Определение Верховного Суда РФ от 25.11.2015 N 74-АПГ15-30

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 07.08.2015, которым были признаны недействующими отдельные положения Закона Республики Саха (Якутия) от 30.05.2006 348-З N 711-III «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Саха (Якутия) отдельными государственными полномочиями по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2015 г. N 74-АПГ15-30

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

при секретаре Кирсановой А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) на решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2015 г., которым требования заместителя прокурора Республики Саха (Якутия) о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Республики Саха (Якутия) от 30 мая 2006 г. 348-З N 711-III удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю. о законности решения суда, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Закон Республики Саха (Якутия) от 30 мая 2006 года 348-З N 711-III «О наделении органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Саха (Якутия) отдельными государственными полномочиями по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее — Закон РС(Я) от 30 мая 2006 г.) опубликован 27 июня 2006 г. в издании «Якутские ведомости», N 47, и 1 августа 2006 г. в издании «Сокуоннар. Уураахтар. Дьаhаллар.», N 31.

Статья 1 названного закона содержит перечень государственных полномочий, передаваемых органам местного самоуправления, в том числе:

— содержание, воспитание и обучение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на основе полного государственного обеспечения в образовательной организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящемся в ведении Республики Саха (Якутия) (пункт 1);

— обеспечение выпускников всех типов образовательных организаций из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (за исключением детей, обучающихся в федеральных государственных образовательных организациях), приезжающих в эти образовательные организации в каникулярное время, выходные и праздничные дни, бесплатным питанием и проживанием на период их пребывания в данных образовательных организациях (пункт 2);

— обеспечение выпускников образовательных организаций, находящихся в ведении Республики Саха (Якутия) и муниципальных образований, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за исключением лиц, продолжающих обучение по очной форме в профессиональных образовательных организациях, одеждой, обувью, мягким инвентарем, оборудованием и единовременным денежным пособием в порядке, установленном законодательством Республики Саха (Якутия) (пункт 3).

Закон РС(Я) от 30 мая 2006 г. имеет приложение 2 — Методика определения общего объема субвенций, предоставляемых местным бюджетам из государственного бюджета Республики Саха (Якутия) для осуществления органами местного самоуправления муниципальных районов и городских округов переданных им отдельных государственных полномочий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее — Методика).

Пункт 1 Методики устанавливает формулу, по которой рассчитывается объем субвенций по каждому муниципальному образованию Республики Саха (Якутия) в расчете на год (Si) для каждого (i-го) муниципального образования республики, в которую включаются показатели численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на соответствующий финансовый год, численности выпускников образовательных организаций из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за исключением лиц, продолжающих обучение по очной форме в образовательных организациях профессионального образования, а также показатель расчетной потребности в средствах государственного бюджета Республики Саха (Якутия) на финансирование расходов на обеспечение жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Последний из названных показателей равен произведению объема средств, предусмотренных в государственном бюджете Республики Саха (Якутия) на очередной финансовый год на финансирование расходов на обеспечение жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на удельный вес численности названных категорий лиц, нуждающихся в жилых помещениях, в i-м муниципальном образовании Республики Саха (Якутия) в общей численности таких детей, нуждающихся в жилых помещениях, в Республике Саха (Якутия).

Заместитель прокурора Республики Саха (Якутия) обратился в Верховный Суд Республики Саха (Якутия) с заявлением о признании недействующими и противоречащими Федеральному закону от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее — Федеральный закон N 159-ФЗ) приведенных норм статьи 1 оспариваемого регионального закона в той мере, в какой они не предусматривают лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставление предусмотренных в пунктах 1 — 3 статьи 1 Закона РС (Я) от 30 мая 2006 г. мер социальной поддержки, с момента вступления решения суда в законную силу.

В обоснование требований административный истец указал, что федеральный законодатель, устанавливая дополнительные гарантии по социальной поддержке детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к данной категории отнес и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Однако региональный законодатель, осуществляя правовое регулирование в сфере социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, названную категорию лиц в оспариваемых положениях статьи 1 Закона РС (Я) от 30 мая 2006 г. не назвал.

Прокурор полагал, в связи с тем, что в пунктах 1, 2 и 3 статьи 1 Закона РС(Я) от 30 мая 2006 г. предоставление социальной поддержки лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не предусмотрено, при расчете объема субвенции по каждому муниципальному образованию размер затрат на данную категорию лиц также не учитывается, вследствие чего подлежит признанию недействующим и пункт 1 Методики, в соответствии с которым согласно статье 6 оспариваемого закона исчисляются финансовые средства, необходимые органам местного самоуправления для осуществления переданных им отдельных государственных полномочий, предоставляемые местным бюджетам из государственного бюджета Республики Саха (Якутия) в виде субвенций.

Этот же пункт Методики подлежит признанию недействующим и по тому основанию, что объем субвенций рассчитывается не по фактической численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в жилом помещении, а из удельного веса численности названных категорий лиц, нуждающихся в жилых помещениях.

Решением Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2015 г. требования заместителя прокурора Республики Саха (Якутия) удовлетворены.

В апелляционной жалобе Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) ставится вопрос об отмене судебного постановления и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявления.

Относительно апелляционной жалобы прокуратурой Республики Саха (Якутия) представлены возражения о несостоятельности ее доводов и отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме, в судебное заседание не явились.

На основании части 3 статьи 150 и части 1 статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Изучив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а апелляционную жалобу не подлежащей удовлетворению ввиду отсутствия оснований для отмены судебного постановления, предусмотренных статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации общие вопросы воспитания, образования, физической культуры и спорта, координация вопросов здравоохранения, защита семьи, материнства, отцовства и детства находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам (часть 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Удовлетворяя требования, суд правомерно исходил из того, что пункты 1, 2 и 3 статьи 1 Закона РС (Я) от 30 мая 2006 г. в противоречие федеральному законодательству не содержат указания на предоставление соответствующих мер социальной поддержки лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, тем самым фактически отменяют установленные на федеральном уровне гарантии названных лиц, что является недопустимым правовым регулированием отношений по вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Выводы суда основаны на правильном применении норм Федерального закона N 159-ФЗ, определяющих общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Как следует из содержания названного федерального закона, законодатель выделил следующие четыре группы лиц, имеющих право на дополнительные меры социальной защиты, предоставляемые государством:

дети-сироты — лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель;

дети, оставшиеся без попечения родителей, — лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного родителя или обоих родителей в связи с обстоятельствами, названными в законе, а также в случаях признания детей оставшимися без попечения родителей в установленном законом порядке;

лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — лица в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с Федеральным законом N 159-ФЗ право на дополнительные гарантии по социальной поддержке;

выпускники организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, — лица, которые помещены под надзор в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на полное государственное обеспечение и завершили свое пребывание в данной организации (статья 1 Федерального закона N 159-ФЗ);

выпускники организаций, осуществляющих образовательную деятельность (пункты 7 и 8 статьи 6 Федерального закона N 159-ФЗ).

Согласно предписаниям статьи 6 Федерального закона N 159-ФЗ, предусматривающей дополнительные гарантии права на образование для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и для лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, названные лица, обучающиеся по образовательным программам среднего профессионального образования или высшего образования по очной форме обучения за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, а также обучающиеся, потерявшие в период обучения обоих родителей или единственного родителя, зачисляются на полное государственное обеспечение до завершения обучения, которое за ними сохраняется до окончания обучения по указанным образовательным программам в случае достижения возраста 23 лет (пункт 3).

Выпускники организаций, осуществляющих образовательную деятельность, — дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, приезжающие в каникулярное время, выходные и праздничные дни в эти организации, по решению их органов управления могут зачисляться на бесплатное питание и проживание на период своего пребывания в них (пункт 7 названной статьи).

Пункт 8 этой же статьи предусматривает право выпускников осуществляющих образовательную деятельность организаций, обучавшихся по основным образовательным программам за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации или местных бюджетов, — детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за исключением лиц, продолжающих обучение по основным образовательным программам по очной форме за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации или местных бюджетов, на обеспечение одеждой, обувью, мягким инвентарем, оборудованием и единовременным денежным пособием в порядке, установленном законами субъектов Российской Федерации и (или) нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Таким образом, федеральный законодатель в приведенных законоположениях предусматривает равные права на получение дополнительных гарантий по социальной поддержке как в отношении детей-сирот, так и в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, а также в отношении лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Между тем, как правильно констатировал суд первой инстанции, в оспариваемых положениях статьи 1 регионального закона такая группа лиц, как лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не предусмотрена.

При таком положении суд первой инстанции правомерно признал недействующими пункты 1, 2 и 3 статьи 1 Закона РС (Я) от 30 мая 2006 г.

Является законным вывод суда и о признании обоснованным требования прокурора в отношении пункта 1 Методики.

В соответствии с частью 5 статьи 19 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» финансовое обеспечение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, осуществляется за счет предоставляемых местным бюджетам субвенций из соответствующих бюджетов.

В силу части 3 статьи 140 Бюджетного кодекса Российской Федерации субвенции местным бюджетам из бюджета субъекта Российской Федерации распределяются в соответствии с едиными для каждого вида субвенции методиками, утверждаемыми законом субъекта Российской Федерации в соответствии с требованиями данного кодекса, пропорционально численности населения (отдельных групп населения), потребителей соответствующих государственных (муниципальных) услуг.

Статьей 6 Закона РС(Я) от 30 мая 2006 г. установлено, что финансовое обеспечение органов местного самоуправления для осуществления переданных им отдельных государственных полномочий осуществляется за счет субвенций из бюджета республики на очередной финансовый год, общий объем которых определяется по прилагаемой к названному закону Методике.

Суд первой инстанции, проанализировав положения действующего законодательства, пришел к правильному выводу о том, что пункт 1 Методики, также не предусматривающий учет расходов на меры социальной поддержки лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, противоречит положениям федерального законодательства, поскольку вопреки бюджетному законодательству рассчитывает объем субвенций не по фактической численности детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в жилых помещениях, а исходя из удельного веса численности названной категории лиц.

Доводы апелляционной жалобы аналогичны позиции административного ответчика в суде первой инстанции, которой суд дал надлежащую правовую оценку, не согласиться с ней у Судебной коллегии по административным делам оснований нет.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 309, 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 7 августа 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code