Решение Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2016 по делу N СИП-140/2016

Требование: О досрочном прекращении правовой охраны товарного знака.

Обстоятельства: Истец ссылается на неиспользование ответчиком товарного знака в течение трех лет после его государственной регистрации, что препятствует регистрации истцом собственного товарного знака.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку истец является лицом, имеющим реальное намерение использовать в гражданском обороте спорное обозначение, доказательств какого-либо использования ответчиком в спорный период товарного знака не представлено.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
Именем Российской Федерации
РЕШЕНИЕ
от 15 июня 2016 г. по делу N СИП-140/2016

Резолютивная часть решения объявлена 8 июня 2016 года.

Полный текст решения изготовлен 15 июня 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья — Тарасов Н.Н.,

судьи — Силаев Р.В., Снегур А.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Увайской О.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью Предприятие ОСТЕК (ул. Молдавская, 5, стр. 2, Москва, 121467, ОГРН 5147746169951) к открытому акционерному обществу «ГАММА» (ул. М. Семеновская, Москва, 105023, ОГРН 1027739010848);

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200);

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака со словесным обозначением «УЛЕЙ» по свидетельству Российской Федерации N 231854 вследствие его неиспользования в отношении товаров 09-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, учрежденной Ниццким соглашением, заключенным в 1957 году (далее — МКТУ).

В открытом судебном заседании приняли участие представители общества с ограниченной ответственностью Предприятие ОСТЕК — Торгваидзе Э.Г. (по доверенности от 20.02.2016) и открытого акционерного общества «ГАММА» — Шишкин А.В. (по доверенности от 12.05.2016).

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью Предприятие ОСТЕК (далее — заявитель, Предприятие) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к открытому акционерному обществу «ГАММА» (далее — правообладатель, общество «ГАММА») о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака со словесным обозначением «УЛЕЙ» по свидетельству Российской Федерации N 231854 вследствие его неиспользования в отношении товаров 09-го класса МКТУ.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, судом привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности.

Представитель заявителя в судебное заседание явился, просил требования удовлетворить.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, против удовлетворения заявленных требований не возражал, пояснив, что интерес к спорному товарному знаку утратил, доказательствами его надлежащего использования, заинтересованность Предприятия в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака не оспаривает.

Третье лицо, извещенное в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о времени и месте проведения судебного заседания, в суд своих представителей не направило, мотивированных возражений против рассмотрения дела в их отсутствие суду не представило, в связи с чем, дело рассмотрено судом без участия представителей третьего лица в порядке статей 123 и 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Роспатент направил в Суд по интеллектуальным правам отзыв, в котором указывая, что вопрос о досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака вследствие его неиспользования не относится к его компетенции, оставил рассмотрение спора на усмотрение суда, просил дело рассмотреть в отсутствие его представителя.

Рассмотрев материалы дела, оценив представленные в дело доказательства, внимательно выслушав представителей сторон, суд приходит к выводу о том, что заявленные требования подлежат удовлетворению в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции на основании представленных в дело доказательств, ответчик является обладателем исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 231854, включающий словесное обозначение «Улей», выполненное в кириллице, зарегистрированный 17.12.2002 (с приоритетом от 14.06.2001) в отношении в том числе товаров 09-го класса МКТУ.

Согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Для целей этой статьи под использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Применительно к приведенной норме названного Кодекса заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, изложенной в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015 (далее — Обзор от 23.09.2015), к таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности, а также осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.

Как разъяснено в пункте 2.4 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», решая вопрос о прекращении правовой охраны товарного знака досрочно вследствие его не использования, суды должны исходить из трехлетнего срока такого неиспользования (пункт 1 статьи 1486 ГК РФ) вне зависимости от даты подачи заявки на товарный знак.

Как следует из пункта 3 статьи 1486 ГК РФ бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Таким образом, при разрешении спора по существу в предмет доказывания по настоящему делу входит установление обстоятельств использования правообладателем спорного товарного знака применительно к положениям статьи 1484 ГК РФ.

Из системного толкования норм статей 1484 и 1486 ГК РФ следует, что правообладатель обязан использовать зарегистрированный товарный знак как условие сохранения права на него.

Статьей 5C(1) Конвенции об охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883), статьями 15 и 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности предусмотрено, что если в стране использование зарегистрированного знака является обязательным, регистрация может быть аннулирована лишь по истечении справедливого срока (не менее трех лет) и только тогда, когда заинтересованное лицо не представит доказательств, оправдывающих причины его бездействия.

Как отмечается в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 393-О, законодатель, установив возможность досрочного прекращения регистрации товарного знака в связи с его неиспользованием в течение определенного срока, рассматривает ее как антимонопольный инструмент, лишая правообладателя легальной монополии (исключительного права) в отношении зарегистрированного им в установленном порядке обозначения.

Заявленные по настоящему судебному делу требования мотивированы тем, что, по мнению заявителя, ответчиком спорный товарный знак в течение последних 3 лет не используется, в связи с чем его правовая охрана подлежит прекращению по мотивам препятствия регистрации заявителю собственного товарного знака.

С учетом даты подачи заявления о досрочном прекращении действия правовой охраны спорного товарного знака (14.03.2016) период времени, в течение которого правообладателем должно быть доказано надлежащее использование товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 231854, включает период с 14.03.2013 по 13.03.2016 включительно.

Таким образом, исходя из бремени доказывания, распределенного законодательством, при рассмотрении данной категории споров заявитель обязан подтвердить свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, а ответчик, соответственно, подтвердить использование товарного знака в трехлетний период, предшествовавший обращению с заявлением о прекращении правовой охраны.

В судебном заседании установлено, что ответчик с правомерностью заявленных по делу требований согласился, иск признал.

В соответствии с положениями статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения может быть указано только на признание иска ответчиком и принятие его судом.

Вместе с тем, отсутствие возражений ответчика против предъявленного к нему иска может быть расценено как признание им факта неиспользования товарного знака, на что, в частности, указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.09.2013 N 5793/13.

Такой методологический подход суда первой инстанции в полном объеме соответствует правовой позиции президиума Суда по интеллектуальным правам, изложенной в Постановлении от 26.08.2014 по делу N СИП-167/2014.

Вместе с тем, из представленных в материалы дела доказательств, в том числе учредительных документов заявителя следует, что основными видами его деятельности являются: разработка комплексных решений повышения эффективности предприятий передовой техники, производство и продажа оборудования различного назначения (электроника, компьютеры и периферийные устройства, промышленное оборудование, медицинская техника, системы безопасности, телекоммуникации).

В качестве доказательств своей заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков и в подтверждение реальности использовать спорное словесное обозначение для индивидуализации производимых товаров и оказываемых услуг заявителем в материалы дела представлены: учредительные документы заявителя и организаций аффилированных с ним, распечатки информации, размещенной на сайте заявителя, свидетельства о регистрации средства массовой информации (журнал «Вектор высоких технологий», бюллетень «Поверхностный монтаж»); журнал «Вектор высоких технологий» (март 2015); товарная накладная (далее — ТН) от 27.04.2015 N 156, от 27.04.2015 N 155; договор поставки от 03.02.2014, заключенный между закрытым акционерным обществом «Остек-Электро» и обществом с ограниченной ответственностью Производственное объединение «ГЕФЕСД»; договор о выполнении работ от 18.02.2015 N 02/02/15, заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Остек-Электро» и обществом с ограниченной ответственностью «Компас Электро», дополнительные соглашения (от 18.02.2015 N 1, от 10.04.2015 N 2, от 25.05.2015 N 3) к договору от 18.02.2015 N 02/02/15, счет-фактура от 02.06.2015 N 36, от 07.04.2015 N 14; договор поставки от 19.12.2014 N НЭК-14-04-00039-240/14, заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Остек-Электро» и открытым акционерным обществом «766 УПТК», приложения N 1,2 к договору от 19.12.2014 N НЭК-14-04-00039-240/14, ТН от 25.12.2014 N 21; ТН от 06.12.2013 N 297; ТН от 11.12.2013 N 3326; договор поставки от 01.11.2013 N ЗАО-13-04-00033, заключенный между открытым акционерным обществом «Уральский завод транспортного машиностроения» и закрытым акционерным обществом Предприятие Остек, дополнительно соглашение N 1 и приложения N 1,2 к договору от 01.11.2013 N ЗАО-13-04-00033, ТН от 13.12.2013 N 2947; договор поставки от 03.02.2014 N 14-01-0004/С, заключенный между закрытым акционерным обществом «Остек-Электро» и обществом с ограниченной ответственностью Производственное объединение «ГЕФЕСД»; договор поставки от 04.12.2014 N НЭК-14-04-00023, заключенный между обществом с ограниченной ответственностью «Остек-Электро» и открытым акционерным обществом «Чебоксарский завод кабельных изделий «Чувашкабель», приложения N 1, 2 к договору от 04.12.2014 N НЭК-14-04-00023, ТН 05.06.2015 N 58; договор поставки от 22.12.2014 N НЭК-14-04-00047, заключенный между обществом с ограниченной ответственностью Предприятие Остек и обществом с ограниченной ответственностью «Остек-Электро», приложения N 1, 2 к договору от 04.12.2014 N НЭК-14-04-00023, ТН от 24.02.2015 N 21; контракт о поставке оборудования для электромонтажа от 22.12.2014, заключенный между открытым акционерным обществом «Государственное научно-производственное предприятие «Регион» и обществом с ограниченной ответственностью Предприятие Остек, приложения N 2, 3 к контракту от 22.12.2014, ТН от 20.03.2015 N 261; сертификаты, дипломы, свидетельства; сведения об администрировании домена ostec-group.ru (первая страница сайта, сведения с портала nic.ru), о фальсификации которых суду ответчиком в установленном законом порядке не заявлено.

Кроме того, Предприятие обосновывает свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака подачей в Роспатент заявки N 2014740597 на регистрацию в качестве собственного товарного знака, защита которого испрашивается для товаров 09-го класса МКТУ (приборы для измерения, контроля (проверки), приборы для регулирования или управления электричеством; оборудование для обработки информации и компьютеры; программное обеспечение; программы для компьютеров, программы компьютерные (загружаемое программное обеспечение), словесного обозначения «УЛЕЙ», выполненного буквами русского алфавита.

Между тем в результате формальной экспертизы названной заявки Роспатентом было установлено, что испрашиваемой регистрации препятствует тождественный ему спорный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 231854, зарегистрированный в том числе для товаров, однородных указанным в заявке истца.

В связи с этим, по мнению регистрирующего органа, заявленное предпринимателем обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарных знаков в отношении однородных товаров и услуг на основании положений пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, вопрос о сходстве до степени смешения словесного обозначения, входящего в состав спорных товарных знаков, и словесного обозначения, правовая охрана для которого испрашивается заявкой предпринимателя, а также однородности товаров, для которых испрашивается правовая охрана по названной заявке, услугам, которым предоставлена правовая охрана спорными товарными знаками, был разрешен по существу уполномоченным органом исполнительной власти и сторонами по делу это обстоятельство также не оспаривается.

При этом суд первой инстанции принимает во внимание и то обстоятельство, что ответчиком не оспорены по существу доводы истца о том, что включенное в спорный товарный знак словесное обозначение сходно до степени смешения со словесным обозначением, для которого он испрашивал предоставление правовой охраны направленной в Роспатент заявкой N 2014740597.

Согласно пункту 42 Обзора 23.09.2015 истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака. При этом однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак, учитывается для целей статьи 1486 ГК РФ.

Вместе с тем суд, применив методику сравнения обозначений, изложенную в пункте 41 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Минэкономразвития от 20.07.2015 N 482 (далее — Правила N 482), пришел к выводу о том, что заявленное истцом словесное обозначение и противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 231854 тождественны между собой.

Согласно статье 2 Соглашения о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15.06.1957, вступившего в силу для СССР с 26.06.1971, принятая классификация не связывает страны ни в отношении определения объема охраны товарного знака, ни в отношении признания знаков обслуживания. Классификация не имеет влияния на оценку однородности товаров и услуг.

Как следует из пункта 45 Правил N 482, при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Для установления однородности товаров принимается во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

В соответствии с пунктом 3.1 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 198 (далее — Методические рекомендации), для установления однородности товаров могут приниматься во внимание такие обстоятельства, как, в частности, род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки.

Однородность признается по факту, если товары (услуги) по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Однородные товары — товары (услуги), не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции.

Аналогичная позиция изложена в пункте 42 Обзора от 23.09.2015.

Более того, сравнение перечней товаров 09-го класса МКТУ, для которых зарегистрирован спорный товарный знак и в отношении которых испрашивается правовая охрана Предприятием, с целью определения их однородности показало, что сопоставляемые товары однородны, что влечет за собой опасность введения в заблуждение конечного потребителя спорных товаров в отношении их источника.

Оценивая указанные доказательства в их совокупности и во взаимосвязи, суд первой инстанции приходит к выводу о том, что Предприятие фактически участвует в организации деятельности, связанной с разработкой комплексных решений повышения эффективности предприятий передовой техники, производством и продажей оборудования различного назначения (электроника, компьютеры и периферийные устройства, промышленное оборудование, медицинская техника, системы безопасности, телекоммуникации), в которой намеревается использовать словесный элемент «УЛЕЙ».

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что истец является лицом, имеющим реальное намерение использовать в гражданском обороте обозначение «УЛЕЙ» в отношении указанных в исковом заявлении товаров 09-го класса МКТУ, для которых зарегистрирован спорный товарный знак.

Как следует из пунктов 38 и 41 Обзора, при рассмотрении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе, при этом для целей применения положений статьи 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот.

Ответчик своими процессуальными правами распорядился самостоятельно, фактически допустимых и относимых доказательств какого-либо использования в спорный период товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 231854 в отношении товаров 09-го класса МКТУ, указанных в свидетельстве на товарный знак суду не представил, уважительных причин невозможности представить указанные доказательства не привел, обоснованность заявленных по делу требований признал, о чем сделана отметка в протоколе судебного заседания.

Отсутствие возражений ответчика против предъявленного к нему иска может быть расценено как признание им факта неиспользования товарного знака (на что и указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.09.2013 N 5793/13).

В то же время, частью 3 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

В соответствии с абзацем третьим пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения может быть указано только на признание иска ответчиком и принятие его судом.

Лица, участвующие в деле, своими процессуальными правами распорядились самостоятельно, объем доказательств, которые они представили в суд, определили также самостоятельно, за содействием к суду не обращались, представленные другой стороной доказательства не оспорили, в установленном законом порядке о фальсификации представленных в дело доказательств ими суду не заявлено.

В силу пункта 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, а неисполнение процессуальных обязанностей несет негативные последствия.

В силу изложенных доводов, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о документальном подтверждении заявленных по делу требований и о том, что правовая охрана спорного товарного знака подлежит досрочному прекращению в отношении части товаров, для которых зарегистрирован спорный товарный знак, а именно в отношении части товаров 09-го класса МКТУ, указанных в свидетельстве на товарный знак.

Судебные расходы подлежат распределению в соответствии с достигнутым сторонами в судебном заседании соглашением и относятся на Предприятие.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

досрочно прекратить правовую охрану товарного знака со словесным обозначением «УЛЕЙ» по свидетельству Российской Федерации N 231854 в отношении части услуг 09-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (приборы и инструменты для научных целей, морские, геодезические, электрические, фотографические, кинематографические, оптические, для взвешивания, измерения, сигнализации, контроля (проверки), спасания и обучения; аппаратура для записи, передачи, воспроизведения звука или изображений; магнитные носители информации, диски звукозаписи; торговые автоматы и механизмы для аппаратов с предварительной оплатой; кассовые аппараты, счетные машины, оборудование для обработки информации и ЭВМ; автоответчики телефонные; акустические устройства связи; аппаратура для анализов, за исключением медицинской; аудиовизуальные средства обучения; блоки памяти для вычислительных машин; ленты магнитные для видеозаписи; устройства для видеозаписи; видеокамеры; видеокассеты; приборы, устройства для регистрации времени; запоминающие устройства для вычислительных машин; запоминающие устройства (накопители) на магнитных лентах вычислительных машин; периферийные устройства вычислительных машин; печатающие устройства вычислительных машин; программное обеспечение вычислительных машин (записанные программы); программы оперативного обслуживания для вычислительных машин; устройства сопряжения для вычислительных машин; геодезические приборы и инструменты; гибкие диски (магнитные); голограммы; грампластинки; графопостроители; приборы для диагностики, за исключением предназначенных для медицинских целей; диапозитивы; рамки для диапозитивов; диски оптические; дисководы для компьютеров; доски объявлений электронные; записные книжки электронные; устройства для записи времени (хронографы); устройства для записи на магнитную ленту (звука, изображения, информации); звукозаписывающая аппаратура; диски звукозаписи; носители звукозаписи; пленки для звукозаписи; звукопроводы; игровые автоматы с предварительной оплатой; устройства с обязательным использованием телевизионных приемников для игр; идентификационные карточки магнитные; интерфейсы (для вычислительных машин); измерительные линейки; устройства для обработки информации; устройства коммутационные для обработки информации; калейдоскопы; линейки логарифмические (счетные); линейки раздвижные; калькуляторы; калькуляторы карманные; карандаши электронные (элементы дисплеев); карманные электронные переводчики; картриджи для видеоигр; карты с магнитным кодом; клавиатура компьютеров; кодирующие магнитные устройства; коммутаторы; коммутационные аппараты электрические; компакт-диски (аудио-видео); компакт-диски (постоянные запоминающие устройства); компасы; портативные компьютеры; лабораторная мебель специальная; лупы; магнитные диски; магнитные носители информации; магнитные доски; математические инструменты; устройства сканирующие для обработки информации; устройства считывающие для обработки информации; машины для обработки текста; мультипликационные кинофильмы (рисованные); устройства для обучения; переговорные устройства (внутренние); передатчики сигналов электронных; устройства для развлечений с обязательным использованием телевизионных приемников; проекционные аппараты; проекционные экраны; рекламы механические; слайды; счетные машины; тотализаторы; учебная аппаратура, приборы; фонари «волшебные»; циркули; шаблоны резьбовые; экраны проекционные; экраны флуоресцирующие).

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья
Н.Н.ТАРАСОВ
Судья
Р.В.СИЛАЕВ
А.А.СНЕГУР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code