связи с переполненностью, грязью, насекомыми, крысами, плохим отоплением и недостаточной вентиляцией.

———————————

<1> Так в тексте оригинала. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Исправительная колония N 3 Управления Федеральной службы наказаний России по Омской области» (примеч. редактора).

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

  1. Конституция Российской Федерации

 

  1. Статья 21 Конституции Российской Федерации предусматривает, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
  2. Статья 48 Конституции Российской Федерации устанавливает, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Она также предусматривает, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

 

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации

 

  1. Часть первая статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) предусматривает, что применение физической силы против другого лица, причинившей физическую боль, но не повлекшей вред здоровью, наказывается штрафом, либо обязательными работами, либо исправительными работами, либо арестом на срок до трех месяцев.
  2. Пункт «а» части третьей статьи 286 УК РФ устанавливает, что совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия или угрозы насилия, наказывается лишением свободы на срок от трех до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

 

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

 

  1. В соответствии со статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) прокурор, следователь, дознаватель обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и принять по нему решение в течение трех дней. В исключительных случаях этот срок может быть продлен до 10 дней. По результатам рассмотрения сообщения о преступлении принимается одно из следующих решений: (a) о возбуждении уголовного дела, (b) об отказе в возбуждении уголовного дела или (c) о передаче сообщения по подследственности (статья 145 УПК РФ).
  2. Статья 125 УПК РФ предусматривает, что решения следователя или прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении, а также другие действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства или затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд, который уполномочен проверять законность и обоснованность оспариваемых решений.
  3. Статья 213 устанавливает, что, прекращая уголовное дело, следователь должен вынести мотивированное постановление с указанием существа дела и причин его прекращения. Копия постановления направляется следователем прокурору. Следователь также должен уведомить о прекращении дела потерпевшего и заявителя в письменной форме.
  4. В соответствии со статьей 221 УПК РФ прокуратура осуществляет общий контроль за следствием. В частности, прокуратура может потребовать совершения конкретных следственных действий, передачи дела от одного следователя другому, отменить незаконные и необоснованные решения, принятые следователями и дознавателями.
  5. Статья 51 УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника, если обвиняемому предъявлено серьезное обвинение в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Если защитник не приглашен самим обвиняемым, следователь, прокурор или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве.
  6. Согласно статье 52 УПК РФ обвиняемый может отказаться от своего права на юридическую помощь, но такой отказ должен быть заявлен в письменном виде. Отказ может быть отозван в любой момент разбирательства.

 

ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявитель жаловался в соответствии со статьями 3, 4 и 8 Конвенции на то, что он был подвергнут жестокому обращению со стороны тюремных надзирателей 10 — 15 июня 2005 г. и что расследование его утверждений о жестоком обращении было неэффективным.
  2. В соответствии со статьей 3 и пунктами 1 и 3 статьи 5 Конвенции он жаловался на условия его содержания под стражей в Следственном изоляторе N ИЗ-1 с 3 по 10 июня 2005 г., в Исправительной колонии N ИК-3 и изоляторе N ИЗ-1 с 15 июня по 6 февраля 2006 г. и на частые переводы между этими учреждениями в данный период.
  3. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что уголовное разбирательство против него являлось несправедливым. В поддержку этого заявитель, в частности, утверждал, что он не пользовался услугами защитника во время следственных действий, производившихся 31 мая 2005 г. и что внутригосударственные суды признали его виновным на основе ошибочного толкования фактов.

 

ПРАВО

 

  1. Жалоба на жестокое обращение с заявителем

 

  1. Со ссылкой на статьи 3, 4 и 8 Конвенции заявитель жаловался на то, что он был подвергнут жестокому обращению со стороны тюремных надзирателей 10 — 15 июня 2005 г. Он также был не удовлетворен тем, что компетентные органы уклонились от проведения эффективного расследования по этому вопросу. Европейский Суд рассмотрит жалобу с точки зрения статьи 3 Конвенции, которая предусматривает следующее:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

  1. По мнению властей Российской Федерации, заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты в отношении жалоб на жестокое обращение, поскольку он не использовал право обжалования постановления прокуратуры от 20 октября 2006 г. и не инициировал уголовное разбирательство. Власти Российской Федерации также считали, что заявитель не подвергался предполагаемому жестокому обращению. Они ссылались на медицинские документы от 10 и 16 июня 2005 г., указывавшие, что на теле заявителя травмы не были обнаружены. Они также подчеркивали, что в ходе внутригосударственного разбирательства утверждения заявителя о жестоком обращении были тщательно рассмотрены и отклонены как необоснованные.
  2. Заявитель настаивал на своих жалобах. Он также заявил, что исчерпал все доступные внутригосударственные средства правовой защиты.
  3. Что касается жалобы заявителя на материально-правовой аспект статьи 3 Конвенции, Европейский Суд напоминает, что правило исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, установленное пунктом 1 статьи 35 Конвенции, обязывает заявителей использовать прежде всего средства правовой защиты, которые обычно являются доступными и достаточными во внутригосударственной правовой системе для получения возмещения в связи с предполагаемыми нарушениями. Пункт 1 статьи 35 Конвенции требует также, чтобы жалобы, которые предполагается подать в Европейский Суд, предварительно были поданы компетентному национальному органу, хотя бы по существу и в соответствии с формальными требованиями законодательства страны, но он не требует прибегать к средствам правовой защиты, которые являются неадекватными или неэффективными (см. Постановление Европейского Суда по делу «Аксой против Турции» (Aksoy v. Turkey) от 18 декабря 1996 г., Reports 1996-VI, §§ 51 — 52, и Постановление Европейского Суда по делу «Акдивар и другие против Турции» (<1> and Others v. Turkey) от 16 сентября 1996 г., Reports 1996-IV, §§ 65 — 67).

———————————

<1> Правильнее Akdivar (примеч. переводчика).

 

  1. Европейский Суд ранее признавал, что возможность обжалования в суде общей юрисдикции постановления прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с жалобой на жестокое обращение составляет эффективное средство правовой защиты, доступное в правовой системе Российской Федерации для подобных жалоб (см. Решение Европейского Суда по делу «Трубников против Российской Федерации» (Trubnikov v. Russia) от 14 октября 2003 г., жалоба N 49790/99, и Постановление Европейского Суда по делу «Белевицкий против Российской Федерации» (Belevitskiy v. Russia) от 1 марта 2007 г., жалоба N 72967/01 <2>, §§ 54 — 67).

———————————

<2> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 8/2007.

 

  1. Развивая данную позицию, Европейский Суд позднее заключил, что оспаривание постановления прокурора в рамках гражданского судопроизводства (см. Постановление Европейского Суда по делу «Владимир Романов против Российской Федерации» (Vladimir Romanov v. Russia) от 24 июля 2008 г., жалоба N 41461/02 <3>, §§ 46 — 52) или даже заявление о жестоком обращении перед судом, рассматривающим обвинения, предъявленные заявителю (см. Постановление Европейского Суда по делу «Акулинин и Бабич против Российской Федерации» (Akulinin and Babich v. Russia) от 2 октября 2008 г., жалоба N 5742/02 <4>, §§ 25 — 34), при условии, что суды рассмотрели соответствующие утверждения по существу, также может при определенных обстоятельствах рассматриваться в качестве надлежащего исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты.

———————————

<3> Там же. N 3/2009.

<4> Там же. N 9/2009.

 

  1. Обращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отмечает, что материалы дела не указывают на то, что заявитель обжаловал отказы в возбуждении уголовного дела в судах Российской Федерации. Действительно, он пытался привлечь к ответственности учреждение за жестокое обращение в порядке искового производства. Однако Европейский Суд напоминает, что он уже неоднократно устанавливал, что в прецедентной практике отсутствуют примеры того, чтобы суды Российской Федерации по гражданским делам могли в отсутствие признания виновности по уголовному делу рассматривать по существу гражданские требования в отношении предполагаемых тяжких преступлений (см. Постановление Европейского Суда по делу «Денис Васильев против Российской Федерации» (Denis Vasilyev v. Russia) от 17 декабря 2009 г., жалоба N 32704/04 <5>, § 136).

———————————

<5> Опубликовано в специальном выпуске «Российская хроника Европейского Суда» N 2/2010.

 

  1. Европейский Суд также отмечает, что заявитель не затрагивал конкретно или обоснованно вопрос о предполагаемом жестоком обращении в суде первой инстанции или кассационной жалобе (см. § 20 настоящего Решения). Кроме того, он не представил объяснения относительно того, почему он не обжаловал в суде постановление прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела (см., например, Решение Европейского Суда по делу «Боргдорф против Российской Федерации» (Borgdorf v. Russia) от 22 октября 2013 г., жалоба N 20427/05, §§ 29 — 32).
  2. Отсюда следует, таким образом, что жалоба в части жестокого обращения является неприемлемой, поскольку заявитель не исчерпал доступные внутригосударственные средства правовой защиты, и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.
  3. Что касается жалобы заявителя в той части, что внутригосударственные органы не расследовали его утверждения о жестоком обращении, Европейский Суд напоминает, что компетентный орган провел предварительную проверку утверждений заявителя. Это разбирательство было окончено постановлением следователя, которое заявитель не обжаловал в судах страны. Как указано выше, заявитель убедительно не доказал, что такая проверка была неэффективной. Отсюда следует, что утверждение заявителя об уклонении властей от расследования его жалобы является необоснованным.
  4. По этим причинам Европейский Суд находит, что данная часть жалобы подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. Жалоба на различные аспекты его заключения

 

  1. Согласно статье 3 и пунктам 1 и 3 статьи 5 Конвенции он также жаловался на условия его содержания под стражей в изоляторе N ИЗ-1 с 3 по 10 июня 2005 г., в Исправительной колонии N ИК-3 и изоляторе N ИЗ-1 с 15 июня 2005 г. и 6 февраля 2006 г. и на частые переводы между учреждениями в данный период.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Решение Европейского Суда по делу «Алексей Николаевич Норкин против Российской Федерации» (Aleksey Nikolayevich Norkin v. Russia) от 05.02.2013 принято по жалобе N 21056/11, а не N 36673/04.

 

  1. Европейский Суд учитывает, что упомянутый заявителем период в этой части дела окончился 6 февраля 2006 г., тогда как он впервые выдвинул эти жалобы по существу в Европейском Суде 21 августа 2006 г. Допуская в интересах заявителя, что он не располагал конкретными средствами правовой защиты, подлежащими исчерпанию, Европейский Суд заключает, что эта жалоба была подана за пределами срока (см. Решение Европейского Суда по делу «Алексей Николаевич Норкин против Российской Федерации» (Aleksey Nikolayevich Norkin v. Russia) от 5 февраля 2013 г., жалоба N 36673/04 <1>, §§ 15 — 25, и Постановление Европейского Суда от 30 мая 2013 г. по делу «Малофеева против Российской Федерации» (Malofeyeva v. Russia), жалоба N 36673/04 <2>, § 144).

———————————

<1> См. в настоящем Бюллетене на с. 62 — 67.

<2> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 2/2014.

 

  1. Следовательно, жалоба является неприемлемой из-за несоблюдения правила шестимесячного срока, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции, и должна быть отклонена на основании пункта 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. Жалоба в части права на справедливое судебное разбирательство

 

  1. Заявитель жаловался в соответствии со статьей 6 Конвенции на то, что уголовное разбирательство против него являлось несправедливым. В частности, он не согласился с фактическими выводами внутригосударственных судов по уголовным делам и отсутствием эффективной юридической помощи при опознании. В соответствующих частях статья 6 Конвенции предусматривает следующее:

«Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…

  1. 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

…c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия…».

  1. Европейский Суд вначале отмечает, что, поскольку требования подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции представляют конкретные аспекты права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного пунктом 1 этой же статьи Конвенции, он рассмотрит жалобу заявителя с точки зрения обоих положений, взятых во взаимосвязи (см. в числе многих других примеров Постановление Европейского Суда по делу «Аш против Австрии» (Asch v. Austria) от 26 апреля 1991 г., Series A, N 203, p. 203, § 25).

 

  1. Общие принципы

 

  1. Европейский Суд напоминает, что в его обязанности входит рассмотрение фактических и правовых ошибок, допущенных внутригосударственными судами, лишь если они затрагивают права и свободы, которые гарантированы Конвенцией, и только в этих пределах. В то время как статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, она не устанавливает каких-либо правил допустимости и оценки доказательств, которые относятся прежде всего к предмету регулирования внутригосударственного законодательства, и задача Европейского Суда заключается в удостоверении в том, что разбирательство в целом, включая способ получения доказательств, является справедливым (см. в числе других примеров Постановление Европейского Суда по делу «Хан против Соединенного Королевства» (Khan v. United Kingdom), жалоба N 35394/97, § 34, ECHR 2000-V).
  2. Пункт 1 и подпункт «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции требуют, как правило, чтобы доступ к адвокату был предоставлен с момента первого допроса подозреваемого сотрудниками полиции, если при особых обстоятельствах конкретного дела не имеется веских причин для ограничения этого права (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салдуз против Турции» (Salduz v. Turkey) от 27 ноября 2008 г., жалоба N 36391, § 55, см. также Постановление Европейского Суда по делу «Дайанан против Турции» (Dayanan v. Turkey) от 13 октября 2009 г., жалоба N 7377/03, §§ 29 — 34). Даже если веские причины в виде исключения оправдывают отказ в доступе к адвокату, такое ограничение — чем бы оно ни оправдывалось — не должно ненадлежащим образом умалять права обвиняемого, предусмотренные статьей 6 Конвенции (см. там же).
  3. Европейский Суд также подчеркивает значение стадии следствия для подготовки уголовного разбирательства, поскольку доказательства, полученные на данной стадии, определяют рамки, в которых преследуемый состав преступления будет рассматриваться в судебном разбирательстве (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салдуз против Турции», § 54). В то же время обвиняемый на указанной стадии разбирательства часто оказывается в особо уязвимом положении, последствия которого усугубляются тем фактом, что уголовно-процессуальное законодательство все больше усложняется, особенно в части правил, регулирующих сбор и использование доказательств. В большинстве случаев эта особая уязвимость может быть надлежащим образом компенсирована только помощью адвоката, в задачу которого, в частности, входит содействие обеспечению права обвиняемого не свидетельствовать против себя (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Яллох против Германии» (Jalloh v. Germany), жалоба N 54810/00, § 100, ECHR 2006-IX, и Постановление Европейского Суда по делу «Колу против Турции» (Kolu v. Turkey) от 2 августа 2005 г., жалоба N 35811/97, § 51).
  4. Наконец, Европейский Суд напоминает, что отказ от права, гарантированного Конвенцией, — насколько он допустим — не должен идти вразрез с важными общественными интересами и должен быть сделан недвусмысленным образом и сопровождаться минимальными гарантиями, соизмеримыми со значением отказа (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Сейдович против Италии» (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, § 86, ECHR 2006-II). Кроме того, утверждение о том, что отказ обвиняемого от важного права, предусмотренного статьей 6 Конвенции, является подразумеваемым с учетом его поведения, допустимо, если доказано, что он мог разумно предвидеть последствия своего поведения (см. Постановление Европейского Суда по делу «Талат Тунч против Турции» (Talat v. Turkey) от 27 марта 2007 г., N 32432/96, § 59, и Решение Европейского Суда по делу «Джонс против Соединенного Королевства» (Jones v. United Kingdom) от 9 сентября 2003 г., жалоба N 30900/02).

 

  1. Применение вышеизложенных принципов в настоящем деле

 

  1. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что касается жалобы на отсутствие юридической помощи 31 мая 2005 г., что заявитель был задержан милицией в этот день, и после задержания его интересы представляла защитник З. Заявитель считал ее помощь неэффективной и подписал отказ от своего права на адвоката, не требуя у следователя замены З. другим защитником. Позднее в тот же день заявитель в присутствии З. принял участие в опознании, в рамках которого он был опознан свидетелями Бар., Бор. и Я. в качестве лица, совершившего преступление (см. § 17 настоящего Решения).
  2. Европейский Суд отмечает, что заявитель подробно не изложил предполагаемые недостатки и дефекты качества юридической помощи, оказанной ему защитником З. во время событий 31 мая 2005 г., не пояснил своего решения об отказе от любой юридической помощи и не указал причин, по которым он не воспользовался возможностью потребовать у следователя предоставления ему другого защитника (см. § 17 настоящего Решения).
  3. При таких обстоятельствах Европейский Суд находит, что заявитель действительно отказался от своего права на юридическую помощь в этот день, поскольку материалы дела или объяснения сторон не указывают, что данное действие не было добровольным, сознательным и осведомленным (см. противоположный пример в Постановлении Европейского Суда по делу «Саваш против Турции» (v. Turkey) от 8 декабря 2009 г., жалоба N 9762/03, §§ 66 — 67, и Постановлении Европейского Суда по делу «Пищальников против Российской Федерации» (Pishchalnikov v. Russia) от 24 сентября 2009 г., жалоба N 7025/04, §§ 78 — 80). Он отмечает, что в отличие от упомянутых дел, в которых Европейский Суд признал недействительным отказ по причине различных обстоятельств, порождающих сомнения в добровольном или осведомленном характере отказа, заявитель в настоящем деле не утверждал, что сотрудники милиции оказывали на него давление в связи со следственными действиями, которые происходили 31 мая 2005 г., или что они не разъяснили его процессуальные права во время соответствующих следственных мер.
  4. Наконец, его участие в опознании 31 мая 2005 г. было в основном пассивным, как следует из материалов дела, в этот день заявитель не участвовал в допросах или перекрестных допросах (см. § 17 настоящего Решения). В любом случае следует отметить, что те же свидетели, которые опознали его 31 мая 2005 г., позднее лично давали показания в судебном разбирательстве, в основном подтвердив более раннее опознание и показания (см. § 19 настоящего Решения). На всем протяжении разбирательства в первой и кассационной инстанциях заявителю оказывала помощь защитник Г., избранная им самим, и заявитель мог оспорить это доказательство в суде.
  5. С учетом вышеизложенного и того обстоятельства, что осуждение заявителя твердо подкреплялось другими доказательствами, такими как показания в суде очевидцев и медицинские доказательства, обнаружившие кровь потерпевшего у заявителя (см. §§ 18 и 19 настоящего Решения), Европейский Суд заключает, что юридическая помощь, оказанная ему 31 мая 2005 г., не противоречила подпункту «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции.
  6. Насколько заявитель выражал несогласие с предположительно ошибочными выводами судов о фактах в данном деле, Европейский Суд отмечает, что заявитель лично и через защитника мог в полном объеме изложить свою позицию и оспорить доказательства, которые он считал ненадлежащими. С учетом фактов, предоставленных заявителем, Европейский Суд не усматривает причин полагать, что разбирательство не отвечало требованию справедливости, предусмотренному статьей 6 Конвенции.
  7. Отсюда следует, что в этой части жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель Палаты Суда Изабель БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда Серен НИЛЬСЕН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code