Решение ЕСПЧ от 08.07.2014 «Дело «Ольга Филипповна Смирнова (Olga Filippovna Smirnova) против Российской Федерации» (жалоба N 37267/04)

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «ОЛЬГА ФИЛИППОВНА СМИРНОВА (OLGA FILIPPOVNA SMIRNOVA)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 37267/04)
РЕШЕНИЕ

(8 июля 2014 года)
———————————

<1> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

По делу «Ольга Филипповна Смирнова против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 8 июля 2014 г. Палатой в составе:
Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,
Элизабет Штейнер,
Ханлара Гаджиева,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Паулу Пинту де Альбукерке,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание вышеупомянутую жалобу, поданную 14 сентября 2004 г.,
принимая во внимание объяснения властей государства-ответчика и объяснения, представленные в ответ заявительницей,

проведя заседание, вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

 

  1. Заявительница Ольга Филипповна Смирнова является гражданкой Российской Федерации, которая родилась в 1947 году и проживает в г. Тюмени.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.

 

  1. Обстоятельства дела
  1. Предшествующие делу события

 

  1. Заявительница является пенсионеркой, получающей пенсию по старости. Она является активной сторонницей различных неправительственных организаций.
  2. 14 ноября 2003 г. Тюменский областной профсоюзный центр, Тюменский городской профсоюз лифтеров СОЦПРОФ, а также Тюменский региональный общественный фонд по защите гражданских прав «Резонанс» подали уведомление о публичной демонстрации против нарушения прав студентов и сотрудников Колледжа коммерции и финансов г. Тюмени (далее — колледж). В нем было указано, что демонстрация будет проведена в форме «пикета», который состоится в полдень 24 ноября 2003 г. за пределами здания колледжа. Акция должна была закончиться к 13.00. Организаторы ожидали присутствия примерно 20 человек. Они не препятствовали движению людей и транспорта и не нарушали общественного порядка.
  3. 20 ноября 2003 г. городской совет г. Тюмени проинформировал организаторов о том, что их уведомление принято.

 

  1. События 24 ноября 2003 г.

 

  1. Пикет начался, как и планировалось, в 12.00. В основном в нем участвовали пенсионеры, которые собрались у входа в колледж, держа плакаты. За мероприятием наблюдали сотрудники милиции, которые не зафиксировали каких-либо нарушений общественного порядка. Большинство демонстрантов и милиция покинули пикет в 12.45.
  2. Около 13.00 заявительница и пятеро других лиц, участвовавших в пикете, вошли в здание колледжа с целью передачи петиции администрации колледжа.
  3. Эта группа неожиданно попросила помощника директора колледжа о встрече с директором. Помощник сообщила директору об этой просьбе, но директор в ответ вызвала милицию.
  4. Вскоре после этого трое сотрудников милиции прибыли на место инцидента и насильно посадили группу людей в милицейскую машину. Они доставили их в Калининский районный отдел органов внутренних дел г. Тюмени (далее — районный отдел милиции), где им было предложено дать письменные объяснения.
  5. Заявительница и другие лица содержались в коридоре районного отдела милиции. По утверждению заявительницы, ей не разрешили ни связаться с адвокатом, ни позвонить семье. Ее ввели в кабинет следователя, где она дала объяснения по поводу обстоятельств инцидента. Заявительница была освобождена в 16.16. Представляется, что протокол задержания не составлялся.

 

  1. Производство в отношении заявительницы

 

  1. 24 ноября 2003 г. директор колледжа подала в милицию заявление о привлечении к ответственности пикетчиков, сорвавших занятия в колледже.
  2. В тот же день один из сотрудников милиции, причастных к событиям 24 ноября 2003 г., составил рапорт, в котором указал:

«…24 ноября 2003 г., 12.30, после получения телефонного звонка я прибыл [в колледж]. По прибытии я обнаружил, что милиция была вызвана [директором колледжа], которая утверждала, что неизвестные лица ворвались в ее кабинет и мешали работать. Эти лица были доставлены в [районный отдел милиции]… для выяснения обстоятельств…».

  1. 3 декабря 2003 г. старший следователь районного отдела милиции отклонил заявление от 24 ноября 2003 г. как необоснованное.
  2. 4 декабря 2003 г. директор колледжа подала повторное заявление.
  3. 14 декабря 2003 г. власти вновь отказали в возбуждении уголовного дела.
  4. 15 апреля 2004 г. прокуратура Тюменской области отменила решение от 14 декабря 2003 г. и направила дело в компетентные органы для дополнительного расследования. Не указывая конкретные недостатки расследования, прокурор пришел к выводу, что оно не было тщательным.
  5. 14 мая 2003 г. органы расследования отказали в возбуждении уголовного дела. В соответствующем решении указывалось:

«…[органы расследования] установили, что 24 ноября 2003 г. неправительственная организация Тюменский областной профсоюзный центр, действующая с разрешения городского совета от 20 ноября 2003 г., организовала публичный пикет рядом с [колледжем]. Это мероприятие проходило до 13.00. Демонстранты требовали от руководства колледжа прекратить нарушения прав сотрудников и студентов. После пикета [заявительница и пятеро других участников мероприятия] вошли в здание колледжа и прошли в кабинет директора колледжа для передачи петиции. [Директор колледжа] отказалась встретиться с ними и вызвала милицию. Сотрудники милиции, которые прибыли на место происшествия, доставили демонстрантов в [районный отдел милиции] для дачи письменных объяснений… [В ходе настоящего расследования заявительница] отказалась давать милиции какие-либо объяснения, отмечая, что уже давала показания по этому же поводу в прокуратуре. [Действия заявительницы и других лиц] не содержат признаков уголовного правонарушения…».

  1. В ходе указанного производства заявительница не обжаловала действия милиции 24 ноября 2003 г.

 

  1. Жалобы заявительницы, касающиеся законности действий милиции

 

(a) Расследование органами милиции

  1. 2 декабря 2003 г. один из лидеров пикета, Х., и трое других демонстрантов, включая заявительницу, подали заявление о возбуждении уголовного дела по поводу задержания и содержания под стражей. 24 ноября 2003 г. заявительница также подала жалобу против сотрудников милиции, требуя привлечь их к ответственности за предположительно незаконное задержание и содержание под стражей. Представляется, что производство по этим жалобам было объединено в одно дело.
  2. Органы расследования провели внутреннее расследование и составили рапорт от 28 декабря 2003 г., который гласил:

«…Тюменский областной профсоюзный центр, Тюменский городской профсоюз лифтеров СОЦПРОФ, а также Тюменский региональный общественный фонд по защите гражданских прав «Резонанс» уведомили местные власти о проведении пикета 24 ноября 2003 г., который проходил с 12.00 до 13.00. Гражданин Х. был указан как лицо, ответственное за проведение мероприятия.

За пикетом наблюдали [пятеро сотрудников милиции], которые присутствовали на месте мероприятия с 11.45 до 12.45. Пикетчики не нарушали общественный порядок. К 12.45 участники пикета разошлись. В 12.50 сотрудники милиции вернулись в [районный отдел милиции].

24 ноября 2003 г. [дежурному сотруднику милиции] поступил звонок из [колледжа]. После этого звонка [группа, состоящая из трех дежурных сотрудников милиции и водителя] прибыла в [колледж]. По прибытии они узнали, что звонок был сделан [директором колледжа], которая объяснила, что несколько неизвестных лиц ворвались в ее кабинет и нарушили работу колледжа. Она утверждала, что будет подавать заявление о привлечении этих лиц к ответственности. Позднее сотрудники милиции поняли, что эти люди были участниками пикета. [Группа] была доставлена в [отдел милиции].

В районном отделе милиции у [директора колледжа] были взяты показания, она настаивала на том, чтобы [группа] была привлечена к ответственности. [Двое сотрудников милиции] взяли письменные объяснения от задержанных лиц и отпустили их домой. Никто из задержанных не заключался в камеру. Таким образом, они не лишались свободы.

3 декабря 2003 г. [органы милиции] отказали в возбуждении уголовного дела по заявлению [директора колледжа].

По изложенным основаниям, я должен заключить, что… [сотрудники милиции] действовали законно».

  1. 29 декабря 2003 г. группа была уведомлена об этом решении. Ни заявительница, ни другие участники это решение в суде не обжаловали.

(b) Решение прокурора от 26 февраля 2004 г.

  1. В неустановленную дату Х. сообщил в прокуратуру Тюменской области о предположительно незаконных действиях сотрудников милиции, которые были произведены в связи с пикетом 24 ноября 2003 г.
  2. Прокуратура изучала это дело параллельно с расследованием, проводимым органами милиции, и пришла к заключению, что права пикетчиков были нарушены. Прокуратура вынесла представление от 26 февраля 2004 г. N 7-75-04, в котором указывалось:

«…Прокуратура рассмотрела заявление [Х.]. В ходе рассмотрения в действиях сотрудников милиции были обнаружены многочисленные нарушения законодательства.

Тюменский областной профсоюзный центр, Тюменский городской профсоюз лифтеров СОЦПРОФ, а также Тюменский региональный общественный фонд по защите гражданских прав «Резонанс» уведомили администрацию о пикете 24 ноября 2003 г., который должен был состояться с 12.00 до 13.00. Изначально пикетчики стояли у входа в [колледж]. Затем они вошли в приемную директора [колледжа].

После получения телефонного звонка, сделанного [директором колледжа], сотрудники милиции прибыли на место происшествия. Сотрудники милиции доставили пикетчиков в [районный отдел милиции]…

Согласно [положениям Закона о милиции] сотрудники милиции должны были доставить пикетчиков в соответствии с нормами либо административного, либо уголовно-процессуального права.

[Сотрудник милиции], сопровождавший пикетчиков в Калининский районный отдел милиции г. Тюмени, составил рапорт без изучения обстоятельств задержания. Из рапорта неясно, к совершению какого правонарушения приравнивались действия группы пикетчиков.

В то же время [другой сотрудник милиции] получил устное ходатайство о возбуждении уголовного дела против лиц, которые организовали незаконный пикет рядом со зданием [колледжа] и нарушали общественный порядок. Это заявление поступило от [директора колледжа].

Впоследствии органы расследования провели предварительное расследование в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством…

В настоящем деле органы милиции должны были проводить предварительное расследование согласно административно-правовым нормам…

Статья 27.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наделяет [сотрудников милиции] правом применять различные меры обеспечения производства по делу. В частности, предоставляет им право доставления лиц и производства административного ареста под стражу. Это мера может быть применена в целях прекращения административного правонарушения, установления личности правонарушителя, составления протокола об административном правонарушении в случаях, когда протокол не может быть составлен на месте происшествия. Статья 27.2 Кодекса об административных правонарушениях требует, чтобы сотрудники милиции, осуществившие доставление, делали об этом специальную отметку в протоколе административного ареста или в протоколе об административном правонарушении. Факт доставления может быть также зафиксирован в протоколе доставления. Это говорит о том, что возбуждено дело об административном правонарушении. По окончании производства по административному делу выносится процессуальное решение.

Ненадлежащая организация и проведение расследования нарушили [права пикетчиков].

Кроме того, после проведения расследования согласно статье 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации сотрудники милиции не приняли решение о том, являются ли действия демонстрантов административным правонарушением. Срок возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренный частью 4 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, истек. В соответствии с частью 6 статьи 24.5 Кодекса об административных правонарушениях производство по делу должно быть прекращено.

В свете изложенных обстоятельств в соответствии со статьей 24 Федерального закона «О прокуратуре», [начальнику отдела милиции] рекомендуется:

принять во внимание настоящие рекомендации;

провести внутреннее расследование для решения вопроса о дисциплинарном наказании сотрудников милиции;

обеспечить изучение сотрудниками милиции административного законодательства…».

  1. В неустановленную дату органы милиции уведомили пикетчиков об этом решении.
  2. 30 марта 2004 г. в ответ на представление прокурора о нарушении от 26 февраля 2004 г. после проведения внутреннего расследования органы милиции составили рапорт от 28 декабря 2003 г. с изложением установленных фактов и собственными выводами (см. § 20 настоящего Решения).
  3. Заявительница и группа пикетчиков далее не предприняли каких-либо процессуальных действий через органы милиции или прокуратуры.

(c) Производство в суде

  1. В феврале 2004 года заявительница подала исковое заявление против органов милиции в Калининский районный суд г. Тюмени (далее — районный суд). Она требовала признания действий сотрудников милиции 24 ноября 2003 г. незаконными, поскольку они нарушали свободу выражения мнений, свободу собраний и право на свободу.
  2. 25 февраля 2004 г. районный суд уведомил заявительницу, что она должна обосновать свою жалобу, представив больше доказательств, касающихся рассматриваемых событий, указав, какие именно действия сотрудников милиции она считает незаконными. Заявительнице был дан срок до 5 марта 2004 г., чтобы исправить недостатки ее иска.
  3. 22 марта 2004 г. Тюменский областной суд по заявлению заявительницы отменил решение районного суда от 25 февраля 2004 г.
  4. 29 марта 2004 г. районный суд рассмотрел дело заявительницы по существу. Он постановил, что в его компетенцию не входит рассмотрение жалобы заявительницы в рамках гражданско-правового производства, так как по ее заявлению органами милиции проводилось уголовное расследование. Районный суд пришел к выводу, что в целях исчерпания средств правовой защиты решение органов милиции о прекращении уголовного преследования сотрудников милиции должно быть обжаловано в соответствии с главой 16 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). Поскольку заявительница не прибегла к этому средству правовой защиты, ей было отказано в рассмотрении искового заявления по существу. В соответствующих частях постановление гласило:

«…Суд установил, что [органы прокуратуры] провели предварительное расследование по поводу ареста [заявительницы] и содержания под стражей в помещении Калининского районного отдела внутренних дел г. Тюмени 24 ноября 2003 г. Это расследование завершилось принятием решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Всем участникам пикета было разъяснено их право обжаловать принятое решение.

Глава 16 УПК РФ устанавливает специальные правила обжалования решений органов милиции.

В соответствии с частью первой статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

Из вышеизложенного суд делает вывод о том, что он должен отказать в рассмотрении искового заявления [заявительницы] по существу…».

  1. 2 июня 2004 г. Тюменский областной суд оставил решение районного суда без изменений, поддержав по существу обоснование районного суда. Он указал, что пикетчики был извещены об исходе производства в органах милиции и прокуратуре. Поэтому у них была возможность оспорить соответствующие решения в суде в соответствии с главой 16 УПК РФ. По мнению суда, подача искового заявления не входит в компетенцию суда по гражданским делам.
  2. Заявительница не воспользовалась рекомендацией судов об обжаловании в порядке, предусмотренном главой 16 УПК РФ.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

  1. Публичные собрания

 

  1. Конституция Российской Федерации гарантирует право мирных собраний и проведения митингов и демонстраций, шествий и пикетирований (статья 31).
  2. Постановление Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 г. N 9306-XI (действующее на момент рассматриваемых событий в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 25 мая 1992 г. N 524) предусматривало, что организаторы собраний должны были представить письменное уведомление в муниципальные органы власти не позднее чем за 10 дней до планируемого собрания (п. 2). Власти должны были представить свой ответ не позднее чем за пять дней до собрания (п. 3). Собрание могло быть запрещено, если его цели противоречили Конституции Российской Федерации или угрожали общественному порядку либо безопасности граждан.

 

  1. Доставление лиц

 

  1. Статья 27.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. (далее — КоАП РФ) устанавливает, что доставление, то есть принудительное препровождение физического лица с целью составления протокола об административном правонарушении, если он не может быть составлен на месте обнаружения правонарушения и если составление протокола является обязательным, должно проводиться органами милиции. Доставление должно быть осуществлено в возможно короткий срок, и об этом делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании. Копия протокола о доставлении вручается доставленному лицу по его просьбе.

 

  1. Административное задержание

 

  1. Статья 27.3 КоАП РФ предусматривает, что административное задержание, то есть кратковременное ограничение свободы физического лица, может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении.
  2. В соответствии со статьей 27.4 КоАП РФ об административном задержании составляется протокол.
  3. Согласно статье 27.5 КоАП РФ срок административного задержания не должен превышать три часа, за исключением случаев, касающихся лиц, в отношении которых ведется производство об административном правонарушении, за которое следует наказание в виде административного ареста, в этом случае лицо может быть задержано на срок до 48 часов.

 

  1. Обжалование действий органов милиции

 

  1. Глава 16 УПК РФ устанавливает порядок обжалования действий и решения суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Действия (бездействие) и решения дознавателя или следователя, проводящих расследование, прокурора или суда могут быть обжалованы «участниками уголовного судопроизводства» или «иными лицами в той части, в которой эти проводимые действия или принимаемые решения затрагивают их интересы» (статья 123 УПК РФ). Указанные действия и решения могут быть обжалованы в прокуратуру (статья 124 УПК РФ). Решения, принятые дознавателем, следователем или прокурором об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении, или иные решения или действия, которые способны причинить ущерб правам «участников уголовного судопроизводства» или «препятствующие доступу граждан к правосудию», могут быть обжалованы в суд (статья 125 УПК РФ).

 

ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявительница, ссылаясь на статьи 10 и 11 Конвенции, жаловалась на то, что власти препятствовали ей в передаче петиции директору колледжа.
  2. Со ссылкой на статью 5 Конвенции заявительница жаловалась на то, что она была доставлена в отдел милиции и была там задержана. Она также не была удовлетворена отсутствием возможности оспорить законность задержания.

 

ПРАВО

 

  1. Ссылаясь на статьи 5, 6, 10 и 11 Конвенции, заявительница жаловалась на события 24 ноября 2003 г. и утверждала, что ее доставление и задержание сотрудниками милиции были незаконными и непропорциональными, и что у нее не было возможности оспорить законность действий сотрудников милиции.

 

  1. Доводы сторон

 

  1. Власти Российской Федерации выдвинули возражения о неисчерпании заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты. Они утверждали, что заявительница не исчерпала внутригосударственные средства правовой защиты в отношении доставления и задержания 24 ноября 2003 г. По их мнению, у нее была возможность подать жалобу в судебные органы Российской Федерации в связи с предположительно незаконными действиями со стороны сотрудников милиции в соответствии с главой 16 УПК РФ или оспорить отказ следователя в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции. Кроме того, власти Российской Федерации отмечали, что нарушения прав заявительницы, установленных статьями 10 и 11 Конвенции, не было, и что задержание заявительницы не нарушало статьи 5 Конвенции.
  2. Заявительница не ответила на возражения властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты. Она настаивала на своих жалобах, касающихся предположительного нарушения ее права на свободу выражения мнения, собраний и право на объединение с другими.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд напоминает, что правило об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, предусмотренное статьей 35 Конвенции, обязывает лиц, желающих представить свое заявление в Европейский Суд, в первую очередь использовать средства, предусмотренные во внутригосударственной правовой системе. Соответственно, государства не несут ответственности за свои действия перед международными органами до тех пор, пока у них есть возможность рассмотреть дело в рамках их правовых систем. Указанное правило основано на допущении, отраженном в статье 13 Конвенции, с которой оно тесно связано, что существует эффективное средство правовой защиты для рассмотрения по существу «оспоримой жалобы» на нарушение Конвенции и предоставления соответствующего возмещения ущерба. Таким образом, это является важным аспектом принципа, согласно которому механизм защиты, установленный Конвенцией, является вспомогательным по отношению к внутригосударственным системам гарантий прав человека (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Кудла против Польши» (v. Poland), жалоба N 30210/96, § 152, ECHR 2000-XI, Постановление Европейского Суда по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства» (Handyside v. United Kingdom) от 7 декабря 1976 г., § 48, Series A N 24, а также Постановление Европейского Суда по делу «Вучкович и другие против Сербии» (and Others v. Serbia) от 25 марта 2014 г., жалоба N 17153/11, §§ 69 — 77).
  2. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд установил, что 24 ноября 2003 г. органы милиции задержали заявительницу вместе с другими участниками пикета во время их попытки встретиться с директором колледжа (см. § 9 настоящего Решения). Заявительница была доставлена в отдел милиции, где она дала письменные объяснения по поводу инцидента и затем была освобождена. События 24 ноября 2003 г. стали основанием для уголовного расследования в отношении заявительницы и действий сотрудников милиции. Оба указанных расследования завершились вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении предполагаемых виновных от 14 мая и 28 декабря 2003 г. соответственно (см. §§ 17 и 20 настоящего Решения), в которых подтверждались обстоятельства дела. В постановлении от 28 декабря 2003 г. органы милиции пришли к выводу, что заявительница не была лишена свободы по смыслу применимого внутригосударственного законодательства и что сотрудники милиции действовали законно. Этот вывод позднее был проверен органами прокуратуры, которая в своем представлении от 26 февраля 2004 г. пришла к выводу, что во время рассматриваемых событий сотрудники милиции задержали заявительницу и действовали в нарушение применимого административного законодательства и в нарушение прав пикетчиков (см. § 23 настоящего Решения). В решении от 30 марта 2004 г. органы милиции не согласились с доводами прокуратуры и подтвердили свои прежние выводы. Заявительница не участвовала в этом производстве и не обжаловала в суд решения от 28 декабря 2003 г. и 30 марта 2004 г.
  3. После этого она подала исковое заявление против сотрудников милиции, в котором требовала признать действия сотрудников милиции незаконными и необоснованными (см. § 27 настоящего Решения). Суды отказывали в рассмотрении ее заявления по существу, утверждая, что в их компетенцию не входит рассмотрение подобных вопросов, поскольку заявительница главным образом жаловалась на незаконность действий сотрудников милиции и не поднимала каких-либо вопросов, касающихся гражданского законодательства. Далее они отмечали, что требования заявительницы в отношении решения от 28 декабря 2003 г. подлежат рассмотрению в порядке, определенном главой 16 УПК РФ, которая предусматривает возможность для обжалования решений сотрудников милиции в той части, в которой эти решения влияют на интересы участников судопроизводства (см. §§ 30 и 31 настоящего Решения).
  4. Европейский Суд установил, что заявительница не последовала этим рекомендациям, не оспорив действия сотрудников милиции в соответствии с главой 16 УПК РФ и не объяснив каким-либо образом свой отказ от обжалования. В своих объяснениях в Европейском Суде она также не представила доводов, способных подвергнуть сомнению эффективность предложенных заявительнице внутригосударственными судами средств правовой защиты. Изучив формулировку соответствующих положений главы 16 УПК РФ (см. § 39 настоящего Решения), а также доводы, изложенные в представлении прокурора от 26 февраля 2004 г., Европейский Суд считает, что, возможно, в обстоятельствах настоящего дела указанное средство правовой защиты было способно предоставить заявительнице возможность рассмотрения ее жалобы по существу и получить компенсацию ущерба, которого она требовала в гражданских судах.
  5. С учетом вышеизложенного Европейский Суд приходит к выводу, что у властей Российской Федерации не было возможности рассмотреть вопрос о предполагаемом нарушении прав заявительницы. Соответственно, Европейский Суд принимает возражение властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты и считает, что жалоба заявительницы должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель Палаты Суда Изабель БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда Серен НИЛЬСЕН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code