Решение ЕСПЧ от 23.09.2014 «По вопросу приемлемости жалобы N 55091/13 «Ибрагим Хасан Оглы Мусаев (Ibragim Khasan Ogly Musayev) против Российской Федерации»

По делу обжалуется жалоба на предполагаемую выдачу заявителя правоохранительным органам страны гражданства. Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ

ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 55091/13
«ИБРАГИМ ХАСАН ОГЛЫ МУСАЕВ (IBRAGIM KHASAN OGLY MUSAYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ <1>

(23 сентября 2014 года)
———————————

<1> Перевод с английского Д.Г. Николаева.

По делу «Ибрагим Хасан Оглы Мусаев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело 23 сентября 2014 г. Палатой в составе:
Изабель Берро-Лефевр, Председателя Палаты,
Элизабет Штайнер,
Ханлара Гаджиева,
Линос-Александра Сисилианоса,
Эрика Месе,
Ксении Туркович,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание вышеупомянутую жалобу, поданную 28 августа 2013 г.,

принимая во внимание указания властям Российской Федерации на предварительную меру в соответствии с правилом 39 Регламента Суда,

принимая во внимание применение правила 41 Регламента Суда и рассмотрение жалобы в приоритетном порядке,

принимая во внимание объяснения властей Российской Федерации и властей Азербайджана, представленные в ответ на запрос фактической информации в соответствии с подпунктом «a» пункта 2 правила 54 Регламента Суда,

проведя заседание, вынес следующее Решение:

 

ФАКТЫ

 

  1. Заявитель Ибрагим Хасан Оглы Мусаев является гражданином Азербайджана, который родился в 1992 году и проживает в селе Шопша Ярославской области. Интересы заявителя представляла О.А. Садовская, адвокат, практикующая в г. Нижнем Новгороде. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным, власти Азербайджана — их представителем Ч. Асгаровым.
  2. 11 сентября 2013 г. Председатель Секции решила указать властям Российской Федерации в интересах сторон и надлежащего осуществления разбирательства в Европейском Суде в соответствии с правилом 39 Регламента Суда на то, что заявитель не должен быть выдан Азербайджану до дополнительного уведомления. Председатель Секции также решила предложить властям Российской Федерации и Азербайджана в соответствии с подпунктом «a» пункта 2 правила 54 Регламента Суда предоставить фактическую информацию по поводу разбирательства о выдаче, уголовного преследования заявителя в Азербайджане и его предполагаемой работы в Министерстве национальной безопасности Нахичеванской Автономной Республики (далее — МНБ).
  3. Факты дела, представленные заявителем, властями Российской Федерации и Азербайджана, могут быть кратко изложены следующим образом.
  4. 2 сентября 2012 г. заявитель покинул Азербайджан и отправился в Российскую Федерацию, где поселился со своим отцом в селе Шопша Ярославской области.
  5. 26 ноября 2012 г. заявителю в Азербайджане была направлена повестка о том, что он призывается на службу в Вооруженные силы. Его родственники уведомили власти, что он переехал в Российскую Федерацию. В связи с этим 3 декабря 2012 г. Нахичеванский городской отдел Государственной службы мобилизации и военного призыва Нахичеванской Автономной Республики дал указание полиции и прокуратуре провести розыск заявителя.
  6. 14 декабря 2012 г. прокуратура г. Нахичевань возбудила уголовное дело против заявителя по обвинению в мошенничестве и присвоении. Согласно данным следствия преступления были совершены в июле 2012 года против ресторана и частного лица. Доход от преступления составил примерно 2 000 евро.
  7. В тот же день следователь прокуратуры г. Нахичевань вынес постановление о розыске и задержании заявителя для предъявления ему обвинения.
  8. 25 декабря 2012 г. по требованию прокурора г. Нахичевань Нахичеванский городской суд вынес постановление о задержании заявителя и его двухмесячном содержании под стражей с даты поимки.
  9. В неустановленную дату в декабре 2012 года заявитель сообщил средствам массовой информации Азербайджана, что он является бывшим агентом МНБ, что он был свидетелем пытки Т.З. в помещении МНБ в г. Нахичевань с 24 по 27 августа 2011 г. и что Т.З. скончался в результате пытки. В этой связи он назвал имена старших руководителей МНБ, которые предположительно пытали это лицо.

10.8 января 2013 г. уголовное дело против заявителя было приостановлено до его задержания.

 

  1. РАЗБИРАТЕЛЬСТВО О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ УБЕЖИЩА

 

  1. В декабре 2012 года заявитель переехал из Ярославской области в г. Москву для обращения за предоставлением убежища.
  2. 16 января 2013 г. заявитель обратился за предоставлением убежища в Управление Федеральной миграционной службы по г. Москве (далее — УФМС по г. Москве). Его объяснения иммиграционным органам и средствам массовой информации содержали следующие доводы:

(a) он был бывшим сотрудником МНБ и ключевым свидетелем смерти Т.З. Он присутствовал при том, как сотрудники МНБ Нахичеванской Автономной Республики пытали Т.З. и вешали его;

(b) после смерти Т.З. его вдова А. стала жаловаться в различные органы на убийство ее мужа. Работодатель предложил заявителю связаться с ней и с помощью шантажа заставить ее отозвать жалобы. В одном из интервью он сообщил, что сделал видеозапись себя и А. во время полового акта. В другом интервью он говорил, что просил ее доставить совместно с ним наркотики некоему лицу и по дороге они были остановлены секретными сотрудниками полиции, которые «нашли наркотики» в их автомобиле. А. была предупреждена, что если она не отзовет свои жалобы, то будет обвинена в сбыте наркотиков;

(c) когда А. отказалась отозвать свои жалобы, МНБ предложило заявителю убить ее. Он отказался это сделать и бежал в Российскую Федерацию.

  1. 21 января 2013 г. заявитель получил уведомление УФМС по г. Москве о том, что его ходатайство принято к рассмотрению. После этого он покинул г. Москву и направился в Ярославскую область, не уведомив иммиграционные органы. Позднее было обнаружено, что московский адрес, который он указал УФМС по г. Москве, являлся фальшивым.
  2. 6 февраля 2013 г. заявитель был задержан правоохранительными органами в Ярославской области на основании ордера на розыск и арест, выданного в Азербайджане.
  3. 21 апреля 2013 г., рассмотрев ходатайство заявителя о предоставлении убежища, УФМС по г. Москве отклонило его. В соответствующих частях постановления указывалось следующее:

«Мусаев Ибрагим обосновал свое ходатайство тем, что его жизни угрожает МНБ Азербайджана.

Он удостоверил свою личность [предоставлением паспорта гражданина Азербайджана]…

Он отказался предъявить свое военное удостоверение, сообщив, что это «государственная тайна»…

И.Г. Мусаев обосновал существование угрозы его жизни тем фактом, что он отказался исполнить приказ МНБ об убийстве человека…

[Он сообщил, что] в 2010 — 2012 годах работал тайным агентом МНБ. Он отказался ответить на вопрос, проходил ли он секретную подготовку, поскольку это была «государственная тайна».

Мусаев Ибрагим пояснил, что… в результате неисполнения приказа об «убийстве человека» он стал получать угрозы лично от министра национальной безопасности… [и] что для спасения своей жизни он бежал в Российскую Федерацию… [В Российской Федерации] он стал получать новые угрозы… и четыре или пять раз ему предлагали денежное вознаграждение от [95 000 до 380 000 евро] за «молчание» и хранение государственной тайны…

Анализ личного дела Мусаева Ибрагима показывает, что причина его выезда из страны происхождения и нежелания возвращаться туда заключалась не в угрозе жизни со стороны МНБ, а в реальной угрозе задержания за мошенничество.

Объяснения заявителя противоречивы.

Мусаев Ибрагим… не был членом политической, гражданской или религиозной ассоциации и никогда не преследовался по этническим основаниям. Его служба в МНБ не подтверждается какими-либо документами.

Во время проверки заявленного места жительства в г. Москве… [оно оказалось несуществующим], и этот факт свидетельствует об отсутствии искренности в объяснениях заявителя…

Вышеупомянутые обстоятельства доказывают, что не имеется разумных оснований полагать, что Мусаев Ибрагим является жертвой преследования в Азербайджане…».

В постановлении также содержался обширный раздел, анализирующий международно-правовые обязательства Азербайджана, его правозащитный статус в соответствии с сообщениями неправительственных правозащитных организаций и Комиссара по правам человека Совета Европы, доклады об этнической, социальной и экономической ситуации в стране, а также миграционную динамику.

  1. Представитель заявителя С. обжаловал решение в Федеральную миграционную службу Российской Федерации (далее — УФМС России). В жалобе указывалось, что УФМС России по г. Москве не рассмотрело два факта: во-первых, что заявитель покинул Азербайджан до возбуждения уголовного дела против него и, во-вторых, что с учетом докладов правозащитных организаций о практике пытки и других нарушениях прав человека в Азербайджане заявитель подвергнется этим угрозам, особенно ввиду политического характера его преследования.
  2. 4 июля 2013 г. ФМС России приняла постановление N 1198, поддержав решение УФМС по г. Москве. В соответствующих частях в нем предусматривалось следующее:

«Следует отметить, что объяснение заявителя о том, что причина его пребывания в Российской Федерации заключается в ходатайстве о предоставлении убежища, не подкрепляется фактами… После прибытия 2 сентября 2013 г. <1> он подал свое ходатайство только в январе 2013 года после истечения периода законного пребывания [в Российской Федерации]. Публикации в Интернете за его подписью стали появляться только в ноябре 2012 года (после выезда из Азербайджана и в конце периода законного пребывания в Российской Федерации).

———————————

<1> Так в тексте. Имеется в виду 2012 год (примеч. переводчика).

 

Проситель убежища утверждает, что являлся агентом МНБ, но не предоставил подтверждающих документов и ссылался только на информацию из Интернета.

Утверждение о том, что с весны 2011 года он преследовался руководством МНБ в связи с отказом убить женщину… также не доказано.

Весной 2011 года он… получил заграничный паспорт на свое имя, и до прибытия в Российскую Федерацию в сентябре 2012 года он не раз путешествовал вне Азербайджана, включая поездку в Иран в августе 2012 года вместе с женой.

Из Ирана он возвратился с женой в Азербайджан, несмотря на его довод о том, что там его жизни угрожала опасность… [и только через месяц] он выехал в Российскую Федерацию.

Анализ постановления УФМС по г. Москве, материалов дела, утверждений просителя убежища и информация ФМС России и Министерства иностранных дел о его ситуации показывает, что… отсутствуют разумные основания для предполагаемого опасения [Мусаева] по поводу преследования в Азербайджане».

  1. 8 августа 2013 г. представитель заявителя С. обжаловал вышеупомянутые решения в Замоскворецкий районный суд г. Москвы. Заявитель и его представитель не информировали Европейский Суд о результатах разбирательства.

 

  1. РАЗБИРАТЕЛЬСТВО О ВЫДАЧЕ

 

  1. 12 февраля 2013 г. заместитель генерального прокурора Азербайджана направил властям Российской Федерации запрос о выдаче заявителя. В соответствующих частях запроса указывалось следующее:

«Гарантируем, что в соответствии с нормами международного права И.Г. Мусаеву в Азербайджанской Республике будут обеспечены все средства защиты, включая помощь защитника, он не будет подвергнут пытке, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию (статья 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также применимые Конвенции ООН и Совета Европы).

Генеральный прокурор Азербайджана гарантирует, что запрос о выдаче не был подан с целью преследования [заявителя] по политическим, расовым, религиозным или этническим причинам.

Генеральный прокурор Азербайджана гарантирует, что в соответствии со статьей 66 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. И.Г. Мусаев будет преследоваться только за преступление, которое послужило основанием для запроса о выдаче и что после судебного разбирательства или в случае осуждения, отбытия наказания он сможет беспрепятственно покинуть Азербайджан. И.Г. Мусаев не будет выдан, выслан или передан любому другому государству без согласия российских компетентных органов».

  1. 23 сентября 2013 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворил запрос о выдаче заявителя, указав, что отсутствуют препятствия для нее в соответствии с международным правом и законодательством Российской Федерации.
  2. Представитель заявителя С. оспорил санкцию в суде. В жалобе указывалось, что разбирательство о предоставлении убежища еще продолжается и что уголовное преследование заявителя имело политический характер, поскольку он «участвует в правозащитной деятельности и вскрывает факты нарушений прав человека в Азербайджане».
  3. 6 августа 2013 г. заявитель был освобожден из-под стражи под подписку о невыезде и немедленно скрылся с последнего известного места жительства в Российской Федерации. Согласно объяснениям родственников и представителей заявитель избегал контактов с правоохранительными органами.
  4. 2 сентября 2013 г. Ярославский областной суд рассмотрел жалобу на решение о выдаче в отсутствие заявителя, который избегал контактов с властями Российской Федерации. Областной суд поддержал решение. В соответствующих частях определения указывалось следующее:

«Защитник С. заявил суду, что отсутствовали основания для выдачи И.Г. Мусаева, который преследовался сотрудниками Министерства национальной безопасности Азербайджана по политическим основаниям… В случае выдачи полиция Нахичеванской Автономной Республики подвергнет Мусаева насилию и пытке…

Свидетель защиты М. сообщил, что его сын… начал проживать с ним в селе Шопша Ярославской области в августе 2012 года и что согласно [неустановленному] полковнику МНБ его сын был агентом службы безопасности…

Прокуратура полагала, что жалоба должна быть отклонена, поскольку все доводы защиты отвергнуты во время экстрадиционной проверки…

[С]уд полагает, что решение о выдаче является обоснованным и законным…

Доводы защитника о том, что разбирательство о выдаче еще не окончено, являются ошибочными.

…Материалы дела демонстрируют, что решение ФМС России [об отказе в предоставлении убежища] от 21 апреля 2013 г. было признано законным и оставлено без изменения при рассмотрении жалобы 4 июля 2013 г.

…Мнение заявителя о том, что И.Г. Мусаев не должен быть выдан другому государству, поскольку его уголовное преследование носит политический характер, является произвольным.

Материалы дела не содержат доказательств того, что И.Г. Мусаев работал в Министерстве национальной безопасности, состоял в политической партии или правозащитной организации. Объяснения Мусаева и его отца о том, что [заявитель] преследуется в качестве бывшего агента МНБ, являются необоснованными.

Запрос о выдаче генерального прокурора Азербайджана гарантирует, что Мусаев не будет подвергнут пытке, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию и что запрос не преследует политических мотивов…

Суд рассмотрел материалы, представленные защитником по поводу возможных нарушений прав человека в Нахичеванской Автономной Республике.

С учетом в целом позитивной ситуации с соблюдением прав человека в государстве, запрашивающем выдачу, особых обстоятельств настоящего дела и гарантий властей Азербайджана суд не считает, что имеются разумные основания полагать, что [заявитель будет подвергнут пытке, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению]».

  1. Представитель заявителя предположительно обжаловал данное решение в Верховный Суд Российской Федерации. Однако ни заявитель, ни его представитель не информировали Европейский Суд о результатах рассмотрения жалобы.

 

  1. ИНФОРМАЦИЯ, ПРЕДОСТАВЛЕННАЯ ВЛАСТЯМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И АЗЕРБАЙДЖАНА В СООТВЕТСТВИИ С ПОДПУНКТОМ «A» ПУНКТА 2 ПРАВИЛА 54 РЕГЛАМЕНТА СУДА

 

  1. 3 октября 2013 г. власти Российской Федерации уведомили Европейский Суд о том, что они не располагают документами, подтверждающими работу заявителя в МНБ Нахичеванской Автономной Республики или сотрудничество с ним. Они обратили внимание на тот факт, что запрос о выдаче также не содержит такой информации.
  2. 7 октября 2013 г. власти Азербайджана сообщили Европейскому Суду, что заявитель никогда не являлся сотрудником МНБ и не сотрудничал с ним в любой другой форме.
  3. Власти Азербайджана также указали, что уголовное расследование смерти Т.З. проводила прокуратура г. Нахичевани, но что заявитель не имел отношения к делу или расследованию.

 

  1. ИНФОРМАЦИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ И НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ДЕЛУ ЗАЯВИТЕЛЯ

 

  1. В поддержку версии заявителя его представитель предоставил Европейскому Суду несколько писем и объяснений правозащитников и неправительственных организаций.
  2. В заявлении фонда «Хьюман райтс хаус» (Human Rights House) от 12 апреля 2013 г. Европейскому Суду предлагалось приостановить выдачу заявителя Азербайджану ввиду угрозы жестокого обращения с ним. Заявление не содержит конкретной информации по делу заявителя, но включает обзор международных докладов о ситуации в Азербайджане в целом и Нахичеванской Автономной Республике в частности.
  3. Письмом от 3 июня 2013 г. Малахат Насибова, известная правозащитница и председатель ресурсного центра развития демократии и неправительственной правозащитной организации, расположенной в г. Нахичевань, просила власти Российской Федерации не выдавать заявителя Азербайджану, утверждая, что он был причастен к делу Т.З., и ему угрожает «серьезное наказание» со стороны властей.
  4. Письмом от 23 августа 2013 г. адвокат умершего Т.З. утверждал, что заявитель, согласно его показаниям, являлся «ключевым свидетелем» смерти Т.З. и что он был вынужден покинуть Азербайджан под давлением со стороны властей.

 

ЖАЛОБЫ

 

  1. Заявитель жаловался в соответствии со статьями 3 и 8 Конвенции, что в случае выдачи Азербайджану он подвергнется угрозе жестокого обращения и будут нарушены его связи с членами семьи, проживающими в Российской Федерации.

 

ПРАВО

 

  1. ЖАЛОБА НА УГРОЗУ ОБРАЩЕНИЯ С ЗАЯВИТЕЛЕМ, ПРОТИВОРЕЧАЩЕГО ПОЛОЖЕНИЯМ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ, В СЛУЧАЕ ВЫДАЧИ АЗЕРБАЙДЖАНУ

 

  1. Прежде всего Европейский Суд напоминает, что государства-участники имеют право в соответствии с международным правом и при условии соблюдения их договорных обязательств, включая Конвенцию, контролировать въезд, проживание и высылку иностранцев (см. Постановление Европейского Суда по делу «Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства» (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. United Kingdom) от 28 мая 1985 г., § 67, Series A, N 94) и что право на политическое убежище прямо не предусмотрено Конвенцией или Протоколами к ней (см. Постановление Европейского Суда по делу «Салах Шеех против Нидерландов» (Salah Sheekh v. Netherlands), жалоба N 1948/04, § 135, ECHR 2007-I (извлечения)).
  2. Последовательная прецедентная практика Европейского Суда заключается в том, что осуществление государством-участником высылки или выдачи лица может порождать вопрос с точки зрения статьи 3 Конвенции и, таким образом, затрагивать ответственность указанного государства согласно Конвенции, если имеются серьезные основания полагать, что данное лицо в случае высылки будет подвергаться в принимающем государстве реальной угрозе обращения, противоречащего статье 3 Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Саади против Италии» (Saadi v. Italy), жалоба N 37201/06, § 125, ECHR 2008, и Постановление Европейского Суда по делу «Серинг против Соединенного Королевства» (Soering v. United Kingdom) от 7 июля 1989 г., § 91, Series A, N 161).
  3. При определении того, установлено ли, что заявитель подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции в случае выдачи, Европейский Суд рассматривает вопрос в свете всех предоставленных ему материалов или в случае необходимости материалов, полученных им по собственной инициативе (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Саади против Италии», § 128).

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду Постановление ЕСПЧ от 19.06.2008 «Дело «Рябикин (Ryabikin) против Российской Федерации» (жалоба N 8320/04), а не Постановление ЕСПЧ от 07.06.2011 «Дело «Рябикина (Ryabikina) против Российской Федерации» (жалоба N 44150/04).

 

  1. В принципе заявитель обязан представить доказательства, подтверждающие наличие серьезных оснований полагать, что в случае исполнения оспариваемой меры он подвергнется реальной угрозе обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «N. против Финляндии» (N. v. Finland) от 26 июля 2005 г., жалоба N 38885/02, § 167). Если такие доказательства представлены, государство-ответчик обязано рассеять любые сомнения в связи с ними (см. Постановление Европейского Суда по делу «Рябикина против Российской Федерации» (Ryabikina v. Russia) от 7 июня 2011 г., жалоба N 44150/04 <1>, § 112).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 11 (примеч. редактора).

 

  1. Обращаясь к настоящему делу, Европейский Суд прежде всего отмечает, что оно касается выдачи между двумя Высокими Договаривающимися Сторонами Конвенции, которые обязались обеспечивать основные права, гарантированные в ней (см. Постановление Европейского Суда по делу «Чанкаев против Азербайджана» (Chankayev v. Azerbaijan) от 14 ноября 2013 г., жалоба N 56688/12, § 80, с дополнительными отсылками). При таких обстоятельствах Европейский Суд напоминает, что в отсутствие доказательств противоположного следует предполагать, что государство соблюдает свои обязательства в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «M.S.S. против Бельгии и Греции» (M.S.S. v. Belgium and Greece), жалоба N 30696/09, § 342, ECHR 2011, с дополнительными отсылками).
  2. В своих объяснениях Европейскому Суду представитель заявителя ссылалась на общие доклады о ситуации с правами человека в Азербайджане. В частности, она цитировала выводы и рекомендации посещений Азербайджана Томасом Хаммарбергом (Thomas Hammarberg) 5 марта 2010 г. и Нильсом Муйжниексом (Nils Muiznieks) 22 — 24 мая 2013 г. в качестве Комиссаров по правам человека Совета Европы. В обоих докладах признавался ряд инцидентов, рассматриваемых как нарушения прав человека в отношении журналистов, включая неоправданные и выборочные преследования и общее запугивание властями. Представитель заявителя также упомянула вопросы независимости судебной системы и примеры пыток, о которых сообщали правозащитные организации.
  3. Будучи озабоченным этими докладами и особенно выводами последовательных Комиссаров по правам человека Совета Европы, Европейский Суд напоминает свой известный подход о том, что ссылки на общие проблемы относительно прав человека в конкретной стране не могут сами по себе служить основанием для отказа в экстрадиции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Джаксыбергенов против Украины» (Dzhaksybergenov v. Ukraine) от 10 февраля 2011 г., жалоба N 12343/10, § 37). Если доступные Европейскому Суду источники описывают общую ситуацию, специфические утверждения заявителя по конкретному делу должны подтверждаться иными доказательствами со ссылкой на индивидуальные обстоятельства, обосновывающие его опасения подвергнуться жестокому обращению (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Маматкулов и Аскаров против Турции» (Mamatkulov and Askarov), жалобы N 46827/99 и 46951/99, § 73, ECHR 2005-I, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Джаксыбергенов против Украины», там же).
  4. Рассматривая предоставленные ему материалы, Европейский Суд не может заключить, что заявитель достиг необходимого стандарта доказывания. Ни в Европейском Суде, ни перед властями Российской Федерации заявитель не представил доказательств его работы в МНБ Нахичеванской Автономной Республики или его преследования властями.
  5. По мнению Европейского Суда, внутригосударственные власти в разбирательстве о предоставлении убежища и выдаче действовали в соответствии с их обязательством на основании статьи 3 Конвенции по выяснению утверждений о реальной угрозе жестокого обращения. Прежде чем отклонить утверждения заявителя как необоснованные, иммиграционные органы и прокуратура, а также суды предоставили ему и его представителю возможности представлять доказательства, и, несмотря на отсутствие таких доказательств, они рассмотрели общую ситуацию в Азербайджане, заверения властей Азербайджана и собственное поведение заявителя (см. §§ 15, 17 и 23 настоящего Решения). Соответственно, Европейский Суд признает, что оценка, осуществленная властями Российской Федерации, является адекватной и в достаточной степени подкреплена внутригосударственными материалами, а также материалами, полученными из иных достоверных и объективных источников (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Салах Шеех против Нидерландов», § 136, и Постановление Европейского Суда по делу «Исмоилов и другие против Российской Федерации» (Ismoilov and Others v. Russia) от 24 апреля 2008 г., жалоба N 2947/06 <1>, § 120).

———————————

<1> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2009. N 2 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд отмечает, что разбирательство о выдаче было омрачено нежеланием заявителя сотрудничать с властями Российской Федерации, за защитой которых он обратился. Он не обосновал свою предполагаемую связь со спецслужбами, дал иммиграционным органам ложный адрес своего проживания в Российской Федерации, переезжал из одного региона в другой, не уведомляя их, и, ссылаясь на «государственную тайну», отказался предъявить военное удостоверение или отвечать на вопросы о его предполагаемой военной подготовке (см. §§ 13 и 15 настоящего Решения).
  2. Не вдаваясь в вопрос об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты по делу, следует принять во внимание, что заявитель также не представил Европейскому Суду информации по поводу жалоб, поданных в разбирательстве о предоставлении убежища и о выдаче (см. §§ 18 и 24 настоящего Решения). По сути заявитель и его представители прекратили все контакты с Европейским Судом после указания предварительной меры, препятствующей выдаче заявителя Азербайджану, тогда как определения вышестоящих судов, несомненно, составляли существенное развитие событий по делу.
  3. Наконец, объяснения и письма правозащитных активистов и организаций, предоставленные представителями заявителя на внутригосударственном уровне и в Европейском Суде (см. §§ 29 — 31 настоящего Решения), не могут убедить Европейский Суд отойти от его выводов, поскольку все они сосредоточены преимущественно на общей ситуации в Азербайджане, а в отношении настоящего дела исходят из собственных показаний заявителя и изложения его выступлений в средствах массовой информации.
  4. В свете вышеизложенных соображений следует заключить, что утверждения заявителя о том, что он подвергнется угрозе жестокого обращения в случае выдачи Азербайджану, изложенные властям Российской Федерации, а также жалобы Европейскому Суду лишены убедительного подкрепления и в целом являются необоснованными. Отсюда следует, что эта жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению на основании подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. ЖАЛОБА НА ВМЕШАТЕЛЬСТВО В ПРАВО НА УВАЖЕНИЕ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ, ПРОТИВОРЕЧАЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЯМ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ, В СЛУЧАЕ ВЫДАЧИ АЗЕРБАЙДЖАНУ

 

  1. Жалоба заявителя в соответствии со статьей 8 Конвенции на то, что его семейные связи в Российской Федерации будут нарушены в случае выдачи Азербайджану, не доводилась заявителем или его представителем до сведения внутригосударственных властей в ходе разбирательства о предоставлении убежища или выдачи. Соответственно, заявитель не исчерпал доступные и эффективные внутригосударственные средства в отношении своей жалобы. Следовательно, жалоба в отношении статьи 8 Конвенции должна быть объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

объявил жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

С учетом сделанных выводов Европейский Суд находит целесообразным прекратить применение правила 39 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда ИЗАБЕЛЬ БЕРРО-ЛЕФЕВР

Секретарь Секции Суда СЕРЕН НИЛЬСЕН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code